электронная
18
печатная A5
276
18+
Орден

Бесплатный фрагмент - Орден

Объем:
102 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-3246-2
электронная
от 18
печатная A5
от 276

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ЧАСТЬ 1

Утро добрым не бывает. А если оно доброе, то это уже не утро. Иван Барсицкий знал это всегда. А когда он очнулся от холода, лежа на полу в какой-то комнате, заваленной пустыми бутылками из под пива, он просто лишний раз в этом убедился.

«Где я? — подумал он, с трудом разлепляя опухшие веки. — Черт! Вот это отметили день рожденья».

Он сделал над собой усилие и попытался встать. В глазах тут же помутнело, и в мозгу застучали тысячи молоточков. Матерясь и кряхтя, Иван все-таки поднялся на ноги и огляделся. Взору предстала маленькая комната не знавшая ни уборки ни ремонта наверное тысячу лет: рванные обои свисали со стен, пол покрыт таким толстым слоем грязи, что невозможно различить линолеум это, ламинат или и вовсе голый бетон, с желтого прокуренного потолка, изувеченного трещинами, свисает лампочка на тонком шнуре, а из мебели один засаленный диван без одного подлокотника, и тот завален каким-то хламом. Слева на стене висело большое зеркало, шатаясь, Иван подошел к нему и взглянул на себя.

Из заляпанного стекла смотрел щупленький паренек, которого можно было бы принять за подростка лет восемнадцати. Каштановые волосы, прямой нос, широкие брови, из-под которых смотрят ярко-зеленые глаза с черными ресницами, ничем особо не примечательная личность, на улице такого встретишь — в глаза не бросится. И только лишь знакомые, да и он сам, знали что вчера Ваньке Барсицкому исполнилось тридцать лет.

У окна стоял импровизированный стол: колченогий стул, рядом с которым была навалена стопка книг, а поперек этого безобразия лежал лист фанеры. На этой конструкции он нашел минеральную воду, кем то заботливым заранее заготовленную, и сделав несколько глотков, вылил остатки себе на голову. Таким нехитрым способом немного приведя себя в адекватное состояние, Иван попытался вспомнить вчерашний день.

В семь утра позвонил его лучший друг Антоха и произнес пламенную речь о том, что теперь Ваня стал на год ближе к пенсии, закончив ее словами «Сегодня ты не отмажешься, жду тебя в баре „Космос“ в восемь вечера», это было излюбленное заведение их компашки. Приехав в условленное место, Иван встретил своих друзей в лице Антохи, Пашки и Андрюхи. Они сели за стол и начали отмечать, было много спиртного, а потом какие-то девочки, которых они сняли в том же баре. И все! Дальше как не пытался вспомнить хоть что-то именинник, ничего не получалось.

— Черт! Да где же я? Где все? Ничего не помню! — прорычал Иван вслух, но никто ему не ответил.

На столе лежали сигареты «Винстон» и зажигалка. Иван закурил и посмотрел в окно, там раскинулся темно-зеленый лес, а вдали виднелись заснеженные вершины гор.

— Да что за…, — выматерился Иван. — Был в Москве, а очутился у черта на куличках.

Что это? Чья то дурацкая шутка, в лице его друзей? Да, это могла бы быть идея оболтуса Антохи. Напоить его, а потом устроить розыгрыш, когда он вырубился завезти его в лес, в какую-то избушку и оставить там. Да уж это в стиле его друга вполне, с его плоскими шутками, над которыми смеется только он сам.

«Сейчас наверное сидит и попивает пивко наблюдая за мной и лыбится своей идиотской улыбкой. Стоп! Наблюдает! Значит в комнате должна быть камера, а то какой смысл».

Иван стал пристальнее осматривать то место где оказался, но спустя пару минут понял, что это бесполезно. В комнате негде было спрятать видеокамеру.

Вдруг его как током прошибло и начали всплывать какие то отрывки вчерашнего дня. Вот они сидят, отмечают, Ивану стало плохо, и кто-то из друзей вызвал такси. Он садится в машину и уезжает домой — один! Таксист всю дорогу ему что-то втирал, а Иван боролся со своим желудком, чтобы содержимое выпитого не вышло назад, прямо на кожаные сидения автомобиля. Воспоминания закончились, так же резко, как и начались — и опять одна сплошная пустота. Довезли его до дома или нет, Барсицкий не помнил.

«А что если водитель оказался маньяком и завез меня в лес, кинул в этот сарай и скоро придет чтобы пытать меня? Расчленит, разложит по мешочкам и развезет по разным помойкам Подмосковья… — воображение моментально нарисовало живописную картину из прочитанного недавно детектива. — Надо валить отсюда чем скорее тем лучше!»

Не помня себя от страха, узник рванулся к двери, и — о чудо — она оказалось открытой.

— Странно, какой маньяк не закроет дверь, давая жертве шанс на свободу!

Миллион мыслей пронеслось у Ивана в голове, пока он, как участник олимпиады, бежал подальше от злосчастного дома все дальше в лес. Через минут десять его стайерские способности закончились, сказалось выкуривание ежедневно пачки сигарет, и марафонец остановился, обессилено присев на землю, облокотившись спиной о дерево.

«Так, что дальше, вроде погони нет, значит душегуб еще не заметил мое исчезновение, или…. Или не какого плохиша и не было… Тогда Мать вашу как я очутился в лесу?!».

Размышления Барсицкого прервала невыносимая боль в правом боку, которая так же внезапно закончилась, как и началась. Иван приподнял футболку, и увиденное заставило его разразиться очередной гневной тирадой. Чуть пониже ребер красовалось свежее клеймо, как будто раскаленной кочергой кто-то выжег ему на теле символ. На нем было изображено дерево, пылающее в огне.

— Да что происходит? Телефон! — осенило беглеца. — У меня же был телефон с собой.

Иван начал шарить по карманам и выудил на свет новенький, купленный вчера по случаю дня рождения, смартфон, за который он выложил кругленькую сумму. В спешке Барсицкий непослушными пальцами набрал первый попавшийся номер из контактов и истерически рассмеялся, когда вместо гудка издалось пиликанье, и телефон отключился.

— Ну конечно я вне зоны доступа сети, а как иначе могло быть, нахожусь в лесу неизвестно где, на что я рассчитывал! Отлично, что дальше? В какую сторону идти? Как долго до города?

У Ивана было множество вопросов на которые он не находил ответа. Решив, что все равно идти, лучше чем сидеть на одном месте, парень зашагал вперед в неизвестность, то и дело опасливо оглядываясь и ожидая что вот сейчас он увидит за собой погоню.

Чем дальше Иван шел, тем больше понимал что, что-то в этом лесу не так. Во-первых, деревья и кустарники были совсем не похожи на подмосковные, во-вторых, птицы и животные тоже отличались от столичной фауны. Его сомнения подтвердились, когда он чуть не столкнулся с медведем, к счастью обошлось, и путник продолжил путь еще больше сбитый с толку чем был.

— Медведи? Серьезно? Где рядом с Москвой есть эти животные? Да нигде!

Иван попытался вспомнить уроки школьной географии, где обитают мишки, на каких континентах, но кроме вывода, что косолапые живут в лесу, его мозг нечего не выдал.

Через пять часов изнурительного блуждания по лесу, путник вышел к небольшому ручейку и с жадностью стал пить. Утолив жажду, он обессиленно опустился на землю, но тут его желудок предательски заурчал.

— Время обедать, — усмехнулся Иван.

Сразу вспомнился учитель по ОБЖ, который как-то раз вывез весь класс на природу и целый час рассказывал про какие-то ягоды и грибы, какие можно употреблять, какие не стоит, если не хочешь целый день провести в лучшем случае в туалете, а в худшем в реанимации, если успеют довезти. К сожалению, всю жаркую тираду Николая Петровича Иван прослушал, так как, как раз в этот момент шушукался с одноклассницей Юлей и напрашивался на чай с печеньками к ней домой. Единственное, что он знал точно, что нельзя есть мухоморы и грибы с юбочками, при правильном подходе из них только наркотики делать можно. Но даже мухоморов он тут не наблюдал.

Барсицкий достал сигарету и закурил, выпуская дым колечками. Его мысли постепенно начали выстраивать воспоминания в его голове в очередном порядке, он закрыл глаза, и вся его жизнь замелькала, как на кинопленке. Родителей он не знал, отец и мать были вроде бы какими то археологами, либо исследователями, а может и вовсе космонавтами. Да какая разница, если он сразу после рождения очутился в детском доме. Новые приемные родители Светлана и Анатолий оказались достойной заменой, и Иван рос в любви и заботе. Потом школа, универ — ничего примечательного. Работа менеджером в тухлой конторке, где постоянно задерживали зарплату, и лишь один светлый момент в его жизни — встреча Екатерины — первой любви Ивана, которая впрочем долго не продлилась, она его бросила, переехав жить директору фирмы где работала. Вот в принципе и вся жизнь, ничего необычного. Гордиться нечем, равно как и похвастаться.

Иван последний раз затянулся дымом и щелчком отбросил окурок в реку, потом разделся и сам залез в воду. Искупавшись, Барсицкий принялся за осмотр своего тела, но кроме клейма с горящим деревом, больше не обнаружил никаких символов. Ему показалось что клеймо стало намного ярче с прошлого раза, но не особо придав этому значения, Иван оделся и двинулся дальше.

ЧАСТЬ 2

Лежа на дереве Иван вздрагивал от каждого шороха, и ощущал себя как в фильме ужасов, сердце бешено колотилось в груди, того и гляди выпрыгнет наружу. Большие деревья на фоне темного неба выглядели поистине зловещими, и давали волю воображению, рисуя неясные силуэты и очертания в сознании Ивана. Дополняли мрачную картину уханье сов и повторяющийся время от времени вой какого-то животного. Уже несколько часов прошло с тех пор как стало темнеть, и путник забрался на дерево. Барсицкий мысленно похвалил себя за идею переждать ночь таким способом. И теперь каждый раз, слыша всякие непонятные звуки, он убеждался, что решение было поистине верным. Желудок заурчал с новой силой, прося хоть что-нибудь в него закинуть. За целый день блуждания по лесу Иван так и не решился отведать каких либо ягод, переживая за последствия, и сейчас был готов отдать все что у него есть, ради тарелки супа. Выудив на свет сигарету он гневно отшвырнул пустую пачку.

— Ну вот еще и без курева остался, зашибись!

Затянувшись и выпустив едкий дым, Барсицкий понял, что это была плохая идея, когда на огонек начал слетаться целый рой комаров и других насекомых. Сделав глубокую затяжку в последний раз, Иван с сожалением потушил сигарету, и снова начал вглядываться в непроглядную темноту, рисуя своим воображением монстров, которые прячутся за деревьями. Но усталость и переживания взяли вверх и парень начал постепенно уходить в дремоту.

Проснулся Иван от лучика солнца, который проник сквозь крону деревьев и светил прямо в глаза. Бегло осмотревшись и сделав вывод, что опасности поблизости нет, он отстегнул пояс от дерева, которым предусмотрительно пристегивался, чтобы не свалиться, и спустился на землю. Какое-то время посмотрев по сторонам, выбирая направления своего движения, Барсицкий двинулся в путь.

По пути попадались скалы и непроходимые болота, которые приходилось обходить стороной, бурлящие ручьи и небольшие водопады. Лес поражал своей красотой и девственностью, было видно, что нога человека не ступала в этих краях, и хоть Иван и не был любителем походов и пикников, даже его все это зрелище приводило в трепет. Чем дальше шел путник, тем сильнее ощущал жжение в боку, наконец выбившись из сил и порядком изголодавшись, он устроил привал рядом с кустарниками которые были усеяны какой-то ягодой. Барсицкий не желая думать о дальнейших последствиях своего поступка, набрал в ладонь горсть спелых плодов, похожих на смородину, и закинул в рот. Они оказались сладкими и довольно таки приятными на вкус, поэтому раз за разом Иван оправлял в желудок все новую и новую порцию ягод, пока не утолил голод, после этого прилег под деревом и сфокусировался на жжении под ребрами, которое не на шутку начала его беспокоить.

Взглянув на символ в виде пылающего дерева в огне, парень понял, что все намного хуже, чем он себе представлял. Клеймо было ярко-красным и светилось, было похоже на 3d рисунок, что никак не поддавалось логическому объяснению.

«Ожог, должен со временем становится бледнее, а не наоборот, что за чертовщина!» — подумал Иван.

Боль не давала ему продолжить ход его мыслей, она стала невыносимой и он закричал. Температура тела резко подскочила, он прям ощущал, что весь горит изнутри, метка стала еще ярче и послышалось шипение горящей кожи, пот валил градом и застилал глаза, было такое ощущение, как-будто он сейчас сгорит заживо. Перед глазами стали мелькать какие-то образы, картинки, он начал слышать голоса, прямо перед собой он увидел человека в капюшоне, у того светились глаза огнем. Видения были настолько реалистичны, как будто человек стоял сейчас рядом с Иваном. Неизвестный снял капюшон, в глазах засветилось пламя, и сказал:

— Прими свою боль и свое проклятие! Ты один из Нас!

После этого Барсицкий потерял сознание. Когда Иван очнулся, в лесу опять начинало темнеть, и на небе красовалась большая кроваво-красная луна. Вскочив на ноги, он первым делом проверил клеймо, оно уже не было таким ярким и практически не беспокоило Ивана, ощущалось лишь небольшое покалывание.

«Что это было? Сон? Черт! Какой необычный! Все настолько ярко и живо, как будто наяву… Я даже помню все запахи, которые ощущал в тот момент, и боль… поглощающая боль горения заживо… ЧЕРТ!»

Слова человека в капюшоне до сих пор эхом отдавались у Ивана в голове: «Ты один из нас!». На раздумывания по поводу странного сна времени не было, так как начинало очень быстро темнеть, и, убедившись что с ним все в порядке, «меченный» заторопился вглубь леса, чтобы найти подходящее дерево для ночлега, встретиться один на один ночью с хищниками не входило в его планы. Пройдя метров сто, он нашел то, что искал, и полез устраивать лежбище.

Еще долгое время Иван Барсицкий не мог уснуть, раздумывая над тем, что ему привиделось, над странными словами человека с горящими глазами, над символом, который появился ниоткуда и над своим нынешним положением, но все-таки усталость взяла верх, и парень забылся крепким сном.

Пробуждение было резким от какого-то шума, Барсицкий открыл глаза и целую минуту пытался понять, что же его разбудило. В лесу было очень тихо, довольно таки необычно для такого рода мест. Ни пения птиц, ни стрекота насекомых, стояла полнейшая гробовая тишина. На небе только-только начинался восход солнца, значит, было около пяти утра.

Прислушавшись, и не услышав ничего необычного, Иван спрыгнул с дерева, размял ноги, и уже собирался было отправиться в свое «путешествие», как вдруг до его ушей донесся крик. Застыв как вкопанный, Барсицкий попытался определить, с какой стороны леса исходит звук, и, когда крик повторился, Иван бросился бежать в том направлении. Страх и сомнения резко отошли на второй план — человек! Это кричал человек! Он в беде, ему нужна помощь, возможно, он знает, как выбраться из этой глуши. Иван пулей несся сквозь густые заросли и деревья, ветки хлыстали по лицу, а колючие кустарники больно впивались в кожу, оставляя порезы на его теле, но, не обращая внимания на боль, Иван продолжал движение и вскоре выбежал на открытую местность, поодаль которой протекала река. То, что он увидел, повергло его в шок: маленькая девочка, не больше лет двенадцати, забралась на дерево, одиноко растущее на берегу, и слезно звала на помощь. Берег был усеян трупами людей, растерзанных каким-то животным, Иван насчитал семь тел мужчин и женщин, среди них были и дети. С замиранием сердца Барсицкий двинулся к девочке, и тут он увидел виновников кровожадного преступления — волк, а точнее стая волков неспешно прогуливающихся вдоль реки, и время от времени поглядывающих на дерево с жертвой. Их было около десяти и все как на подбор — огромные и кровожадные, с мускулистыми лапами и хищным оскалом, этакий отряд спецназа в животной среде. Среди них особенно выделялся один из волков он лежал на камне и пристальным взглядом наблюдал за своими сородичами.

Вожак, решил Иван. Он был больше всех остальных, а весил наверно килограмм сто, не меньше, его густая, черная как смоль, шерсть блестела в первых лучиках встающего солнца. И вдруг черный волк повернул морду и встретился взглядом с Иваном оскалив клыки. Барсицкого прошиб холодный пот, и появилось желание спрятаться, убежать подальше от этих страшных черных глаз, но вместо этого он сделал шаг вперед по направлению к источнику опасности и сжал руки в кулаки. Один, с голыми руками, против десяти одних из самых кровожадных хищников на свете, на что он рассчитывал — не понятно. Да и расчёта не было никакого, одно лишь желание спасти девочку. Ноги его уже не слушались, тело стало как будто чужое, все мысли отошли на второй план. Не отрывая взгляд от глаз волка, Иван продолжал приближаться к вожаку стаи, сердце начало бешено колотиться, температура тела резко подскочила, его руки слегка потряхивало, и опять возникло ощущение огня внутри себя, послышался звук шипения кожи.

Волк вскочил на лапы и двинулся было на Барсицкого, но что-то в его взгляде и образе настолько испугало вожака, что он издал испуганный вой и принялся убегать в глубь леса. Вся его стая присоединилась за ним, и через мгновение на берегу не осталось не одного хищника. Иван повернулся к девочке, увидев его, та закричала еще более пронзительно, но ему было уже не до нее, тело пылало изнутри, каждая клеточка тела испытывала адскую боль, в голове послышалось множество голосов и один из них четко сказал:

— Прими свою боль Иван!

Появился образ человека в капюшоне, и Барсицкий потерял сознание.

ЧАСТЬ 3

Девушка и двое мужчин сидели в просторном зале, ведя между собой диалог. Зал был завален кипами книг и больше был похож на библиотеку, посередине зала стоял огромный, занимавший половину комнаты, квадратный стол, он был поделен на четыре части и напротив каждой части был определенный рисунок и символ, весь стол был исписан какими- то знаками и словами на неизвестном языке.

— Брэд, я тебе точно говорю что-то случилось! Не зря же нас выдернули в такую рань.

— Да расслабься, Маркус! Может просто скучно стало старику, — усмехнувшись ответил мужчина с черными волосами и в дорогом костюме, на его пальце красовалось золотое кольцо, с выгравированным на нем необычным символом: дерево в огне.

— Захотелось бы ему поболтать, мог бы позвонить, — не унимался Маркус, — нет! Что то явно случилось такое, что не требовало отлагательств к тому, чтобы собрать совет в семь утра, — продолжал мужчина со светлыми волосами, он тоже был как и Брэд одет в классический костюм, а в руке держал чашку с дымящимся кофе. — Старик хоть и выжил из ума, но не до такой степени чтобы собрать нас троих просто потрепаться, верно говорю, Джулли? — мужчина повернулся к сидевшей справа от него девушке в черном элегантном платье. У нее были темные волосы и белая как снег кожа, так же как и у ее собеседников на пальце красовалось золотое кольцо с изображенным символом: горящим деревом.

— Мне плевать! -девушка демонстративно потянулась и зевнула. — Все равно я уже несколько ночей не могу нормально спать, снится какая то чушь.

— Подожди! А что именно тебе снится? — Бред внимательно посмотрел на девушку.

— А это имеет какое-то огромное значение?

— Ты себе даже не представляешь насколько, — Бред вскочил с кресла и начал расхаживать взад-вперед. — Дело в том, что мне тоже снится один и тот же сон вторую ночь подряд.

— Э-э-э, ребят, только не говорите, что вам снится парень, который лазает по лесу, -Маркус поставил чашку с кофе на стол и выжидательно посмотрел на своих оппонентов. Когда Джулли и Бред одновременно повернулись к нему, в их глазах читалось удивление и непонимание. — Отлично! Нам всем троим снится один и тот же чувак, — подытожил Маркус.

**********************

Иван открыл глаза и увидел двоих мужчин склонившихся над ним. Они резко отпрянули назад и окрикнули еще одного мужчину, который стоял чуть поодаль вместе с девочкой.

— Эй, Вихо! Иди сюда, он очнулся.

Тот, которого звали Вихо, посмотрел на Ивана, сказал что-то девочке и двинулся в его направлении. Он был одет в обычные потрепанные джинсы и выцветшую рубашку, на голове была ковбойская шляпа из-под которой спускались до плеч длинные белоснежные волосы.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил обладатель длинных волос.

— Не знаю, голова раскалывается, — ответил Барсицкий.

— Моя дочь говорит, что ты потерял сознание, возможно ударился головой, когда падал на землю. Ничего страшного, боль скоро пройдет, крови нет, наверное просто ушиб. Я хотел поблагодарить тебя за то, что спас мою девочку, она единственное, что у меня осталось. Спасибо!

— Э-э,… Да не стоит. Я… А где я нахожусь? Ну, в смысле… я же не в России?

Мужчина смерил Ивана подозрительным взглядом и сказал:

— Это Канада. С тобой точно все в порядке? Мне кажется, тебя надо показать нашему шаману, возможно сотрясение.

«Шаман? Канада? Что я знаю о Канаде? — мозг Ивана старательно соображал. — Северная Америка, лес, шаман, возможно, это какие то индейские племена, которых очень много на этом континенте, черт, но как я очутился в Канаде, это же уму непостижимо, и еще эти видения, потеря сознания, твою мать меня чуть не сожрали волки, что вообще произошло, почему они меня не тронули?!».

Мужчина выжидающе смотрел на Барсицкого, надо было что то ответить.

— Да, пожалуй можно и показаться, — неуверенно начал Иван. — Тут вот какое дело, я заблудился, отстал от группы, и пару дней бродил по лесу, я был бы очень признателен если бы вы меня доставили в ближайший населенный пункт.

Иван не знал, можно ли доверять этим людям, да и вообще если им рассказать правду, то точно примут за сумасшедшего, поэтому он решил выдумать свою историю.

— Хмм, до ближайшего города три дня пути, но я уверен наш вождь, что-нибудь придумает. Здесь неподалеку наше поселение, пойдем с нами, отдохнешь, поешь, наберешься сил, а потом мы отправимся в город, одному в здешних местах находиться опасно, если ты не заметил, — Вихо взглядом окинул берег усеянный растерзанными телами людей. — Это все люди с моего поселения, пошли собирать полезные травы, пусть земля им будет пухом. А как ты смог прогнать волков? У тебя же нет оружия!

— Я не знаю, может они увидели другого хищника, медведя, например?

— Да, вполне может быть у нас тут полно гризли. Меня кстати Вихо зовут, а тебя?

— Иван.

Мужчины обменялись рукопожатиями, и индеец спросил глядя прямо в глаза:

— Да, Иван, а откуда ты знаешь мой язык?

— Ваш язык?

— Ну да, тот на котором мы с тобой сейчас общаемся, «микмак», из говорящих на нем остался только мой народ.

**********************

— Господин! — в богато обставленную комнату перегоняя друг друга влетели запыхавшись двое мужчин. — Господин! Мы его потеряли!

Человек, к которому обращались пришедшие, сидел в роскошном кожаном кресле, закинув ногу на ногу, и покуривал сигару. Он был одет в длинную черную рясу, пуговицы были застегнуты по самый подбородок, и, не смотря на очень сильную жару, по-видимому не испытывал абсолютно ни какого дискомфорта. Человек с сигарой медленно повернул голову и смерил взглядом двоих мужчин.

— Я слушаю.

— Ну, в общем, мы следили за ним все время, -начал говорить один из гостей невысокого роста. — Он все время был на виду.

— Так как же вы его потеряли! -рявкнул мужчина в черной рясе.

— Он… он сел в такси, — заикаясь продолжил тот, что повыше. — Мы поехали за ним, а потом… потом он исчез.

— Что значит исчез?! Вы никчемные идиоты, знаете, почему вы до сих пор живы? Потому, что были мне полезны. Тот кто не исполняет свою роль в моем сценарии долго не живет.

Человек резко встал с кресла и быстрым шагом подошел к мужчине невысокого роста схватив того рукой за горло и приподняв в воздухе.

— Г-г-гос-сп-подин-н, — прохрипел мужчина.

Человек в черной рясе сильнее стиснул горло гостя, и, когда послышался хруст, разжал пальцы. Мужчина как мешок упал под ноги.

— Найди его! — зло бросил он ко второму гостю. — И приберись тут. — Человек, которого называли господин, уселся назад в кресло, закинул ногу на ногу и, как ни в чем не бывало, продолжил курить сигару.

******************

В зале двое мужчин и девушка сидели с изумленными лицами, переглядываясь между собой. Царила полнейшая тишина, нарушаемая лишь тиканьем часов стоявших на книжной полке. Скрипнула дверь и в гостиницу зашел пожилой человек в белоснежном костюме, его длинные седые волосы были собраны в хвост и убраны за спину. На вид ему можно было дать лет девяносто, но, не смотря на такой преклонный возраст, старик двигался настолько легко и непринужденно, что складывалось впечатление, будто он парил по воздуху. Все движения настолько плавные и исполнены грацией, что невольно начинаешь задумываться о том, что это и не старик, а какая-нибудь модель на подиуме. Когда он проследовал в комнату, мужчины и девушка привстали с кресел и склонили голову в знак уважения.

— Приветствую вас хранители ордена, — проговорил старец. — У меня для вас хорошая новость, ваш брат начал трансформацию два дня назад.

Бред переглянулся с Маркусом, в глазах читалась растерянность.

— Где он сейчас? — спросила Джулли

— Последний раз всплеск был в Канаде сегодня в пять утра, примерно в десяти километрах от индейских племен.

— Черт повезло парню, когда я поймал приход, то очнулся посреди Антарктиды, и морозил свою задницу целую неделю, пока меня не подобрали наши орденоносцы, -завел воспоминания Маркус.

— Господи, сделай так чтобы он заткнулся, — взмолилась Джулли.

— И поверьте мне, питания рыбой не прошли для меня даром, теперь меня тошнит от..

— Одного упоминания про морепродукты, -закончил за него Брэд.- Да мы слышали этот рассказ, не знаю сколько десятков раз.

— Плохо, что ты сам не стал рыбой, это бы пошло тебе на пользу, — съязвила девушка.

— Да пошли вы, — обиделся Маркус.

— Вы закончили? Можно я продолжу? — старик подошел к квадратному столу исписанному различными символами, и разделенному на четыре части. Ткнув пальцем в одну из частей стола он промолвил: -Его место рядом с вами, но он не один из вас!

— Что ты хочешь этим сказать, — напрягся Брэд.

Повисла напряженная тишина, сопровождаемая лишь тиканьем часов.

— Я же говорил, что он старый маразматик, так еще оказывается и шизофрения разбушевалась, — шепнул Маркус на ухо Джулли.

Брэд смерил светловолосого строгим взглядом, и тот поспешно отсел от девушки и замолк.

— Он сейчас испуган и растерян, не знает что с ним происходит, — начал старец. — Испытывает не с чем не сравнимую боль и понятия не имеет, как он очутился в дали от дома. Мы засекли пока только два всплеска активности, но их будет гораздо больше. Нужно поехать одному из вас в Канаду, найти парня и привезти его к нам в обитель. Надо торопиться его сила крепчает и неизвестно какую сторону он выберет.

— Учитель, почему вы сказали что он не один из нас? Каждый из присутствующих здесь был на его месте и не «слетел с катушек», а в конечном итоге вступил в орден., -задал вопрос Брэд.

После небольшой паузы, старик промолвил:- Парня зовут Иван Барсицкий, а необычным его делает тот факт, что он появился на свет от союза двух хранителей. Его родители были одни из старейшин, — основателей нашего ордена, и одни из самых сильных среди своих собратьев.

— Чтоб меня!, — Маркус присвистнул, да этот Иван обладает наверное силой, которая не подвластна не одному из нас, и он может запросто изменить мир.

Старик подошел к оку, взглянул куда то вдаль и произнес задумчивым голосом: -Или разрушить его……..

********************

Иван проследовал в небольшую деревянную постройку вслед за индейцем. Внутри оказалось довольно уютно, несмотря на спартанскую обстановку, кроватью служили шкуры, сваленные в левом углу от входа.

— Садись, сейчас принесу еды, — Вихо указал на шкуры и вышел.

Барсицкий опустился на указанное место и стал ждать. Через минут пять появился его новый знакомый с подносом и присел рядом с Иваном, на подносе было вяленое мясо и фрукты, а также кувшин с молоком. Видя недоумение Ивана, индеец пояснил:

— Мы держим с десяток коров, а также разводим кур и выращиваем овощи и фрукты. Основное время проводим на охоте, или собирании трав и растений, наши женщины делают из них потом лекарства.

Иван с жадностью вгрызся зубами в мясо, ему показалось, что это самая вкусная еда которую он когда-либо ел. Скитания по лесу сильно истощили путника, и сейчас при виде обилия пищи он получал чуть ли не райское наслаждение. Управившись с целым подносом еды и запив все молоком из кувшина, Барсицкий поблагодарил хозяина, и когда тот вышел из постройки, оставив Ивана отдохнуть, парень улегся на импровизированную кровать и закрыл глаза. Какое-то время ничего не происходило, но потом воспоминания хлынули в сознание бурным потоком. Он опять очутился в лесу и стал заново переживать встречу с хищниками, в тот момент с ним что-то происходило, что-то такое, что невозможно описать словами. Кроме боли он вспомнил, что чувствовал уверенность, неутолимую уверенность в своих силах, она как будто питала его изнутри, наполняя каждую клеточку его тела небывалой силой. И почему то было четкое знание того, что будь волков даже в два раза больше, Иван бы расправился с ними, не прилагая для этого много усилий. «Что бы это значило? И снова этот человек в видениях, что он говорил? Прими свою боль? Ну, с этим более-менее понятно. А что насчет — ты один из нас! Из кого ВАС, ребята?». Иван выругался и потрогал пальцем символ, выжженный на его боку, он казался бледным и уже не с столь четким рисунком. С того времени как Барсицкого нашел Вихо со своими людьми, прошло уже порядка трех часов, и во время пути до индейской деревни клеймо совершенно не беспокоило Ивана. «Странно! То болит, то нет, как будто есть какой-то переключатель в руках чужого человека, и Иван полностью в его власти».

— Вы не спите? — занавеска, которая служила дверью, отодвинулась, и в проеме показалась дочь гостеприимного хозяина.

— Простите, что разбудила вас.

— А, нет, я не сплю, — Иван приподнялся и встретился с ней взглядом.

— Я просто хотела сказать спасибо, — девочка развернулась и собиралась было удалиться, но потом передумала и повернулась к Барсицкому.

— Я не сказала отцу, что я видела.

— А что именно ты видела? — напрягся Иван.

— Ну-у, то, что было с тобой там на берегу.

— А что было со мной на берегу? — по телу Ивана пробежал предательский холодок.

— Твои руки… они горели, ты как будто держал в руках огонь. Я такого ни разу не видела, да мне бы и не поверил никто, поэтому я никому и не рассказала. Но я точно знаю, что это мне не привиделось. Обычный человек не может такое вытворять, тогда кто же ты?

ЧАСТЬ 4

Вихо сидел под деревом и водил ножом по камню, придавая ему бритвенную остроту. За этим занятием Барсицкий его и застал.

— О, Иван, — воскликнул индеец, — ну как выспался?

— Да, спасибо за все.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 18
печатная A5
от 276