электронная
220
печатная A5
323
18+
Острые грани астрала

Бесплатный фрагмент - Острые грани астрала

Объем:
84 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-0461-3
электронная
от 220
печатная A5
от 323

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Александр Мазунов
Острые грани астрала

Семь рассказов. Всего семь историй о судьбе юного воина, которому предстояло пройти путь от новичка-новобранца до непобедимого воина. И не только. Лишь семь коротких отрезков его жизни, которые изменили ход истории Вселенной. Где находится та невидимая грань, которая отделяет ход жизни человека от судьбы богов? Где-то среди этих страниц…

Рассказ первый
Обучение

Эту, на первый взгляд, фантастическую историю рассказал мне простой старый лесник, когда мы с друзьями-походниками несколько дней жили у него, забравшись в самые гущи леса и сбившись с пути. Он сам хотел поделиться воспоминаниями, его здоровье было, мягко говоря, не очень. Он захотел, чтобы хоть кто-то знал, что с ним случилось, и что в этом мире не все так просто. Вот его рассказ.

Когда все это началось, я не знаю. В 1975 году, когда мне исполнилось 15 лет, мои родители завели со мной странный разговор. Отец и мать были партийными работниками средней величины и могли все сделать для партии. Отец говорил, что уже пришло время послужить Родине, тем более что представился такой удивительный шанс. Только лучших детей набирают в специальный центр для обучения и работы на правительство. Если согласен — вперед. Ну а кто может отказаться от такой возможности? Если бы я знал тогда, что это за работа…

Нас, около 50 человек, собрали в каком-то медицинском центре. Сначала было медицинское обследование. Делали какие-то прививки, брали всевозможные анализы. У многих, кого я видел после этих процедур, бывали обмороки, рвота, двое вообще оказались в реанимации. После этого дали неделю на отдых, но из медучреждения не выпустили. И что самое интересное, не было никаких уроков ни по одному предмету. На вопрос, почему нас не учат, ответили: вас будут учить совершенно по-другому. Потом нас погрузили в сон, но не снотворным, а с помощью музыки. Что там было, я не знаю, сколько проспал — тоже не знаю. Когда проснулся, сильно болела голова, руки и ноги не слушались, общее состояние было просто ужасным.

Через три дня все наладилось, и нас стали собирать в дорогу. Перед отъездом нам разрешили встретиться с родителями. Это был, как оказалось впоследствии, последний раз, когда я их видел. Отец что-то напутственно говорил мне, а я смотрел на мать. Она молчала и плакала как-то неестественно для женщины. Отец все продолжал говорить о долге и открывающихся возможностях, а мать наклонилась ко мне и прошептала: «Думай только о себе. Теперь тебе уже никто не поможет».

Поезд был комфортный. Купе на двоих. Перед отправкой провели индивидуальный инструктаж. Нельзя было ни с кем разговаривать, а если что-то нужно, то обращаться в купе проводника, где сидели ещё два амбала. Кормили хорошо, такого в магазинах не купишь. Ехали быстро, нигде не останавливаясь. Один парень упал в проходе и стал кричать на рядом стоящую девчонку. Амбалы их быстро разняли, вкатили по уколу, после чего те вырубились. Увидел я их, только когда приехали. Конечная станция — закрытый городок где-то под Москвой, в котором была ещё и спецзона. Вот туда-то нас и повезли.

Весь комплекс располагался под землей. Сначала большой серый холл и лифт. На лифте спускались долго. И вот передо мной и остальными предстал очень длинный ослепительно белый коридор с вереницей дверей по обе стороны. Нас стали расселять по одному в каждую комнату.

Номер моей комнаты, как потом выяснилось, совпадал с моим личным номером — 1717. Комната была довольно просторной. В центре стояла кровать, причём так, что можно было видеть сразу всю комнату, также там был туалет, душ, полки с книгами и, что самое удивительное для того времени, цветной телевизор, который все время работал и был закрыт специальным стеклом с небольшими отверстиями. По телевизору шли одна за другой разнообразные программы, причём на иностранных языках, да ещё и на разных, и моему удивлению не было предела.

Примерно через час после расселения пришла медсестра. В руках у нее был странный предмет, похожий на пистолет. Она пояснила, что будет приходить каждое утро и делать инъекцию, что звуковой сигнал означает «на выход», и без него дверь не откроется. А «на выход» — это или в столовую, или на осмотр.

Она сделала мне укол в шею из этого пистолета, было совсем не больно, даже незаметно. Я почему-то очень испугался, что из меня сделают подопытную крысу. Но смятение было недолгим. Через несколько минут по моему телу пошло тепло, я ощутил какую-то эйфорию, словно тысячи иголочек стали колоть меня изнутри. Весь я пребывал в каком-то восторге, хотелось плакать и смеяться, что-нибудь творить, как будто какая-то неведомая сила заставляла ощущать свой мозг изнутри.

Я заснул. Разбудил меня телевизор. Там показывали какой-то бунт со стрельбой, разгоном демонстрантов и всякую политическую ерунду. Очень хотело есть. И тут — как раз звонок. Дверь открылась, я вышел. Все стояли напротив своих дверей. И мы словно по команде повернулись и пошли в столовую.

В столовой стоял один длинный стол, все сидели напротив друг друга. Еды было много, разной и вкусной. Мы ели жадно и молча. Немного насытившись, я стал смотреть на других. За столом я насчитал 50 человек. Все примерно моего возраста, мальчиков было больше. Приглядываясь к некоторым, замечал небольшие странности, но что это было — объяснить себе не мог. Как будто некоторые непропорционально выглядели, другие непонятно смотрели. И все молчали. Потом мы вернулись обратно тем же путем, каким пришли. Телевизор не давал спать. Я хотел его выключить, но мешало стекло. Заснул еле-еле.

Утром все та же медсестра пришла, сделала инъекцию, спросила про самочувствие, не заметил ли я чего странного, и ушла. Часов нигде не было, телевизор по-прежнему показывал программы разных стран, и понять, какой сейчас день или час, было невозможно.

После укола я всегда засыпал, кормили нас почему-то один раз в день. Или не один? Разобраться было тяжело. Я стал считать дни, когда приходила медсестра. Через несколько таких дней я почувствовал, что стал ощущать свой организм по-другому. Мне совсем надоел этот телевизор. Я подумал и приказал ему выключиться, что мгновенно и произошло. Я был рад этому. А потом подумал: как я это сделал?

На следующий день опять пришла медсестра, сделала укол и сказала:

— Пойдем со мной, надо показать тебя специалистам.

Я не успел подумать, почему именно сейчас, как она сразу добавила:

— Ну, ты же выключил телевизор?

Мы прошли по коридору и вошли в одну из одинаковых дверей. Там было ещё два коридора и несколько дверей. Войдя в одну из них, повернули направо, преодолели ещё пару дверей и сели в лифт. После недолгих блужданий зашли в большую белую комнату.

Столько всякой аппаратуры и техники я раньше нигде не видел! Ни слова не говоря, меня усадили в очень удобное кресло, нацепили кучу датчиков, в основном на голову, и после небольшой паузы зазвучала очень красивая, я бы даже сказал, божественная музыка. Я как будто вырубился, но сознание было внутри меня. Я видел, как течет кровь по сосудам, как сокращается сердце, как происходят химические реакции в клетках. Я не знал, как это возможно, но я понимал смысл происходящего. Потом плавно переместился в мозг. Наблюдал, как электрические импульсы бегут по нейронам, стал понимать, что от цвета импульса зависят настроение, намерения, состояние восприятия чего-либо. Какие химические процессы возникают под действием эмоций в человеке, какова его защитная реакция.

Эти впечатления я запомнил навсегда. Потом темнота, и я открыл глаза. Понял по лицу специалиста, что результаты хорошие, но все вокруг продолжали молчать. Потом мы пошли в столовую. Я заметил, что наши ряды поредели.

Взглянув на одно парня, я вдруг услышал его голос у себя в голове:

«Ну как, у доктора уже был? Ты не смотри, что все молчат, просто общаются телепатически. Когда приходит время».

«А когда оно приходит?»

«Ты телек выключил?»

«Да, там какая-то гадость идет».

«А ты попереключай каналы».

«А что, так можно?»

«Нужно»

«Нас вроде было больше?»

«Да, кто-то уже созрел для астрала, а кто-то сошел с ума».

«А что такое астрал?»

«Это сложно, но раз ты был у доктора, сегодня полетаешь. Это начало перед астралом».

«А куда можно лететь?»

«Твои границы определяет твой разум. Ну ладно, хватит для начала. Учти, они тоже следят за твоими мыслями».

«Кто?»

«Узнаешь…»

Первым делом, когда я вернулся в комнату, стал мучить телевизор. И действительно, каналы были разные. Мне понравился канал про дикую природу, но я хотел посмотреть все и нашел, что мне было интереснее всего. Это была картинка дивного сада, меняющегося редко и, самое главное, музыка, красивая музыка, которая будоражила моё воображение, и я заснул.

Странное чувство охватило меня, я вроде сплю, но мой мозг работает с удивительной силой. Усилием воли я поднялся и понял, что вижу своё тело сбоку, даже испугался немного. Осязание я не ощущал, но все остальные чувства усилились. Мне было не тепло, не холодно, просто комфортно. Как только я подумал о том, чтобы выключить ТВ, это сработало. Я сам не понял, как быстро переместился к двери, хотел узнать, не смотрит ли кто за мной, как очутился по ту сторону комнаты. Мозг работал спокойно, но все мои представления о жизни отказывались это воспринимать. Я захотел полететь, мгновение, и я уже проношусь по шахте лифта с огромной скоростью.

Я вылетел из здания и оказался метрах в 20 над землей. На улице была ночь. Я полетел в сторону огней. Эта была ночная Москва. Я летел по её улочкам, заглядывал в окна, мне было интересно поведение людей. Я-то их видел, а они меня нет. Захотел увидеть звезды, но была облачная погода. И я рванул ввысь. За облаками было подо мной как будто безбрежное мохнатое море. Миллиарды звёзд светили на меня, я лег на облако и рассматривал бескрайние просторы галактики. Тогда я ещё не знал, что эти звезды ближе, чем кажутся, и на многих из них я побываю. С востока потихоньку стал подкрадываться рассвет, свет как будто поглощал тьму, и в этой зыбкой полоске между светом и тьмой была радуга. Я понял, что надо возвращаться, и через несколько мгновений уже проснулся. Снова вошла медсестра и сделала укол. Я спросил, как её зовут, она смутилась и ничего не ответила.

Тогда я осмелился и сказал:

— Я буду звать тебя Радугой.

Она засмеялась:

— Да, так меня ещё никто не называл. Значит, ты сегодня летал.

— Вроде да.

— И как тебе?

— Это невероятно.

— Тогда ты уже готов для инструктажа.

— Это ещё что?

— Завтра кое-что узнаешь, а сегодня отдыхай.

В столовой как всегда было много вкусной еды и интересный мысленный разговор всё с тем же парнем.

«Я сегодня летал» — подумал я, и все обернулись на секунду.

«Поздравляю» — ответили мне. — «Это хорошая сказка, пока у тебя не было инструктажа».

Я сказал: «Только я не смог узнать имя медсестры».

Ответ был быстр: «А ты своё имя-то знаешь?»

Я напрягся и понял, что не могу вспомнить своё имя, кто я, откуда и как сюда попал…

Я почувствовал себя совершенно беспомощным. Страх одолевал меня.

Я спросил: «А вы знаете имена?»

«Нет, у каждого свой номер. Прошлой жизни нет, да и жизни самой нет, а на инструктаже задавай правильные вопросы, а то не поймешь».

Вернувшись в комнату, я был сильно расстроен. Но включив ТВ c музыкой, я как-то отошел и подумал: сейчас у меня времени больше. И заснул. И я опять полетел. Очень хотелось посмотреть мир. Я решил сгонять в Америку. На пляжи Флориды. Долетел быстро. Во Флориде утро было уже в самом разгаре. Девчонки в бикини ходили по пляжу так, что зубы сводило. Я смотрел на них сверху, сбоку, заглядывал к ним в раздевалку, хорошо, что меня не видно. Потом нырнув на несколько метров в море, смотрел из глубины, как люди плавают и барахтаются в воде, зрелище было ещё то. Глядя на людей из глубины, начал понимать, какие они беззащитные, и совершенно неожиданно понял, что я даже не дышу. Это изумило меня ещё больше. То есть организм сам подстраивался под окружающую среду и не мешал работе мозга. Как будто стерлись все границы и законы мироздания, и ты начинаешь ощущать себя богом. Жалко было потом осознавать, что это была только иллюзия. Набравшись новых впечатлений, я вернулся обратно. У меня не было усталости, я не хотел спать, силы как будто сами выталкивали меня наверх. Ощущение такой эйфории не покидало меня. Но были и вопросы, на которые у меня не было ответа. И я боялся этого инструктажа, что там может быть такого, когда я узнаю больше…

Следующий день выдался плодотворным. С утра пришла Радуга, сделала укол и сказала: «Пошли». По дороге мне было как-то не по себе, расслабленное состояние, еле соображал, что я делаю. Войдя в комнату, где стоял большой белый стол и два стула, я присел. Через несколько минут вошел сухощавый мужчина, вроде не старый, но с глубокими морщинами на лбу и весь седой.

— Как тебе впечатления от новой жизни и возможностей?

Я как-то напрягся и ответил:

— Ощущения сказочные, но понять это невозможно.

— А это не надо понимать, это надо принять.

— Я понимаю, спрашивать где я, кто я и как это получилось бесполезно?

— Ты растёшь на глазах.

— Тогда что я должен знать, как это использовать и для кого это нужно?

— Во-первых, ты уже не сможешь жить среди людей, отвечаю почему. Уровень твоего сознания очень высок, твой мозг уже работает больше, чем на 20%. От этого твои возможности, ты преодолел начальный период и не спёкся. Многие сходили с ума и доводили себя до самоуничтожения. А на вопросы отвечаю: знать ты должен много. С тобой будет заниматься квантовый компьютер.

— Это ещё что такое?

— Волшебная вещь, узнаешь позже. Использовать свои умения ты сможешь, когда будешь готов, и у тебя будет проводник. А для кого это нужно — для развития цивилизации, перехода в другую эпоху. Потому что ещё несколько десятилетий и регресс человечества нельзя будет остановить. А теперь более подробно о том, что ты хочешь знать.

— Если мы люди, то как мы можем воспринимать жизнь по-другому, летать, делать вещи, подобно богу, или мы не люди?

— Это правильный и ожидаемый вопрос — кто мы? А нас не существует в человеческом понимании. Наш разум — это сгусток энергии или света, часть божественного начала, и он обучается, подкидывая тебе разные жизненные ситуации, и запоминает, как ты на это реагируешь, решаешь эти задачи, он ищет в темном мире энергий свою нишу, а потом возвращается к первоисточнику, чтобы знания, полученные им, были обработаны для создания настоящей Вселенной.

— А что, сейчас нет Вселенной, галактик и планет, флоры и фауны?

— Пока нет. Все, что ты видишь — это голограмма, иллюзия, проекция космоса на твоё сознание.

— Да, узнаешь такие вещи — точно сойдёшь с ума.

— Да, это не многим дано для понимания.

— Ну, а ближе к реальности как это работает?

— Человек, например, слеп, его глаза не могут видеть свет. Свет Солнца, который мы видим, — нам кажется, что он белый. А белого цвета даже не существует. Свет звезды имеет свой спектр. У Солнца семь спектров. И чтобы его увидеть в белом, нужна призма. А нейроны в твоей голове как раз и настроены на призму и пирамиду. Которые отвечают за прием и передачу информации, и самое главное, как ты это воспринимаешь, вот что он фиксирует. Ты знаешь пословицу «разделяй и властвуй»? Так вот, это не про города и народы, это о спектре звезды. Если ты сможешь видеть отдельно все спектры, то будешь подобен богу. Почему этого не дано человеку? Потому что обработка информации займет другое количество времени, и чтобы это сбалансировать, нужно будет изменить законы физики, мироздания для данного вида особей. Кроме того, мы же примитивны, и изначально наши файлы пусты, а это может спровоцировать ужас происходящего и гибель частицы.

— Ну если пословица такая старая и перефразированная, то древние знали её суть.

— О да, первородные частицы были так сильны и могущественны, что стремились к идеальному состоянию. А света не может быть без тьмы. И нам нужен баланс чёрного и белого. А идеализированным частицам свойственна функция ноль и единица. Поэтому они сами себя уничтожили. После них были ещё более простые эксперименты, но баланса получить не удавалось. И тогда решили сократить число участвовавших в борьбе до тех, кто сам этого достигнет. У частиц (людей) отняли всё и бросили их в океан событий. Тот, кто плывет по течению — рожает новых людей, а тот, кто задумывается — переходит в астрал для новой ступени развития.

— А где я летал?

— Ты летал в своем сознании, это переходная ступень к астралу. Ты должен выяснить для себя, что ты можешь, а кое-чему тебя научит компьютер. Первое время, когда ты будешь готов, ты сможешь работать только с проводником, а потом, я надеюсь, сам.

— Значит, в астрале мы должны защищать свет?

— Идея примерно такая, но там очень много подводных камней, она будет искажаться твоим сознанием. И если ты умрёшь там, то и здесь тоже.

— Это как?

— Твоё тело будет бастовать перед решением некоторых задач, его задача сохранить частицу. А в астрале границ нет. Всё будет зависеть от твоего воображения, скорости реакции, интуиции. Все остальное безгранично.

— А откуда вы всё это знаете?

— А вот это вопрос ребёнка. Который всегда хочет проверить старших и знающих людей, правда ли это. И если ему даже показать фикцию, он может поверить. Вопрос в том, можешь ты это принять или нет. Жить тебе с этим или проживать в неведении. На остальные вопросы постарайся получить ответы сам.

— Но как?

— Это безграничный космос знаний, это интуиция первоздания, это спектральное виденье. А пока тебе нужно осознать всё это, отдохни пару-тройку дней перед обучением.

Я вернулся в комнату с перевернутыми мозгами, весь мой мир рухнул в одночасье. Я не просто чувствовал, как нейроны бегут в моем мозгу, я даже слышал, как они бешено ударяются обо что-то. Весь мой организм сопротивлялся, руки тряслись, я никак не мог сосредоточиться. Напряжение достигло такого уровня, что я упал в обморок.

— …Он проспал уже 30 часов, может, его поместить в медицинскую капсулу для восстановления?

— Пока ещё рано, его организм сопротивляется. Вот из таких стойких рождаются либо великие воины, либо монстры астрала. Пойдём, не будем ему мешать, и позови медсестру, пусть будет с ним постоянно…

Я открыл глаза. Со мной была Радуга, я видел её и чувствовал, что они нервничала.

— Теперь я действительно вижу тебя безоблачной, и от этого ты ещё прекрасней.

Она улыбнулась.

— Ну и где ваш этот компьютер, уже пора обучаться.

— Может, ты ещё немного отдохнёшь?

— Нет уж.

В комнату привезли какой-то аппарат, провода подсоединили за панелью в стене. Меня очень изумил его подвижный большой и красный глаз, причём один. Он как бы осмотрелся, и я понял его мысль. Он общался со мной телепатически.

«Так с чего мы начнём?»

«А с чего обычно начинают?»

«Каждый по-разному».

«Ну, раз ты учитель, ты и выбирай».

«Хорошо, смотри прямо на меня и сам углубляйся в мою структуру познания».

Пошел процесс, глаз засветился ярче, и его свет стал завораживающим. Ощущения были такие, что через меня проносились множество букв, цифр, символов. Мозг с огромной скоростью нейронов впитывал весь этот набор и отсылал куда-то дальше. Мне было легко и спокойно, я не ощущал каких-то неудобств, но температура всего тела поднималась. В комнату вбежала Радуга и приказала компьютеру остановиться. Он сделал паузу и выключился. Язык не ворочался, небольшая головная боль мешала сосредоточиться. Радуга уложила меня в кровать.

— Теперь поспи. Есть хочешь?

— Нет, — сказал я. — А что произошло?

— Ты уже два дня не отрываешься, так нельзя. Температура твоего тела стала выше 39°С. Может, ты хоть что-нибудь хочешь?

— Хочу запах розмарина и ту волшебную музыку.

— Я узнаю.

Почуяв эфирное масло розмарина, я стал расслабляться. Я никуда не хотел, я просто хотел спать. Когда заснул, очутился в прекрасном мире, все было так чисто, первозданно, и, наверное, волшебно, я любовался на диковинные растения, разных зверюшек. Роса, которую я пил, была по вкусу похожа на разные напитки, которые я знал. Звери, рыба в реке не боялись человека, было ни жарко, ни холодно. Умиляясь всем этим, я подумал: это же рай. Мне было легко и грустно, чего-то всё же не хватало, но чего — я не мог понять.

Шли дни, недели, месяцы. Кроме познания мира нас обучали всевозможным боевым искусствам. Были виртуальные спарринги, симуляции разных ситуаций. И вот — долгожданное, первый выход в астрал с группой. И сразу серьёзный инструктаж. Все стоят вместе, анализируют то, что происходит. Проводник открывает врата, по команде зашли, снова открыл, вышли.

— У вас будет один страж, слушайтесь его. Любая ошибка может стоить вам и группе жизни.

Мы встали в три ряда по три, всего девять новичков. Проводник первый, за ним страж. Свет начал тускнеть, и я начал понимать: мысль переходит в другое состояние. Было очень тревожно, но и мучительно интересно, и вдруг хлопок, поток света, и мы уже стоим чуть дальше от передовой справа. Ощущения были фантастические, мы не стояли, мы как бы парили в воздухе и смотрели первый раз, как происходит битва. У всех было только холодное оружие, но, видать, не простое, разные виды доспехов, которые защищали от всевозможных клинков и от магии. Огненные шары, стрелы, сгустки разных форм разбивались о щиты, мечи и доспехи. Противоборствующих было легко распознать: белые и темные. Битва была жестокой. Из разных открывающихся порталов было видно, как приходили новые воины и сразу вступали в битву.

— На первый раз хватит, — сказал страж.

Проводник открыл портал, и мы вернулись обратно. Я зашел в свою комнату с тяжёлым сердцем. Вопрос был один: за что дерутся и какая роль в этом уготована нам.

На инструктаже у старика я был мрачен, пришлось его долго дожидаться. Поскольку он до сих пор не представился, я про себя решил называть его Седым. Когда он вошёл, сел напротив меня, чувствовалась тревога в его глазах. Мы долго смотрели друг на друга и молчали. Скрывали свои мысли, и потому телепатически стояла гробовая тишина. Старик начал первым:

— Да, есть простые воины, но у тебя большой потенциал и ты будешь выполнять особые задания. Но пока обучение не завершено. Тебе надо поработать над творческим началом, воображением. Потому что все приёмы, которые знаем мы, знают и они. Это техническая сторона дела. А побеждают только те, кто действует неординарно, необычно, вопреки всем законам здравого смысла. Может быть, тебе стоит даже создать свой боевой стиль на основе всех остальных или придумать новый боевой принцип.

— А это кому-нибудь удавалось?

— О да, были легенды и в нашей эпохе. Между посещением боевых действий работай над собой, анализируй, придумывай. И не надо об этом никому рассказывать. Каждый воин должен быть индивидуальным, только в этом его сила. Потому что со временем и у него будут перенимать науку. Маги сильны на расстоянии, а воины или варвары, как нас ещё называют, в непосредственном бою. Мага легче обучить, но ему потом труднее создавать новые заклинания, а у варвара простор. Кроме того, мы тоже можем применять магию, если знаем, и против неё у нас больше защита. Но самое главное — нет предела и границ возможностям. Старайся, и даже удача позавидует тебе…

Рассказ второй
Первый бой

Учиться уже стало надоедать. Хотелось в бой и побыстрее. Мы, конечно, стали выходить в астрал чаще. Но очень хотелось большего. Война была затяжная. Особого перевеса сторон не было, и все понимали: нужен прорыв, но как? Молодежь учить долго, а наёмники стоили дорого. Назревало что-то необъяснимое, но что?

В очередной раз мы идем в астрал с проводником и одним стражем. Построение в три тройки — и вперёд! Мы опять стоим позади битвы с правого фланга. Созерцание давило на меня. Все бьются, а мы всё учимся. Но тут произошло непредвиденное.

По центру стали прорываться войска темных. Страж приказал срочно уходить в портал, а сам ринулся в бой. Проводник растерялся и слегка замешкался. В этот момент большая фигура воина отделилась от общей массы и направилась к нам. Я смотрел то на него, то на проводника. И начал понимать, что проводник не успеет открыть портал, перебросить нас и снова закрыть. В худшем случае этот тёмный воин проникнет в наш мир, а там — одни юнцы.

Я крикнул:

— Уходите!

И ринулся к нему навстречу.

В нескольких шагах мы оба остановились, я понял, что тёмный воин просто оторопел от моей дерзости ринуться в бой против него без доспехов и оружия. Но разделаться со мной не спешил.

Портал закрылся, и я был этим доволен, хотя понимал, что это мой конец. Но без боя я не сдамся. Я смотрел на воина, он на меня, мы оценивали друг друга. Доспехи у него хоть и старые, но ещё ничего, слабые места были в сочленениях, а это шея, подмышки, пах. Большой меч он держал в руках, а малый был у него за поясом. Напряжение нарастало, в венах застучала кровь, зрачки расширились, время как будто потеряло ход.

Мой конёк был в быстроте и неожиданности, и я рванул. Проскочив у противника между ног, зацепился за его пояс, вынырнул через левую ногу, схватил малый меч, отпрыгнул в сторону. И тут я услышал, как меч со свистом рассекает воздух, и понял, что время у меня ещё есть. Согнул колени, упал на спину, и вражеский меч меня не достал. Но мне повезло: воин, чтобы достать меня, повернулся на пол-оборота, я прыгнул и загнал свой меч ему в затылок по самую рукоять.

Тёмный воин выронил меч, обмяк и упал. Осмотревшись, я понял, что пока никого не интересую. И тогда я стал снимать с него доспехи и обыскивать его. Доспехи крепились прямо к телу, и снять их много времени не заняло. На шее у врага я обнаружил два амулета. Один явно был оберегом с клыками какого-то животного и перьями. А второй — маленький сплюснутый диск. Кроме того, я нашёл у него кредитку банка Луны. И подумал: какая удача, как вдруг всем своим нутром ощутил взгляд, от которого даже оцепенел.

Другой огромный орк смотрел на меня издали, как я раздеваю его соратника. Орк подпрыгнул и в прыжке превратился в пантеру. Черную как смоль и с ужасным оскалом. Я лихорадочно стал думать, что делать. Доспехи я одеть не успею. Тогда я взял второй меч и замер. Все кошки реагируют на движение, а вблизи они видят плохо, но это меня мало успокаивало. Я понимал, что в последний момент будет прыжок, и скрещивая лапы пантера разорвет меня на части.

Мозги работали с бешеной скоростью, если есть шанс, то он будет только один. Нужно было найти правильное решение. И вот он, прыжок…

Тело само подсказало, что делать. Падая на спину, я вытянул вверх клинки. Орк сам упал на мечи, дёрнулся чуть-чуть и затих. В это время рядом со мной открылся портал, оттуда выпрыгнули три стражника и бросились на орка.

— Он ещё жив, — сказал кто-то.

— Тогда возьмём его с собой.

Двое стали оттаскивать орка в портал, а третий подошёл ко мне.

— Это твоя первая большая победа, все трофеи будут твои, — сказал мне он.

— А как же убитый? — спросил я.

— Его заберёт ветер создателя.

Я остановился на минуту и посмотрел в глаза убитому мною тёмному. Это был красивый юноша немногим старше меня. Странное чувство охватило меня, его глаза казались мне родными, меня не покидало ощущение, что я убил своего брата. Мне стало не по себе.

Дома, если его можно так назвать, меня встречали как героя. Шарики, петарды и даже торт. Но меня сразу же вызвали к Седому.

Все тот же стол, белые стены, но зато прошла неуверенность в себе, и я чувствовал себя героем. Вошел Седой.

— А ты молодец, практически пожертвовал собой, чтобы остальные могли уйти, да ещё вступил в бой. Мы думали, что потеряли тебя. Ну что же, ты обрел силу, доспехи, клинки. Скоро будет и твой черёд сражаться самостоятельно. А пока отдыхай. Ах да, чуть не забыл, это твой гонорар.

И он протянул мне три золотые монеты примерно дюйм в диаметре.

— За убитого одна, за пленного две.

— А что с ними делать?

— На Луне много развлечений.

— А что, Луна обитаема?

— Там есть порт, банки, отели, библиотеки с рукописями. Вообще-то, всё что хочешь. От интеллекта до разврата. Но пока у тебя денег мало, повоюй, подкопи и узнаешь сам.

Я пошел к себе. Мне так хотелось попасть на Луну, я вспомнил о кредитке банка Луны и подумал, что скрою от всех про карту и амулеты. После этого было ещё два задания для меня одного в параллельных мирах земного типа. Нужно было убрать во сне пару чиновников. Посмотрел в глаза — и сердце остановилось, вот и весь исход, а потом опять в портал. За индивидуальные задания я получил ещё шесть золотых монет. И попросил отдых на Луне.

Примерно месяц я был свободен. Я научился сам открывать и закрывать порталы. И стал на статус выше, молодой самостоятельный воин.

На Луне был строгий порядок, никто не мог применять оружие, но носили его все. За применение оружия — смерть.

По прибытии на Луну я прошел таможню с вопросами о цели приезда и наличии денег. Я показал свои девять золотых. Таможенник покачал головой:

— Не густо, но на три недели в скромном отеле хватит.

— Я тоже так думаю, — ответил я и пошел знакомиться с новым миром.

Не очень далеко я нашел скромный отель, где и остановился. Койка, тумбочка, телевизор. За три недели с едой всего четыре золотых. Я был доволен. Но моя цель была не просто отдохнуть, я хотел узнать всё что возможно о кредитке и амулетах. И лучшего места, чем бар, я не нашёл.

Зашёл, присел у стойки, народу было мало, зато всех мастей и рас. Я попросил чай. С забавным удивлением на лицах многие оглянулись посмотреть, что за чудо тут пришло. Бармен посмотрел на меня и сказал:

— Мы в долг таким желторотикам не даём. Даже чай. Небось отстал от своего корабля, теперь ищешь, где подадут. И работы у меня нет. Понял?

Я с грохотом смачно шлепнул золотой на стойку.

Бармен оторопел:

— Извините, сэр. Вы, наверное, воин. Впервые к нам?

— В первый раз.

— Вот поэтому я вас и не признал. Сколько побед?

— Пока три.

— Поздравляю, для вашего возраста это уже много. Сколько у нас пробудете?

— Три недели.

— За золотой бар на три недели ваш. Меня зовут Порто, обращайтесь по любому вопросу. А если есть деньги, то и любые удовольствия ваши.

Я поболтал с Порто ещё немного. Выяснил, где находится банк и какие там правила. Он работал круглосуточно, потому что многие богатеи проводили там много времени. Над златом чахли.

Не теряя времени отправился в банк, прошел процедуру досмотра. Хорошо, что я не взял оружие. Предъявил клерку кредитку и стал ждать. Через пару минут подошел мужчина в годах, видимо, один из банкиров, и сказал:

— Это старый вклад, вы пришли за ним?

— Да.

— Откуда у вас эта карта?

— Это моё наследство.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 220
печатная A5
от 323