электронная
72
печатная A5
488
18+
Отражая прошлое

Бесплатный фрагмент - Отражая прошлое

Объем:
388 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-2631-7
электронная
от 72
печатная A5
от 488

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Я неслась на велосипеде по пустынным улицам нашего села, стремительно набирая скорость. Внутри все тряслось от гнева. Март только начался, и дороги к вечеру покрывались тонкой коркой льда. Мой велосипед периодически скользил в сторону, отчего мне с трудом удавалось «держаться в седле». На приличной скорости я резко свернула к лесу и, теряя управление, попыталась затормозить, но этим только усугубила ситуацию на дороге: подняв глаза, я увидела, что несусь прямо на парня — скейтбордиста, который спокойно катил вперед, не подозревая, что еще чуть-чуть, и мы столкнемся.

— Отходи! — Крикнула, все еще пытаясь выровнять траекторию. Парень обернулся, но предпринять ничего не успел. В последний момент, я резко повернула руль, чтобы не наехать на него, и в результате оказалась на обочине в кустах. Правую ногу пронзила острая боль.

— Эй, как ты? — послышался приятный голос. Взглянув вверх, увидела протянутую мне руку.

— Сильно ушиблась? — продолжил красивый незнакомец. Похоже, он был из тех, у кого вечно находилось сотни воздыхательниц.

— Нормально, — ответила я, подав руку в ответ.

Но, стоило мне ее коснуться, внутри будто полыхнул жар. Ничего себе! В глазах на мгновение потемнело, а вокруг все ожило. Парень помог мне встать. Долю секунды я пыталась понять природу этого состояния.

— Тебе не досталось? — вежливо поинтересовалась, как только жар немного прошел.

— Ну-у… — протянул парень, покосившись на телефон, который валялся неподалеку. Новый смартфон, такое не каждому по карману. Если сейчас мне предъявят, что именно по моей вине он разбился, то придется, пожалуй, продать душу, чтобы возместить ущерб.

— Ты улетела на обочину прежде, чем между нами случилась авария.

— Не думала, что попаду на лед, — оправдавшись, я взглянула на замершую лужу позади.

— Бывает, — слегка улыбнулся он.

— Точно все нормально? — спросила снова, одновременно рассматривая дыру на своих джинсах. Главное, нога цела. Это важнее одежды.

— Ничего страшного, — отмахнулся он и начал оценивать состояние своего мобильного.

— Прости еще раз, — виновато прозвучал мой голос.– Я тогда поеду?

— До встречи, — ответил он, немного оторвавшись от телефона.

Я махнула рукой, села на велосипед и поехала дальше. Интересно, кто он такой? Откуда он? Слишком симпатичный, и, по манере общения, явно об этом знает. У нас вроде стоит один дом, который давно ожидает своих обитателей. Неужели это его? Или просто семья приехала к кому-то в гости?

В этих мыслях свернула на проселочную дорогу и только тогда слезла с велосипеда. Ехать было больно. Впрочем, идти тоже. Спасал мой верный железный конь: опираясь на него, выходило чуть меньше нагружать ногу. Я шла вдоль веток ив и смотрела на водную гладь, которую прикрывали разросшиеся ветки деревьев вдоль берега. Снова и снова мысленно возвращалась в тот момент, когда яркая вспышка жара накрыла меня. Это было очень странное чувство. Почему закружилась голова? Может быть, опять упал гемоглобин? Тогда почему головокружение так быстро исчезло? Немного выйдя вперед, я проскользнула сквозь ветви и оказалась у воды. Раньше здесь был пляж, но берег почти полностью зарос камышом. Озеро было большое: до другого берега самостоятельно переплыть невозможно. От прежнего великолепного пляжа осталась одинокая скамейка. Между селом и водоемом располагалась лесополоса, которая шла вдоль всего берега и состояла в основном из сосен. Новый пляж расположился чуть дальше по течению, оставив эту часть уединенной. Мало кто теперь забредал сюда. Даже те парочки, что стремились к уединению, выбирали места, куда удобно подъехать на машине. Из-за разросшихся вокруг деревьев автомобилю сюда пути не было. Благодаря этому, у меня появилось место, где можно побыть наедине с собой. Бросив велосипед возле скамейки, сразу же уселась на нее. Нога неприятно ныла. А я уставилась на водную гладь, пытаясь привести мысли в порядок. Уже прошла та злость, которая переполняла меня. Эмоции стихли. Вокруг царила тишина, вдалеке раздавалось редкое лаянье собаки. Начало темнеть.

— Это тайное место для свиданий, или ты тут прячешься от внешнего мира? — Услышала за спиной уже знакомый голос. Повернувшись в пол оборота, я уставилась в недоумении на него.

— Ты следил за мной?

— Как сказать, — парень положил свой скейтборд рядом с моим велосипедом, подсел ко мне.– Ты в кустах оставила кое-что свое, — он протянул мой телефон. Я на автомате проверила карман куртки, в котором тот должен был находиться — пусто.– Там некая Маша очень хотела общения.– Разблокировав телефон, увидела пять пропущенных от подруги. Ну что ж, не судьба потрещать с ней. Сунув телефон обратно в карман, посмотрела на озеро.

— Как тебя зовут? — Спросил он, нарушив молчание.

— Даздраперма, — буркнула первое, что пришло на ум.

— Ну, а меня тогда можно называть просто Мой Господин.– Прищурился парень, и добавил.– Не ошибешься.

— Откуда ты? — спросила с улыбкой.– Не Данилов ли фамилия, у Моего Господина?

Фамилия той семьи, чей дом уже заждался своих хозяев.

— Так, а ты тут просто сидишь? Или кого-то ждешь? — Мой вопрос был пропущен мимо ушей.

— Это неважно, — вытянула перед собой ноги и взглянула на кеды.

— Что у тебя случилось? — Поинтересовался он. Я удивленно перевела взгляд на его лицо.

— С чего ты решил, что у меня что-то случилось?

— В такое время никто не гоняет на велосипеде по гололеду. У тебя был вид, будто ты убегаешь от чего-то. А теперь сидишь здесь в одиночестве.

— Все хорошо, — отмахнулась я, но удивилась его проницательности и быстро вернула взгляд к кедам.

— Парень бросил? — Допрос продолжался.

— Я слишком своеобразная для парней, — вырвалось у меня. И тут же прикусила язык. Или он хороший психолог, или я хотела, чтобы он знал, что у меня нет парня. Наверное, хороший психолог.

— По-моему, ты очаровательна.

— Мы мало знакомы, — улыбнулась. Было приятно это от него услышать. Я подняла взгляд. Он тоже смотрел на меня.– Ты меня еще днем не видел. В сумерках все кажется иначе.

— Более чем уверен, что при дневном свете ты еще лучше.– Он посмотрел мне в глаза.– Они глупцы, если думают иначе.

— Согласна.

— Ну, а серьезно, что случилось? Порой нужно выговориться, а незнакомым людям проще доверить свою печаль. Возможно, мы никогда больше не встретимся.

— Сложный выдался вечер, — пожала плечами.– Ничего серьезного.

— Ну, если что, я всегда готов тебя развеселить, — непринужденно заявил он.

— Ты сказал, что мы никогда не встретимся.– Напомнила я.

— Ах, да, забыл, — мой новый приятель покачал головой, и между нами снова воцарилась тишина. Неудобная тишина. А продолжить диалог фантазии не хватало.

— Тебе очень идет улыбаться. Делай это чаще.– Вдруг произнес он, рассматривая окрестности озера.

— Оу, — повернулась к нему, — ты подкатываешь ко мне?

— Даже не думал. Просто у тебя особенная улыбка, — пояснил он.

Снова молчание.

— А если бы я к тебе подкатывал, то сейчас мы бы уже целовались.

— Наивный! — В недоумении вылупилась на него.– Ты думаешь, я купилась бы на парочку заезженных комплиментов?!?

— Это ты наивная, — рассмеялся он.– Я ведь тебе нравлюсь, согласись.

— Да откуда ты взялся на мою голову! — Воскликнула с наигранным возмущением.

— С луны, наверное, кто ж его разберет, — улыбаясь, пояснил он.

Я рассмеялась и покачала головой. Как бы хотелось, чтобы этот вечер никогда не заканчивался. Начинался он прескверно, а теперь я как дурочка улыбаюсь.

— А вообще, я надеюсь, что у тебя умер котенок, и поэтому ты таким образом убегала от реальности, — он вмиг стал серьезным.

— Ну ты и живодер.

— Нет. Я считаю, что люди не должны быть причиной отчаяния. Если есть такие, то от них нужно абстрагироваться.– От веселья не осталось на его лице и следа.

— Это всё относительно.– Я сделала милый жест, пожав плечами.

— Почему?

— Потому что слезы могут быть от боли утраты, — пояснила я.– Или есть моменты, когда ты физически не можешь абстрагироваться от людей. Что тогда?

— Все временно. Есть только здесь и сейчас, а прошлого и будущего нет.– Произнес он, и тут же добавил.– Хочешь, котенка подарю?

— Я не буду по нему плакать, — поняла, к чему он мне это сказал.

— Все любят котят, — удивился он.

— Ну, значит, не все.

— И ты говоришь, что не особенная.– Он наклонил голову, посмотрев мне в лицо.

После этой фразы снова к нему повернулась. Пока мы говорили, я старалась не смотреть ему в глаза: они околдовывали, лишали воли. А теперь не удержалась — встретились взглядами. Промелькнула мысль, что на самом деле хотела бы с ним поцеловаться.

— Как твоя нога? — Тихо спросил он.

Мы сидели близко друг к другу. От него исходило тепло, и мне становилось спокойнее. Я даже не поняла, когда он подвинулся еще ближе.

— Н-не знаю, — запнулась, от неожиданно сократившегося расстояния между нами.

— Надеюсь, твоя нога в порядке, — он щелкнул пальцем по моему лбу и отодвинулся.– И не говори, что я не обаяшка!

— Эй, без рукоприкладства, — от этого жеста стало приятно, улыбку скрыть мне не удалось. А ведь он прав. Если бы он захотел, мы бы с ним бы уже поцеловались. Кажется, я не была бы против этого.

— Поздно уже, — улыбнулся он в ответ.– Сможешь сама доехать?

— Сегодня смогу. В крови бушует адреналин, так что нога не так уж и сильно болит.

Я встала с лавочки, и поплелась к велосипеду.

На том злополучном перекрестке мы разъехались с ним в разные стороны.

Дома уже везде погасили свет. Я тихонечко прошмыгнула в спальню. По крайней мере, не будет продолжения скандала. Как только моя голова оказалась на подушке, меня накрыло глубоким сном

Глава 2

Я резко подскочила на кровати, в комнате было темно. Приснится же такое! Жуткая деваха пыталась меня убить! Включив бра над кроватью, я принялась изучать запястья: во сне она их перерезала. Конечно, с запястьями оказалось все в порядке. Впервые мне приснился настолько реалистичный сон. Лучше бы тот парень приснился! Но я даже не знаю, как его зовут. Надо было не вредничать, а познакомиться. Я укуталась в одеяло и стала вспоминать нашу встречу. Так и заснула, обратно погрузившись в тот же сон, но теперь, понимая, что сплю, я с усилием открыла глаза. На миг показалось, что моя кожа светилась изнутри. Что за ночь! И снова странное ощущение на запястьях. За остаток ночи я пару раз засыпала и сразу просыпалась. Сновидение не отступало, не менялось. В последний раз это было не просто непонятное ощущение на руках, а острая боль, и я решила просто почитать книгу до утра.

Раньше, чем обычно, я начала собираться в школу. На ноге появился огромный синяк, и она немного ныла. Завтракать мне хотелось в одиночестве; успеть поесть до того, как на кухню зайдет эта стерва.

— Доброе утро, Аленка, — бодро вошел папа.

Я кивнула головой. Он поставил чайник и достал свою любимую чашку. Меня очень увлекла книга, что скрасила мою неспокойную ночь. Папа сделал чай и сел рядом.

— Ален, — начал отец, — Почему так болезненно реагируешь на то, что она орет? Поругается и перестанет. Она же безобидная, просто скандалить любит.

— Пап, она все время унижает маму! — я оторвалась от книги.– Она ничего не знает о проблемах мамы, но смеет ее осуждать!

— Не обращай на это внимание, — с просьбой ответил папа.

— Я могу не обращать внимания, когда она пытается задеть меня. Но маму не позволю трогать! Одна я была рядом, когда ей было плохо, но ничем не смогла ей помочь. Никто не пришел ей на помощь. Но теперь каждый берется осуждать ее, что она алкоголичка!

— Я скажу, чтобы она не трогала маму.

— Спасибо! Почему ты не нашел себе адекватную бабу?

Папа только пожал плечами.

— Я очень тебя люблю, — произнес он.– Ты моя маленькая принцесса. Главное, что мы с тобой вместе.

— Ага, — сухо послышался ответ.

— Держи себя в руках, — попросил он.– Ты же у меня умница.

— Постараюсь, — мое согласие было явно с вызовом.

— Ты у Максима вчера была? — поинтересовался он, игнорируя мое настроение.– Тебя долго не было. Вечером Маша звонила, спрашивала, где ты.

— Пап, мы с ним уже давно не дружим, как в детстве. Просто каталась на велосипеде.

— А потом мне рассказывают в красках, как ты за кочегаркой мальчикам приятное делаешь, — с этими словами зашла на кухню и она.– Иди, переплетись, а то, как лахудра, в школу пойдешь, — бросила она мне.

Я гневно перевела взгляд на ее лицо, но прическа перехватила мое внимание. После химической завивки и осветления вместо волос на голове у нее было что-то вроде копны сена. Красавица! Лучше поспешить в свою комнату.

— Не забудь за собой чашку помыть, — крикнула она вслед.– Еще не хватало убирать за тобой!

С расческой в руке я подошла к зеркалу, откуда на меня смотрело милое, но невеселое лицо. Да уж, и вправду, мои длинные каштановые волосы растрепались. Проклятая челка периодически кудрявилась, оголяя высокий лоб, но без нее я бы выглядела совсем не мило.

Надо бы слегка подкрасить ресницы… Ресницы — это святое! Тут же раздался громкий телефонный звонок! С трудом отыскав телефон среди беспорядка на столе, приняла вызов, не взглянув, кто звонит.

— Да!

— Аленка, зайка, прости меня, — раздался сонный голос подруги.– Только проснулась… Зайди, пожалуйста, за мной!

— Ты проспала, а получим вместе, — вздохнула я.– До звонка десять минут осталось.

— Ну, не ворчи, — заканючила она.– Зайди, пожалуйста! Я уже успею собраться к твоему приходу.

— Если сегодня придется писать объяснительную, я тебя убью! — грозная фраза прозвучала снисходительно.– Не могла завтра проспать? Римма нас на флаг порвет!

— Все, давай, жду тебя, — отключилась подруга.

Переодевшись в белоснежную рубашку и классические черные брюки, я направилась к ней.

Уже через десять минут мы бежали в школу, а с моей ногой это было невыносимо больно.

— Прикинь, сегодня повешенную собаку на кладбище нашли, — повернулась подруга, которая бежала быстрее.

— Маня, скоро меня там найдут, если ты пару раз еще проспишь!

— Я не виновата, что забыла будильник завести, — отмахнулась та.

— Как можно забыть завести будильник?

— Мы с Антоном переписывались, и как-то было не до этого! Ой, да ладно, опоздаем минут на пять, что такого… — Она остановилась, чтобы отдышаться, взгляд серых глаз излучал миролюбие.– Не вредничай!

— Хм, не знала, что вы общаетесь, — завидев угол школы, перегнала подругу.

Холодным мартовским утром здание выглядело угрюмо, серый снег вперемешку с грязью дополнял невеселый пейзаж. Вокруг ни души. Это означало, что урок давно начался.

— Он вчера первый написал. Прикинь, в ней совсем не было крови…

— В ком? Как можно так резко менять тему?!

— В собаке, которую нашли на кладбище, — напомнила Маша.

— Ай, психов сейчас хватает, — буркнула в ответ, — Ну что, на финишную прямую?

У зеркала Маша резко остановилась и начала рассматривать свою прическу.

— Ты в своем уме? — зашипела я.– Мы на историю опаздываем!

— Я должна быть красивой, — спокойно ответила моя, так называемая, Афродита, доставая из рюкзака расческу. Маша была выше меня на голову, фигура у нее была куда женственней. Закончив расчесывать длинные черные волосы, она достала блеск и выставила свои кукольные губки, чтобы нанести его. Затем она протянула блеск мне, и я сделала то же самое, демонстративно ее спародировав.

— Ты слышала? Племянник директрисы в нашем классе будет учиться… Интересно, какой он?

— Это его родители тот дом строили? — поинтересовалась я.

— Да. Мама сказала, что они вчера приехали.

В голове возник образ вчерашнего незнакомца. «Неужели он и есть тот самый племянник?»

— Теперь директриса будет в курсе, что у нас происходит. С ним надо быть осторожней. Надеюсь, он не похож на Людочку. Интересно, он симпатичный… — проговорила Маша с задумчивостью.

— Если это тот, о ком я думаю, ты будешь удивлена, — протянула Маше блеск.

— Ты его видела? — оживилась подруга.

— Пошли уже на историю! — пришлось схватить ее за руку и потащить к кабинету.– Нас четвертуют сейчас.

— Какой он? — настаивала Мария.

— Носит очки с толстыми линзами, ростом с меня, полный. А, и все лицо в прыщах!

— Скажи, что ты пошутила, — застонала подруга.

В это время я постучала в кабинет.

— Римма Николаевна, можно? — и заглянула в класс.

— В следующий раз не пущу, — она была увлечена журналом.

Мы вошли в класс.

— Вы должны написать объяснительную записку директору, — напомнила она.

Я с укором бросила взгляд на подругу, та только виновато пожала плечами. За последний месяц уже четвертая объяснительная, а ещё только начало марта. Какая она по счету за весь учебный год?! Хотя мы с Машей были одними из лучших учениц в классе, а я, к тому же, староста. Но при этом мы с ней регулярно стоим на линейках и получаем выговоры на глазах у всей школы. Словно сговорились все. Такое ощущение, что все следят за нами и каждую секунду ждут, когда же мы «накосячим».

Я села на свое место — за привычную последнюю парту. Раньше мы с подругой сидели вместе, но потом нас рассадили в разные ряды. Классный руководитель сказала, что они так решили на педсовете, чтобы у нас не списывали отстающие ученики. Но мы все равно умудрялись. Это же мы! В уме стала прикидывать, что писать в объяснительной записке: «Опоздала на урок, потому что Маша проспала: забыла завести будильник…»

Усмехнувшись, повернулась к окну. Везде был серый снег. Утро чертовки не задалось. Я вспомнила мрачную новость о собаке. Бедное животное. И какой же псих убил ее? Почему на кладбище? Может, это тот парень? Разглядывая пейзаж, я увидела одиноко стоящий силуэт в березовой роще, что красовалась напротив наших окон. Нечто в нем было зловещее. Пока пыталась разглядеть его, заметила: он в упор смотрел на меня. По спине пробежали мурашки. Издалека не совсем было видно, но что-то у него было не так с глазами. В класс кто-то вошел, все одноклассники дружно встали. Не задумываясь и не глядя, кого приветствуют, встала и я, не отрывая взгляд от силуэта за окном.

— Садитесь, — отозвалась Людмила Викторовна.– Никита, выбирай себе место, — пропела она.

Я оторвалась от странной фигуры, маячившей в роще за окном, и посмотрела на директора. Рядом стоял он — мой вчерашний знакомый. И тоже смотрел в окно, нахмурившись. Какой он все-таки классный! В дневном свете выглядел еще красивей, чем вчера.

— Никита, — позвала его Людмила Викторовна.– Присаживайся!

Он оторвал взгляд от окна. В этот момент ко мне прилетел скомканный клочок бумаги, который я быстро развернула.

«Это тот самый толстый ботан в очках?!» — прозвучал резкий вопрос в мой адрес.

Улыбнувшись, метнула взгляд на подругу и шепотом произнесла: «Именно».

— Девочки, — строго обратилась к нам Людмила Викторовна, — на уроках нужно учиться, а вы чем занимаетесь?

Все внимание класса переключилось на меня, а точнее, на записку в моей руке. Быстро спрятав ее в кулаке, почувствовала, что краснею. Конечно, не от всеобщего внимания класса, а оттого что Никита обратил на меня внимание и улыбнулся. Судя по всему, он меня узнал, поэтому направился к нашему ряду. В этот момент взгляды встретились. Сдержать довольную улыбку не вышло, поэтому пришлось посмотреть куда-то в сторону, и я взглянула снова в окно. В роще никого не было.

— Привет, мир, труд, май, — по-дружески, как давней знакомой, сказал он, присаживаясь на свободную сторону моей парты.

— Привет, Мой Господин! Вы, значит, Никита… — повернулась к нему, подперев щеку кулаком.

— Теперь твоя очередь, — улыбался он.– Пришло время раскрыть свою личность. Как твое имя, мисс загадочность? — прищурился он.– Только давай без революционного пафоса. Узнать о тебе все, что нужно — дело времени.

— Ты не оставляешь шансов пококетничать, — поджала я губы.– Волкова Алена, приятно познакомиться еще раз.

— Мне тоже. Красивое имя.– Серьезно ответил он.

— Эм, чисто из любопытства, ты всем девушкам это говоришь? — вопросительно приподняла бровь.

— Нет, только тем, кто мне нравится, — снова улыбнулся Никита.

— Не надо льстить!

— Привет! Не помешаю вашему флирту? Если что, меня зовут Макс, — сказал мой старый друг, конечно, помешав.

— Максим, мы не флиртуем, — с напущенной серьезностью отозвалась я.

— Да ладно! посмотрел на меня с негодованием Никита.– Я-то думал, что у нас флирт.

— Нет, — ответ выдал мое неожиданное смущение.

Видя это, он заулыбался еще шире.

— Мы прикалываемся, — перевел Никита взгляд на Максима.

— А я — Катя! — Представилась одноклассница, дождавшись, когда можно будет вставить свои «пять копеек».

— Так, что за веселье? — одернула нас Людмила Викторовна, до этого стоявшая с Риммой Николаевной, а теперь грозно взглянувшая на Катьку.

Мы притихли, а Максим с Катькой отвернулись.

Толком пообщаться не удалось. Никита достал из рюкзака учебник и стал листать его, чтобы открыть нужную страницу. Я украдкой поглядывала на него. Наконец–то разглядела цвет его глаз. Оказывается, они серо-голубые. Очень редкий оттенок — с бирюзой. Надеюсь, он не имеет никакого отношения к той собаке на кладбище. Иначе это будет самое главное разочарование в моей жизни.

Людмила Викторовна своими бесполезными объявлениями прервала мой поток мыслей и вскоре вышла. Римма Николаевна продолжила урок, однако, ее никто не слушал. Вся женская половина класса, то и дело с интересом поворачивалась к Никите. Внимание одноклассников было обращено к новенькому.

— Обещал, что больше не встретимся, — шепнула я, чтобы Римма Николаевна не слышала. Она терпеть не может, когда кто-то разговаривает у нее на уроке.

— Блефовал, — кротко ответил он.– Каждый день теперь будем видеться, — чуть погодя произнес он.

— Не каждый день, — поправила его.

— Прогуливать любишь? — прищурился он.

— Нет, я ответственная девушка, — сжала губы, чтобы не улыбнуться снова.– На выходных где будем встречаться? В школе или на нейтральной территории?

— То я к тебе в гости зайду, то ты ко мне, — пожал плечами.– Как карта ляжет.

— А вечерами уроки будем вместе делать, — сыронизировала я.

— Согласен! — подхватил он.– Так как сегодня вечером? Мне — к тебе, или тебе — ко мне?

— Даже не знаю, что сказать! — покачала головой, растерявшись от его наглости.

— Расслабься, — улыбнулся он.– Лучше скажи, как твоя нога?

— Нормально, — отмахнулась я.

— Слушай, а что за движуха после уроков намечается?

— Квест, — коротко шепнула я, поглядывая на Римму Николаевну, которая недовольно морщилась, замечая наши переговоры.

— Какой развернутый ответ, — наклонил он голову набок.

— Никита, — вмешалась в наш диалог Римма Николаевна.– Тебя что-то интересует?

Этот вопрос содержал другую информацию, типа: «Закрой рот и слушай меня». Я притихла, не желая вызвать гнев учителя. Вторая объяснительная за утро — перебор.

— Интересует, — обворожительно улыбнулся тот, откинувшись на спинку стула.

— Что же? — Римма Николаевна слегка стушевалась от его наглости. Обычно ученики боялись ей лишнее слово сказать.

— Что за «квест» намечается? У нас в школе такого не было. Получается, я с корабля на бал попал.

— Ну, это игра между десятым и одиннадцатым классами. По школе размещаются задания, а игрокам нужно их найти и выполнить за отведенное время. Чем больше заданий ваша команда найдет и выполнит, тем больше у вас шансов на выигрыш.

— И всего-то? — приподнял бровь Никита.

— Вообще-то, это очень сложно, — вмешался Максим.

Ну, куда же без него? Любил поболтать, чтобы урок быстрее пролетел.

— Если мы столкнемся с соперниками на локации, задание не засчитывается. И у нас сильный соперник. Они в том году выиграли всухую. У нас нет шансов.

— Это потому, что они выиграли в прошлом году? — усмехнулся Никита.

— Они сильные. Ты просто не в курсе, что за игра была в прошлом году, — пояснил Максим.

— Ну, а в этом году выиграем мы, — произнес Никита.

— Так, ребята, давайте после урока обсудите игру, — посмотрела на часы Римма Николаевна.– Пятнадцать минут урока осталось!

После урока, да и остальных пяти, все внимание было сосредоточено на Никите. С ума сойти! Первый день в школе, а вокруг него столько народа, жаждущего общения. На мое удивление, он был общительный и без лишних предрассудков. Разговоры с ним шли легко, как вечером на берегу озера! Очень приуныл один из самых популярных парней нашего класса — Антон. Он всегда был в центре внимания, а тут неожиданно первая скрипка досталась другому. За обедом он пересел к нам с Машей, болтая о всякой ерунде. Обычно я в его круг общения не вхожу. От издевательств и нападок с его стороны меня спасает пост старосты. Ведь могу создать ему немало проблем. Этот жест показался очень странным, хотя Маша готова была летать от счастья. Она уже больше года влюблена в него. Все ее мысли и речи вечно о нем, а тут предмет воздыхания подсел за один стол. Чудеса!

Всем классом мы собрались в кабинете алгебры и геометрии, с нетерпением дожидаясь заветных15—00. В три часа я должна буду пойти в учительскую — главный штаб, чтобы получить карты и подсказки, где находятся задания. Это наш дебют, но весь класс отзывается о предстоящей игре без энтузиазма. Прошлый год после игры долго мусолилось, как десятиклассники «сделали» одиннадцатиклассников, и мы поняли, что у нас нет шансов на следующую игру. Стремление к победе у них так и не возникло. Все чем-то занимались: кто-то увлеченно, со вкусом наносил макияж, кто-то судачил о новеньком, кто-то просто сидел, как я, дожидаясь момента, когда можно будет уйти домой. Облокотившись, я сидела за учительским столом, со скукой наблюдая за окружающими.

— Ален, — ко мне подошли Маша и Оля, — как получилось, что вы познакомились раньше? — Машу, видать, разбирало любопытство.

— Вчера вечером я его чуть не сбила на велосипеде, — пожала я плечами.

— Как это похоже на тебя! — рассмеялась Маша и попросила:– Не хочешь поменяться с Ольгой местами?

— Мне все равно, — равнодушно ответила, удивившись, что подружка так долго терпела. Думала, с такой просьбой обратится раньше. Неудивительно, что именно Ольга этого захотела: влюбленная в саму себя красотка: стройная блондинка с огромными глазами. Своей естественной красотой она умела пользоваться, с легкостью добиваясь расположения кого угодно, будь то первоклассник или мужчина средних лет.

— Спасибо, Аленка! — радостно пропела Оля. А Маша — еще тот жук! С легкостью слила соперницу, воспользовавшись ситуацией. Антон всегда проявлял больше интереса к Ольге, чем к Маше. А тут у него нет шансов. Браво, Маша! Аплодирую стоя.

— Он такой классный! — Ольга повернулась к Маше.

О, Боже! Неужели они не могут это обсуждать не рядом со мной! Закрыв лицо руками, представила, что нахожусь не здесь… Никакого желания слушать этот дурацкий треп!

Меня заклинило: вскочила и почти бегом унеслась из класса. От этих амурных планов голова шла кругом. Выйти не успела: в дверях столкнулась с нашим обаяшкой. Никита держал в руках большой белый конверт, на котором чёрным маркером было написано что-то — похоже задание для нашей команды.

— Я забрал, — сказал и помахал конвертом.

— Я не просила. Это моя обязанность, — пробормотала недовольно.

Мы все еще стояли на пороге.

— Для тебя это так важно? — удивился он.

— Нет, — покачала головой, слегка скривив душою.– Но староста я! И тебе не должны были отдавать конверт. Как ты его получил?

— Я же племянник директора, — прозрачно намекая.– У меня тут некоторые привилегии.

— Эй, вы там долго будете стоять? — перебила диалог Маша.– Время работает не на нас!

— Хорошо, — Никита пошел к учительскому столу. Я последовала за ним. Открыв конверт, он пробежался взглядом по загадкам.

— Слушайте внимательно! — скомандовал он.

Я открыла рот, чтобы возразить, но, оглядев «проснувшихся» внезапно одноклассников, не стала возражать. А что, если он сможет нас объединить, и мы выиграем. Ребята окружили стол. Он раздал каждому карты.

— У нас одиннадцать локаций и двадцать один человек. Нужно разбиться по парам, а потом взять одну локацию, которую знаете лучше всего. И не забывайте, что нам не нужно попадаться противникам.

Из локаций мне достался актовый зал, который знала, как своих пять пальцев, благодаря занятиям на фортепиано. Ко мне в пару должна попасть Маша, так как она тоже занималась, но они объединились с Антоном. Им достался кабинет истории и обществознания. Никиту в пару сразу же попросила Ольга, которой предстояло обследовать кабинет домоводства. Он возражать не стал. Я осталась без пары, чему даже не расстроилась. Хоть не придется слушать постоянную болтовню про Никиту.

Чтобы не терять время, все разбрелись по своим локациям. Я осталась заполнять данные, кто за какую локацию отвечает. Писанины было достаточно, потому не сразу смогла приступить к игре. Неудивительно будет, если именно моя локация проиграет. Я поплелась к лестнице на второй этаж правого крыла школы. «Удачно, что на своем маршруте мне никто не встретился» — подумалось мне, и как только моя нога вступила на лестницу, буквально ниоткуда появились противники. А точнее, противницы. Они спускались со второго этажа и весело болтали. Очуметь! Так уверены в своих силах, что даже не скрываются. Видимо, шли из того самого актового зала. Кроме него, на втором этаже была еще библиотека, но она в игре не упоминалась. Я замерла в ступоре, не зная, что делать. Еще секунда — и меня засекут, а мое задание «запорется». Одноклассники не простят! Через секунду почувствовала резкий рывок назад, а еще через секунду я уже находилась под лестницей. Никита прижал к стене, показывая жестами, чтобы молчала. Но даже если бы можно было разговаривать, то не смогла бы ничего из себя выдавить. Ноги предательски подкосились… Если бы он не держал меня за плечи, рухнула бы на пол. Тело накрыло жаркой волной. Что-то новое для меня! Катастрофически перестало хватать воздуха, а сердце почему-то бешено колотилось. За последние сутки рядом с ним я испытала такой круговорот ярких и ошеломляющих эмоций, которые никогда не испытывала. Это пугало еще больше.

— Эти жулики воруют наши задания с общих локаций, — прошептал он, вернув меня в бренный мир.

— От-откуда ты знаешь? — с запинкой спросила шепотом.

— У нас из-под носа увели задание. Оба конверта забрали. Увидев тебя, решил помочь хотя бы тебе, — он слегка отстранился.– А чего ты покраснела? — невинно, но с явной издевкой спросил он.

По его взгляду было заметно — знал, почему я покраснела. Щеки у меня и на самом деле горели. Я смотрела на него, пытаясь справиться с эмоциями. Разговор соперниц стих — значит, они уже прошли мимо, не заметив нас. Но Никита не спешил меня отпускать.

— Не отбирай у меня статус старосты класса. Понимаю, что тебе это ничего не стоит, — произнесла как можно тверже, решив, что лучше сменить тему. Его глаза задорно искрили.– Я очень долго к этому шла!

— Кнопка, — пальцем щелкнул меня по лбу.– Ты такая прикольная! — улыбнулся, взял за руку и потащил к лестнице.– Не переживай, мне это не нужно.

— А чего тогда раскомандовался? — очень приятно было идти с ним за руку.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 488