электронная
400
печатная A5
494
16+
Ораторские упражнения

Бесплатный фрагмент - Ораторские упражнения

Практика студии «Аргументъ»

Объем:
168 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-5365-7
электронная
от 400
печатная A5
от 494

Предисловие

Главной причиной появления этой книги является лень.


Когда человек начинает изучать ораторское искусство, ему быстро становится понятно (потому что ему расскажут об этом), что в риторике есть три раздела, и разделы эти требуют совершенно разного подхода в изучении.


Первый раздел связан с мышлением. Риторика — она не про красиво говорить, а, скорее, про точно и глубоко, нетривиально и последовательно думать. Чтобы этому научиться, нужно прилагать усилия, и это сложно.


Второй раздел связан с пониманием того, как речь или текст воспринимается слушателями или читателем. Именно от этого зависит последовательность элементов высказывания: что говорить в первую очередь, что во вторую и так далее. Данный раздел самый лёгкий — нужно понять несколько структур и научиться согласовывать с ними свои мысли.


Третий раздел связан с воплощением всего того, что изучалось в двух предыдущих разделах. Придуманы мысли, они выстроены по структуре, осталось выразить всё словами (а в устной речи ещё и жестами, эмоциями, мимикой, паузами, громкостью и проч.). Этот раздел про средство выражения, про язык.


А язык — это рефлекс.

А выработка любого рефлекса требует монотонной работы большого объёма.

И это скучно.


Вот мы и вернулись в начало — преподавателям лень отрабатывать со своими студентами язык. Работать со структурой высказывания или с умением думать гораздо занимательнее. А развивать язык муторно. Но без языка — никуда, потому и появилась эта книга. Когда педагогу лень, он пишет книгу и дарит её своим сознательным студентам в качестве домашнего задания, вместо того, чтобы заниматься с ними самому.


Итак, если коротко и наконец-то по делу: здесь собраны упражнения, которые сотрудники студии риторики «Аргументъ» рекомендуют своим студентам для развития речи в рамках изучения ораторского искусства.

Инструкция

Если вы занимаетесь по этой книге со своим учителем, то именно он должен подсказать вам, какие упражнения делать, в какой последовательности и в каком объёме.


Если вы занимаетесь самостоятельно, то вам потребуются изрядное самообладание и сила воли. Упражнений много, чтобы добиться эффекта, их нужно делать регулярно, а чтобы добиться стойкого эффекта ­– их нужно делать долго. При самостоятельном обучении последовательность упражнений не столь важна, важно постоянство их выполнения.

Упражнения простые и обязательные

Если из всего сборника вы сделаете только упражнения этого раздела и ничего больше, вы уже очень сильно улучшите свою речь.


Возможно, настолько сильно, что никакие другие упражнения вам не понадобятся.

1

Был такой великий русский поэт — Александр Пушкин. Однажды он решил, что нечего быть ему поэтом, и пришло время стать ему прозаиком. Так появился великий русский прозаик — Александр Пушкин. Можно сказать, Пушкин-прозаик убил Пушкина-поэта. За это Пушкина-прозаика убил некто д’Антес. Д’Антеса за это никто не убил, он прожил до 83 лет, сделал блестящую карьеру во Франции и до самой смерти имел импозантный вид и прекрасную осанку. Где в нашем мире справедливость?


Но пока Пушкин был жив, он успел сделать одну очень важную вещь. Он создал русский язык. До Пушкина не было того языка, который мы называем сейчас русским литературным. А после Пушкина этого языка у нас сколько угодно, и даже любой автор каких-нибудь детективов может этим языком пользоваться в свое удовольствие, не платя при этом потомкам Пушкина авторских отчислений. Нет в нашем мире никакой справедливости.


Если вы хотите хорошо владеть русским языком, вам нужно обратиться к оригиналу. То есть к прозе Александра Пушкина. Можно и к поэзии, но лучше к прозе. Потому что вы, скорее всего, говорите прозой, и проза ваша не вполне совершенна. А у Пушкина проза гениальна. Нет в нашем языке ничего более простого, точного и ёмкого одновременно. Любой после Пушкина старался доказать, что «он не Пушкин, он другой», но что тут доказывать? Никто не Пушкин.


Вы будете читать прозу Александра Пушкина. Он не так много написал, кстати. Не поленитесь, купите печатное издание и вырывайте по одной странице в неделю, носите её с собой и читайте. Да, вам не показалось — в неделю. Читать надо медленно.


Ведь как обычно читают? Быстро. Потому что читают ради смысла, ради содержания текста, ради сюжета. Но если стоит задача улучшить свою речь, читать надо очень медленно. Читать ради языка автора. Читать, наслаждаясь не тем, что он говорит, а тем, как он это делает. Буквально заставлять себя тормозить, не переворачивать страницу в спешке, не гнаться за сюжетом. Только язык. Смотреть на то, как автор цепляет одно слово к другому, как одно предложение ставит перед следующим и так далее. Научить себя получать удовольствие от стиля писателя. И Пушкин тут лучше всех, потому что он… Пушкин.


Одна вырванная страница в неделю. Причешите свой язык языком того, кто этот язык создал.

2

Когда вы последний раз пересказывали прочитанный текст? Наверное, в третьем классе. После этого вам сказали, что пересказывать больше не надо, и вы ничего с тех пор не пересказывали. Знайте, вас обманули. Пересказывать надо обязательно.


Пересказ хорош тем, что во время пересказа ваша голова свободна от создания смыслов, ведь работает только память. И потому все силы идут на формулирование мыслей. Не на их придумывание, а на их оформление. Для развития языка нам именно это и надо.


Раз в день вы будете прочитывать в каком-нибудь достойном издании статью и пересказывать её вслух. Ничего сложного, но вы удивитесь, как ощутимо это примитивное упражнение улучшает вашу речь.

3

В русском языке есть очень мало слов, значения которых вы не знаете, и есть очень много слов, которые вы никогда не используете в своей речи. Так называемые пассивный и активный словарные запасы. Знаете всё — используете малую часть. Принято считать, что свой активный словарный запас следует пополнять, и это правда. Но — чем? Какими именно словами?


Станет ли ваша речь намного точнее и ярче, если в ней появятся слова «эсхатология», «фат» и «манкировать»? Вопрос. Но она станет точнее и ярче, если вместо слова «банальный» вы однажды скажете «избитый», «заурядный», «истёртый», «тривиальный», «затасканный» или «шаблонный».


Легче всего обогатить свою речь синонимами тех слов, которые вы употребляете постоянно. Вот есть у вас две тысячи слов, которыми вы регулярно пользуетесь в своей жизни (да, так мало). Добавьте к ним ещё триста слов, каждое из которых будет синонимом к уже употребляемым словам. Это будет очень, очень серьёзное изменение активного словарного запаса и существенное увеличение точности вашей речи.


Делается это следующим образом. Вы берёте словарь синонимов, находите в нём самое обычное слово и выписываете себе его синонимы. Вы все их знаете, но редко используете, сейчас нужно лишь сделать их привычными для вашей речи. Для этого необходимо в течение одного дня употребить одно новое слово в пяти разных предложениях в реальном общении с настоящими людьми. И оно навеки ваше, всегда под рукой.


Один день — одно новое слово. Один год такой практики — новый словарный запас. Богаче и точнее предыдущего.

Упражнения с мышлением

Упражнения этого раздела развивают не только язык, но и мышление. Точнее говоря, они развивают язык через мышление. У лингвистов вообще принято считать, что мышление невозможно без языка, настолько они взаимосвязаны.


Впрочем, лингвистов можно понять — доказывая значимость языка, они доказывают значимость самих себя. Философы, математики или композиторы не согласятся с ними, скорее они скажут, что могут думать без слов, одними образами и ассоциациями. Но лингвисты, конечно, просто так не сдадутся и этот не-язык тоже назовут языком, и спор продолжится.


Как бы то ни было, мышление и язык всегда где-то рядом, так что развивать их можно и нужно вместе.

1

Представьте две вещи.


Вещи подойдут любые, хоть те, что сейчас у вас перед глазами. Например, сигара и револьвер. Или Евангелие и пылесос. Можете представлять не только вещи, но и явления природы, животных, города, процессы, чувства и вообще любые два понятия, хотя если вы можете отчётливо представить предубеждение или хотя бы температуру, это упражнение покажется вам слишком простым.


В общем, представьте два чего-то. Теперь нужно найти связь между теми вещами, которые вы представили: общее качество, характеристику, что-то объединяющее. В этом, собственно, и заключается задание.


Классический пример, с помощью которого таким путём выявляют творческих людей и шизофреников, звучит так: что общего между молоком и ёжиком? Ответ — ёжик, как и молоко, может сворачиваться. Или ещё: что общего между ботинком и карандашом? И тот, и другой оставляют след.


Практикуйтесь.

2

У этого упражнения есть устоявшееся название, и оно вам не понравится, потому что оно издевательски-детское. «Паровозик». Кому хочется признаваться, что он занимается «паровозиками»? Никому не хочется, вот вы и не признавайтесь. Но обязательно делайте. Тайно.


Скажите предложение. Затем скажите второе предложение, начав его с последнего слова первого предложения. Потом придумайте третье предложение, которое будет начинаться с последнего слова второго предложения. И так далее. Четвёртое предложение — с последнего слова третьего, пятое — с последнего слова четвёртого, паровозик.

Сегодня утром я прогуливался в парке. Парк у нас огромный и совершенно бестолковый, потому что его насадил мой прапрадед. Прапрадед — его звали Петром Евграфовичем — был большой оригинал и страстно любил пить водку. Водка…

3

Для тех, кому предыдущее упражнение показалось недостаточно сложным.


Теперь вы говорите точно так же, начиная новое предложение с последнего слова предложения предыдущего, — но держитесь при этом одной темы. Только одной. Никуда от неё сильно не удаляясь, разрабатывая только её. Как начали о ранней весне или, например, об онтологическом анализе коэволюции социокультурной реальности и природы, так и говорите об этом и только об этом.


Паровозиком.

4

Расскажите историю. Самую простую и незамысловатую историю, даже можно в меру бестолковую (если сможете) и неряшливую как по сюжету, так и по содержанию. Например, о том, как вы ходили в магазин за хлебом.


Теперь расскажите эту же историю, но про что-нибудь другое. То есть вы опять рассказываете о том, как ходили в магазин за хлебом, но теперь вы говорите о том, как у вас весь день болела голова.


Ваша задача — в один рассказ запихнуть другой. Причём, запихнуть изящно. Пусть мы говорим про магазин и хлеб, но одновременно мы будем говорить и про больную голову. В конце концов, с больной головой не только же в магазин за хлебом ходят, но и успешно совершают разные общественно-значимые деяния.


После того как вам это удалось (не совершить общественно-значимое деяние, а рассказ составить), опять вернитесь к первой истории и теперь объедините её уже с другим содержанием. Пусть она будет не про голову, а про то, как вы покупали дачу. И потом ещё раз. О новом фильме Паоло Соррентино.


А затем возьмите какой-нибудь другой рассказ и снова нашпигуйте его тремя случайными историями. И так далее, всё ближе к совершенству.


Нет такого сюжета, который вы не могли бы извратить, придав ему законченной элегантности необходимым вам смыслом.

5

Млекопитающее семейства кошачьих отряда хищных, одно из наиболее популярных «животных-компаньонов», одиночный охотник на грызунов и других мелких животных. Это кошка, как вы догадались. А ещё это — логическое определение, оно же словарное, оно же — самое точное и ничего при этом не выражающее. Вряд ли вы пользуетесь такими определениями, и это хорошо.


Плохо то, что вы вообще редко пользуетесь определениями.


Да вообще никто не пользуется определениями. Все уверены, что мы говорим на одном языке и потому отлично понимаем друг друга, как будто у нас в головах находятся автоматически синхронизирующиеся толковые словари.


Как бы ни так! Вы сказали «котёнок» и уютно подумали о том, что он — лучшее лекарство от хандры. А ваш собеседник в это же время подумал о том, как в кишечнике котёнка размножаются токсоплазмы, чтобы коварно заразить человека токсоплазмозом. Мало ли чего начитался ваш собеседник, может быть, он на врача-инфекциониста учится.


Чтобы такого недопонимания не происходило, нужны определения, и нужно проговаривать эти определения. А значит, нужно определения создавать.


Задание: создавайте всему вокруг риторические определения, то есть такие, в которых выражается ваше отношение, ваше видение предмета. Не стерильно-словарные, а личные.


Кошка — это как минимум «мохнатый будильник» и «гангстер животного мира».

6

Чуть ниже вы видите окончания предложений.


Задание элементарно и заключается в следующем: нужно для этих предложений придумать начала. И, разумеется, сделать так, чтобы начала хорошо сходились с концами. Но чтобы придумывать было не слишком просто, ещё ниже даны темы, которым следует создаваемые предложения посвятить. Темы самые обычные.


Итого: у вас есть десять окончаний предложений и десять тем. Сначала посвятите первой теме все создаваемые предложения, придумывая им начала. Потом возьмите вторую тему и составьте десять предложений под неё. И так далее.


Всего с вас сто предложений.


Окончания предложений:

1. … холод меня пронимает.

2. … двое мужчин.

3. … поневоле привлекало внимание.

4. … почти вечные следы.

5. … благопристойность эгоизма.

6. … ненавистные условия.

7. … обдумывал свою победу.

8. … непременно в театре.

9. … и не только иностранец, но и свой.

10. … первый признак дикости и безнравственности.


Темы:

1. Здоровье

2. Политика

3. Путешествия

4. Искусство

5. Религия

6. Спорт

7. Работа

8. Семья

9. Еда

10. Друзья

7

Расскажите историю. Наверное, половина заданий по развитию речи начинается именно так. Расскажите историю.


После чего расскажите её подробнее. Ту же самую историю, с тем же самым содержанием, но подробнее. Это не будет сложно, ведь теперь вы свой рассказ не придумываете, а лишь развиваете. Там наверняка остались какие-то лакуны, тёмные пятна, пробелы, недоговорённости — на них и обратите своё внимание.


Теперь у нас есть история, в которой нет изъянов. Пора её испортить. Представьте, что вы Фёдор Михайлович Достоевский. Вы не можете сдерживать свой гений, не можете остановиться, вы рассказываете эту историю в третий раз — ещё более подробно, ещё более точно и всеобъемлюще, никто не забыт и ничто не забыто, вы раскрыли все карты и посветили фонариком во все углы. От вашей въедливости должно тошнить.


Тошнит? Отлично, а теперь расскажите эту историю в четвёртый раз. Добавьте деталей без меры, всевозможных нюансов, мелочей и оттенков, поиграйте со свойствами и атрибутами, признаками и качествами. Предыдущий вариант был чёрно-белым, теперь вы создаёте цветную версию. Предыдущий рассказ был плоским, этот будет объёмным. Он заиграет и запоёт.


И когда он запоёт, вы наступите ему на горло — вы снова расскажете эту историю, но в её начальном объёме. Вы сделаете её снова короткой. Но теперь в ней будет та лаконичность, за которой прячется сила знания. Автор вашей первой истории — студент, прочитавший полторы брошюры, автор последней истории — профессор, посвятивший этой теме жизнь. Они оба говорили по две минуты, но студент сказал всё, что знает, а профессор — лишь то, что хотел. И это должно чувствоваться.

8

Представьте себя участником события, которое начинается с welcome drink.


Это может быть официальная презентация, деловой приём, бал, маскарад, бал-маскарад и вообще любое частное или корпоративное торжество. Вы общаетесь с группой людей, не преследуя никаких особых целей. Разговор складывается таким образом, что в один момент все ваши собеседники затихают, смотрят на вас и ждут короткого рассказа, который поразит их до глубины души.


По каким-то причинам вы не хотите их разочаровать.


Задание заключается в том, чтобы в своём рассказе обязательно произнести каждое из этих пяти слов: рубашка, призрак, шампанское, иностранец, патологоанатом. Сделали? Как видите, ничего сложного. Теперь составьте ещё двенадцать рассказов со следующими ключевыми словами:


1. Стол, Бог, робость, известие, пуля

2. Молодёжь, загадка, злость, дупло, мысль

3. Ум, горе, деревня, минута, рука

4. Гости, дым, рот, ложь, враг

5. Шесть, памятник, богатство, имя, деньги

6. Слава, холод, ссора, шутка, спичка

7. Хозяин, солнце, шаги, курица, линза

8. Жизнь, жадность, косточка, пистолет, поворот

9. Помеха, объявление, свадьба, тигр, монета

10. Заведение, кладовая, тоска, икота, слух

11. Эпоха, нетерпение, кабинет, карта, пощёчина

12. Воспоминания, борода, камин, робость, слон

9

Вспомните, как прошёл ваш сегодняшний день.


Достойный день незаурядного человека, не так ли? Опишите этот день одним предложением. Но таким, чтобы в нём было отражено всё — произошедшие события, удачные мысли, завершённые дела, мелькнувшие чувства, новые встречи, свежие впечатления, возникшие планы, всё. Ёмко и отчётливо. Одно единственное предложение.


Собственно, в этом и заключается задание.


Которое вы будете выполнять теперь каждый день.

10

Вы читаете художественную литературу. Вы делаете это каждый день, для вас это сродни кофе по утрам, это привычка и необходимость. И это похвально. Теперь давайте займёмся её (т.е. литературы) конспектированием.


Прочитайте одну главу из той книги, которая сейчас лежит на тумбочке у кровати или закачана на ваш планшет. Теперь передайте содержание этой главы тремя предложениями. Такими тремя предложениями, которые будут понятны не только вам, но и любому другому человеку. Вы будете конспектировать не для себя, а для истории. Ваши три предложения — это не способ воскресить в памяти прочитанное, а процесс передачи всего смысла тому, кто книгу не читал.


Потренируйтесь на этом отрывке из Пушкина («Роман в письмах», неоконченный, 1829 г.).

Ты, конечно, милая Сашенька, удивилась нечаянному моему отъезду в деревню. Спешу объясниться во всем откровенно. Зависимость моего положения была всегда мне тягостна. Конечно, Авдотья Андреевна воспитывала меня наравне с своею племянницею. Но в ее доме я все же была воспитанница, а ты не можешь вообразить, как много мелочных горестей неразлучны с этим званием. Многое должна была я сносить, во многом уступать, многого не видеть, между тем как мое самолюбие прилежно замечало малейший оттенок небрежения. Самое равенство мое с княжною было мне в тягость. Когда являлись мы на бале, одетые одинаково, я досадовала, не видя на ее шее жемчугов. Я чувствовала, что она не носила их для того только, чтоб не отличаться от меня, и эта внимательность уж оскорбляла меня. Неужто предполагают во мне, думала я, зависть или что-нибудь похожее на такое детское малодушие? Поведение со мною мужчин, как бы оно ни было учтиво, поминутно задевало мое самолюбие. Холодность их или приветливость, все казалось мне неуважением. Словом, я была создание пренесчастное, и сердце мое, от природы нежное, час от часу более ожесточалось. Заметила ли ты, что все девушки, состоящие на правах воспитанниц, дальних родственниц, demoiselles de compagnie и тому подобное, обыкновенно бывают или низкие служанки, или несносные причудницы? Последних я уважаю и извиняю от всего сердца.


Тому ровно три недели получила я письмо от бедной моей бабушки. Она жаловалась на свое одиночество и звала меня к себе в деревню. Я решилась воспользоваться этим случаем. Насилу могла выпросить у Авдотьи Андреевны позволения ехать, и должна была обещать зимою возвратиться в Петербург, но я не намерена сдержать свое слово. Бабушка мне чрезвычайно обрадовалась; она никак меня не ожидала. Слезы ее меня тронули несказанно. Я сердечно ее полюбила. Она была некогда в большом свете и сохранила много тогдашней любезности.


Теперь я живу дома, я хозяйка, и ты не поверишь, какое это мне истинное наслаждение. Я тотчас привыкла к деревенской жизни, и мне вовсе не странно отсутствие роскоши. Деревня наша очень мила. Старинный дом на горе, сад, озеро, кругом сосновые леса, все это осенью и зимою немного печально, но зато весной и летом должно казаться земным раем. Соседей у нас мало, и я еще ни с кем не видалась. Уединение мне нравится на самом деле, как в элегиях твоего Ламартина.


Пиши ко мне, мой ангел, письма твои будут мне большим утешением. Что ваши балы, что наши общие знакомые? Хоть я и сделалась затворницей, однако ж я не вовсе отказалась от суеты мира — вести об нем для меня занимательны.


Село Павловское.

11

Если вы учитесь у нас в школе или читали книжки об ораторской теории, вы знаете, что аудитория делает три разных акцента на речи выступающего. Именно аудитория, а не оратор. Оратор может говорить что угодно, но слушатели вначале будут обращать внимание на него, потом на его убедительность, а потом на то, к чему он их призывает. Можете вспомнить себя во время чужих выступлений, вы делали именно так: а) кто это вообще там говорит? б) говорит ли он умно или чушь? в) и что же он от меня-то хочет?


Это закон, по-другому не бывает. Но поскольку мы сейчас не учим теорию и не говорим речи, мы будем использовать этот закон в немного усечённом виде. Представьте, что кто-то плачет, а вы хотите ему помочь. Вначале вы всплакнёте вместе с ним (кто ты? — я с тобой!), потом покажете, как хорошо вы разбираетесь в причине его слёз (ты хоть в теме? — более чем!), затем расскажете, что делать (и что? — делай так, и будет тебе счастье!).


Любой разговор с человеком в кризисной ситуации должен выглядеть так: Чувства — Понимание — Стратегия. Я разделяю твои чувства, я понимаю ситуацию, я знаю выход из неё.


Попытайтесь помочь этим людям:

1. Девочка уронила мячик в горную реку

2. Девушку бросил лучший парень школы

3. Женщину уволили с любимой работы

4. Бабушку забыли подросшие внуки

5. Мальчик вывихнул кисть перед финалом соревнований по боксу

6. Юноша получил унизительные рецензии на сборник своих стихов

7. Мужчина жестоко прогорел в бизнесе

8. Старику по состоянию здоровья запретили употреблять алкоголь

12

Это упражнение поможет вам приобрести психическое расстройство, известное в науке как Dementia praecox. Или поможет от него избавиться.


Dementia praecox переводится как «преждевременное слабоумие», но поскольку современные врачи всё хуже знают латынь, а слабоумие всё реже бывает преждевременным, для этого расстройства придумали другой термин — шизофрения.


Упражнение на управляемую шизофрению.


Вам нужно создать устное описание чего-либо, причём такое, чтобы это описание одновременно подходило и для чего-то другого.


Проще всего это делается следующим образом: вы держите в уме одно слово, а в описании вместо него произносите другое слово. И при этом конструируете это описание так, чтобы оно подходило и к тому слову, что в уме, и к тому, что на устах.


Есть слово «Россия», есть слово «батарея» (которая радиатор отопления в доме под окном). Мы создаём описание «России», которое подошло бы и к «батарее». Надеемся, это не оскорбит ничьи чувства.

Россия у каждого своя, но мало есть людей, которые могут сказать, что в восторге от неё. Россия многих не устраивает, она не устраивает и меня. В ней есть неприятная, простите, чугунность. Неповоротливость. В ней слишком много советского и грубого. Нет, я знаю и другую Россию — современную, гладкую, лёгкую и вылизанную, но присутствует в ней какая-то неправда. В ней нет теплоты. Старая Россия при всех своих недостатках как-то греет, а эта… от неё веет холодом, она слишком искусственна. И т. д.

13

Эпитафия — это надпись на надгробии.


Бывает в стихах и в прозе, нас интересует проза. Например, у Суворова, который похоронен в Александро-Невской лавре Санкт-Петербурга, написано: «Здесь лежит Суворов». У французского физика, математика, химика, немного ботаника и чуть-чуть философа Ампера на могиле можно прочитать: «Наконец счастлив». А блестящая Фаина Раневская просила вывести на своей могиле «Умерла от отвращения», но этого, к сожалению, не сделали.


Вам нужно составить достойные эпитафии этим персонажам:

1. Колобок

2. Винни-Пух

3. Дед Мороз

4. Папа Карло

5. Конёк-Горбунок

6. Кощей Бессмертный

7. Змей Горыныч

8. Карлсон

9. Золотая рыбка

10. Семь гномов

14

Можно написать так:

Леонора, я уезжаю. Прости. Ты навсегда останешься в моём сердце.

А можно так:

Я еду, милая Леонора, оставляю тебя навсегда. Пишу тебе, потому что не имею сил иначе с тобою объясниться. Счастье мое не могло продолжиться. Я наслаждался им вопреки судьбе и природе. Ты должна была меня разлюбить; очарование должно было исчезнуть. Эта мысль меня всегда преследовала, даже в те минуты, когда, казалось, забывал я все, когда у твоих ног упивался я твоим страстным самоотвержением, твоею неограниченною нежностью… что было б тогда со мною? Нет! лучше умереть, лучше оставить тебя прежде ужасной этой минуты… Прости, Леонора, прости, милый, единственный друг. Оставляя тебя, оставляю первые и последние радости моей жизни… отрываюсь от этого письма, как будто из твоих объятий; прости, будь счастлива. (А. С. Пушкин, «Арап Петра Великого», неоконченный роман, 1827 г.)

Искренне извиняясь перед лингвистами за наш упрощающий примитивизм, мы первый пример назовём низким стилем, а второй — высоким. Разница очевидна: «А тебе чего?» — «Вам, сударь, какая, простите, печаль?».


Задача, стоящая перед вами, заключается в том, чтобы приведённые ниже предложения переделать высоким стилем. Постарайтесь каждое слово низкого стиля превратить в десять слов стиля высокого, но не ради увеличения количества, а ради уточнения и углубления мысли.


1. Фильм? Это отвратительный фильм! Ничего не видел хуже.

2. Вы уволены. Причина? И вам ещё нужна причина?!

3. Прекрасный отель. Рекомендую. Не могу вспомнить, чтобы мне что-то не нравилось в нём.

4. Мне кажется, вы завидуете моему гарвардскому диплому.

5. Они будут издеваться над нами до тех пор, пока будут чувствовать свою власть.


Как видите, с этим можно справиться. Попробуйте таким манером говорить в течение дня. Ваша голова будет против, потому что она не привыкла думать над произносимыми словами, но не обращайте на неё никакого внимания, пусть работает.

15

Знаете, почему американцы постоянно говорят о себе? Потому что рассказ о себе — это лучший способ познакомиться с другим. А у нас никто не говорит о себе, вот и возникают сложности в общении при первой встрече. Но как начать говорить о себе, если это не свойственно нашей культуре? Мы будем говорить о себе косвенным образом. Мы будем рассказ о себе подавать не как рассказ о себе, а как доказательство какой-то своей мысли.


Истории из жизни как доказательства.

— Почему коньяк всегда проиграет в споре с вином? О, дайте я расскажу вам. Есть у меня охотничий домик недалеко от Пскова…

— Рахманинов вынимает душу, а Чайковский умеет лишь расшевелить её. Вы не согласны? Позвольте пояснить. Однажды с сестрой мы поспорили…

— Я порядочность ценю гораздо выше патриотизма. Видите ли, есть у меня один знакомый, банкир, мы с ним как-то…

Попробуйте доказать историями из своей жизни предлагаемые ниже мысли:

1. Русская культура умерла

2. Никакая сауна никогда не заменит настоящую баню

3. Спать днём вредно

4. Человек без чувства юмора не может быть умным

5. Всякая революция — зло

6. От любви до ненависти одни шаг

7. У всех психологов есть психические расстройства

8. Домашний питон лучше кошки

9. Деньги не делают нас свободнее

10. В ресторане атмосфера важнее качества блюд

16

Есть у нас в русском языке одно личное местоимение, которое принято исключать из речи по причинам этического свойства — это личное местоимение первого лица, т.е. «я». Мы бы не обращали на подобные глупости никакого внимания, но они так здорово тренируют речь, что пройти мимо никак нельзя.


Итак, вам нужно старательно избегать местоимения «я» со всеми его падежными формами (меня, мне, мной, мною, обо мне), рассуждая на эти темы:


1. Мой возраст

2. Моя работа

3. Мои достоинства

4. Мои недостатки

5. Мои цели

6. Мои родные

7. Мои друзья

8. Мой дом

9. Мой отпуск

10. Моя первая любовь

17

В конце XIX века среди мужчин Парижа одно время было модно влюбляться в актрису «Комеди Франсез» Жанну Самари. Ренуар даже написал несколько её прекрасных портретов, а Дюма-сын сказал в её адрес один из лучших комплиментов в истории комплиментов: «Ну и глазищи же у вас, Жанна. Так и подмывает их выколоть».


Когда вы последний раз говорили кому-нибудь комплимент?


Это был риторический вопрос, ведь это книжка с риторическими упражнениями. Не так уж и важно, как давно вы говорили кому-нибудь комплимент, потому что в этом задании вам в любом случае придётся сказать их очень много вне зависимости от уровня «комплиментарности» вашей повседневной речи.


Комплимент — отличная вещь, поднимающая настроение и самооценку как тому, кто его слышит, так и тому, кто его говорит. А ещё умение говорить комплименты учит внимательнее относиться к людям и искренностью маскировать лесть, даже иногда до полного уничтожения последней.


Ну и кроме того, комплимент всегда подразумевает работу над его формой, то есть работу со словом, чем мы и занимаемся. Не думайте, кстати, что комплименты говорят экспромтом по ситуации. Экспромтов вообще не существует никогда и нигде.


Пожалуйста, представьте пять человек, с которыми вам придётся встретиться завтра, и придумайте каждому из них по три комплимента. Ведь завтра вам предстоит для каждого человека один из этих трёх комплиментов произнести вслух.

18

В наше время, время пожинания плодов расцвета детективов XX века, люди стали хитры и подозрительны. Мы во всём видим скрытый смысл или, как минимум, хотим его найти. Любой факт перестал для нас быть фактом и стал признаком чего-то другого. Капля упала на ладонь — кажется, начинается дождь. Парень долго смотрит на девушку — наверное, влюбился. Коллега пролистывает предложения турагентств — похоже, собирается в отпуск.


Мы перестали видеть мир, мы видим знаки. Нам не интересно то, что происходит здесь и сейчас, нам хочется понять, симптомом чего являются наблюдаемые нами события. И потому мы разучились описывать, мы умеем только объяснять.


Говоря иначе, мы высказываем только оценочные суждения. Такие суждения, которые или уже включают в себя оценочный компонент («хорошо», «непрофессионально», «многообещающе»), или демонстрируют отношение к факту путём объяснения его причин и последствий с нашей точки зрения.


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 400
печатная A5
от 494