электронная
439
печатная A5
614
16+
Осторожно! Двери открываются…

Бесплатный фрагмент - Осторожно! Двери открываются…

Часть 2

Объем:
352 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-1457-3
электронная
от 439
печатная A5
от 614

Глава 1. Начало

Ночь поднимет черный плащ,

Звездный дождь уйдет домой.

Птицы утром пропоют

Про Любовь и про Покой.

Про Любовь, где места нет

Дней текущих суете.

Где весь мир тобой одет,

Забывая о себе.

Про Покой внутри и Свет,

Что сжигает смерть в судьбе.

Там хозяин Человек,

Растворенный в Тишине.

Радуга из ветра дня

Будет другом каждый миг,

И светящая роса

Солнцем вдруг умоет лик.

Маги стояли рядом с крыльцом Хранителя Ланта и щурили глаза от ярко палящего солнца. Идущий впереди Хроно спиной чувствовал их взгляды. Наставник сложил руку козырьком и неотрывно наблюдал за жрецом. Ральф с Гором постояли немного на месте, практически синхронно повернулись и пошли в дом. Хроно не заставил зрителей долго томиться в предвкушении чего-то необычного и просто исчез из поля зрения. Наставник же еще некоторое время потоптался, сканируя пространство и энергетический след, который оставил после себя Хроно.

— Словно ластиком прошел по реальности, — буркнул он себе под нос.

И действительно, траектория перемещения Хроно четко отслеживалась, вот только там, где он прошел, внешний узор Силы будто стерся. Но эта оптическая иллюзия быстро сменилась в восприятии Наставника на нечто новое. Присмотревшись, он увидел, что по траектории перемещения Хроно сложился новый узор Силы, более мощный и совершенно неокрашенный.

— Каток, — снова прокомментировал видение Наставник. — Он просто кроит реальность, прокладывая новую трассу.

Старец усмехнулся в бороду и пошел вслед за парламентерами с планеты Земля-2. Тем временем Лант, узнавший от Марка про Рафаила, сидел на скамье как каменное изваяние.

— Исторически все закономерно и обосновано, — спокойно сказал Хранитель.

— Ты догадывался, что мой отец ведет армаду? — с надеждой в голосе, что это не так, спросил Марк.

— Нет, — резко ответил Хранитель. — Прежде чем отпускать вас в опасное путешествие, я сканировал ваше прошлое, в том числе и прошлые воплощения. Так далеко я не заходил, но у Рафаила я обнаружил блок на одно из воплощений, неизвестно кем поставленный. Воплощение вроде есть, а вот образы, события запечатаны. Я тогда не стал трогать его память, потому как не мной поставлено. Не мной и должно было сниматься.

— Жаль, что ты туда не заглянул. Ты бы нас не отпустил, — сказал Марк.

— Естественно нет, — решительно ответил Аристарх и заглянул Марку в глаза.

Жрец не отвел взгляда.

— Я догадывался, что у отца не все чисто в прошлом. По его поведению и общению с Хроно.

— Теперь это уже не важно. Данность. Она важна. На сегодняшний день мы имеем безумного Рафаила, парламентеров с Земли-2, нового структурированного Хроно и надвигающуюся опасность с метагалактики.

— Черные подушки, — выдохнул Марк. — Скажи, Лант, есть ли у нас хоть один шанс выстоять в этой борьбе?

Хранитель опустил голову и провел по жестким волосам рукой, расчесывая их словно гребнем:

— Я не знаю. Но шанс есть всегда. Я не ручаюсь за все человечество, ты прекрасно меня понимаешь, почему. Черные подушки активно внедрились в сознание людей. Людей разводят как газонную траву: чуть заколосилась и все, прошла газонокосилка и травка снова ровненькая и одинаковая. Тянется это давно. По сути, Марк, с тех пор ничего не изменилось в сознании людей.

Иса и Мирта стояли в дверях и внимательно слушали беседу старого Хранителя и жреца, не смея вставить в разговор ни слова. Через некоторое время подтянулись Гор и Ральф. Наставник зашел последним. Хранитель обернулся и коротким жестом снова пригласил всех занять свои места. Ральф уселся на лавку и оперся спиной о теплую русскую печь, скрестив руки на груди. Гор сел рядом. Сцепил пальцы в замок, он положил руки на столешницу и сконцентрировался на двух беседующих. Наставник опустился на край скамьи, откуда ему было лучше всего видно присутствующих. Иса оперся о косяк двери и остался стоять на месте. Мирта заняла место рядом с Гором в торце стола, чтобы в случае чего быть на подхвате.

— Итак, друзья мои, — начал Лант, обращаясь, прежде всего к парламентерам, нежели к остальным. — Вы стали свидетелями очень неприятных событий. Первым делом, чем мы займемся — это дадим кратковременный отпор серым.

— Почему это кратковременный? — спокойным тоном, не расцепляя рук, спросил Ральф. — Я так понимаю, уважаемый Лант, вы не намерены оказывать нам помощь и предоставить доступ к защитному полю планеты.

— Ты не правильно понял меня, друг мой, — сохраняя хладнокровие, парировал Аристарх. — Отвечу на твой первый вопрос. Кратковременный — потому-что долго армию серых мы сдерживать не сможем. Да это и не имеет смысла. Подпитанные черными подушками, они лишь выступают как отвлекающая сила. Нам нужно сконцентрироваться на другом. За их действиями стоит куда более мощный противник, с которым у человечества пока нет возможности бороться на равных. Метагалактические сущности опасны куда сильнее, чем организованные атаки серых. Подушки разумны, обладают колониальным разумом. Это как вирус Вселенной. Если честно, я не знаю ни одной галактики, которая бы успешно отразила атаку подушек. Второе, что касается доступа к защитному полю планеты Земля. Отвечаю сразу — вы его не получите.

Костяшки пальцев Гора заметно побелели. Стиснув сильнее кисти в замок, он едва сдерживался, чтобы не нагрубить. Ральф в свою очередь саркастично хмыкнул и ждал продолжение объяснений Хранителя. Лант прошел в середину комнаты, взял стул и сел так, чтобы ему было видно всех присутствующих.

— Прошу сохранять спокойствие и здравый смысл, — сказал он. — Дело не в том, что мы не хотим вам помочь. Наши планеты сестры. Так или иначе, все, что происходит на одной, находит свое отражение на другой. Это как два сообщающихся сосуда. Мы поступим по-другому. Своими силами мы выстроим общее защитное поле сразу для двух планет.

— Это не реально. Слишком много параметров нужно учитывать. И это, не беря в расчет достаточно большое расстояние между нашими планетами, — усмехнулся Ральф.

— Как вы предлагаете осуществить ваше предложение? — спросил Гор, внутреннее напряжение которого достигло максимума. — Я не владею техниками построения совместных защитных полей для планет, находящихся в разных реальностях. Если бы они были в одной, тогда не вопрос. Прецедентов такого сорта как у нас еще не было.

— Я в курсе, — ответил Аристарх и загадочно улыбнулся. — На это и расчет. Все когда-нибудь случается в первый раз. Я думаю, для серых это будет неприятный сюрприз. Защитное поле, а мы будем строить именно двойное, распространенное на две планеты сразу, вызовет у них как минимум дезориентацию в пространстве.

— Не понял, — снова встрял в разговор молодой политик.

— Помолчи, Ральф, — Гор отмахнулся от юноши, как от назойливой мухи. — Надо понять, что нам предлагает Лант. Продолжайте, мы вас внимательно слушаем.

Аристарх развернул в пространстве голографический объемный образ двух планет. Наложив одну планету на другую, он визуально увеличил Землю-2 и сделал ее намного светлее, показывая, что планеты находятся на расстоянии друг от друга. Вокруг полученного образа он сформировал темную толстую прослойку, полностью окружающую планеты. Голографическая картинка стала меняться. Сестры-планеты медленно разошлись и образовали темную энергетическую прослойку в форме тора между открытым космосом и собой.

— Теперь я показываю, как это будет выглядеть с учетом расстояния. Волновая характеристика защитного поля будет одинакова. Что у нас, что у вас, — заверил слушателей Аристарх. — Второе же поле, расположенное поверх первого, будет обычной сферой. Получается тор в сфере. Но я предлагаю сделать не совсем обычный тор. Это слишком предсказуемо для серых. Я предлагаю сделать нестабильный тор.

Брови Гора поползли от удивления вверх.

— Лант, само по себе выстроить тор между планетами сложно, а вы предлагаете внести еще дестабилизирующий структуру момент. Как вы представляете сам процесс работы всей этой конструкции? Как его выстроить? И что это даст? — изумленно спросил Гор.

Хранитель Земли-2 хоть и был достаточно опытным магом, но сильное технократическое настоящее его родины все же накладывало отпечаток на восприятие, предоставляя к услугам все более расширяющийся ассортимент облегчающих жизнь новинок. Но как в любом техническом прогрессе — одно обязательно подавляет и вытесняет другое. Маги Земли-2 все больше стали ориентироваться на автоматизацию процессов обслуживания жизни не только людей, но и свою собственную. Естественным следствием стало формирование закостенелого восприятия реальности с заранее выстроенными ими же самими догмами и правилами. Вселенная не любит технического прогресса. Вселенная само усложняется и самосовершенствуется по своим законам и правилам, куда более сложным и в тоже время естественным, как дыхание. У нее все самое сложно на поверку оказывается простым и понятным любому человеку. Но люди сами вносят в свою жизнь и восприятие такие сложности, решение которых при наличии ориентации на технический прогресс практически невозможен. Все уже изобретено природой и запатентовано космическим пространством. Нечего изобретать велосипед, уже имея в наличии скутер, самолет и подводную лодку. Но развитие цивилизации носит ступенчатый характер. И если хотя бы одна ступенька не пройдена, а просто перепрыгнута, то цивилизация получает громадный разрыв в знаниях и умениях. Ей все равно придется осваивать перепрыгнутую площадку, чтобы потом качественно и по-новому взглянуть на прошлые достижения.

Развитие планеты Земля-2 ничем особым не отличалось от развития нашей планеты, за исключением громадного числа густонаселенных городов с минимумом природных ландшафтов. Они давно отказались использовать шумные аэрокосмические аппараты типа самолетов, ракет. Даже сверхзвуковые самолеты нашей планеты вызывали у них легкую улыбку и ностальгию по давно пережитому опыту. Их биокосмические летательные аппараты были экологичны, практически бесшумны и быстры. Разные по размеру и конфигурации, они перемещались быстрее скорости света в разные уголки Вселенной, давая возможность людям исследовать достаточно удаленные от Земли-2 планеты. Но цивилизация, развивающаяся в основном технократическим способом, была обречена. Вот поэтому на этой планете особым почетом пользовались маги и активные естествоиспытатели, вносящие в развитие цивилизации элементы новизны и стихийности. Вот поэтому в Гору, как хранителю Земли-2, прислушивались и следовали его советам. Но опыт Гора был рассеян во времени. В то время как у Аристарха — это был концентрат, каждый день которого был наполнен скорее познанием и совершенствованием, чем изучением технических новинок цивилизации.

Чтобы немного разрядить обстановку, Мирта встала и подала магам чай, кивком головы предлагая Исе присоединиться к трапезе. Все присутствующие придвинулись ближе к столу, вдыхая мягкий тягучий аромат травяного чая с медом. На этот раз никто от угощения отказываться не стал.

— Итак. Прошу вашего внимания, — сделав большой глоток чая, продолжил Лант. — Начнем с дестабилизирующего элемента двойного энергетического поля. Не буду вдаваться в подробности взаимоперетекания одного защитного поля в другое, взаимопоглощения и расширения энергоструктур. Главным элементом, изменяющим волновые характеристики полей, будем мы. А именно — наше сознание, объединенное в единое целое, но сохраняющее каждый свою индивидуальность. Молодежь для построения этой структуры трогать не будем. Остаешься ты, Гор, я и Наставник. Марк будет выступать в роли скрепляющей силы, своего рода — клей. На Хроно надежды нет.

— Почему? — Ральфа очень интересовали дальнейшие взаимоотношения присутствующих со жрецом. — Его можно было бы привлечь. Трудотерапия, так сказать.

Иса усмехнулся, на что Ральф бросил на него неприятный, колкий взгляд. Словно не замечая этого, Лант продолжил:

— Боюсь, что даже если Земля будет разрушаться на его глазах, он все равно останется в стороне. В Хроно слишком сильны внутренние противоречия. Пока он не достиг единения со своим внутренним «я», своим источником мощи и Силы, он не будет тратить время на человечество, по уши погрязшее в материальном. Оставь Хроно в покое, Ральф. Гор, ты с Ральфом отправляешься к себе, я перемещаюсь в Мексику, Наставник — в Западную Сибирь. В какой географической точке будешь находиться ты — решай сам. Выбери только самую активную, так называемую пусковую кнопку. Она есть у каждой планеты. Именно туда сходятся все силовые линии и берут начало энергопотоки планеты. Ученые считают, что таких точек разбросано по планетам достаточно много, но это не так. Как правило — это одна мощная точка самовосстановления и самоподдержания жизни. Мы выберем две точки слабее, равноудаленные от «пусковой». Ты будешь вершиной пирамиды, питающей и соединяющей нас между собой. Марк — четвертая мерцающая точка, связующее наши сознания звено. Ему придется труднее всего — практически мгновенно перемещать свое сознание из нашей реальности в вашу и обратно.

— Почему Марк, а не кто-то из нас? Можем ли мы доверять Марку? — задал закономерный вопрос Ральф.

— Потому что в этом вопросе я опытнее вас всех вместе взятых, — спокойно ответил Марк. — А что касается вашего доверия ко мне, то это ваша проблема, а не моя. Лично я заинтересован сохранить свое место жительства. Надеюсь, это понятно?

Ральф коротко кивнул и открыл было рот для следующего вопроса, но Лант сделал предупреждающий жест рукой.

— Для этой операции Марку необходимо будет провести подготовку. Я буду координировать совместную работу нашего сознания, Марк — мерцающий элемент защитного общего поля. Попадая в сферу его распространения, серые будут теряться во временной петле, которая будет образовываться в момент перетекания сферы в тор и обратно. Вся энергоструктура поля будет находиться постоянно в движении.

— Как долго нам придется искусственно поддерживать такого рода сложную структуру и не повредит ли она нам самим, Лант? — задавая вопрос, Гор напрягся.

Было видно, что вопросов у него гораздо больше, чем ответов. Ему приходилось идти на компромисс, доверять там, где он не испытывал доверия. Лант все это понимал, но и раскрывать все карты он не собирался. Выстраивая столь сложную энергетическую конструкцию защитного поля, Хранитель «убивал» сразу несколько зайцев. Первое — это безусловная защита, пусть и не долговременная, собственной планеты, да еще налаживание сотрудничества с дружественной планетой-близнецом. Второе и, пожалуй, самое главное — это легкий энергетический «пинок» всей цивилизации, с помощью которого он планировал пригасить отупляющее действие подушек на землян и дать возможность людям немного оторвать нос от своих блюдечек, дальше которых они не хотели видеть.

Искусственный энергетический «пинок» за счет подсоса энергии из энергоинформационного поля планеты Земля-2 давал возможность каждому землянину повысить уровень собственного осознанного поведения в кратчайшие сроки. Лант в тайне надеялся, что эта маленькая хитрость останется незамеченной парламентерами, тем более, что и их соотечественники тоже оставались не в накладе.

— Единожды выстроенную структуру мы искусственно замкнем на силовые точки планеты. Именно они в дальнейшем будут подпитывать общее защитное поле, — спокойно ответил Лант на провокационный вопрос. — Что касается вреда жителям наших планет, то, извини Гор, я не могу просчитать все возможные варианты поведения данного поля. Можно лишь предположить, что произойдет некое энергетическое выравнивание полей, окружающих каждую планету. Прецедентов не было. Строить будем впервые и первыми. По крайней мере, такое нигде раньше не описывалось.

— Когда приступаем? — Гор поднял тяжелый взгляд карих глаз на Хранителя.

— Нам нужно будет несколько дней на подготовку. Максимум неделя. Как только все будет готово, мы вам сообщим.

Больше вопросов не последовало. Ральф с Гором вышли из-за стола, молча кивнули головой всем присутствующим и покинули помещение. Провожать парламентеров никто не стал. Исаак сел за стол, налил себе крепкого чая, сделал глоток и в упор посмотрел на Хранителя.

— Что будем делать мы в ваше отсутствие? Я не хочу сидеть сложа руки, колоть дрова и греть пузо на печке, — спросил он.

— А и не надо. Вы будете готовить Марка к миссии спасения человечества, — усмехнулся Аристарх. — Опять же пчелки мои остаются на вас, коровенка. Страшно подумать, что с ними может произойти без вашего догляда.

— Издеваетесь, — подытожил конец беседы юный хранитель.

— Лишь отчасти, мой друг. Скоро к вам присоединится наша сибирская путешественница Тамара, которая, как сорока, на хвосте принесет свежие новости из большого мира.

Мирта удивленно посмотрела на Ису и для себя отметила его странное внутреннее волнение и румянец на щеках. Юноша был явно неравнодушен к еще неизвестной для нее молодой ведьме.

Тамара вынырнула из целебного озера и огляделась по сторонам. Мастера нигде не было видно. Быстро одевшись в теплую сухую одежду, ведьма повесила на шею чароитовый диск и легонько коснулась пальцами его поверхности.

— Куда же он мог запропаститься? — в недоумении сама у себя спросила Томка.

И тут же в сознании прозвучал размеренный спокойный голос старца:

— Возвращайся в пещеру с помощью диска. Не задерживайся.

Девушка нагнулась, подняла кофту, лежащую на берегу, и потрогала нагретые солнечными лучами темные камешки-голыши.

— Прощайте. Вряд ли мы снова встретимся. Мне пора.

Тамара потерла чароитовый диск, закрыла глаза, представляя в сознании образ темной пещеры Мастера, и практически моментально оказалась на месте. Старец ждал ее снаружи, сидя на поваленном бревне. Он вглядывался своими слепыми глазами куда-то вдаль, совершенно не обращая внимания на свою подопечную. Тамара тихо подошла и присела на предварительно приготовленную для нее подстилку, стараясь не потревожить своего учителя. Старец молчал не долго. Он резко повернул голову в сторону ведьмы и снова замер. Тамара поежилась. Белесые глаза учителя излучали внутренний свет, как два лазера, нацеленные на нее и одновременно сквозь нее. Непередаваемые ощущения совершенной собственной беззащитности, будто ты стоишь голая на базарной площади, захлестнули ведьму с головой. От этого всепронизывающего взгляда невозможно было спрятать ничего личного, тайного, скрытого глубоко в сердце от посторонних глаз. Тамара отчаянно боролась со страстным желанием вскочить, убежать и скрыться подальше, но странная потребность остаться и выдержать жесткое излучение слепых глаз переборола трусливое малодушие. Губы Мастера Уральских гор тронула легкая улыбка, и лазерное излучение погасло, уступив место просто белесым слепым глазам.

— Ты замерзла, девочка, — по-доброму сказал учитель и подбросил в огонь немного сухих толстых веток.

— Есть немного, — призналась Тамара, сильнее кутаясь в теплую кофту. — Вы хотели мне что-то сказать?

— Да. Нам пора прощаться. Тебе необходимо вернуться к истоку, откуда все началось, — сказал старец.

Тамара ждала продолжения беседы, или хотя бы каких-нибудь объяснений, но учитель молчал.

— Я не поняла. Мне нужно что-то сделать в себе или куда-то перенестись и там что-то сделать? Я запуталась, — ведьма выжидающе посмотрела на Мастера.

— И да и нет. В себе — несомненно. Но этого мало. Окажется мало. Мне жаль, малыш, расстановка сил во Вселенной на данный момент явно не в нашу пользу. Время как песок течет сквозь пальцы. Ты отправляешь к Хранителю Ланту, он нуждается в твоей помощи. Не столько он, сколько другой человек. Наше обучение приходится прервать.

— Но я же ничему толком не научилась! — вскочила на ноги ведьма, даже не пытаясь успокоить свой гнев.

— Тебя видно не учили не перебивать старших, — спокойно продолжил разговор Мастер. — Сядь, угомонись и послушай дальше. То, что с тобой здесь произошло, на твой взгляд кажется ничтожным, мелким и несущественным. Ты ошибаешься и скоро в этом убедишься. Конструктивно, конечно, у тебя не отрасли крылья, как у дракона, и ты не стала пыхать огнем, как хотелось бы, но твои внутренние изменения куда более сильны, чем внешние спецэффекты, которых ты так жаждешь. Видимые изменения дойдут из внутреннего во внешнее и довольно скоро.

Тамара поджала губы и насупилась, как маленькая девочка:

— А я хотела бы быстрых изменений, чтобы раз — и я могу летать, два — телепортироваться, ну или еще какие-нибудь навыки. Чтобы как-то побыстрее все это двигалось.

— Ну так вперед, двигай. В тебе все есть и даже больше, чем ты думаешь. Скорость продвижения по Пути — это сама жизнь, долгая, прекрасная и опасная. Пойми эту простую истину и наслаждайся каждой минутой своего существования.

— Я бы хотела. Но не всегда получается. Думала, у вас разберусь в себе, приобрету там навыки разные интересные и…

— И будешь более привлекательной для выбранного тобой человека, будешь выше его на порядок, чтобы контролировать его жизнь?

— Нет! — крикнула Тамара и опустила глаза. — Ну почему я не могу любить человека как все нормальные люди? Почему мне нужен какой-нибудь кандибобер.

— Да кто ж вас ведьм знает, почему у вас так, а не иначе, — усмехнулся Мастер. — Недочеловеки вы какие-то. Шучу. Просто у ведьм, даже самых маленьких, скорость мышления и быстрота реакций намного выше, чем у других. Вы рождаетесь такими. Для всего мужского населения вы привлекательны и в то же время недоступны, как далекие холодные звезды.

— Я не хочу быть звездой. Я хочу просто любить и быть любимой, — разоткровенничалась Тамара, понимая, что этот разговор больше никогда в ее жизни не повторится.

— Не получится у тебя по-обычному. Ты всегда будешь искать то, не знаю что, и бежать туда, не знаю куда.

— Без вариантов?

— Без вариантов, — ответил Мастер. — Но ты не расстраивайся. Любовь, она везде — в тебе, во мне, в травинке, букашке, солнечном свете и дожде. Она пронизывает все вокруг. Эта Сила творит чудеса. Старайся, чтобы она сопровождала тебя на протяжении всей жизни. Это та Сила, которая способна менять миры, изменять судьбы людей и целых поколений. Это движущая Сила Бога. Разыщи ее в себе, откройся ей и тогда познаешь не только себя, но и окружающий тебя мир.

Тамара молчала, сцепив пальцы в замок, и внимательно ждала продолжения рекомендаций Мастера, но их не последовало. Помолчав еще немного, она встала, повернулась спиной к старцу и сконцентрировалась на заходящем солнечном диске.

— Все это как-то тоскливо и непонятно для меня. Я хочу быстрых действий, быстрых изменений. Но скорость приобретения чего-то нового совсем не увеличивается. Я бы сказала наоборот — уменьшается. Порой я похожа на маленькую девочку, которая осталась одна в этом пугающе огромном мире.

— Может быть ты слишком жаждешь каких бы то ни было изменений? Перестань желать и все откроется тебе само, без насилия с твоей стороны, — ответил Мастер, усмехнувшись.

— Я еще вернусь сюда? — отстраненно спросила девушка.

— А ты хотела бы?

— Не знаю. Я еще не определилась в своих намерениях. Полигоны для обучения выбираю не я.

— Ты не права. Мы сами их для себя выбираем. А теперь присядь-ка и послушай меня, девочка.

С этими словами Мастер Уральских гор встал с бревна. Языки пламени взметнулись вслед за ним и снова опали. Старец склонился перед костром и провел руками над огнем, словно что-то собирая с его поверхности. Пространство между его ладоней стало потрескивать и приобретать туманную плотность. Сформировав ее в тугой комок, старец дунул на ладонь, и сфера плавно переместилась к правому плечу Тамары и там зависла. Девушка с удивлением посмотрела на незваного гостя и спросила:

— А это еще что?

— Это мой тебе небольшой подарок. Ты можешь использовать его по мере надобности. Это программа — помощник, обладает многочисленными функциями: навигация в пространстве-времени, защита и дополнительный источник энергии. Так называемый резервный запас на случай истощения собственных ресурсов. Возможно — это тебе пригодится. Ну а ежели нет, то просто скажи «домой» и сфера исчезнет. Поняла?

Тамара согласно кивнула.

— Как долго я могу его использовать?

— Какое-то время. Не злоупотребляй понапрасну энергией помощника, т.к. хоть это и программа своего рода, но и у нее есть лимит помощи. Ресурсы ее весьма истощимы. Используй там, где сама не сможешь справиться.

— Хорошо. Я поняла. Спасибо, Мастер.

Старец подкинул в огонь несколько сухих веток и продолжил:

— И еще. Если вдруг понадобится помощь, у тебя есть диск. Воспользуйся им как телепортом.

— Я все поняла, Мастер.

— Хорошо. Тогда давай прощаться. Бог знает, когда свидимся.

Старец обнял Тамару, крепко прижал ее к сердцу лишь на секунду, а затем оттолкнул. Взяв деревянный посох с земли, он начал спускаться вниз, плавно, словно зрячий, огибая деревья, встречающиеся на пути. Тамара постояла с минуту на месте, потом дотронулась пальцами до диска, медленно потерла его, представляя дом Хранителя Ланта и его самого, и исчезла.

Хроно медленно шел по реальности со скоростью мухи, попавшей в мед и пытавшейся из него выбраться. Само перемещение не доставляло ему никаких особых хлопот. Он просто мелькал в ней, то появляясь, то исчезая снова. И везде, где жрец появлялся, сформировывался новый, плотный узор Силы. Словно кто-то тыкал несчастную реальность гигантским пальцем, а потом наскоро залатывал ее совершенно иным узором с иной плотностью. Энергетические линии в местах появления — исчезновения Хроно были толстые, золотистые, переливающиеся. Места прорыва выглядели как неправильной формы золотистые латки, лучи от которой исходили в разные стороны, теряясь в естественном природном узоре Силы. Но явная тропинка, которую после себя оставлял Хроно, его мало заботила. Он целенаправленно шел в определенное место и никак не мог туда попасть. Вроде бы и горы те и место то, и пепел от сгоревшего костра есть, и тропинки, ведущие к нему, тоже имеются. Но самого Наблюдателя Хроно найти не мог. Он исколесил Гималайские горы вдоль и поперек, исходил все тропки, которые попадались ему на пути. Но ничего, даже самого маленького намека на присутствие Наблюдателя в этих местах не было.

Упорно продолжая поиски, он пытался настроиться на самого Наблюдателя, на место, на собственные ощущения. Но факт оставался фактом: либо с ним не хотели встречаться, либо он что-то делал неправильно. Чувства усталости не ощущалось. Поначалу вспыхнувший у Хроно гнев, постепенно сменился на ослиное упрямство «найти во что бы то ни стало». Потом и это отпустило, уступив место внешне спокойному целенаправленному поиску, который тем не менее не привел к желанному результату. Устав от однообразных перемещений по горам, Хроно присел на большой, нагретый солнцем валун, стоящий у тропинки. Осматриваясь по сторонам, он увидел поднимающегося в гору старца в длинном холщовом рубище, подпоясанном обычной пеньковой веревкой. На его ногах были неизменные кирзовые сапоги, покрытые слоем дорожной пыли. В руках старец держал длинный тонкий деревянный посох. Хроно приложил руку козырьком к глазам. Густые черные брови нахмурились, глаза стали холодными, несмотря на внешнее спокойствие и уравновешенность.

— Здравствуй, Хроно, — улыбаясь, сказал Наблюдатель, остановившись от жреца в нескольких шагах. — Ты как слон истоптал здесь все вдоль и поперек. Тем не менее, я ждал тебя.

— Я тоже искал нашей встречи. Мне нужна Марго, — без предисловий ответил Хроно.

— Я думаю, нам следует пройтись немного, не так ли? — по — доброму, спокойно ответил Наблюдатель и приблизился к жрецу.

Ветер трепыхал одежды путников, словно пытаясь изорвать их в клочья. Не обращая внимания на постоянного разбушевавшегося «жителя гор», Хроно поднялся с камня и пошел рядом с Наблюдателем. Сконцентрировавшись на тропинке, он лишь изредка поднимал глаза вверх. Наблюдатель некоторое время шел молча. Лишь посох мерно и тихо отстукивал шаги старца.

— У меня закономерный вопрос, Хроно. Зачем она тебе нужна? — все так же спокойно спросил Наблюдатель, открыто смотря в глаза жреца.

Хроно молча шел вперед и ничего не говорил. Как он мог объяснить, зачем ему Марго, если он для себя еще не разобрался в этом вопросе. Все ощущения, внутренняя потребность быть рядом с ней сменялась жестким желанием оставить всех и вся. И просто исчезнуть. Навсегда. Куда-нибудь подальше от людей, от глупой цивилизации, от мелочных споров и поисков неизвестно чего. Внутренние противоречия то сглаживались, то нарастали с новой силой. Марго же была своего рода якорем, который странным образом притягивал его к земле, реальности, к самому себе, наконец. Тотальное одиночество и тоска по общению с себе подобными сделала Хроно жестким, замкнутым и несговорчивым человеком, который никогда не шел на компромиссы. Это была его сильная сторона характера и слабость одновременно. Одиночество закалило его и выработало определенную тактику поведения как с учениками, так и в магическом кругу. Соврать, утаить истинную потребность общения с Марго Хроно не мог. Посмотрев тяжелым взглядом вдаль, он ответил, не покривив душой:

— Я хочу вернуть свою ученицу.

Помолчав немного, Наблюдатель остановился напротив Хроно и заглянул ему в глаза:

— Ты так уверен в своих силах? Что на данный момент ты можешь предложить своей ученице такого, чтобы она пошла за тобой?

Спрашивать у Наблюдателя, чему он сам мог научить Марго, было бессмысленно. Хроно возможно был бы рад, если бы старец предложил ему обучение. Вот только рассчитывать на это не приходилось.

— Пойми, Хроно, — не отрывая взгляда лучистых глаз небесного цвета от лица жреца, сказал старец. — Отпустив Марго с тобой, ты прервешь ее курс обучения. Перечеркнешь ее будущее. А оно и так не безоблачно. С ней приходится долго и упорно работать не одному наставнику, чтобы вложить в нее всю необходимую информацию.

— Необходимую для вас, я так понимаю, — перебил его Хроно.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 439
печатная A5
от 614