электронная
198
печатная A5
353
16+
Осень, зонт и мой сон

Бесплатный фрагмент - Осень, зонт и мой сон

Объем:
180 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-5798-3
электронная
от 198
печатная A5
от 353
До конца акции
3 дня

РАЗДЕЛ
ЗНАКОМСТВО

Глава
Однажды

— Шерлок, я опоздаю на работу, хватит уже баловаться, к тому же твоя шерсть уже везде на мне, — оттягиваю от себя собаку, делая грозный вид. — Знаю, будешь скучать, но что поделать. Куплю что-то тебе, разбойнику, вкусненькое на обратном пути, если будет не слишком поздно.

— И мне тоже, хорошо, мама? — Притворившись маленьким котёнком, умоляюще просит дочь, стоя босыми ногами на ступеньках лестницы. — Мяу, а поцеловать своего котика?

Конечно же, я целую свою доченьку. Влада, мой любимый ребёнок. Всего каких-то двенадцать лет назад, появившись на свет, она заполонила его для меня собою полностью и от этого мир стал гораздо привлекательней.

Влада в секунду-две уже возле меня, и, обхватив своими тоненькими ручками, целует меня :

— Мамочка, купи тортик и мы отметим твой первый рабочий день, — ее теплое, после сна, дыхание, у меня возле уха.

Шерлок облизывает уже в это время мое зимнее пальто, и мои замшевые ботинки полны его шерсти. Стряхиваю, быстро одеваюсь и поворачиваюсь снова к дочери:

— Хорошо, куплю вам с Шерлоком ваши заказы, правда буду поздно, а сейчас бегу, а то опоздаю. Не забудь приготовить обед и сделать уроки, а с английским помогу завтра! — Выхватываю из зуб Шерлока свою упавшую сумку, которую он приготовился грызть и быстро иду на остановку, боясь пропустить маршрутный автобус.

— Шеээээрлок, ко мне, место, место, я сказала! — слышу позади себя, уже у калитки, командный голос дочери.

«Маленький мой командир, нет больше подходит заместитель командира», — улыбаюсь, завязывая платок. — «Как она быстро растет, да и Шерлок не отстает!».

Ускоряю шаг и почти уже бегу, вокруг тихо, раннее утро субботы. Крыши частных домов стоят с колпаками из снега разных форм. Ветер порывистый, холодный, серые тучи сбились в одну кучу, греясь о друг дружку, снег вот-вот пойдет.

Из сумочки достаю перчатки, кончиков палец почти не ощущаю, похоже, не столько из-за мороза они так замерзли, сколько из-за ледяного ветра. Вслед за перчатками из сумки выдернулся лист белой бумаги, сложенной вчетверо с адресом новой работы и именем работодателя: «Софиев Гай, улица Каштановая, 56. Гайворонский Александр Юрьевич и его дочь Даша, 4 года.»

В агентстве по трудоустройству я уже встречалась один раз с Александром Юрьевичем, который искал воспитателя для своей дочки, но самой девочки я еще не видела. Тогда мне показалось странным, такой в возрасте мужчина и говорит о дочке. Хорошо, что вовремя прикусила язык и не спросила, мол, не для внучки своей подыскиваете гувернантку.

Но мне нужна была работа и график был подходящим, которые позволили бы и своему ребенку уделять внимания, вернее двоим, Шерлока я тоже считаю еще одним ребенком. Поэтому на собеседовании не ставила много вопросов, по большей части мне приходилось только успевать отвечать на поставленные.

Прощаясь, Александр Юрьевич протянул мне лист бумаги с указанным адресом. Маршрут пришлось разрабатывать самой, поэтому путь предстоял далекий, нужно было сделать несколько пересадок городским транспортом, прежде чем очутиться в обособленном, «господском» районе города.

Глава
Софиев Гай

Сюда пешком, либо на машине. Местные не нуждаются в общественном транспорте. Приостановилась. Нелегко идти. Пошел густой снег, и я растапливаю, разгоряченным от быстрой ходьбы дыханием, крупные снежинки, густо покрывавшие мой платок. Взглянула вверх. Серые тучи едва различимы. Их контуры сливаются воедино в некую неряшливого вида массу, которую словно пытались стереть ластиком, и тем самым размазали по грязному, некогда белому листу бумаги. Впрочем, хватит разглядывать небо. Минутная передышка закончилась.

Выходной день, но мне никто не попадается на пути, ни души. Видимо, жители элитного района со своей челядью спрятались в своих огромных, по-современному отделанных роскошных дворцах, и то ли греются у каминов, то ли любуются растениями в зимних садах.

«А может быть, они планируют свои путешествия и спорят, какую страну выбрать и что посмотреть?» — Улыбаюсь от своих догадок. — ” Какая ты выдумщица. Может, они просто ни о чем не думают. И, похоже, людям в таких жилищах можно совсем ни о чём не думать!

Ищу взглядом номер дома пятьдесят шесть, но на один дом с прилегающей территорией уходит не меньше нескольких минут, к тому же некоторые пронумерованные дома только запланированы, а на их месте красуется огороженный пустырь, или незаконченное строение.

Ну вот и «мой» дом отыскался наконец-то. Удивительно! Нет высокого забора дворца. Стоит себе у склона горы, к нему ведет длинная, витиеватая дорожка. По всей видимости, такое искусное, маленькое чудо света дело рук талантливого ландшафтного дизайнера. Видно даже в зимнее время, что создатель эффекта тропинки в лесу вложил туда и душу.

Ступаю по изрядно лежащему на моём пути снегу. Убирать его не успевают. Взору открывается желто-кремового цвета строение, увенчанное коричневой крышей, которое весьма похоже на пряничный домик из сказки «Гензель и Гретель». Усиливает такое мое впечатление обособленное расположение дома, в самом лесу, за чертой всех остальных особняков. Окна небольшие, входные двери громадные, тяжелые.

Где-то вдали гудят машины, там скорость, динамичность, стремительность, а здесь такая умиротворенность, совсем другой ритм жизни. Вернее, этот ритм здесь волшебным образом затихает и замирает. Из большого окна на первом этаже, стоя за шторами, кто-то любопытно на меня смотрит, не подозревая, что его силуэт виден, несмотря на всю толщину массивной тюли.

Стою перед огромной, добротного сорта дерева дверью, по бокам стеклянные узкие вставки. Вижу, как из комнаты или кухни выбегает девочка в спортивном костюме, останавливается возле узкого стеклянного проема и подтягивается, так что кончик носа упирается в стекло, и с любопытством разглядывает меня.

Позади ребенка появляется фигура мужчины, пожалуй того, кто разглядывал меня еще недавно в окно, открывает мне дверь и предлагает зайти во внутрь. Он вежливо здоровается, затем, словно растворяется в прихожей без следа!

— Добрый день, можно к тебе в гости? — спрашиваю подоспевшую ко мне белокурую девочку, которую заприметила минутой раньше. В её глазах неподдельный интерес. А в движениях и повадках сразу замечаю самостоятельность, даже независимость.

Снова из неоткуда появляется все тот же молодой мужчина, то ли брат Даши, то ли работник этого дома. Пока снимаю верхнюю одежду, девочка с любопытством и стеснением поглядывает на меня и глаза ее улыбаются:

— Доброе утро! — на мгновение она приходит в замешательство и стеснение, но потом снова уверенно спрашивает: — Тебя Ирой зовут?

— Да, я — Ира, а ты, наверное, Даша? — наши глаза с ней встречаются.

— Да, меня зовут Даша, папа мне рассказывал немного о тебе. Мы думали, ты не придешь, такой снег сегодня! — Искренне признается ребенок. — Эрик, отнеси пальто Иры в сушилку и веник прихвати, смотри сколько снега здесь, — по-взрослому распоряжается ребенок и обходит небольшие лужицы воды, которые секундами раньше были еще снежными кучками.

Да, чувствуется, кто в доме хозяин.

— Я же пообещала твоему папе, вот и пришла. У меня есть для тебя маленький подарок, ты любишь, когда тебе читают книги? И протягиваю Даше книгу “ Волшебник Изумрудного города.»

Вижу, как глаза девочки становятся большими от удивления и она поворачивается к мужчине за ее спиной:

— Эрик, смотри, мы с тобой фильм смотрели, помнишь, а есть такая книга, видишь? И картинки похожие в кино были, — Даша быстро перелистывает книгу, садясь на банкетку.

— Ира прям угадала то, что тебе будет интересно, — с улыбкой произносит Эрик, заглядывая в книгу девочки. Видно, что поддерживает интерес Даши к чтению.

— Я рада, теперь мы будем читать, когда ты захочешь. — А что ты любишь еще делать? — интересуюсь я. Сейчас моя задача заинтересовать и увлечь ребенка, не дать ей скучать.

— Я люблю играть, рисовать, баловаться… — возможно, Даша продолжила бы перечень своих любимых дел и дальше, но тут вмешался Эрик:

— Даша, веди Ирину в свою комнату и там все показывай и рассказывай.

— Ты покажешь мне свою комнатку? — Это всегда располагает к себе детей, я умело этим приемом воспользовалась и на сей раз. Но эта маленькая девочка тоже имеет в своем арсенале оружие, сражающее наповал взрослых, она в столь раннем возрасте непостижимым образом научилась располагать к себе буквально сразу. И взяв меня за руку уверенно, но без детского «насилия», словно вопрошая, хочу ли я этого на самом деле, повела к себе.

Детская комната взрослеющей Даши. Повсюду игрушки, мячи, куклы, книги, но все разложено по полочкам, чистота, видно было, что здесь любят порядок. Отметила, что книг очень много, в толстых, дорогих переплетах.«Интересно, кто же читает ей на ночь сказки? Или рассказывает?»

— Ты будешь со мной играть? — Даша удивленно, с интересом смотрит на меня.

— Да, конечно, давай вместе придумаем нашу игру!

Наверное, моя рука, за которую держалась маленькая ладошка Даши, «дала» согласие безоговорочно играть, и перед нами расступились двое мужчин, словно стражи, охраняющие открывшиеся настежь врата машиной «Гейм страны»!

Среди них тот, кто постарше, её папа, некогда вершитель судеб человеческих, известный судья нашего города. С этого, по сути, и началось его восхождение по политической лестнице круто вверх. На меня смотрел одобрительно высокого роста мужчина, статного телосложения:

— Добрый день, Ирина, я вижу, Даша уже успела за несколько минут все Вам показать, — уловила его деловой тон.

Без преувеличения, обладатель сего голоса способен леденить душу и уводить её в пятки кого угодно. Услышав Александра Юрьевича, очень легко себе представить, как трепещат в залах суда обвиняемые, только благодаря таким выдающимся вокальным данным.

— Дашенька, Ирина будет с тобой играться, читать тебе и рисовать с тобой! — раскатисто заверяет отец четырехлетнюю девочку, не давая мне выбора. Он провозглашает это как указ Своего Величества, не добавив лишь, что ослушание грозит смертной карой.

— Я и так знаю! — дерзко выкрикивает принцесса. И добавляет многозначительное:

— Папа, я уже взрослая!

«Тот, что маленького роста, худого, почти подросткового телосложения, Эрик. Даша несколько раз называла его по имени сегодня.» — подумала я. “ Александр Юрьевич на собеседовании обмолвился, что у него есть помощник по имени Эрик, который помогает ей с Дашей. Но сегодня выходной, впрочем, у меня ведь тоже рабочий день», — мысли, одна за другой, появляются и исчезают, стараюсь сосредоточиться, ведь первый день всегда самый тяжелый и изнурительный. Именно в первый день поступает много важной информации, многое нужно запомнить и быть сконцентрированной. И еще нужно все понравиться и показать себя в работе.

Заметила, прищурившись, Эрик, изучает меня. Мне так же интересно рассматривать загадочного мужчину, которого воспринимала благожелательно Даша и роль которого в этом доме была мне еще не до конца непонятна.

— Даша, а давай покажем Ирине наш дом, ей нужно знать, где находится кухня и гардеробная с твоими вещами, — Александр Юрьевич, не дожидаясь ответа дочери, поворачивается и идет вперед.

Видно сразу, роль экскурсовода собственного дома приходится ему по душе. Даша тоже не отстает, при словах папы она обрадовано бежит за ним.

— Это наша кухня, проходите, Ирина, позже Эрик покажет Вам, где стоит посуда, продукты, кухонные полотенца, все, что необходимо для приготовления еды для Даши.

— Ира, смотри, какая красивая у меня тарелка и чашка, — Даша подносит мне нежно-розового цвета детскую посуду. Обычно, дети всегда любят чем-то похвастаться. Замечаю, девочка очень эмоциональная, а это знак, что ее настроение может быстро меняться.

— Очень красивая, Даша, мне нравится и, наверное, приятно есть из такой посуды и ты, конечно же, все съедаешь? — искренне интересуюсь я.

— Иногда остается немного, правда, но эту маленькую принцессу в середине тарелки я всегда вижу. Правда, она похожа на меня? — Даша пытается переменить тему и ее глаза, полные детским доверием, смотрят в мои.

— Да, похожа, вернее она совсем как ты, я думала, это твой портрет.

Даша звонко смеется, замечаю, что Александру Юрьевичу нравится шумная атмосфера в доме.

Кухня просторная и уютная, со светлой итальянской мебелью, с большим окном, из которого открывается вид на реку. Большой, мраморный подоконник, а на противоположной от окна стене висит картина, на которой я останавливаю взгляд.

— Я покупаю картины наших отечественных художников, они передают атмосферу страны, — гордо заявляет хозяин дома и останавливается вместе со мной напротив нее.

И вправду, тенистая, деревянная терраса, уставленная полевыми цветами в глиняных горшках, навевает воспоминания о доме бабушки, где пахло коровьим молоком и домашними пряниками. На потрескавшемся от зноя и зимней пурги столе, лежит большой, разрезанный и спелый арбуз. Жаль, что картина не передает запахов, мне казалось, что он так вкусно пахнул и возвращал в летние деньки.

Я восхищаюсь пейзажем, замечаю, как это важно для Александра Юрьевича. Наверное, многое в жизни ему давалось с трудом и теперь ему хочется слышать слова восхищения, благодарности. Ему и вправду было чем гордиться.

— А здесь наша прихожая, Даша иногда смотрит здесь мультфильмы или мы читаем вместе, — Александр Юрьевич учтиво открывает дверь, и моему взгляду представляются высокие, метров до шести, потолки, в классическом стиле шторами, фалдами и тюлями. Комната большая, с тремя массивными окнами и помпезной мебелью и с двумя круглыми, шелковыми, китайскими коврами. Из нее наверх ведет дубовая лестница. Такое чувство, что ты попал в одну из комнат Людовика Четырнадцатого, мне неуютно здесь и хотелось ее скорей покинуть. И в будущем потом мы мало бывали с Дашей в ней, разве только, если нужно было подняться к Александру Юрьевичу наверх в его кабинет.

Даша бегает из комнаты в комнату, ее неумная детская энергия требует выхода и она капризно объявляет:

— Папа, хватит уже, я хочу играть с Ирой, покажешь ей все остальное в следующий раз.

Я понимаю Дашу, для ребенка в ее возрасте все быстро надоедает и такая скукота, ходить из комнаты в комнату, и смотреть на вещи, которые ты уже видел не один десяток раз. Да и признаться, мне тоже хотелось скорее приступить к своим прямым обязанностям в этом музее.

— Хорошо, хорошо, Даша, веди Ирину в свою комнату, а папа пока съездит по делам в город. — Мне показалось, нам всем пришлось по душе такое распоряжение.

— Ирина, все вопросы обсуждайте с моим помощником Эриком, он вправе принимать все решения по поводу прогулок, кормления Даши. — Деловой голос Александра Юрьевича не оставляет за собой права спрашивать или не соглашаться.

— Да, конечно, мне все понятно, Александр Юрьевич.

Через несколько минут мы уже отправляемся с Дашей в далёкое путешествие. Место назначение — Изумрудный город. И тут в ход идут все стульчики, лавочки, которые были в комнате. Наши стульчики-вагончики наполнялись пассажирами, в основном разодетыми, расфуфыренными куклами, но также один местный крокодил Геннадий арендовал целиком голубой вагон. Важно, чтобы незаметно в игру проникли с развлекательными элементами обучающие.

Мы наспех рисуем билеты, продаем их куклам, опять — таки, придумав деньги. Даша очень способная и принимает с огромным желанием участие во всех этапах создания нашего игрового антуража. Наносит на билеты и деньги цифры, с буквами пока не очень хорошо, но она хватает, как говориться на лету. Отмечаю, что она не по годам развитый ребенок, и в ней много взрослости.

Даша с удивлением узнает, что даже поездом из стульчиков должен управлять машинист. Глаза девочки блестят, она включается в игру и объявляет:

— Это как Эрик ездит на машине, и я тоже хочу управлять поездом! Буду ехать, куда хочу, а ты, Ира, будешь смотреть за порядком в вагонах и раздавать эти сладости всем желающим, — Даша протягивает мне железную коробочку из-под монпансье с маленькими ракушками, очевидно, привезенными с моря.

Мы едем весело, с песнями, разговорами, смехом и шутками. Отмечаю, у Даши отличное чувство юмора. Позже это станет таким большим преимуществом в нашей с ней совместной работе.

— Так, а сейчас остановка Розовая страна, приготовиться всем к выходу, — похоже, девочка по-настоящему включилась в игру, а мне приходится только подыгрывать ей, опускаясь до уровня четырехлетнего ребенка. Иначе и не может быть, дети хорошие индикаторы искренности взрослых и с ними нужно быть на одной волне, чтобы удержать неподдельный интерес и расположить к себе.

Глава
Первый день

Мой первый рабочий день. Даже если он, как нельзя удачный, вот как сегодня, сил и энергии расходуется невероятно много. С Дашей мы практически беспрерывно путешествовали в Изумрудный город и обратно. Такое постоянство редкость, меня удивляло, как девочка охотно включается в игру, придумывая свои роли, слова.

Ее серые глаза широко распахнуты этому миру, она эмоционально ясно выражает восторг и удивление, задумчивость и недовольство. От этого ее маленький лобик то морщится, создавая маленькие бороздки, то распрямляется в тон ее смеху и хохоту. Даша подвижный, «живой» ребенок, я получила в этот первый день неимоверный заряд энергии от нее. И еще потому, что я соскучилась по работе, по детям, которые были всегда в моей жизни.

У Даши густые и пшеничные волосы. Они собраны в «хвостик», но несколько прядей выдернулись и девочка постоянно старается убрать их, смахивая волосы на затылок и от этого на ее лице появляется мимолетно-раздражительная мимика, но кисть руки с тонкими, длинными пальчиками при этом преломляются в красивый, женственный жест.

Зимняя, снежная погода, с гололедицей, вовсе не располагает к прогулкам на свежем воздухе Даши с кашлем, хотя так хотелось глотнуть свежего воздуха и побыть наедине с мыслями. Потому пришлось быть довольно изобретательной, чтобы увлечь девочку игрой настолько, чтобы она не капризничала, не хныкала.

Дверь в комнату закрыта и мы одновременно поворачиваемся в сторону неожиданного стука. Эрик заходит с подносом в руках, дает Даше стакан с соком, сироп от кашля и предлагает мне травяной чай.

— Даша, я покажу Ирине на кухне по мелочам все, ты пойдешь с нами? — Эрик распоряжается по-деловому.

— Я книгу смотрю, а кухню видела сто миллионов раз, — не поднимая глаз, отвечает устало девочка. Видно, что скоро захочет спать.

Эрик показывает, что где лежит по мелочам, что к чему на кухне. Так же как и Александр Юрьевич, он сказал, что в любом случае, по всем вопросам относительно Даши, во что одеть ребёнка, где одежда, захотелось девочке кушать или пить, обращаться к нему!

Наконец-то моё любопытство частично удовлетворено. Рассматриваю Эрика. Он почему-то отводит взгляд. Стесняется и немного застенчив, что, впрочем, показалось мне привлекательным. Улыбаюсь. Я смотрю на него, не выходя за рамки приличия. Вполне симпатичный молодой человек. Брюнет, короткие волосы. Наверное, едва за тридцать. Орлиный нос, несколько раскосые глаза, прищуренные, видимо страдает близорукостью, но не до такой степени, чтобы носить очки. Выразительный взгляд. Может, это заставляет его отводить взор?

Такое кратковременное занятие даже послужило некой разгрузкой психологической.

За окном чёрно-белая картинка, осыпаемая крупными снежинками, заполонившими всё пространство непрерываемой пеленой. Кружащиеся в воздухе ювелирные изделия, созданные самой матушкой — природой, гипнотизируют. И, видимо, не без их помощи, мне после обеда удалось Дашу уложить спать, после чего появилось пару часов на чтение «Сто лет одиночества».

Обычно, во время дневного сна ребенка, мне приходится выполнять много сопутствующей работы по дому, постирать детские вещи, приготовить еду, но здесь было все по-другому. Эрик многое делает по дому сам и сегодня приготовил еду для Даши также он, вещи девочки приводила в порядок, как и сам дом, приходящая по будням «тетя Маша».

Эту идиллию нарушил всё тот же Эрик!

— Что читаете? — почти шепотом интересуется он.

Я поверачиваю обложку книги к нему.

— А! Габриэль Маркис. Всё собираюсь скачать аудиокнигу. А теперь и подавно это сделаю, — заявил он, впервые увидела его улыбку.

— Рекомендую, мне очень нравиться. — также тихо, боясь разбудить девочку, отвечаю я.

— Простите! Вынужден уехать за продуктами. Алексанр Юрьевич уехал по делам. Дашин полдник стоит на плите, я сделал ей запеканку, поэтому покормите ее, когда проснется, — сказал Эрик, а я продолжила чтение, ожидая пробуждения Даши.

— Там большое скопление машин на подъезде к городу, по-моему авария. Сегодня сильный снегопад с утра был, — зачем-то проинформировала я Эрика.

— Ничего, не привыкать, зимой это случается часто, до встречи, — и Эрик прикрывает за собой дверь.

Я сижу тихонько в кресле, слыша Дашино сопенье. Иногда подхожу к кроватке, чтобы прикрыть ножки девочки. Даша спит неспокойно, покашливает часто, хотя проспала почти пару часов.

Заслышав, как она ворочается, подошла. Девочка, проснувшись, смотрит на меня, чуть не плача, такая реакция не удивляет, не каждый ребёнок успеет адаптироваться к незнакомому человеку за столь короткое время. Сажусь на корточки у кровати и ложу руку на плечико. Водопад белокурых волос направляет медленное ласковое движение моей ладони по ниспадающей. Приобняла ее, наклонившись.

— А где Эрик и папа? — Захныкала Даша, видимо, спросонья не узнавая меня.

— Даша! Милая! Помнишь, мы играли вместе? Как нам вместе было славно. — Резюмировала я.

— Да, Ирина! — Детской хрипотцой спросонья не стала отрицать Даша. Красивые большие глаза блестят слезами.

— Ну вот, я так рада, что ты узнала меня. — обрадовалась я. — Хочешь, я немного почитаю тебе «Волшебника», а ты еще побудешь в своей кроватке?

— Я не хочу сейчас! — запротестовала, нахмурившись малютка! —

— Тогда я тебе расскажу сказку! Идёт? — Выдерживаю небольшую паузу, чтобы успеть увидеть реакцию Даши на моё предложение. Заметно ее замешательство, она не знала как поступить, а затем выпалила:

— А ты можешь придумать свою сказку, не из книжки? — закашлявшись, с надеждой в голосе произнесла девочка.

Это меня не удивляет, дети любят выдуманные истории и Даша не исключение.

Впоследствии я открывала все больше ее глубинную душу с потаенными замками в ней, спрятанными так надежно от непонятного пока что ей взрослого устройства мира.

Всё же четырехлетняя Даша растёт практически без родителей, несмотря на то, что те находятся постоянно рядышком. Дело в том, что дочь живет с папой неделю, а затем мать принимает эстафету на такой же промежуток времени или одни выходные с мамой, затем с папой. Раннее взросление. В полном достатке, сказать лучше, даже в избытке.

Такую модель семьи я встретила впервые за долгие годы моей практики и поэтому мне было любопытно заглянуть за кулисы жизни известных людей.

Почему я осталась тогда в этом доме? Спустя долгие годы я часто спрашивала себя об этом. Я слушала разум, отключив внутренний голос.

Глава
Выходные

Иногда, кроме одобрения, находим в себе сожаление, что столь меткие крылатые фразы уже кем-то давным-давно придуманы. Они ведь в доску твои! Это сочетания слов на данный момент, как нельзя, так подходят к твоему случаю, точнее, находят соответствия своей бескомпромиссной справедливостью в твоей жизни! Ну почему же именно ты не додумалась высказаться так? Например: «Нет ничего нового под солнцем.» или «Ничто не ново под луной.» Но авторы данных изречений жили задолго до моего рождения. У них было больше шансов.

Лёжа в постели, подтруниваю над собой же. Но нужно вставать. Как там сказано современником, снова опередившим меня? «На выходных мало кто „находится“ в соцсетях… Сразу видно — делом люди занимаются, а не на работе сидят!» Подумала, данное выражение справедливо лишь по отношению к большинству, и лишь частично распространяется на меня. Я и на работе делом занимаюсь, и на выходных опять-таки дело прежде всего.

Эх, как бы там ни было, нужно отбросить на немалое время эту постельную философию, как и одеяло, из-под которого так неохота выбираться! С улыбкой снова вспоминаю известную фразу из книги Екклесиаста, смотрю на знакомую обстановку вокруг, констатируя, нет ничего нового… И иду выполнить обязательный утренний моцион, после чего необходимо готовить завтрак дочери и себе.

Когда-то сию почетную миссию выполнял муж, но по сложившейся традиции исключительно по будням. Как она установилась, даже не знаю, подозреваю, супруг первые годы совместной жизни рвался мне помогать и угождать во всём. И «кофе в постель» эволюционировало в итоге в яичницу с бутербродами.

Иногда Женя креативничал, делал манную кашу, и дочь уплетала её за обе щеки с превеликим удовольствием. Да и я не отставала. Повзрослев, наконец-то полюбили манную кашку.

Прыснула от смеха, вспоминая мою не осуществленную воспитательную месть ребёнку, когда та ещё под стол ходила, представив её во всей красе! Я и Женя кушаем, а Влада сглатывают слюнки, смотрят голодными глазами. Боюсь, мое воображение выдало желаемое за действительное, и на самом деле такому наказанию дочь только радовалась бы.

Жени не стало. Прошло с тех пор три года. И завтрак готовлю на двоих. Выходные без него потеряли ту особую атмосферу в доме. Смех и гам, вещи разбросаны, жарящиеся котлеты, очищенная картошка, кипящий борщ, горы посуды, беспрерывно работающие пылесос в паре со стиральной машиной. Всё это осталось, нет лишь его. Но уже вечером в воскресенье этот дуэт бытовой техники послушно умолкает, на кухне идеальная чистота и порядок, и лишь вкусные запахи напоминают о прежней бурной кулинарной и любой другой деятельности…

— Мама, а что ты сегодня вкусное готовишь, запахи повсюду, даже в моей комнате на втором этаже! — Влада так громко кричит, сбегая по лестнице еще в ночной пижаме и машет руками, как бабочка. Это означает, настроение у нее превосходное.

— Я готовлю омлет в духовке по новому рецепту, тосты, а потом с кексом будем пить чай, — торжественно объявляю я и целую в щеку дочь. — Проголодалась?

— Даааа, хочется кушать. Ура! Ты не забыла и купила мой заказ, какая ты у меня молодец! Мам, кстати, ты обещала рассказать мне о своей новой работе. Я вчера не дождалась тебя, уснула. Ты поздно приехала? — похоже, досчь соскучилась по общению.

— Давай скоро сядем вместе завтракать и я тебе все расскажу, хорошо? — предлагаю я. — Извини, вчера так поздно вернулась. Пришлось взять такси от метро, такой снегопад был, видно, автобусы отменили.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 198
печатная A5
от 353
До конца акции
3 дня