электронная
100
печатная A5
478
12+
Ошибка чародеев

Бесплатный фрагмент - Ошибка чародеев

Цикл «Осколки Сваторики»

Объем:
316 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4474-6388-5
электронная
от 100
печатная A5
от 478

Пролог

Совет Сваторики:

— Сегодня мы с вами рассматриваем возможность переселения линдси на другую планету. Как вам известно, благодаря Чинанди и Эрчину Орион у нас есть звездолёт способный перенести большое количество людей на нужное нам расстояние, преодолеть данное в короткий срок. Так же у нас давно назрела проблема с двумя поселениями линдси, они стали отлавливать одиноких волшебников, обманом или насильно заманивать их в поселение — а потом держать их в плену — что бы они давали им разные блага, иногда волшебнику приходится очень долго быть у них, прежде чем ему удаётся выбраться.

В зале поднялись руки. Глава совета сказал:

— По старшинству задавайте вопросы.


Заседание совета длилось четыре часа, после чего было решено переселить линдси на новую планету с пригодным к жизни климатом. На Сваторике остаются только те линдси, у которых есть родственники волшебники и они желают их оставить у себя. Два поселения линдси упраздняются. Так же с ними на некоторое время отправляются пятнадцать сильных волшебников — которые помогут линдси построить жилища и наладить быт.


Как ни странно, но сами линдси спокойно отнеслись к своему изгнанию. Как они это приняли, неизвестно, но с решением совета согласились и начали готовиться к переезду. Брали с собой мало вещей, так как знали, что на месте им всё помогут сделать.

День отлёта назначался на сотый день зимы, посчитав это знаком — начать весну с чистого листа и для себя, и для изгнанников.

Глава 1. Перелёт

Эрчин сидел в кресле и смотрел в иллюминатор — впереди были звёзды. Навёл руку на экран панели управления звездолётом и закрыл глаза. Экран начал переливаться разными цветами, пока не стал бирюзовым и остался в этом цвете. Эрчин убрал руку и нажал на красную кнопку, корабль ушёл в прыжок.

В кабину вошёл второй пилот Смайл Таль улыбнулся и сказал:

— Ну вот, ты опять без меня настроил корабль и запустил в прыжок, а мне всегда так хотелось посмотреть как ты это делаешь.

— Да не могу я настраивать его в присутствии кого-либо, ты уж не обижайся, но мне надо корабль иначе мы будем ползти как черепахи, просто по инерции, — Эрчин улыбнулся напарнику, разводя руками и улыбаясь. Смайл ему нравился, он всегда был весел, не унывал, готов был помочь во всём, что мог сам, вообще был хорошим парнем, но секреты управления кораблём — они всё-таки секреты.

Звездолёт завершил прыжок. На экране показалась красивая сине-зелёная планета. Эрчин ранее уже исследовал её — поэтому знал о ней многое. Собственно он и был первым, кто предложил именно этот вариант совету.

— Слушай, Эрчин — а как твой отец отнёсся к идее переселить линдси, он ведь тоже из них? — немного смущаясь, спросил Смайл, видно было, что этот вопрос интересовал его давно, да всё как-то повода не было спросить, а тут уже вроде и в тему.

Эрчин улыбнулся и ответил:

— Мой отец был одним из тех кто предложил эту идею, после того как мы создали звездолёт способный лететь так далеко. И мы же переселяем не всех линдси, а только два посёлка в которых живут семьи без волшебников, они ведь сначала сами отселились, а потом поняли, что без нас не могут и начали нарушать законы. Собственно у них был не большой выбор — либо они остаются без членов семьи, которые будут наказаны за преступления, либо летят.

Эрчин немного помолчал и добавил:

— Я ведь когда планету искал — руководствовался, что бы на ней были люди нашего типа, то есть внешне как мы, но не волшебники. Наши линдси смогут у них научиться — жить трудом, умом и изобретательностью. По моему это очень хороший вариант, кстати линдси очень быстро согласились с этим предложением, поставив нам одно условие, мы им первично поможем построить жилища, оборудовать необходимым и помочь с некоторыми вещами на первые пару лет.

— А мои считают, что вообще надо вывезти всех линдси. При этом они почему-то даже не задумываются о том, что последние пятьдесят лет в семьях чистокровных волшебников часто рождаются линдси, а вот полукровки сплошь и рядом волшебники. Мои родители выгнали старшую сестру из дома, как только она достигла совершеннолетия. Кстати, она тут на корабле, с мужем и дочкой. Она с удовольствием общается со мной — но не хочет слышать о маме с папой, как будто и нет их вовсе, — поделился Смайл, в его голосе чувствовались горечь и грусть.

Эрчин кивнул и спросил:

— Ты будешь по ней скучать?

— Немного, мы с ней не очень были близки, я был мал, когда она ушла от нас, собственно и общаюсь то с ней толком только сейчас.

— Ну, так лови момент, потом такой возможности уже не будет, вы будете разлучены на всю жизнь. Хотя если ты составишь мне компанию, через три года мы опять полетим, посмотреть что и как у линдси, я охотно тебя возьму, — Эрчин улыбнулся напарнику.

— Поживём — увидим. Вот мне интересно, а можно ли будет перенестись на такое расстояние, — Смайл лукаво и озорно посмотрел на Эрчина.

— Насколько я понял, есть тут пара наших на корабле, которые хотят попробовать, но не знаю, на сколько хватит у них смелости.

— Ну на Красную планету мы же можем перемещаться.

Эрчин почесал затылок и сказал:

— Ну, можем, только не у всех получается, думаю тут расстояние имеет значение, ну вера в себя соответственно и чёткое представление места куда тебе надо попасть. С другой планетой в этом есть трудности.

— Ты же перемещался много раз?

— Я да, но предварительно я там побывал на межпланетном корабле, и пять первых попыток у меня были весьма неудачными.

Смайл грустно улыбнулся:

— А у меня с переносом вообще проблемы даже на Сваторике, поэтому я даже не замахиваюсь на такое расстояние. Слушай, меня всегда интересовало, как вы догадались о свойствах дерева Крак?

Эрчин улыбнулся и начал рассказ, было заметно, что он гордится своими достижениями и с удовольствием делится рассказом об этом:

— Вообще-то всё началось с того первого полёта на Красную планету, там я увидел под ногами какие-то пластиночки, сначала думал, что это какая-то чешуя, а потом вспомнил легенду дерева Крак и мне стало интересно, а вдруг это те самые семена…

Смайл удивлённо посмотрел на напарника, что тот даже остановился на полуслове, он приподнял бровь и спросил:

— Что за легенда?

— А ну да, ты наверное её не слышал, собственно она давняя, её даже в школе не преподают, хотя наверное теперь будут. Давай расскажу, — сказал Эрчин.

Смайл кивнул и собеседник начал повествование:

Легенда дерева Крак

Жил-был в стародавние времена чародей и изобретатель по имени Бальрио. Чудной был старик, изучал звёзды и всегда хотел полететь и посмотреть как же там оно в дальних небесных далях.

Однажды к нему прилетела забавная птица, которая не водилась на этой планете, а если и водилась, то до этих пор её никто не видел. Птица была крупная — доставала чародею до колена и умела говорить, одно слово она повторяла регулярно, по этому слову её и назвали — Гроу, оперенье у неё было в основном синее, крылья зелёные с жёлтыми кончиками, а голова бардового цвета, и всё это разнообразие переливалось перламутром. Ночью птицу видно было издалека, вокруг неё всегда светилось синеватое облако.

Гроу прилетела к Бальрио, когда тот гулял недалеко от дома, на границе своего сада со старым лесом. Птица села к ногам чародея и положила три семечки размером с человеческий ноготь, семечки были красного цвета и очень странноватой формы, пластинчатой. Почему Бальрио решил, что это семена — остаётся тайной, но он их посадил, и через год у него на границе сада с лесом росло три дерева с красно-коричневой древесиной и красными листьями, а осенью листва становилась сначала коричневой — потом почти чёрной, и опадала только когда шли самые холодные зимние дожди. Бывало и до весны висели на деревьях чёрные листочки, но стоило только начать распускаться почкам — оставшиеся листья вмиг облетали. Подивились этому, да и забыли.

Название деревьям птица дала — вернее, когда на землю перед чародеем положила семена, сказала:

— Крак.

И потом когда вокруг деревьев ходила, повторяла: «Крак».

Прошло лет пять, про деревья и думать забыли, росли они себе у леса на границе с усадьбой Бальрио, только старик там и обитал, про какие-нибудь особые свойства деревьев если и знал, то молчал. Только вот стал поговаривать соседям, что скоро улетит вместе с Гроу на Красную Планету, которую было видно ночью на небе величиной с куриное яйцо, то была самая ближайшая планета этой звёздной системы.

Соседи улыбчиво кивали чудаковатому старику, смотрели на него с сочувствием, думая, что тот совсем из ума выжил. Но вскоре старик пропал, вместе с ним пропала и птица Гроу, с тех пор больше их никто не видел, даже тел не нашли, хотя в лесу искали, думали, может, попал старик к хищному зверю, но мало кто в это верил, все знали, что Бальрио был искусным волшебником в части защитных заклинаний. Но решили, что всякое бывает — стар уже был, может и случилось чего.

Лет через десять объявилась в усадьбе племянница чародея со своей семьёй, её муж попытался как-то спилить деревья Крак — но у него ничего не получилось. Махнули на них рукой да и забыли, никто не видел, что бы деревья цвели или давали плоды, новых деревьев не появлялось.


***

Смайл подивился и спросил:

— А откуда ты эту легенду знаешь?

Эрчин улыбнулся:

— Так мы живём в том поместье, та самая племянница чародея — моя прапрапра…. в общем дальняя бабушка. Так, что эти деревья у нас и растут на границе леса и сада. Толстенные вымахали, мы в детстве вдесятером одно обхватывали. Ну, дальше рассказывать про Красную планету?

Смайл улыбнувшись, кивнул.

— Ну так вот — на Красной планете не было ни одного дерева, а вот этих семян валялось видимо не видимо. Ну и отец мне очень помогал, он вообще очень интересно мыслит и иногда предлагает такие идеи, что я поражаюсь, как он до такого додумывается. Это как раз видимо способность человека мыслить не стандартно, именно потому, что он не обладает магической силой, и ему приходится постоянно обходиться простыми умениями, в которых нет ничего чудесного, кроме усердия и трудолюбия. Так вот — с этими деревьями мы возились очень долго, целых девять лет. Выращивали, через три года они цветут и дают плоды, сок плодов даёт возможность спилить эти деревья, но семена, высохшие на Сваторике не прорастают, а вот если их отнести обратно на Красную планету, то они потом прорастают у нас. Вот срубили мы первое дерево — топором, вымоченным в соке плодов дерева Крак. Распили его соответственно пилой вымоченной в том же соке. Как-то случайно приложил я одну досочку к другой, а они возьми и срастись. В общем, экспериментировали мы по-разному. Долго всё потому как деревья цветут и дают плоды, только на третий год жизни, а потом никогда. А пыльца, собранная с цветов даёт летучесть всему изготовленному из этого дерева. Такое вот уникальное дерево оказалось. Собственно весь наш кораблик из него и сделан.

Смайл внимательно слушал товарища:

— Вот дела-то, и сколько работы проделать пришлось.

Эрчин улыбнулся и сказал:

— Ну это того стоило, но если бы не отец я бы даже ни одного эксперимента с ним не проделал, мне бы даже в голову ничего не пришло.

Раздался стук в перегородку отделявшую рубку от коридора, доступ в который был только у нескольких волшебников.

Эрчин усмехнулся:

— Флорана прислали, если бы Патрис пришёл он бы уже с ноги открыл, без стука.

И тут же сказал громко:

— Входите, не заперто.

В рубку вошёл мужчина средних лет с лысой головой и крупными оттопыренными ушами, он явно стеснялся, несмотря на возраст — уверенным себя не чувствовал.

— Эрчин, мы уже три раза облетели планету и в принципе, определились куда думаем поселить наших линдси.

Эрчин быстро щёлкнул пальцами, и перед ними материализовалась карта новой планеты. Флоран передвигал её пальцем — пока не нашёл место которое удовлетворило новых поселенцев и показал, комментируя:

— Вот этот большой остров, очень зелёный, тут много леса, надо бы найти место, где можно незаметно организовать посёлок.

Эрчин быстро высчитал координаты корабля, поднёс кулак к панели управления и разжал его, корабль тут же сменил курс полёта и через пять минут они уже были над большим островом. Дав команду приборам показать весь остров в максимальном приближении, они просмотрели очень подходящее местечко, с западной стороны острова, недалеко от побережья огромный лес с большими долинами и вокруг на много миль нет жилых построек.

— Вот то, что надо и река течёт и леса много, — обрадовано сказал Флоран.

— Тогда мы выберем место и совершим посадку, и конечно я проведу проверку на наличие людей. Ну и думаю, пока будем находиться на планете — прикрою нас полем невидимости.

Флоран радостно кивнул и удалился сообщать новости остальным.

Глава 2. Расселение

Эрчин посадил звездолёт на равнину, предварительно убедившись, что в округе нет никаких поселений, единственное, что попалось ему при детальном осмотре, старая ветхая избушка в трёх милях от равнины, но она по видимому была не жилая.

— Смайл, ты отвечаешь за разведку на летающих платформах, на них можно погрузить до десяти человек, ты на пульте. Я объясню управление ими нашим чудесникам, которые ими не пользовались раньше. Пусть разбирают себе людей и отправляются с ними на просмотры окрестностей.

Природа вокруг радовала глаз. Весенняя зелень просто завораживала, кругом щебетали птицы. Яркое солнце радостно светило в голубом небе изредка заслоняемое набегавшими небольшими облаками. Погода в этот день стояла изумительная. Переселенцы были воодушевлены увиденным.

Поселения на Сваторике находились в самых неплодородных краях, одно из них граничило с пустыней, именно по этой причине народ начал отлавливать волшебников, выживать становилось всё труднее и труднее. Второе поселение находилось на скалистых берегах Изумрудного залива, что, то же не радовало плодородностью земли.

Здесь у людей появилась надежда. Вокруг было много деревьев, значит могут расти и плодовые, долины радовали глаз свежей зеленью трав, а значит тут будут расти посаженные растения.

Эрчин распределил всем обязанности, а сам остался отдохнуть в своей каюте. За весь полёт ему удавалось поспать несколько часов — он чертовски устал. Поэтому имел право на отдых, тем более что тут его непосредственное присутствие пока не нужно. Все его основные заботы касались звездолёта.

Так, что он с чистым сердцем проспал до самого вечера. Разбудил его Смайл. Долго извинялся и смущался, но потом всё-таки перешёл к сути дела. Собственно все уже вернулись и обсуждали увиденное. Эрчин постоял, подумал, и вздохнув, сказал:

— Слушай, может, они без меня разберутся, куда кого селить. Я же капитан звездолёта и в их делах ничего не решаю. Вообще, по-моему, самое главное, что бы линдси было хорошо. Я, если честно жутко устал за перелёт, а мне ещё обратно лететь, тоже в таком жёстком режиме, — он умоляюще посмотрел на напарника, тот улыбнулся в ответ, согласно кивнув, сказал:

— Попробую тебя оградить от посягательств, отдыхай. Со всеми даже ужинать не будешь?

Эрчин слегка скривил губы в умоляющей усмешке и ответил:

— Думаю, сегодня я поужинаю сам, а вот завтра может, и выйду к народу.

Смайл улыбнулся и понимающе кивнул. Махнув рукой на прощанье, молча удалился.

«- Хороший он всё-таки парень, отец был прав, когда предложил взять его с собой» — с теплотой подумал Эрчин, укладываясь обратно в кровать.


Две последующие недели выдались суматошными и занятыми под завязку. К вечеру все люди, прилетевшие со Сваторики, валились с ног. Но настроение у всех было приподнятым. Работа спорилась, и везде царило воодушевление и радостное оживление. Даже волшебники поддались всеобщему радостному состоянию и безропотно выполняли все задумки линдси.

Будущие поселенцы выбрали три места, где они строили себе жилища. Один посёлок располагался недалеко от побережья, там поселилось всего пять семей, которым очень понравились скалистые берега и удачные выходы в залив. Самый большой посёлок расположился в долине, вдоль леса протекала река, что и послужило отправной точкой для поселения. И три семьи спрятались в лесу. И ведь именно спрятались, им построили жилища среди деревьев, часть которых была достаточно глубоко в земле, получились такие норы-землянки, запрятанные в холмы. Вышло довольно мило, если не знать, что тут жилища — то спокойно пройдёшь мимо и не заметишь.

Чародеи строили дома, создавали орудия быта, для обработки земли, для ловли рыбы, сделали крепкие лодки для семей живущих на побережье.

Смайл предложил Эрчину одну авантюру, которая удалась. Они на летающих платформах ночью пробрались в посёлок аборигенов, который находился в ста двадцати милях от поселенцев и украли несколько видов скотины: несколько коров, лошадей и коз, которая была в наличии у местных. Проделали всё быстро и бесшумно, так, что на утро местные жители только руками разводили и удивлялись, обнаружив пропажу.

В долине на восточной стороне построили Храм Огня, это место предназначалось как хранилище огня, тут всегда должен гореть костёр и если вдруг, у кого из жителей случится несчастье и дома не останется даже уголька в очаге, то можно будет взять в храме. Назначили хранителем Храма уважаемого линдси. Он должен был распределять службу в храме и смотреть, что бы там всегда горел огонь.

Эрчину избежать суматошных забот не удалось, так как он был достаточно сильным волшебником, ему пришлось помогать обустраивать линдси. Правда, он отвоевал себе больше времени на отдых, остальные с ним поначалу спорили, но он посмотрел на всех устало и сказал:

— Если я не отдохну к обратному перелёту, то вы будете тут сидеть до тех пор, пока я не посчитаю себя готовым к старту. Думаю, по времени мы ничего не выиграем, а даже можем потерять.

В итоге все смирились и перестали донимать его претензиями.

Третья неделя стала посвободнее, линдси потихоньку обживались. А волшебники обследовали планету. Теперь главной задачей было, что бы сделать всякие мелочи, которые сразу при глобальных строительствах можно просто проглядеть. Всякие бытовые удобства, которые заметны уже при жизни на месте.

Как то вечером волшебники сидели у костра в храме, и решали, когда будут отправляться домой. Эрчин предложил утром объявить о трёхдневной готовности. И если у кого будут какие-то просьбы и пожелания, то стоит поторопиться. Все согласились, только Патрис пытался возражать, но на него уже мало кто обращал внимание, потому как он постоянно был недоволен и всегда возражал.

Сначала многие напрягались, а потом поняли, что угодит Патрису невозможно, он возражает против любого предложения, высказанного не им. А своё будет отстаивать с пеной у рта, даже если оно будет не логичным, не рациональным и даже просто нелепым.

Приняв решение об отъезде, все разбрелись, кто куда.

Через полчаса у огня остались только Эрчин, Смайл и Флоран. Они непринуждённо болтали. Флоран очень хорошо относился к линдси, и высказывал сожаление об их переселении.

— Ты думаешь, что это не правильно? — поинтересовался Эрчин.

— У меня странное ощущение, что мы допускаем какую-то глобальную ошибку. Понять я этого не могу, это где-то на подсознании. Просто так чувствую, — он смущённо пожал плечами. Флоран был очень застенчив и чаще предпочитал промолчать, чем высказывать своё мнение. Но со Смайлом и Эрчином он чувствовал себя достаточно вольготно, поэтому мог поделиться своими соображениями.

— А почему линдси назвали линдси? — подал голос Смайл. Два собеседника удивлённо уставились на него. Флоран первый подал голос:

— Ты не знаешь легенду про Линдси Орион?

Смайл посмотрел на него и помотал головой:

— Если честно, то в школе я очень часто прогуливал именно историю Сваторики, — он смущённо улыбнулся и продолжил, — как я понимаю, это относится к твоей семье Эрчин?

Эрчин кивнул и улыбнулся:

— Видать судьба у меня такая рассказывать тебе наши семейные легенды. Ну, слушай.

Легенда о Линдси Орион

В семье Лорис и Прайм Орион родилась дочка, её назвали Линдси. Очаровательная красавица радовала родителей, отец в ней души не чаял и любил брать её с собой в различные уголки планеты.

Прайм Орион был заядлым путешественником, обожал посещать диковинные места, благо волшебная сила перемещала его в любое место, увиденное хоть раз на картинке, стоило ему только захотеть. Он с детства обладал живым воображением и умел ярко представлять место, даже просто со слов друзей.

Ещё в школьные времена он экспериментировал с произвольным представлением места и перемещался туда, без помощи рисунков и карт, попадая иногда в очень интересные уголки планеты.

Один раз ему приснилось место, очень необычное — в небе плыло фиолетовое светило, растения вокруг были в основном фиолетового и красного цвета, и было ощущение, что всё мерцает и светится, каким-то едва заметным мерцанием. И Прайм рискнул — представил место из сна, и переместился. Он не сомневался, что попал на другую планету, природа вокруг была абсолютно другой. Перемещения туда стали регулярными и он путешествовал по новому миру, который назвал Лотос, во всех водоёмах встречались цветы очень похожие на лотосы, всевозможных расцветок и размеров.

На эту планету ему удавалось брать с собой маленькую дочь.

И вот Линдси исполнилось пять лет и ближайшая попытка отца, переместиться вместе с дочкой не удалась, один он перемещался свободно, но если держал дочь за руку, то не мог понять, какая невидимая сила мешает ему сдвинуться с места.

К семи годам родители поняли, что Линдси не обладает волшебной силой. Если ей нужна какая-то вещь, то она должна взять её сама и принести куда надо. Так было во всём, ни один мысленный посыл девочки не работал.

Сначала родители недоумевали, потом расстраивались, а потом отец создал краски и кисти, и Линдси стала рисовать. Все свои детские путешествия с отцом были в её картинах, очень живых и завораживающих. Девочка росла и рисовала, улучшая своё мастерство.

Отец изобрёл первую летающую платформу на Сваторике, теперь он мог с дочерью путешествовать по воздуху, и это было тоже интересно. Линдси рисовала свою планету с высоты платформы.

Она рисовала и рисовала… И стала знаменитой.

По её имени стали называть всех детей, обделённых волшебной силой. Так появились линдси.

Думается, она была не первой, но родители других замалчивали свои случаи, стыдились их и скрывали.

А Линдси Орион раскрыла другой свой талант и заявила о себе миру, дав название целому народу.


***

Эрчин закончил рассказ и замолчал.

Смайл лукаво посмотрел на него и изрёк:

— Какая легендарная у тебя семья, уже две легенды мне поведал, может ещё есть?

Эрчин засмеялся и ответил:

— Есть, у нас вообще много легенд, у меня семья не ленивая, всегда находился один любитель писать семейные хроники. И некоторые потом, со временем становятся легендами. Кстати все хронисты нашей семьи были линдси.

Флоран молча слушавший рассказ и разговор приятелей, подал голос:

— Как интересно, вот на примере твоей семьи я убеждаюсь в своей правоте. Нельзя избавляться от линдси. Не нравится мне это.

После его слов всем стало как-то неловко и грустно. Помолчав ещё какое-то время решили возвращаться на корабль, отдыхать.

Глава 3. Возвращение домой

Волшебники весь перелёт старались отдохнуть. Своей миссией они были довольны и чувствовали себя удовлетворёнными. Считая, что сделали всё возможное.

Только Флоран не разделял их радости и удовлетворения, его терзала тревога. Он предпочитал находиться в рубке у Эрчина и Смайла. Эти два молодых человека были ему как-то ближе, с ними он мог поговорить на волнующую его тему.

Эрчин был не против компании Флорана, хоть тот и был старше их двоих, но с ним было достаточно просто общаться, он не докучал вопросами, был вежлив и приветлив. Поэтому уже к третьему дню полёта было, как само собой разумеющееся, что Флоран присутствовал в рубке. Изначально это место было рассчитано на двоих. Но этот вопрос решился довольно просто. Смайл очень хорошо умел работать с пространством, и он просто увеличил количество места ещё на одного пилота, создание кресла и других атрибутов не составило труда ни одному из троицы.

Но полёт затягивался, уже два дня Эрчин не мог увести корабль в прыжок, для настройки корабля ему требовалось одиночество и спокойствие на некоторое время. А это никак не удавалось. Какая-то вожжа попала под подол сюртука Патриса, и он изводил их троих с самого утра своими претензиями, причём возникавших не понятно откуда и непонятно как. Сначала ему не нравилась каюта, в которой он обитал, и он потащил с собой Эрчина выбирать другую, причём ни с кем другим он идти не хотел, ему нужен был именно капитан звездолёта.

На второй день он был недоволен составом делегации и заявил, что будет теперь находиться в рубке, через полчаса троица поняла, что ещё столько же и можно их выносить вперёд ногами. Сколько у человека может копиться бреда в голове, это же просто кошмар. И весь этот кошмар он вываливал им на голову.

Когда на третий день Патрис пришёл в рубку раньше всех — Эрчин понял — ещё чуть-чуть и он выкинет его в открытый космос.

Спасение появилось следом. Пришёл Смайл.

Эрчин посмотрел на напарника и подумав пару минут, сказал:

— Смайл у меня к тебе задание, так как ты у нас мастер работы с пространством, надо схлопнуть все комнаты в которых располагались линдси. И возьми с собой Патриса, а то ненароком пропустишь его комнату, и потом восстановить будет крайне затруднительно.


Смайл кивнул и вышел, следом за ним недовольный, но молчащий, Патрис. Эрчин вышел следом за ними и окликнул Смайла, тот вернулся.

— Когда будешь возвращаться постарайся сделать так, что бы ты шёл впереди, — шепнул Эрчин. Смайл кивнул и пошёл делать своё дело.

Флоран пришёл минут через пять.

— Хорошо, что ты сам пришёл, а то я подумывал уже тебя сюда переместить, было бы весело, если бы ты оказался ещё не одет, — сказал ему Эрчин.

— Что-то случилось? — с тревогой поинтересовался Флоран.

Эрчин вздохнул:

— У нас пока одна проблема — Патрис, я тебя попрошу сейчас сделать защитное поле вокруг рубки, что бы сюда пройти могли только три человека, собственно ты, я и Смайл. Причём ещё и от всяких звуков защиту, что бы не слышать, возмущений по ту сторону.

Флоран облегчённо вздохнул и сказал:

— Это я запросто.

И тут же удалился, не задавая лишних вопросов, да собственно чего их было задавать, всё и так было понятно.

Справился довольно быстро и, вернувшись в рубку, спросил:

— Проверять будем?

Эрчин улыбнулся и сказал:

— Думаю, что всё в порядке, если я правильно помню, то ты дока по части оградительных заклинаний. Вот я что ещё подумал, мне надо полчаса времени, что бы меня никто не тревожил. Будет хорошо, если ты найдёшь Смайла и через какое-то время вы придёте сюда вдвоём, оставив Патриса на расстоянии, а ещё лучше если вы его где-нибудь потеряете. Потом он сюда уже не пробъётся.

Флоран усмехнулся и, кивнув, ответил:

— Будет сделано!

Всё свершилось успешно, пока Смайл и Флоран были заняты делом, Эрчин увёл корабль в прыжок.

Флоран предположил, что если они будут отсутствовать больше намеченного времени, это даже лучше. Поэтому когда они вернулись, то корабль уже находился на краю своей звёздной системы. По пути удалось отвязаться от Патриса, он случайно зацепился за одного из молодых волшебников и Смайл с Флораном быстренько прошествовали мимо, и пару раз свернув в ненужных направлениях, ушли в рубку.

Эрчин встретил их радостно и довольно.

— Как наш друг Патрис? — поинтересовался он.

— Где-то учинил скандал, мы слиняли от него, — весело ответил Смайл.

— Кстати, а как он попал на корабль, за какие заслуги? — поинтересовался Флоран, — у меня вообще сложилось ощущение, что он вообще-то очень слабый волшебник, если не полный ноль. Он умеет только скандалить и поднимать шум.

Эрчин вздохнул и ответил:

— Ну…, знаешь, в любом деле всегда присутствуют какие-то высокопоставленные господа, а у них есть дети…. В общем — он сын Ортиса Радона. Очень не хотели мы его брать, но навязали… Кстати, он далеко от вас отстал?

Флоран удивлённо вскинул бровь, и толи спросил, толи сказала:

— У главы совета такой сын?!

Комментариев не последовало.

Подал голос Смайл:

— Думаю в районе получаса он там поприпирается, а потом сюда ломанётся.

— Может, поглядим, как он ломиться будет? — предложил Эрчин, и лукаво посмотрел на сидящих рядом.

Те согласились. Эрчин провёл рукой в воздухе и появился небольшой экран, показывающий коридор возле рубки. Сначала ничего не происходило. Потом появился Патрис, быстро и уверенно, шагающий по коридору. Дверь он собирался открыть с ноги, на лице было злобное выражение, видимо ему не понравилось, что его бросили, не подождав. Это состояние видимо придавало ещё больше желания сделать пакость, и он со всех сил пнул дверь…….. и взвыл. Хоть и без звука, но было понятно, что ему очень больно.

— Плохо смеяться над чужой бедой, — с очень серьёзным лицом, сказал Смайл и расхохотался, — извините……

— Ну, что ж ты так над человеком издеваешься, — проговорил Эрчин, тоже делая серьёзное и участливое лицо.

В общем, посмеялись, понаблюдали за потугами Патриса попасть в рубку, в конце он пнул дверь уже осознанно и зло, и удалился.

— Кстати, вы заметили, он даже не попытался попробовать снять заклятия. Чудится мне, что наш скандалист линдси, — задумчиво сказал Флоран.

Эрчин задумался и сказал:

— Тогда понятно почему он так себя ведёт, за его поведением никто не заметит, что он ни на, что не способен. Ловко… Да ладно хватит о нём. Нам остался день пути и завтра утром мы прибудем домой. Смайл ты на пульте, отправь сообщение на Сваторику, мы уже в зоне доступа. А я выйду, оповещу наших.

Глава 4. Ни что не предвещало беды

Сваторика встречала своих героев, как встречают героев. С цветами, подарками и огромной толпой. Глава совета планеты сказал пламенную речь, как собственно и происходит в подобных случаях. Эрчин, Смайл и Флоран стояли среди прибывших и смотрели на встречавших, и как-то вдруг им стало всем совсем не весело. Вернее Флорану изначально было не весело, так как он давно излагал свои опасения по поводу переселения линдси. У Эрчина вдруг появилось странное ощущение, как будто он подсматривает за чужой жизнью — всё вокруг отодвинулось и стало каким-то приглушённым, далёким и не реальным. Смайл смотрел на толпу, их бурную радость и у него, почему то в голове, крутился один вопрос « И чему все радуются?».

Но торжества ещё только начинались, потом был торжественный обед в колонном зале совета Сваторики. Вечером был карнавал и всю ночь гремели салюты.

В целом всё прошло шумно, весело и большинство осталось довольно.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 478