электронная
360
печатная A5
407
18+
От фантастики к реальности

Бесплатный фрагмент - От фантастики к реальности

Объем:
72 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-2247-9
электронная
от 360
печатная A5
от 407

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Юрий Берков

От фантастики к реальности

Освоение Арктики — сейчас эта тема, как никогда актуальна. Строятся гигантские атомные ледоколы для круглогодичного плавания по Северному морскому пути. Это очень дорогие и сложные суда. Но возможен и другой вариант освоения Севморпути. Зачем колоть толстый паковый лёд, и тратить кучу энергии, если можно пройти под ним как ходят подводные лодки.

Рассмотрим несколько таких проектов, а также мои предложения по освоению Сибири и Дальнего востока, роботизации, судоподъёму, развитию энергетики и искусственному интеллекту.

Предисловие

Признаюсь сразу — я не совсем писатель, я — кандидат военных наук, ведущий научный сотрудник одного военного НИИ, почётный работник науки и техники, изобретатель (имею 48 патентов).

Научно-фантастической литературой (роман «Новые кроманьонцы») я занялся в начале 90-х, когда из-за развала страны спрос на науку упал почти до нуля. В стране тогда полным ходом шла горбачёвская перестройка, и в голове крутилось много мыслей об обществе будущего. Хотелось написать, как можно всё устроить по справедливости, по уму, по-человечески.

Кое-что из научной фантастики моего романа стало уже реальностью, но многое ещё в будущем.

Однако и это будущее можно приблизить, если рассмотреть некоторые мои фантастические проекты с точки зрения инженера-конструктора, что я и попытался сделать в этой работе.

В ней освещены вопросы создания:

— подводных лодок для транспортировки грузов по Северному морскому пути;

— судов на воздушной подушке с ядерными энергетическими установками для освоения Арктики, Сибири и Дальнего востока;

— универсального строительного робота;

— системы судоподъёма с больших глубин;

— геотермальных электростанций;

— искусственного разума.

Надеюсь, что мои предложения будут полезны для нашей экономики и государства в целом.

А начнём мы с научной фантастики. Именно фантастика является двигателем прогресса. От фантастики (мечты) человек переходит к науке, а от науки — к технике.

Отрывки из научно-фантастического романа «Новые кроманьонцы»

1. Экскурсия

Небольшой сибирский город Найск на берегу реки Нюя. Студенты мединститута Сергей с Юлей снова решили посетить океанариум. На это раз с ними поехали Саша — их подопечный из ХХ века, которого оживили в клинике мединститута, и его друзья по детскому дому — старшеклассники Дима и Костя.

Сергей взял на прокат машину и плавно тронул с места. Вскоре они выехали за город и спидометр застыл на отметке 160 км/ч. Мимо проносились тайга, скалы, мелкие озёра, речушки — притоки великой сибирской реки. Через 20 минут они достигли карьера, где добывали камень. Здесь Сергей снова остановился. Внимание ребят привлёк гул, доносившийся как бы из глубины. Все вышли из машины и подошли к краю огромного котлована. Внизу трудились какие-то механизмы и роботы. Недалеко от ребят стояла громадина, похожая на пушку, скорее даже на танк. Ствол её смотрел в сторону каменной стены, но из ствола ничего не вылетало. Зато из стены, вернее, из щели в стене, с гулом и свистом вырывалась узкая лента пламени.

— Это лазерная пушка, — пояснил Сергей. — Она режет камень на расстоянии, точнее, испаряет его, и давление газов выбрасывает из щели частички расплава. Получается ровная блестящая поверхность. Ширина щели не превышает миллиметра, а глубину можно получить любую, хоть 20 метров. Тут установлено две пушки — горизонтальная и вертикальная. Та пушка, которую мы видим — горизонтальная, она подрезает камень сбоку и снизу. Другая пушка установлена наверху, вон она справа, и ствол её смотрит вниз. Она режет торцы плит сверху.

— Я думал, что это кран какой-то, — сказал Александр.

— Да, она напоминает подъёмный кран, — согласился Сергей. — Таким образом, обе пушки подрезают камень с трёх сторон. Получаются ровные каменные плиты любого размера. Затем роботы грузят их на машины и увозят на стройку.

Ребята посмотрели в другую строну, и увидели двух гигантских роботов. Они аккуратно несли плоскую тяжёлую плиту, осторожно взбираясь по громадным ступеням карьера. На верхней площадке стоял грузовик. Вот они подошли к краю площадки и, стоя в карьере во весь свой пятнадцатиметровый рост, опустили очередную плиту в кузов грузовика. Грузовик фыркнул, взревел мотором и тяжело двинулся вверх по извилистой дороге.

— А куда везут эти плиты? — спросил Александр.

— Это прекрасный строительный материал. Из них строят дороги, ими облицована набережная реки. Сейчас её удлиняют. Плиты идут на опоры для нового моста. Да мало ли куда ещё требуется камень! — ответил Сергей. — Сейчас им почти полностью заменили бетон. Это дешевле, прочнее и красивее.

— Здорово режет! — заметил Костя. — Такое пламя, блин!

— Это ещё что! Вот ночью здесь зрелище, так зрелище! Пламя полыхает как сказочный фейерверк, зарево в полнеба! — ответил Сергей.

Постояв ещё минут пять и, полюбовавшись удивительным зрелищем, путешественники сели в машину и помчались дальше. Однако ехали они не долго. Километров через тридцать Сергей вновь остановил машину перед закрытым шлагбаумом. Саша огляделся вокруг, пытаясь увидеть железную дорогу, но слева и справа была только широкая, уходящая вдаль просека, поросшая травой и мелким кустарником. По другую сторону её тоже был шлагбаум, у которого стояли машины.

— А чего это мы здесь стоим? — спросил Александр.

— «Буран» идёт. Корабль тайги, — ответил Сергей.

— Как это? — не понял Саша.

— Сейчас поймёшь. Слышишь гул?

— Да. Как будто самолёт летит.

Гул доносился слева. Ребята вышли из машины и подошли к шлагбауму.

— Осторожно, — предупредил Сергей, — вас может отбросить воздушной волной. Держитесь за перекладину.

Вдали показалось небольшое белое пятно. Оно быстро приближалось. Гул с каждой минутой нарастал. Вот Александр уже смог разглядеть широкую ходовую рубку, плавные обводы корпуса, низкую скошенную мачту и огромные воздушные винты на корме. Снизу судно опоясывала полукруглая манжета, из под которой вырывался не то пар, не то воздух.

— Так это же судно на воздушной подушке! — воскликнул Саша. — Только очень большое.

— Я же сказал, что это корабль тайги! — прокричал Сергей ему в ухо.

Но вот гул превратился в мощный рёв и «Буран» поравнялся с переездом, обдав ребят струями воздуха. Он пронёсся мимо со скоростью не менее 100 км/ч. На палубе его стояли какие-то контейнеры, бульдозеры, лазерные пушки и сидели два робота. Сергей залез в машину и посигналил ребятам. Через минуту все уже ехали дальше, в сторону океанариума.

— Вот это да! — восхищался Костя. — Я такую хреновину по телику видел, а в натуре никогда. Ну и ревёт, блин!

— А куда это «Буран» пошёл? — спросил Александр.

— На Север, в тайгу, а затем в тундру. На золотые прииски, а может и дальше, — ответил Сергей. — Они по всей тайге ходят. Обслуживают нефте-газопромыслы, леспромхозы, стройки всякие, оленеводческие и звероводческие фермы. Для них дорог не надо. Они по рекам и по болотам шпарят, как по асфальту! Даже в море выходят, к судам идущим вдоль северного побережья России. И по воде и по льду гоняют хоть бы что!

— А где же они топливом заправляются?

— Чудак, они же атомные, — пояснил Костя, желая показать свою осведомлённость. — Они только водой в дороге заправляются, им пар нужен.

— Так это что, паровоз что ли? — спросил Александр.

— Сам ты паровоз! Говорят тебе, атомные, блин.

— Саша прав, — вступился Сергей. — Это действительно паровоз на атомном топливе. А вернее пароход. Горючего ему на год хватает, только воду давай.

— В тайге воды много, — заметил Дима, молча прислушивающийся к разговору.

Через сорок минут машина остановилась у здания океанариума. На пляже было полно народу. В воздухе деловито гудели вертолёты, доставляя всё новые и новые партии отдыхающих.

— Искупаться бы сейчас, — мечтательно произнёс Александр.

Время шло к полудню и солнце изрядно припекало.

— Потом искупаемся, — сказал Сергей. — А сейчас я предлагаю совершить экскурсию на небольшой подводной лодке. Спустимся под воду и станет прохладнее.

Предложение всем понравилось.

Они купили билеты и прошли на пирс. Вскоре объявили посадку, но лодки нигде не было. Потом Александр заметил, что люди спускаются в какую-то ограждённую перилами дыру посредине пирса. Сергей подошёл к ней и увидел открытый люк рубки подводной лодки.

— Давайте сюда! Здесь она.

Ребята подбежали к люку.

— Ты сможешь спуститься? — спросил Сергей Юлю.

— Попробую.

— Дай я вперёд. Внизу тебя подстрахую.

И он скрылся в люке. За ним осторожно спустилась Юля, а за ней и ребята. Вскоре все удобно устроились в мягких креслах возле больших круглых иллюминаторов. Вода вблизи лодки осветилась светом сильных прожекторов. Раздалось шипение, бульканье, лодка качнулась и медленно пошла вниз.

— Это воздух выпускают из балластных цистерн, — пояснил Сергей. — Иначе лодка не сможет погрузиться. Клапана вентиляции открыли и кингстоны.

— Вон, смотри! Рыбы! Живые, — удивился Костя. — Совсем близко, блин! Вот бы поймать.

— Тише ты! — толкнул его в бок Дима.

Ребята с интересом наблюдали за стайкой небольших серебристых сайр проплывавших в иллюминаторе.

— Как будто в аквариуме, — сказал Костя.

— Это мы для них в аквариуме, а они на свободе, — возразил Дима. За иллюминатором медленно проплыли назад опоры пирса, и освещённость за бортом резко повысилась. На песчаном дне заиграли солнечные блики. Экскурсовод сообщила, что они отправляются в кругосветное путешествие на подводном корабле «Наутилус» и побывают во всех морях и океанах планеты, познакомятся со всеми климатическими поясами, от тропиков до холодных арктических морей. Они опустятся на глубину 80 метров, в царство мрака и холода, проплывут вдоль коралловых рифов и познакомятся со многими экзотическими обитателями подводного царства Нептуна.

— А самого Нептуна мы увидим? — спросил Костя.

— Если повезёт, то увидим, — улыбнувшись, ответила экскурсовод. Экскурсия началась. За иллюминаторами резвились стаи ярких симпатичных рыбок, медленно проплывали подводные скалы, поросшие кораллами, возле них висели аквалангисты с кинокамерами, подводными ружьями и лениво шевелили ластами. Ребята буквально прилипли к иллюминаторам.

— Рыб-то сколько! — удивлялся Костя. — И чего их никто не ловит?

— Это мелкие тропические рыбки, — сказал Сергей. — Их не едят. Они годятся разве что для домашнего аквариума.

— А крупные рыбы тут есть?

— Есть, только глубже. Сейчас мы идём у самой поверхности.

Мимо них проплыла пара водолазов на буксировщиках, мужчина и женщина. Они приветливо помахали рукой пассажирам подводной лодки.

— Вон, смотри, мужик сколько рыбы тащит на кукане! — изумился Костя, толкая в бок Диму. — И крупные, блин!

Между тем лодка опускалась всё глубже. Стало темнее. Кругом разливалась синевато-зеленоватая мгла. Скалы тонули в ней. Мелкие игривые рыбки исчезли и их сменили более крупные хищные тунцы, кефали, ставриды. Внизу показались песчаные островки, на которых расположились колонии морских звёзд и гребешков. Между ними осторожно ползали крабы. Освещённые прожекторами, они замирали на мгновение, поднимая вверх клешни, а потом торопливо спешили укрыться в камнях. В лодке стало прохладней.

— Мы находимся на глубине сорок метров, — сообщила экскурсовод. — Здесь довольно темно и холодно. Температура воды за бортом 12 градусов. В такой воде живут кефаль, камбала, треска, терпуг, селёдка, морской окунь, т.е. большинство промысловых рыб. Вы видите некоторых из них за иллюминаторами.

— А что это за рыбы плывут стаей? — спросил Александр.

— Это обыкновенная, всем известная селёдка, — пояснила экскурсовод.

— Мне чего-то селёдки захотелось, — сказал Костя.

— Экскурсия закончится, и будем обедать, — ответила Юля.

Дима незаметно дал Косте щелбан.

Подводная лодка шла, погружаясь всё глубже и глубже. Казалось, что она неподвижно висит в глубине, так незаметно было это движение. Вокруг никаких предметов. Аквалангисты исчезли и только рыбы крутились вокруг, привлечённые светом прожекторов.

— А с какой скоростью мы идём? — спросил Саша.

— Скорость у нас небольшая. Всего три узла, — ответила экскурсовод.

— Как это? — не понял Костя. — Узлы мы не проходили.

— Ну, это примерно полтора метра в секунду или около пяти километров в час.

— Фу, как хило, блин!

— А ты что же хотел, чтобы мы неслись как торпеда? — спросил Саша. — Тогда бы ты ни черта не увидел. Ещё в скалу какую-нибудь бы врезались и утонули.

Тем временем лодка погрузилась ещё глубже и легла на грунт.

— Мы находимся на глубине восемьдесят метров. Это самая глубокая точка океанариума, — сообщила экскурсовод. — Посмотрите вокруг. Вы видите довольно скудную фауну. Нет света, нет и растений. На дне можно увидеть камбалу, морские звёзды, рапаны и множество морских червей, которые перерабатывают остатки органической пищи, поступающей из верхних слоёв озера, где кипит жизнь.

— А аквалангисты сюда спускаются? — спросил Костя.

— Нет. Акваланг работает на обычном атмосферном воздухе, в котором 21% кислорода, 0,03% углекислого газа, а остальное — практически чистый азот. Под высоким давлением азот становится наркотическим веществом и опьяняет водолаза. Уже на глубине 55 — 60 метров водолаз чувствует его наркотическое действие. При погружении на большую глубину, он может потерять контроль над собой и погибнуть. Для достижения больших глубин требуется специальное водолазное снаряжение и специальные дыхательные смеси на основе гелия. Кроме того, пребывание на большой глубине вызывает опасное кессонное заболевание, если не соблюдать правила декомпрессии.

Тем временем лодка легла на обратный курс. Вокруг становилось светлее. За бортом снова закипела подводная жизнь. Через полчаса показались опоры пирса, раздалось шипение и подводная лодка мягко стукнулась рубкой о причальную воронку.

Сергей, Юля и ребята вышли на пирс и вдохнули густой полуденный зной.

— Эх, искупаться бы, — вздохнул Саша.

— Это можно, — согласился Сергей. — Ты как? — обратился он к Юле.

— Я за.

— А вы, молодёжь? — обратился он к Косте и Диме.

— У нас плавок нет, — смущённо ответил Костя.

— Ну, это мы сейчас уладим. Пошли в киоск.

Вскоре Костя и Дима вернулись довольные, держа в руках разноцветные плавки.

— Давайте поедем на ту сторону. Там меньше народу, — предложила Юля.

— Поехали, — согласился Сергей.

Сергей и Юля вошли в воду осторожно, держась за руки. Вода была довольно тёплой, особенно верхний неподвижный, прогретый солнцем, слой. Сергей плыл сначала не спеша, потом не выдержал и рванул вперёд. Он плыл, оставляя за собой широкий пенистый след. Ребята с завистью смотрели на этот мощный рывок, поднявший приличные волны.

Наконец все накупались и с удовольствием растянулись на мягком горячем песке.

Саша лежал и смотрел на окутанную паром громаду геотермальной электростанции (ГТЭС) на противоположном берегу озера. Потом спросил Сергея.

— А почему эта электростанция называется геотермальной? Я что-то раньше о таких не слышал.

— Геотермальные электростанции работают на тепле поступающем из недр Земли. Гео — по латыни Земля. Они известны уже давно. Просто раньше их было очень мало и были они маломощные, т.к. работали на природных гейзерах. Гейзеры — это фонтаны воды и пара, бьющие из Земли. Ты наверное знаешь, что толщина земной коры примерно 30 — 50 километров. На дне океанов она тоньше, в горах толще. Глубже залегает расплавленная магма, та самая, которая изливается из кратеров вулканов при извержении. Застывая, магма образует твёрдые горные породы: туфы, базальты, граниты. Из трещин в этих породах и поднимается на поверхность Земли горячая вода и пар, образуя гейзеры. Гейзеры есть у нас на Камчатке, в Исландии, в Америке, но энергии, которую они выделяют, не достаточно для освещения и отопления даже небольшого города. Поэтому люди научились делать гейзеры сами и значительно более мощные, чем природные.

— А где же здесь гейзеры? — спросил Александр.

— Гейзеры здесь спрятаны в трубы. Промышленный гейзер — это наклонная труба диаметром более метра и длиной около 20-ти километров. В трубу под давлением закачивается охлаждённая вода из первого контура ГТЭС. Опускаясь вглубь Земли, она нагревается до 300 градусов и по другой, выходной, трубе поднимается вверх.

— Не может вода нагреться до 300 градусов, — заявил Дима. — При ста градусах она уже превратится в пар.

— Плохо ты знаешь физику, — ответил Сергей. — Это при нормальном давлении вода кипит при ста градусах Цельсия. А на глубине 10 километров давление превышает 1000 атмосфер, поэтому вода там находится в жидком состоянии даже при 300-х градусах Цельсия. А вот когда она поднимется на поверхность, то действительно закипает и превращается в пар, который и крутит турбину.

— А почему ты сказал, что труба наклонная, а не вертикальная, — поинтересовался Александр.

— Это связано с особенностями бурения сверхглубоких скважин. Трубу необходимо опускать по мере того, как скважина углубляется. Вертикальная труба длиной 10 километров весит несколько тысяч тонн и её нельзя удержать в подвешенном состоянии. Она разорвёт сама себя своим весом. А наклонная, пусть и более длинная труба, будет опираться на твёрдые породы Земли и её можно удержать от скольжения вниз.

— А чем же бурят такие глубокие скважины? — спросил Александр.

— Специальной лазерной пушкой. Её опускают на кабель-тросе. Мощные импульсы света дробят и взрывают твёрдые породы, а их частицы уносятся водой, которая непрерывно прокачивается насосом. Луч лазера отклоняется специальной системой так, что образуется отверстие нужного диаметра. Процесс бурения идёт непрерывно по мере опускания трубы.

— А как же соединить входную и выходную трубы? Неужели можно пробурить так точно? — удивился Александр.

— А тут особой точности и не требуется, — заявил Сергей. — Там под землёй, на глубине 10 км создаётся огромная полость путём подземных ядерных взрывов. В неё и входит выходная труба. Если бы этой полости не было, то мощность ГТЭС была бы ничтожной. Вода нагревалась бы медленно, т.к. теплопроводность земных пород низка. Полость увеличивает поверхность нагрева, и мощность ГТЭС намного возрастает.

— Здорово придумали, — сказал Александр. — Значит, теперь геотермальные электростанции можно строить где угодно?

— В принципе да. Но крупные города в Европе питаются электроэнергией, получаемой от термоядерных электростанций. Они гораздо мощнее и экономически выгоднее.

— Понятно… А можно нам ещё искупаться?

— Купайтесь да поедем обратно.

Мальчишки с криками «Ура!» кинулись в воду. Вокруг всё опять огласилось возгласами и смехом. Накупавшись, они переоделись в машине и поехали в город. Сергей поставил сектор газа на 200 км/ч и к своему удивлению увидел, что скорость растёт.

— Всё! Больше компьютер меня не ограничивает! Прошло уже два года как я вожу машину, а серьёзных нарушений не было. Теперь можно жать «на всю катушку»!

Машина, плавно покачиваясь, неслась вперёд, а на спидометре было 200 км/ч.

Вскоре они подъехали к своей «пещере» и пригласили ребят в гости. С волнением Дима и Костя переступили порог Сашиной квартиры. Они никогда ещё не были в подземных жилищах. Александр по-хозяйски показывал им комнаты, аппаратуру, мебель, а парни удивлялись окружавшей их роскоши.

— Живут же люди! — воскликнул Дима. — Повезло тебе, Сашка! Жил, жил в детдоме и вдруг, на тебе! Такая хата!

Костя ходил по квартире, чмокал языком и всё спрашивал:

— Ну что бы тут у тебя, блин, стырить?

— А в глаз не хочешь? — предлагал ему Дима.

— Ребята, ужинать, — пригласила Юля. — Мойте руки.

Поужинав и посмотрев телевизор, ребята стали собираться в детский дом. Сергей посадил их в машину, чтобы лично сдать дежурному воспитателю. Саша поехал с ребятами. Через 10 минут они расстались с Костей и Димой у ворот КПП.

2. Во Флориду

— Хеллоу, Америка! — воскликнул Александр, выходя из пышущего жаром космоплана. — На чём мы теперь полетим?

— А ты хочешь непременно лететь? — поинтересовался дедушка, Евгений Робертович, живший во Флориде.

— Конечно. Лететь быстрее. Мне хочется поскорее увидеть море, вашу виллу, искупаться. Я ведь никогда не был на море.

— Можно конечно и полететь. До Майами самолётом, а там нас встретит Том.

— А кто это?

— Прислуга. Том и Джерри, как в мультфильме. Они служат у меня уже восемь лет. Муж и жена, афроамериканцы. Сейчас я им позвоню.

Евгений Робертович достал из кармана мобильный телефон. В раздался щелчок и пошли гудки. Через несколько секунд послышался голос.

— Это вы шеф? Хеллоу!

— Хеллоу, Том. Ты не забыл, что мы сегодня прилетаем?

— Как можно, шеф!? С утра таскаю эту гуделку в кармане, жду вашего звонка.

— Мы сейчас в Вашингтоне, в аэропорту. Бери мой трейлер и отправляйся в Майами-Бич, на морвокзал. Мы там будем часа через два.

— О'кей, шеф. До встречи.

— А почему на морвокзал? — поинтересовался Александр. — Мы же собирались лететь?

— Мы и полетим, только на экраноплане. Ты же хотел поскорей увидеть море?

— Урра! Экраноплан — это здорово! Я никогда не летал на экраноплане, — радостно воскликнул Саша.

Окружающие с удивлением посмотрели на него, а Женя с Валерой (внуки Евгения Робертовича) хихикнули в кулак.

— Ты чего кричишь, да ещё по-русски, — недовольно сказал Георгий Евгеньевич (сын Евгения Робертовича, космонавт-биолог, отец Валеры и Жени). — Мы же договорились забыть русский язык и говорить только по-английски.

— А у него английский с рязанским акцентом, — съязвил Валера. — Всё равно никто не поверит, что он англичанин или американец.

— Ладно. Давайте все на вертолётную площадку. Летим в Балтимор, — скомандовал Евгений Робертович.

Через двадцать минут они снова поднялись в небо на оранжевом вертолёте и с высоты птичьего полёта любовались панорамой Вашингтона и его окрестностей. Они увидели Белый дом на Капитолийском холме с примыкающим к нему парком, реку Потомак, ослепительно сверкавшую на солнце, мосты, виадуки, чёткие линии улиц, пятна садов и парков, отдельные небоскрёбы, горделиво возвышавшиеся над столицей США, дворцы и множество машин.

Но вот впереди показался Чесапикский залив. Он был такой ровный и гладкий, что даже не верилось в то, что он настоящий.

— Какие маленькие на нём пароходики, как игрушечные, — заметил Саша.

— Какие они «маленькие» ты скоро увидишь вблизи, — ответил Георгий Евгеньевич.

А перед ними уже расстилался морской порт Балтимора. Десятки судов самых разных размеров и форм стояли у причалов. Сотни кранов занимались их погрузкой и разгрузкой. Бесчисленное множество автомашин, фургонов сновали туда-сюда. Подъездные железнодорожные пути были забиты вагонами. Словом, обычная картина крупного торгового порта.

Опустившись на вертолётную площадку морвокзала, путешественники направились к причалу, возле которого стояли экранопланы. К немалому удивлению Саши, он увидел не самолёт, а крылатый корабль. Приплюснутый серебристый корпус был снабжён широким и коротким крылом с плоскими торцами, оканчивающимися каплеобразными нашлёпками. С правого борта крыло нависло над причалом и слегка покачивалось. Корма экраноплана также оканчивалась плоским крылом с двумя вертикальными стабилизаторами, уходившими вниз, под воду. Возле входной двери был установлен трап, по которому пассажиры поднимались на борт крылатого судна.

Евгений Робертович ещё в Вашингтонском аэропорту сделал заявку на шестерых пассажиров до Майами-Бич. При входе бортпроводник проверил наличие оплаты и пригласил всех пройти в салон.

Салон был похож на салон обычного пассажирского самолёта для местных авиалиний. Александр занял место у иллюминатора, рядом сели Валера и Женя. Пассажиров было немного и часть кресел пустовало.

Минут через десять убрали трап, двери салона закрылись, и за бортом послышался характерный гул реактивных двигателей. За иллюминатором медленно поплыли причалы, стоящие возле них грузовые суда, танкеры. Некоторые из них имели довольно странную необычную форму. Борта их были закруглены, как у подводной лодки, а посредине торчал плавник, как у акулы. На верху плавника было сооружение, напоминающее катер.

Тем временем экраноплан вырулил на фарватер и, поднимаясь, набирал скорость.

— Дедушка, мы уже взлетаем? — спросил Александр. — А с какой скоростью мы полетим?

— Шестьсот — семьсот километров в час.

— А это быстрее звука?

— Нет. Экранопланы быстрее звука не летают.

— Жаль. А больше нашего экранопланы бывают?

— Бывают очень большие, круизные многопалубные. Они туристов возят через Атлантику, через Тихий океан, через Северный ледовитый. Им никакая буря не страшна. У них водоизмещение — несколько тысяч тонн. Они заходят во все крупные портовые города мира.

В это время внимание Саши привлёк странный катер, который они обгоняли. Он как бы парил над водой, держась на высоком киле.

— А как это он так держится? — удивился Александр.

— Это только малая часть огромного судна — его ходовая рубка. Всё остальное находится под водой, на глубине 10 — 20 метров. Оно имеет форму подводной лодки.

— Так оно может погружаться под воду?

— Не полностью. Рубка всегда остаётся наверху. Она как поплавок. А вот само судно может погружаться и всплывать. У него есть балластные цистерны.

— А зачем так сделали?

— Чтобы уменьшить сопротивление движению.

Под водой сопротивление меньше, чем над водой, так как не тратится энергия на образование волн. Ты заметил, что за этим судном волн практически нет? И не качает его совсем. Под водой качка отсутствует. А вот на севере, в Арктике, ходят настоящие подводные лодки — танкеры, газовозы, сухогрузы. Они ходят подо льдами и рубка у них защищена ледорезом. При всплытии они ломают лёд.

— А лодки эти не могут утонуть, ведь они не рассчитаны на большую глубину?

— А с чего им тонуть?

— Ну, мало ли что? Раньше же лодки иногда тонули.

— Современные лодки не тонут.

— Дедушка, мы взлетаем!

— Да, верно, есть отрыв. Мы в воздухе. Теперь полетим на высоте 1 — 2 метра, на воздушной подушке. Ты можешь включить видеоплеер в спинке кресла или подремать.

— Нет, спать я не хочу. Я буду смотреть на море, на берег.

— Берег нам виден не будет. Сейчас залив кончится, и мы полетим далеко от берега.

— Всё равно я буду смотреть, — упрямо заявил Александр.

Однако не прошло и десяти минут, как он и все Раковские уснули. В Москве была уже глубокая ночь.

Через пару часов показался берег Флориды. Он быстро приближался. По правому борту были уже видны небоскрёбы Майами-Бич, здание страховой кампании с электронными часами и гигантская 120-ти метровая статуя Христофора Колумба.

Ребята проснулись, когда экраноплан вновь коснулся воды. Их слегка подбросило и качнуло. Саша глянул в иллюминатор.

— Ой! Кажется, я уснул! Мы уже прилетели.

— Перестань орать по-русски, — толкнул его в бок Валера. — Люди смотрят.

Александр виновато замолчал и стал смотреть в иллюминатор.

Экраноплан грузно опустился в воду и медленно подошёл к пирсу. Вдали были видны красивые дома, пальмы, золотистые песчаные пляжи. Вода была прозрачной и отливала небесной лазурью. Подали трап и пассажиры заспешили на выход.

— Эх, искупаться бы сейчас! — сказал Валера, сходя на берег. Кажется, здесь жарковато!

— Скоро искупаешься, — ответил Евгений Робертович.

— Вон наш трейлер с лимузином стоит! — воскликнула Женя. — А рядом Том и Джерри! Они смотрят на нас. Том машет нам рукой. Пошли скорее! Они ждут нас.

— Не спеши, успеем. Я не могу так быстро, — запротестовал дедушка.

Они подошли к встречающим, поздоровались.

— Как долетели, шеф? — спросил Том.

— Нормально, — ответил Евгений Робертович. — Устал немного. А вы как тут? Как дела на вилле?

— Всё о'кей, шеф. Том открыл дверь трейлера и пригласил всех садиться.

3. Конструктор

В Найске зима окончательно вступила в свои права. В тайге было уже довольно много снега. Оттепели прекратились, и температура установилась на уровне минус 5 — 15 градусов.

Андрей вернулся домой около десяти вечера. Он вошёл слегка запыхавшийся, раскрасневшийся от мороза.

— Привет, — небрежно бросил он заглянувшей в прихожую Зое.

Следом за ней появилась и 5-ти летняя дочь Катя.

— Здравствуй, котёнок, — приветствовал её Андрей. — Как дела? Девочка смущённо заулыбалась и пожала плечами. — А мы сегодня в садике в конструктор играли. Я дом строила.

— И как же ты его строила?

— Из деталей. Только этот конструктор не настоящий, а виртуальный. Он в компьютере сидит. Там разные детальки, их много, много! Из них нужно выбирать такие, чтоб подходили, и тогда на экране получается дом. Я его первая построила. Меня воспитательница похвалила. Он пятиэтажный, с арками и колонами.

— А другие ребята тоже дома строили?

— Нет. Мальчики разные машинки собирали, а потом ездили на них. Там такой джойстик есть, им можно управлять машинкой. А можно и кораблём и самолётом. Хоть трактором! — и Катя засмеялась своей шутке.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 407