электронная
90
печатная A5
504
18+
Оружие Богов

Бесплатный фрагмент - Оружие Богов

Книга 1

Объем:
440 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-8205-3
электронная
от 90
печатная A5
от 504

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1. Император

Накануне проведения Верховного Совета Император Арканы проснулся рано, еще при свете Луны. Седобородый Гваррас закутался в плащ и вышел на балкон своего Белого Замка. На балконе он уселся в уютное кресло, зажег фонарик и налил себе бокал лугоморского вина. Завтрашнее событие должно было обернуться выгодными заключениями соглашений. Гваррас рассчитывал на подписание договора с эльфами огня, по которому спустя многие годы противостояния начнется торговля между двумя королевствами. С приморским регионом Мейрилией должны были состояться сделки на строительство военных и торговых кораблей, а также поставку рыбы. С восточным регионом Дарскрай должны были подписать договор об изготовлении оружия и военного обмундирования. В свою очередь, Аркана обеспечивала все регионы древесиной, пищей, тканью и мехом.

Прошло ровно двадцать пять лет после объединения всех регионов в единое государство. Эльфы огня властвовали на людских землях, которые в свое время захватили мечом и магией. Чтобы избежать уничтожения человечества, Гваррас объединил все государства людей в одну Империю.

Император придался ностальгии и вспомнил радостные и счастливые моменты победы над эльфийскими завоевателями, а также тяжелое время, когда только начинал свой путь к объединению всех человеческих королевств. Лаадирн населяли многие расы и народы, и вся западная часть материка принадлежала людям. Гваррас родился в то время, когда эльфы огня уже захватили все людские территории на материке, вплоть до Изумрудных Гор гномов. Эльфы властвовали на родине Гварраса уже более двухсот лет, поэтому враждебность и непринятие чужой воли мальчик впитал с малолетства. Его отец и дед возглавляли сопротивление против захватчиков. Восстание людей началось с деда Гварраса, именно он стал собирать силы, осуществлять нападения и набеги на вражеские отряды. Сначала это выглядело как грабежи, но люди шли за Ратаррасом, не желая оставаться подневольными. Люди желали свободы, они мечтали выгнать захватчиков с родной земли навсегда. Эльфы жестоко подавляли восстания людей, устраивали показательные казни и уничтожали лагеря зачинщиков. За голову Ратарраса назначили огромное вознаграждение, и это играло на пользу Арканского лидера. О нем узнали многие, поползли слухи о смелом лидере сопротивления. Большинство поддерживало его начинания, и помогали ему, многие прятали борца за свободу и его людей от эльфов, давали кров и пищу. Долгое время Ратаррас скрывался и тайно управлял восстаниями. Вместо него все военные операции осуществлял его сын Вутуррис, а сам Ратаррас воспитывал двух внуков Гварраса и Бадарриса. Отец нынешнего Императора зарекомендовал себя как отличного военачальника, доблестного воина и справедливого лидера. Множество славных побед прославили его имя. Но в одном из очередных сражений он погибает, эльфы застали его врасплох и одержали долгожданную победу. Очень быстро перворожденные находят и скрывающихся Ратарраса, вместе с семьей и оставшимися людьми. На глазах юного Гварраса погибли его дед, мать и брат. И лишь подоспевшая подмога успела спасти последнего наследника арканской династии. Молодой Гваррас клянется, что продолжит дело деда и отца, избавит человеческую землю от эльфийского ига, вернет независимость родному королевству. Гваррас прекрасно понимал, что сил одной Арканы недостаточно для победы. Поэтому он в тайне начинает искать союзников в других королевствах, которые также были под гнетом эльфийских захватчиков.

Отхлебнув прекрасного напитка из бокала, Арканский Император вспомнил лица всех своих союзников и братьев по оружию в те славные времена. Почти все былые друзья теперь возглавляли соседние королевства. Время состарило их, но все без исключения помнили, для чего они сражались, какие потери и лишения они прошли, как им было тяжело и страшно.

Гваррас вспомнил первого своего союзника — Модрика. В то время он был молодым ярлом, который был известен во всем северном королевстве Лангхайм. Независимость и несогласие с правлением эльфов огня на северной земле побудило Гварраса придти именно к нему. Эльфы с трудом контролировали не согласных северян и только благодаря Конунгу Ланхайма держали власть. Конунг Кьёлл фактически превратил своих людей в эльфийских рабов, но всем вещал, что ратует и борется за достойную жизнь северян. Гваррас убедил ярла Модрика присоединиться к нему и поддержать восстание. Модрик был наслышан о его деде Ратаррасе и его успешных грабежах, поэтому согласился на предложение. Но в отличие от Гварраса, север формально принадлежал Кьёллу, который был подкуплен эльфами. Все знали, что Конунг увеличил свои территории только благодаря благосклонности эльфов, поэтому он относился к ним весьма лояльно, даже боялся их. Не хотел терять свою власть. Но северяне отличались от других народов своими обычаями и славными традициями. Гваррас это знал и уговорил Модрика вызвать Конунга на хольмганг. Молодой ярл с улыбкой оценил предложение арканского лидера и после прибытия в столицу Лангхайма вызвал Конунга на поединок, причем при всех на площади, удачно подкараулив обход своих владений Кьёллом. Право на хольмганг имел любой свободный лангхаймец. Конунг высмеял Модрика, но отказаться не смог. Откажись от хольмганга и он потерял бы свой статус мгновенно. Естественно, Кьёлл выставил поединщика и сам поставил условие — поединок до смерти. Модрик победил воина Конунга, а затем вызвал и его самого. Наблюдающий народ заревел, желая чтобы сражался на этот раз сам Конунг Кьёлл. Мол, сами Боги хотят проверить его. Северяне считали, что Боги наблюдают и все видят, от них ничего не остается скрытым. От суда Богов Конунг не смог отказаться, вмиг бы потерял и так сомнительное уважение своего народа и никакие эльфы не спасли бы его от гнева толпы. Одержав победу над Кьёллом и убив его, Модрик занял место Конунга северного королевства и активно начал поддерживать Гварраса. Со временем они очень сдружились, и дружат до сих пор, вспоминая прославленные битвы с эльфами.

Из старых друзей и союзников остался в живых еще один нынешний лидер южного королевства. Фалфурс сейчас возглавляет Цветларию, страну, богатую на магов и волшебников. Но во время правления эльфов огня, юный Фалфурс был лишь простым уличным фокусником. Его талант был замечен эльфами и он был взят в ученики во дворец магии и волшебства. Фалфурс с блеском закончил два основных цвета магии, а впоследствии за короткий срок постиг все семь стихий. Такое рвение к магии обуславливалось властью эльфов. Он понимал, что пока перворожденные имеют преимущество в магии, свергнуть эльфов будет невозможно. Фалфурс тайно обучает других людей магической науке, готовя восстание в Цветларии. Узнав о военных переворотах на севере материка, а затем и сражениях в Аркане, Фалфурс с помощью учеников и последователей также начинает сражаться за свободу людей.

Юг начинает восстание вслед за севером и центром. Лэйтилен была замужем за варахийским преводителем Саариклом. После встречи с Гваррасом, Саарикл сразу же соглашается вступить в союз с ним и Модриком. Лэйтилен приходилась дочерью известного капитана морских кораблей. Ее отец сумел договориться с пиратами и грабить эльфийские судна, топить эльфийские корабли. В одном из ключевых сражений Саарикл погибает, после чего Лэйтилен единовластно продолжает править Мейрилией.

Последний нынешний Царь Дарскрая возглавил престол в 25 лет, уже при объединенной Империи. Травар Варнштайн был самым молодым лидером во всей Империи. До него восточным королевством правил его отец Дарн Варнштайн. Во время войны за независимость он последним присоединился к Гваррасу. Целый год эльфы подкупали Царя Дарскрая, обещая несметные сокровища и свое покровительство. Но видя, что люди все больше и больше отвоевывают земли и уничтожают эльфийских завоевателей, Дарн выступает против эльфов, еще более усиливая войска Гварраса. Позже Дарн Варнштайн был убит эльфийским ассасином, в своем же замке. На трон вступил его сын Травар, который сразу зарекомендовал себя как справедливый и принципиальный человек.

После долгих и кровопролитных битв и сражений, люди выдворяют со своих земель всех захватчиков. Проигравшие эльфы возвращаются на свой родной материк, не в силах сражаться на всех фронтах одновременно.

Всех своих друзей и одновременно и глав человеческих королевств Гваррас ждал к себе в гости. Повод был отличнейший. После долгого периода мира и свободной жизни, от былых противников пришло предложение о начале торговли. Властелин эльфов предложил Гваррасу отбросить былые обиды и военные столкновения, наладить сотрудничество и заключить торговый союз. Родной эльфийский материк Арфандин находился за океаном, торговля с эльфами позволяла людям приобщиться к произведениям искусства перворожденных во всех аспектах их жизни: от картин и тканей до искуссных мечей и украшений. Огромное множество отличнейших товаров, созданных эльфийскими мастерами, должны были появиться в торговых лавках человеческих королевств. Также старый Император знал и прекрасно понимал, что ранее эльфы все ресурсы забирали бесплатно, когда владели человеческими территориями. Земля здесь богатая, поэтому налаживание торговых путей обогатит и его самого, и его народ. Также эльфы после потери человеческих земель, лишились доступа к богатствам гномов. До этого они активно торговали с карликами, но теперь все пути к властителям горных недр были закрыты. А за посредничество с гномами, Гваррас также планировал получить хороший кусок, и он был уверен, что эльфы с этим согласятся. Других вариантов просто не было. Все морские пути к Изумрудным горам контролировал именно он, либо его друзья-союзники.

В предвкушении нового торгового союза Гваррас сладко зевнул, поднялся с кресла и улегся в свою кровать. Будущее Империи его радовало, ничто не угрожало срыву договоренностей.

Наступал день Верховного Совета. Гваррас подготовил главный круглый зал и уже сидел за ним, еще раз перечитывая еще не заключенные соглашения. Стены замка были украшены большими гобеленами с символикой Арканы. Красно-синие цвета и герб медведя показывали всю мощь и власть главного региона страны. Круглый стол был изготовлен десять лет назад. Верхняя часть состояла из малахита и драгоценных камней, изображая карту Арканы, столицы пяти регионов на столе были выложены яшмой, лазуритом, янтарем, топазом и аметистом. Только сегодня было добавлено шестое кресло для представителя эльфов огня, которое было выполнено в воздушном стиле и изготовлено лучшими мастерами государства. Первой прибыла в столицу Королева Мейрилии — Лэйтилен. Она прибыла в свои покои, предоставленные Гваррасом. Мейрилия граничила с Арканой, ей принадлежали морские портовые города и торговые пути. В этом регионе круглый год сохранялся теплый климат, и именно сюда на городские пляжи приезжали отдыхать богачи со всех регионов Арканы. Гербом Мейрилии был морской конек, как бы олицетворяющий морскую жизнь региона. Цвета флага были красно-желтыми. Лэйтилен выглядела весьма молодо, хотя ей было уже под сорок лет. Она была одета богато и изысканно, с множеством золотых украшений. Гваррас помнил ее еще пятнадцатилетней девушкой, уже тогда она была красивой и обворожительной супругой Саарикла. Она сохранила свою красоту и хитрость, вот уже более двадцати лет она правила Мейрилией.

Следующим прибыл Царь Дарскрая. Вместе со своей личной гвардией он вальяжно въехал во двор замка, предоставленного Императором для проживания королевских особ во время проведения Верховного Совета. Гваррас видел в окно, как внизу Травар Варнштайн поднимается по лестнице и заходит в Замок. Сейчас ему было чуть больше тридцати, но все без исключения его уважали и ценили. После смерти отца Гваррас продолжительное время помогал молодому Царю, и был рад его успехам в восточном королевстве. Травар со времени последней встречи с Императором отрастил себе длинные волосы. Он гордо и величаво передвигался, словно лев, демонстрируя свою роскошную гриву. Все обмундирование гвардии Варнштайна было выполнено в черно-оранжевых цветах. На флагах был изображен волк — символ этого края. Дарскрай был оплотом людей на восточных границах. Благодаря военной подготовке и дисциплине его воины ни разу не допускали вторжения орков и других тварей.

Позже прибыли Фалфрус, Верховный Магистр Цветларии, и Модрик — Конунг Лангхайма. Цветлария была южным государством, активно применяющим магию и изучающим различные магические школы. Цвета Цветларии были выполнены в желто-фиолетовых цветах. Гербом магического государства являлась ящерица. Белобородый старый архимаг передвигался с помощью своего посоха. Гваррас, сколько его помнил, магистр всегда был беловолосым, а вот зрачки он потерял несколько лет назад. С помощью магии он сохранил зрение, но вот белые глаза без зрачков немного пугали Императора, так как ничего не выражали и глядели в никуда. Фалфурс даже в свои молодые годы носил белую бороду, но сейчас она доходила старцу до пояса.

Лангхайм являлся северным регионом, его границы охватывали заснеженные земли. Цвета флага — бело-черные. Герб региона — сова. Этот северный регион населяли высокие, коренастые и бородатые воины. Северяне были опасными и кровожадными людьми, но именно под руководством Модрика они стали добрыми друзьями и союзниками Гварраса. В то время кровь бурлила в жилах и рвалась наружу, все желали показать свое мастерство и ярость против эльфийских завоевателей. Модрик в юности был широкоплечим и темноволосым воином, и только потом правителем. Сейчас же Конунг Лангхайма состарился и поседел, но и по сей день, он имел такой авторитет и почтение у своего народа, что никто даже и не задумывался о смене правителя.

Все собрались в гостевом зале, все кроме представителя эльфов огня. Каждый правитель сидел на своем заранее подготовленном месте. Все соглашения между правителями регионов Арканы были подписаны, присутствующие ожидали появления последнего участника Совета. В это время во дворе появилась карета, запряженная высокими белоснежными скакунами, выполненная в красно-черных цветах, которую сопровождали четыре наездника в той же цветовой гамме. Перед замком карета остановилась, и из нее вышел эльф. Высокий, стройный представитель осмотрелся вокруг. Чрезвычайно грациозный, он снял с головы заостренный золотой шлем с красными кристаллами по бокам. Смуглая кожа и красные зрачки бросались в глаза Арканской страже, длинные рыжие волосы развевались на ветру, в длинные косы были вплетены металлические шнуры. Стража была в изумлении от искусно выполненных снаряжения и оружия эльфов огня. Латы были выполнены в виде пластинчатых доспехов, утонточенно украшенных красными кристальными чешуйками, которые делали их легкими и чрезвычайно прочными. Наплечники были украшены крупными кристаллами, вырезанными в форме перьев. Немногие из людей слышали об этом виде минералов, название коим было — вулканиум, и лишь эльфы огня использовали его для украшения своих доспехов, изготовления оружия, украшений и скульптур. Секрет добычи и изготовления эльфы огня держали в строжайшем секрете от всех.

Вальяжно проследовавший внутрь замка гость показал страже знак быть готовыми. Войдя в зал, эльф поклонился перед собравшимися людьми.

— Прошу меня извинить за ожидание. Позвольте представиться, Анфалион Теразал.

Все правители поднялись с места.

— Прошу, присаживайтесь, — предложил Гваррас.

Анфалион со всей изящностью движений отодвинул кресло и устроился за стол напротив Императора. Вскоре в зал поднесли изысканные блюда, фрукты и вино.

Поскольку договоры и соглашения были подписаны, Гваррас, взяв в руку бокал с вином, поднялся со своего места.

— Уважаемые представители королевств-регионов и эльфов огня, сегодня наступает день, который в истории будет отмечен как день нового развития и новой эры. День, когда учитываются в первую очередь мирные цели. Эпоха Войны давно прошла, за эти годы в наших землях царил мир и покой, дружба и равновесие. За эти годы мы построили новые города, увеличили добычу полезных ископаемых и драгоценных камней. Наше население выросло в разы. Сегодня мы также вступаем в торговые отношения с империей эльфов огня, которое даст необходимый толчок в развитии экономики. Я поднимаю бокал за долгое и успешное сотрудничество!

Фужеры были опустошены, а присутствующие стали собирать пергаменты, чтобы удалиться, когда неожиданно у Гварраса появился очень странный кашель. Облокотившись на стол, он начал отхаркивать кровью, глаза быстро налились красным. Лэйтилен и Модрик сразу же подбежали к Императору. Конунг Лангхайма взял Гварраса за руку и, посмотрев ему в лицо, ужаснулся — впервые за долгие годы в глазах властителя читались страх и непонимание. Фалфурс хотел применить заклинание телепортации, перенести себя и Императора к лекарю, но не успел — Гваррас был мертв. В зале повисла гробовая тишина, каждый опасался проронить даже слово. Затем Анфалион произнес:

— Мои соболезнования, я передам Властелину Эльфов о случившемся.

В течении недели в Аркане проходил траур по гибели Императора. Все флаги были приспущены, регулярная армия стояла на страже городов, готовая противостоять народным волнениям. В столице Арканы — Варсалоне, граждане приходили проститься с Императором. Народ Арканы очень любил и уважал своего правителя, ведь армия сокращалась с каждым годом, развивались торговые отношения, благодаря чему бедняков почти не было. На девятый день прощания с Государем был организован парад, по главной площади маршировали войска Арканы, гордые красно-синие знамена с гербовым медведем развивались на ветру. На следующий день средний сын Гварраса — Торрас должен был пройти коронацию. Все правители регионов также прибыли на официальное мероприятие. В главном соборе собралась вся знать столицы, все генералы, министры, королевская семья. Собрались все, кроме Властелина Эльфов, который не прибыл на церемонию. В этот день место старого Императора занял новый молодой и амбициозный правитель.

Вечером Торрас собрал своих генералов. Четверо преданных ветеранов, стоявших бок о бок с Гваррасом, когда тот объединял все королевства, теперь должны были верно служить новому Императору.

— Уважаемые Военачальники, достижение моего отца останется в истории навечно, как его слава и любовь граждан. Считаю, что наше государство не должно останавливаться на достигнутом, наше население растет и нужны новые земли для развития и жизни граждан, — проговорил Торрас.

Старый Дариан взял карту и раскрыл ее на столе.

— Мой Император, север пуст — там лед и вечная мерзлота, никто туда не поедет жить. На востоке горы, они заняты гномами. Это очень гордый и трудолюбивый народ, мастерство изготовления оружия и доспехов, а также добычи драгоценных пород принадлежит им, не думаю, что стоит их тревожить.

— Вы боитесь гномов? — спросил Торрас.

— Я их уважаю, война с ними нам невыгодна. На наши земли они не претендуют, живут в Изумрудных горах, — ответил Дариан. — На юге расположились огромные леса — это территории Лесных эльфов и Айзакарийцев — зверолюдов. Всю юго-восточную часть занимают орки.

— Ммм, — задумался новый Император, — Согласен с вами почтенный Дариан, гномы — наши союзники, никто не может сравниться с их мастерством кузнечного и ювелирного дела. Мы активно ведем с ними торговлю, и нет смысла обострять с ними отношения. А вот Фиорановые леса и орочьи степи могли бы стать частью нашей великой Империи.

— Смею напомнить, Ваша Милость, что ранее были попытки вторжения в дикие леса зверолюдов, — заговорил старый советник, — предок Травара Варнштайна попытался присоединить себе эти земли, но ничего не вышло.

— Не вышло, потому что из-за океана прибыли эльфы, — резко перебил Торрас, — И Царь Дарскрая увел обратно все войска на защиту родных земель. Так что сейчас совсем иной случай. Я хочу отправить в Фиорановые леса небольшой отряд. Необходимо выяснить обстановку, соотношение сил.

— Как скажете, повелитель, — поклонился Дариан.

Полководцы вышли из зала Торраса. Через некоторое время в дверь постучали, в зал вошел стражник с конвертом в руке.

— Господин, Вам передали письмо, — робко произнес стражник.

— Кто передал?

— Не могу сказать, он был в черном балахоне, голова закрыта капюшоном — какой- то старец-монах. Пояснил, что это очень срочно нужно передать Правителю.

Сын Гварраса, взяв письмо из рук стражника, знаком показал оставить его в одиночестве. Он бросил сверток на стол и уселся в удобном кресле. Торрас долго сидел перед камином. Языки пламени отражались в бокале вина, Император находился в раздумьях. Ему хотелось превзойти своего отца, хотя это было очень непросто, почти невозможно. Наконец, бокал опустел, а новоиспеченный правитель подошел к окну своих покоев и посмотрел вдаль. В эту ночь на небе звезд почти не было видно, темные облака не пропускали свет луны, как будто не желая нарушать мрачную атмосферу. Город спал, стояла такая тишина, которой уже давно не было в ночное время жизни столицы. Обычно горели фонари, из дальних районов был слышен смех и шум горожан. Сегодня же даже огни фонарей не освещали улочки Варсалона, и это навевало такое жуткое волнение, как будто тишина предвещала скорые беды в будущем.

Торрас вновь расположился в своем любимом кресле, он все еще продолжал жить в своих покоях, императорские же перестраивались под нового правителя. На столе, рядом с горящей свечой, среди бумаг лежало письмо, переданное неизвестным. После разговора с приближенными у правителя не было ни желания, ни времени ознакомиться с его содержанием. Полководцы рассуждали верно, и Торрас это понимал, он обдумывал каким же путем начать экспансию на другие, уже занятые, земли. Распечатав письмо, он сначала опешил — в верхней части пергамента было указано, для кого оно предназначено. Письмо было адресовано Императору Арканы, но не Торрасу, а его отцу, погибшему Гваррасу.

— Хм, очень интересно… — пробормотал Торрас себе под нос.

«Величайший правитель Арканы, мудрейший и благороднейший из всех людей, Гваррас! Наше послание предначертано Вам как самому достойному из ныне живущих! Благодаря Вашим стараниям народы людей с такими разными культурами и жизненными устоями живут в мире и гармонии. Люди всегда были жадными и властными, им было всегда мало того, что они имеют. Но Ваш пример изменил наше представление о людях в целом. Ваше государство развивается стремительными темпами, слава о Вашей доброте и помощи нуждающимся простирается далеко за Ваши границы, и это достойно уважения. Мы хотели бы Вам открыть великую тайну. По легендам о сотворении нашего мира было создано „Оружие Богов“. Никому неизвестно, сколько предметов на самом деле было изготовлено и сколько из них — всего лишь плоды фантазии безумцев или обманщиков. В силу некоторых факторов все божественные предметы были скрыты от народов мира с целью недопущения обладания ими. Создатели опасались уничтожения многих народов с помощью этого оружия, однако, надеялись, что „Оружие Богов“ защитит народы сотворенного мира от неведомых сил, известных лишь им. Вы доказали всему миру, что достойны обладания одним из предметов Богов. Мы уверены, что Вы не допустите разрушений и смертей из-за обладания им. В Древних Фиорановых Лесах находятся два храма, посвященных Богине природы Фурицелле, матери природы, любви и красоты. В одном из святилищ скрыт один из предметов, созданных Богами. Но каждый храм находится во владениях Айзакарийцев — зверолюдов и Лесных Эльфов. Капища являются культурным наследием этих народов, друиды поклоняются Богине, леса считаются священными и неприкосновенны для других народов, никто из людей никогда не переступал границы девственных лесов, оставаясь живым».

Торрас рухнул на кресло, пораженный прочитанным. Он знал легенды об «Оружии Богов», но всегда считал их лишь байками. Теперь же все, во что он верил, казалось правителю глупым и наигранным. Императора тревожили странные чувства, в голову лезли мрачные мысли; возможность обладания божественным предметом затуманило его разум. Нервно налив бокал вина и залпом выпив содержимое, Торрас плюхнулся в кресло, наполнил еще бокал и жадно осушил его.

— Это судьба, отец! — проговорил с ехидной улыбкой правитель.

Еще в детстве Гваррас любил рассказывать своим трем сыновьям легенды о Богах. Каждый вечер они собирались у камина, и отец начинал свой рассказ: о создании мира, о том, как Боги заселяли материки различными народами. Но любимой легендой считалась именно последняя: о создании божественных предметов, самого могущественного оружия в мире.

Сейчас Торрас сидел в кресле, держал в руках послание неизвестного и вспоминал эту легенду. Вспоминал все в мельчайших подробностях, потому как сейчас для него это имело особый и будоражащий интерес.

Великие божества делились на Богов, что обитали в Небесном Чертоге и Духов, которые жили в параллельном мире. Духи были слабее Богов и формально подчинялись воле создателей. Небесный пантеон состоял из восьми самых могущественных Богов, которые были рождены первыми. Именно они и заселили новый мир Духами-помощниками, от них пошли другие боги и были созданы смертные народы. Когда же создание мира было окончено и Великие Боги вернулись обратно в Небесные Чертоги, созданные ими народы начали свою самостоятельную жизнь. Создатели, преисполненные гордостью и своим творением со всей любовью и неудержимым интересом наблюдали за развитием своих подопечных. Духи должны были помогать смертным в час нужды и молитв. Все радовались и были счастливы. Все кроме одного. Причиной тому стало размолвка между божественной восьмеркой. Предстояло избрать Верховного Бога, который будет управлять Небесным Чертогом и всем созданным миром. Верховным отцом был избран Светорион — Бог света, солнца, луны и звезд. Все были довольны выбором, кроме одного — Хаштара — Бога мрака, тьмы и хаоса. Он вызвал на поединок Светориона, но проиграл ему. С позором он был изгнан из Небесного Чертога навечно.

Хаштар дал обет отмщения. Он решил уничтожить все созданное его братьями, спалить дотла всю красоту этого мира, обратить в огненные пустыни и безжизненные пустоши. Он начал с малого, он кинул семена коварства, злобы и ужаса во все смертные народы. Научил темной магии некоторых избранных, с помощью которой связывался с ними. Так появились ведьмы и колдуны, которые поклонялись Богу Хаоса. Но темных последователей было настолько мало, что их легко вычисляли и сжигали на кострах, стремясь очистить их вечные души от мрака.

Тогда Хаштар решил создать свою расу, расу кровожадную и ужасающую для каждого смертного. И назвал Бог Хоаса свои творения демонами, ибо он заложил в них все самые потаенные человеческие страхи, всю злобу и ужас, все земные пороки и соблазны. Хаштар выжидал своего часа, он копил демоническую армию, которая должна была обрушиться на смертые народы и уничтожить все созданное небожителями. И Бог Хаоса дождался своего часа. Он выбрал четырех вестников и двух помощников — демонических чемпионов, которые обрушили всю свою мощь на беззащитный мир.

Четверо вестников принесли смертным народам болезни, войну, голод и смерть. Страх и разрушение сеяли демон-принцы Хаштара, а сам же Бог Хаоса начал охоту на небожителей. Он выслеживал богов поодиночке и уничтожал их, забирая их силу себе. Делал он это для того, чтобы в последнем бою одержать верх над Верховным Богом Светороионом. Война в смертном мире была лишь прикрытием для Бога Хаоса, он питался божественной силой, становясь сильнее и могущественнее. Наконец он обрел настолько невероятную мощь, что в одиночку никто не мог с ним сразиться и быть уверенным в победе, даже любой из Великой Семерки.

Для победы над Богом Хаоса и прекращением истребления смертных народов Светорион решается на невозможное, вложить последние остатки своих сил в создание божественного оружия. Боги опасались победы темного бога, и надеялись в случае фиаско на возможность оставить надежду победы после себя другим. Небесному кузнецу был отдан приказ на создание семи божественных предметов, для каждого из семи Богов. Кузнец трудился семь дней и семь ночей, и когда Верховный Бог в окружении своих соратников посетили кузнечного мастера, все предметы были готовы. Каждый вложил часть себя в это оружие. Светорион вместе с Харнером — Богом огня и войны и Тьялмаром Богом круговорота жизни и смерти направились на последний бой с Хаштаром. Четверо остальных должны были остановить кровавую баню в смертном мире и помочь уже сражавшимся Духам. Битва закончилась поражением Бога Хаоса и его демонической армии. Но в поединке пал Тьялмар и посох был вручен отличившемуся в сражениях с демонами Духу Зверексу. Богами был создан ад, третий мир — пристанище и тюрьма для самого Бога Хаоса и его демонических созданий. Демонов-принцев Боги не смогли убить, только пленили и отправили вслед за Хаштаром. А вот вестников Апокалипсиса ждала кара пострашнее, их тела разодрали, а души развоплотили в мире духов. Затем на все выходы из ада были наложены божественные печати. Сами предметы и стали ключами от этих замков. Богами было принято решение спрятать свое оружие, чтобы никто не смог им воспользоваться. И даже сами Боги не знали, где они все спрятаны, только лишь сам хоронивший свой предмет знал о его местоположении.

Глава 2. Встреча

Таверна «Берлога» в столице Арканы была самой популярной в городе, сюда заходил самый разношерстный народ, от вояк до купцов, многие путешественники, гостившие в городе, также останавливались здесь. Саррас присел за стол у окна, заказав свиные ребрышки с картофелем и зеленью. Крепкий мужчина в кожаных доспехах наблюдал из окна на улицу и проходящих людей. Светлые длинные волосы спадали до плеч, выразительные серые глаза кого-то или что-то искали в прохожих, легкая небритость придавала Саррасу некий шарм и неповторимость. К нему подсел его друг, поставив на стол две кружки и бутылку эля.

— Что призадумался, на девок что ли загляделся? — с улыбкой спросил, присоединившийся к столу, лысый широкоплечий приятель с закрученными вверх усами.

Саррас оставался молчаливым, но он повернулся к другу.

— Все никак не можешь отойти от смерти жены? Давай-ка выпьем за нее, да сохранят Боги ее душу, — приятель разлил эль по кружкам и пододвинул одну ближе к Саррасу.

— За это стоит выпить, Боргар, — согласился Саррас, опустошив кружку.

— Послушай, друг, она не хотела бы тебя видеть таким, жизнь продолжается, и ты это знаешь намного лучше меня.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 504