электронная
180
печатная A5
297
12+
Операция «Оверлорд»

Бесплатный фрагмент - Операция «Оверлорд»

Открытие второго фронта в Европе


Объем:
80 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-9867-4
электронная
от 180
печатная A5
от 297

Введение

Битва за Нормандию началась 6 июня 1944 года. Эта высадка была первой частью стратегической операции «Оверлорд», которая предусматривала захват союзниками северо-западной Франции. Высадка морского десанта в Нормандии стала крупнейшей морской десантной операцией в мировой истории. Английское слово «Overlord» означает «сюзерен, верховный владыка, повелитель, господин; доминировать, господствовать». В СССР и современной России эта операции получила название «открытие второго фронта».

6 июня 2019 года лидеры западных государств почтили память военнослужащих, погибших 75 лет назад во время высадки союзников при операции «Оверлорд» в Нормандии (северо-западная Франция). На церемонию в британский Портсмут прибыли президенты США и Франции Дональд Трамп и Эммануэль Макрон, канцлер ФРГ Ангела Меркель, а также главы правительств Канады, Чехии, Польши, Австралии, Бельгии, Великобритании, Дании, Нидерландов, Люксембурга, Греции, Новой Зеландии, Норвегии и Словакии. На церемонии также присутствовали 300 ветеранов — участников операции «Оверлорд». «75 лет назад сотни тысяч молодых солдат, матросов, моряков и летчиков покинули этот берег ради свободы. Многие из них не вернулись, их героизм, отвага и самопожертвование никогда не будут забыты», — сказала королева Великобритании Елизавета II. В совместном заявлении страны — участницы мероприятия сообщили, что «невообразимый ужас Второй мировой войны» никогда не должен повториться, а все мировые проблемы должны решаться мирным путем. «На протяжении последних 75 лет наши народы боролись за мир в Европе и во всем мире, за демократию, толерантность и верховенство закона. Сегодня мы вновь подтверждаем свою приверженность этим общим ценностям», — говорится в заявлении, цитирует ТАСС.

Отсутствовала только российская делегация, являющаяся правопреемницей Советского Союза. Министр иностранных дел России Сергей Лавров рассказал, что приглашение от Франции на торжества по случаю годовщины высадки союзников в Нормандии не предусматривало направление Россией официальной делегации из Москвы на эти мероприятия. «По содержанию и по форме приглашение не предусматривало рассмотрение вопроса о направлении официальной делегации из Москвы», — отметил глава МИДа. 3 июня российская сторона получила приглашение на мероприятия в Нормандии, однако уровень представительства делегации в нем не был указан.

Высадка англо-американских войск в Северной Франции 6 июня 1944 г,

Фотография. Всемирная история, т. X, с. 357

События, предшествующие операции «Оверлорд»

Второй фронт — это условное наименование во Второй мировой войне 1939—1945 гг. западноевропейского фронта, который Англия и США обязались открыть в Европе в еще в 1942 г., о чём было торжествен но заявлено в англо-советском и советско-американском коммюнике 12 июня 1942 г. в связи с посещением Лондона и Вашингтона тогдашним Народным Комиссаром иностранных дел СССР В. М. Молотовым. Однако западные союзники не спешили выполнять свое обещание, несмотря на то, что советское руководство неоднократно заявляло, что Советский Союз не может примириться с откладыванием открытия второго фронта». Фактически второй фронт в Европе союзники открыли только в июне 1944 г., это и есть операция «Оверлорд», когда стало ясно, что Красная Армия сама в состоянии своими силами окончательно разгромить фашистскую Германию и решить задачу освобождения Европы от фашистского ига.

Затягивание открытия второго фронта не было случайным, оно диктовалось заинтересованными кругами Англии и США, преследовавшими свои корыстные цели. Англо-американская коалиция рассчитывала на ослабление СССР, питала надежды, что после изнурительной войны он потеряет значение великой и мощной державы и попадёт в зависимость от США и Великобритании. Несмотря на то, что летом и осенью 1942 г. немецко-фашистские войска рвались через Донбасс к Сталинграду и на Северный Кавказ и в это время особенно требовалась немедленная вооружённая помощь, тем не менее, второй фронт открыт не был. Также проволочки с открытием второго фронта развязывали руки Гитлеру для переброски резервов ив Западной Европы на восточный фронт, против Красной Армии.

Состоявшаяся в Москве в октябре 1943 г. конференция министров иностранных дел трех держав подготовила первую встречу их руководителей, которая произошла в столице Ирана Тегеране 28 ноября — 1 декабря 1943 г. В работе конференции участвовали И. В. Сталин, Ф. Рузвельт, У. Черчилль. Центральное место занял вопрос о сокращении сроков войны и открытии второго фронта в Западной Европе. Обещание СССР поддержать действия союзников крупным наступлением на советско-германском фронте привело к принятию решения о высадке союзных войск во Франции в мае 1944 г. Таким образом, впервые были выработаны основы общей военной стратегии антигитлеровской коалиции. В декларации, принятой на конференции, провозглашалась решимость трех держав осуществлять совместные действия в войне против гитлеровской Германии и послевоенное сотрудничество. Решения Тегеранской конференции содействовали укреплению антигитлеровской коалиции и вселили в сознание народов уверенность в достижении победы. Известный писатель, переводчик и дипломат В. М. Бережков в книге «Страницы дипломатической истории» пишет (с. 243): «На первом же пленарном заседании Тегеранской конференции вопросу об открытии второго фронта в Европе было уделено основное внимание. Инициативу, как уже сказано выше, проявил Сталин. Президент Рузвельт подчеркнул, что операция через Ла-Манш является очень важной и особенно интересует Советский Союз. Рузвельт сказал, что западные союзники уже на протяжении полутора, лет составляют соответствующие планы, но все еще не смогли определить срока этой операции из-за недостатка тоннажа.

— Мы хотим, — сказал президент, — не только пересечь Ла-Манш, но и преследовать противника в глубь территории. Между тем Ла-Манш — это такая неприятная полоска воды, которая исключает возможность начать экспедицию до 1 мая. Поэтому план, составленный англичанами и американцами в Квебеке, исходит из того, что экспедиция через Ла-Манш могла бы начаться около 1 мая 1944 г.…

Сославшись на то, что любая десантная операция требует специальных судов, Рузвельт коснулся вопроса о приоритете и очередности тех или иных операций. Он сказал:

— Если мы будем проводить крупные десантные операции в Средиземном море, то экспедицию через Ла-Манш, возможно, придется отложить на два или три месяца. Поэтому мы хотели бы получить ответ от наших советских коллег в этом вопросе, а также совет о том, как лучше использовать имеющиеся в районе Средиземного моря войска, учитывая, что там в то же время имеется мало судов. Мы не хотим откладывать дату вторжения через Ла-Манш дальше мая или июня. В то же время имеется много мест, где могли бы быть использованы англо-американские войска: в Италии, в районе Адриатического моря, в районе Эгейского моря, наконец, для помощи Турции, если она вступит в войну. Все это мы должны здесь решить. Мы очень хотели бы помочь Советскому Союзу и оттянуть часть германских войск с советского фронта. Мы хотели бы получить от наших советских друзей совет о том, каким образом мы могли бы лучше всего облегчить их положение».

В начале 1944 г. Англия и Соединенные Штаты вели интенсивную подготовку к вторжению в Западную Европу. Главный удар планировалось нанести в Северо-Западной Франции через пролив Ла-Манш (операция «Оверлорд») и вспомогательный — на юге Франции (операция «Энвил», от англ. anvil — «наковальня»). После решений Тегеранской конференции Соединенные Штаты и Англия приступили к непосредственной подготовке вторжения во Францию через Ла-Манш. Главнокомандующим союзными экспедиционными силами в Европе был назначен американец генерал армии Д. Эйзенхауэр, подчинявшийся Объединенному комитету начальников штабов. Его заместителем стал англичанин главный маршал авиации А. Теддер. Командующим сухопутными войсками являлся генерал английской армии Б. Монтгомери. Военно-морскими силами командовал английский адмирал А. Рамсей, военно-воздушными силами — главный английский маршал авиации Ли-Мэллори. Задача заключалась, как говорилось в директиве Объединенного комитета начальников штабов генералу Эйзенхауэру от 12 февраля 1944 г., в осуществлении высадки на Европейском континенте и проведении совместно с другими Объединенными Нациями военных действий для уничтожения нацистской Германии. Директива также предписывала Эйзенхауэру в случае отступления немецких войск из Северной Франции осуществить вторжение на континент наличными к этому моменту силами, не ожидая установленного срока начала высадки в мае 1944 г.

Англо-американское командование опасалось последствий стремительного наступления Красной Армии и ее быстрого выхода в Центральную и Западную Европу и поэтому хотели занять территорию Франции и других оккупированных Германией западноевропейских государств и вступить в Германию до подхода советских войск. Союзники также стремились не допустить усиления влияния коммунистической части движения Сопротивления.

Общий план боевых действий американо-английских армий в Западной Европе заключался в том, чтобы высадиться с территории Англии на побережье бухты Сены и захватить плацдарм с портами Нормандии и Бретани. После накопления сил на плацдарме предполагалось вести наступление в восточном направлении и занять территорию Северо-Западной Франции. К этому времени должны были высадиться союзные войска и на юге Франции. Последующим наступлением из Северо-Западной Франции на восток и из Южной Франции на север союзное командование надеялось отрезать немецкие войска в Юго-Западной Франции. В результате этих операций американские и английские армии должны были выйти на границу Германии.

С начала 1944 г. стратегическая авиация союзников действовала во все возрастающей степени против транспортной системы Северо-Западной Европы. Цель бомбардировок заключалась в том, чтобы максимально нарушить сообщения в этом районе и создать благоприятные условия для вторжения и последующих действий американо-английских войск в Северной Франции. В результате налетов интенсивность железнодорожного сообщения в северо-западной части Европы значительно сократилась, на 70% упал объем перевозок между Северной Францией и Германией. Район предстоявшего вторжения в Нормандии был в существенной мере изолирован от остальной территории Франции и Германии. Американо-английская авиация действовала, имея полное господство в воздухе. Германское командование располагало на Западе крайне ограниченным количеством самолетов, так как советско-германский фронт приковал к себе главные силы немецких военно-воздушных сил.

Немецкое командование имело сведения о предстоявшем в 1944 г. вторжении через Ла-Манш. Однако ввиду опасного и трудного положения на Востоке оно было вынуждено сосредоточивать там основные усилия и не могло серьезно укрепить оборону на Западе. Удалось лишь несколько увеличить численность войск во Франции и усилить оборону побережья в инженерном отношении. Для того чтобы скрыть слабость обороны, гитлеровская пропаганда широко распространяла легенду о неприступности Атлантического побережья, где якобы воздвигнут «Атлантический вал». На самом же деле «Атлантический вал» в значительной степени был иллюзией, созданной для того, чтобы ввести в заблуждение, как немецкий народ, так и союзников.

Боеспособность немецких дивизий на Западе была слабой. Значительная часть из них находилась на формировании или восстановлении, около половины дивизий являлись стационарными, так как они не имели средств передвижения, почти во всех дивизиях не хватало людей и вооружения. Их численный состав колебался от 8 до 11 тыс. человек. Особенно плохо обстояло дело у немецкого командования на Западе с авиацией, которая насчитывала всего 500 исправных самолетов.

В совершенно ином положении находились вооруженные силы Соединенных Штатов и Англии. Их сухопутные войска, предназначенные для вторжения и сосредоточенные на Британских островах, объединялись в 21-ю группу армий под командованием генерала Б. Монтгомери (1-я американская, 2-я английская и 1-я канадская армии) и 3-ю американскую армию и состояли из 39 дивизий, 12 отдельных бригад, 10 отрядов десантников, так называемых коммандос и рейнджере. В составе этих войск было 20 американских, 14 английских, 3 канадские, 1 французская и 1 польская дивизии. Для дальнейших действий в Западной Европе можно было использовать до 20 английских дивизий, находившихся на Британских островах, и- 50 американских дивизий, подготовленных в Соединенных Штатах.

Военно-воздушные силы, базировавшиеся на Британских островах, имели около 11 тыс. боевых и более 2,3 тыс. транспортных самолетов и 2,6 тыс. планеров. В составе военно-морских сил, выделенных для проведения высадки, имелось около 6 тыс. транспортных и десантно-высадочных судов, в том числе 283 крупных десантных судна, 835 десантных барж и большое количество других десантных судов. Высадку должны были поддерживать 6 линкоров, 22 крейсера, 93 эсминца, 255 минных тральщиков и множество более мелких боевых кораблей. Численность личного состава экспедиционных сил достигала 2 876 тыс. человек, из них 1 533 тыс. американцев.

Все войска прошли серьезную подготовку. Часть соединений накопила определенный боевой опыт в Северной Африке и в Италии.

Войска союзников были полностью укомплектованы и в достаточной степени оснащены всеми видами боевой техники и вооружения. Дивизии, предназначенные для участия в высадке и захвате плацдарма, насчитывали от 11 до 18 тыс. человек.

В целом американо-английские вооруженные силы, предназначенные для вторжения в Северо-Западную Францию, имели большое превосходство над противником.

Подготовка к вторжению происходила одновременно с боевыми действиями в Италии. После выхода Италии из войны значительная часть ее территории была оккупирована немецко-фашистскими войсками. Формально власть на этой территории принадлежала марионеточному правительству Муссолини, а фактически она находилась в руках немецкого командования.

Успешное проведение Красной Армией ряда крупных боевых операций в первой половине 1944 г. приблизило полное освобождение от гитлеровских войск оккупированной ими территории СССР. На некоторых участках фронта советские войска вышли на государственную границу. Сосредоточение основных сил Германии на Восточном фронте благоприятствовало высадке союзных армий на континенте. Дальнейшее затягивание открытия второго фронта становилось рискованным.

Немецкое командование, учитывая неблагоприятно сложившуюся для него обстановку, в конце мая 1944 г. начало отводить свои войска из Центральной Италии на так называемую Готскую линию, проходившую через Апеннинские горы по линии Сан-Марино, Пистоя, Каррара. 4 июня 1944 г. американо-английские войска вступили в оставленную противником столицу Италии Рим. Готовясь к высадке в Северной Франции, командование союзных войск организовало тщательную разведку противника и провело ряд мер по его дезинформации. Создавались ложные скопления войск и техники на юго-востоке Англии, имевшие целью имитировать подготовку вторжения через Па-де-Кале, а также наносились отвлекающие бомбовые удары по побережью Фландрии. Немецкое командование из-за слабости авиации не могло вести эффективную воздушную разведку и не сумело получить нужные данные по другим разведывательным каналам. В результате оно было введено в заблуждение относительно точной даты и места вторжения.

Американская корпорация видного члена Бнай Брита (масонская сионистская ложа подконтрольная Ротшильдам) Джона Рокфеллера «Стандарт ойл» весь 1942 год — разгар Второй мировой войны — поставляла горючее фашистской Германии. Расчеты за горючее осуществлялись через рокфеллеровский же банк «Чейз нэшнл бэнк» (переименованный позже в «Чейз Манхэттен бэнк»). Делами «Стандарт ойла» в Германии заправлял американец-бнайбритовец Карл Линдеманн, входивший в кружок друзей рейхсфюрера СС Гиммлера! А «Чейз нэшнл бэнк» представлял в Европе доверенное лицо Рокфеллера Джозеф Ларкин, который организовывал в течение всей войны бесперебойную работу отделения этого банка в Париже, занятом нацистами. Отделение финансировало деятельность фашистских ведомств. Еще Хайэм рассказал, как в мае 1944 года в Базеле состоялось собрание руководства Банка международных расчетов (БМР), подконтрольного нацистам. Возглавлял сходку бнайбритовских финансистов американский джентльмен, президент БМР Томас Маккитрик. В банк от фашистской Германии поступило на хранение 378 миллионов долларов золотом. Нацистские главари надеялись использовать золото после войны, и руководство БМР обсуждало, как обезопасить солидный вклад. А «золото, — подытоживал Хайэм, — частично было награблено в национальных банках Голландии, Бельгии и Чехословакии, а частично переплавлено из золотых коронок, оправ для очков, портсигаров, зажигалок и обручальных колец, убитых в концлагерях евреев». В то же время по линии ленд-лиза через компании подконтрольные Ротшильдам шла поддержка СССР, правда Советский Союз потом долго расплачивался за «бескорыстную поддержку» в борьбе с фашизмом. Главное — нажива!

Кто наживается на войнах? Финансовая олигархия — монополистический капитал. К примеру, два десятка групп семейно-промышленных династий ФРГ, а это кланы Флика, Сименса, Квандта — Зиппе, Рехлинга, Ханиеля, Диля, группы «ИГ Фарбен», концерны Крупна, Тиссена, АЭГ, «Рейншталь», три авиационных концерна — МББ, «ФВВ — Фоккер», «Дорнье», четыре банковские монополии — «Дойче Банк», «Дрезднер Банк», «Коммерцбанк» и «Байерише Ферайнсбанк», как сформировались в конце XIX — начале XX веков, так существуют и поныне под разными названиями. И по существу это та же финансовая олигархия, которая в ходе двух мировых войн уже положила в свой карман миллиардные прибыли.

Мировой экономический кризис 1929 — 1933 гг. до предела обострил социальные и политические противоречия в Германии. В середине 1932 г. он достиг кульминационной точки. Промышленная продукция к этому времени упала по сравнению с 1913 г. на 46,7%. Обанкротилось десятки тысяч предприятий. Тысячи мелких предприятий и банков были поглощены крупными банками и монополиями, что вело к еще большей концентрации экономической и политической власти в руках кучки монополистов. Крупная буржуазия уже в начале экономического кризиса пришла к выводу о необходимости проведения более «твердого курса».

Монополисты стали более активно поддерживать фашистов. Глава треста «Ферайнигте Штальверке» Фриц Тиссен, еще в 1929 г. организовавший в Дюссельдорфе встречу Гитлера с крупнейшими промышленниками Рура, щедро финансировал избирательные кампании фашистской партии. Она получала большие денежные средства также от правления Рурского угольного синдиката, от «ИГ Фарбенидустри» и других монополий.

Фашистская партия Гитлера, именовавшая себя Национал-социалистской немецкой рабочей партией, развернула широкую и беззастенчивую демагогию. Заявляя, что все бедствия трудящихся масс Германии вызваны Версальской системой, фашисты обещали немедленно по приходе к власти уничтожить Версальский договор, ликвидировать ограничения, касающиеся вооружений, возвратить Германии территории, потерянные в результате мировой войны 1914 — 1918 гг., и завладеть другими территориями, необходимыми «германской расе» в качестве «жизненного пространства».

11 октября 1931 г. в городе Гарцбурге (Брауншвейг) собрались представители профашистских партий и организаций. Среди них были Гитлер, лидеры националистов Гугенберг, Зельдте, Дюстерберг, банкир Шахт, генералы Сект и фон дер Гольц. Их объединяло стремление как можно быстрее уничтожить демократические институты и установить диктатуру наиболее агрессивных и шовинистических кругов монополистического капитала. А 27 января 1932 г. на секретном собрании в Дюссельдорфе с участием трехсот представителей крупного финансово-промышленного капитала Гитлер изложил программу фашистской партии и обещал монополистам «искоренить марксизм в Германии». Монополистические круги усилили поддержку и финансирование гитлеровцев.

Значительную роль в приходе Гитлера к власти сыграли монополистические круги Соединенных Штатов и Англии. Американские и английские банки и тресты вложили миллиарды долларов в восстановление военно-промышленного потенциала Германии, имея в виду использовать ее в борьбе против Советского Союза. Крупные американские монополисты, такие, как Морган, Дюпон, Рокфеллер и другие, в течение ряда лет оказывали всяческую поддержку гитлеровской партии.

Ранее западные монополии поддержали вождя («дуче») Италии Муссолини, еще в 1925 г. банкирский дом Моргана предоставил фашистскому правительству «стабилизационный заем» в сумме 100 млн. долларов для проведения «реформ».

Известный английский военный писатель Дж. Ф. С. Фуллер в книге «Вторая мировая война 1939—1945 гг. Стратегический и тактический обзор», с. 380—381, утверждает: «24 декабря, в день начала русского зимнего наступле­ния, генералу Эйзенхауэру и его главным помощникам приказали, как упоминалось выше, вернуться в Лондон, чтобы принять на себя руководство планированием втор­жения во Францию. Со времени конференции в Каса­бланке планами вторжения занимался генерал-лейтенант Ф. Морган. Первую высадку предполагалось осуществить силами 3 дивизий, но так как и Эйзенхауэр и Монтгомери сочли это недостаточным, то число дивизий увеличили до 5. Увеличение сил требовало значительных изменений в дета­лях, поэтому день «D» (условное обозначение высадки союзников в Нормандии — А. Е. Тихомиров) был перенесен с 1 мая на 5 июня.

Это изменение было согласовано 21 января на первом совещании Эйзенхауэра с командующим союзными военно-морскими экспедиционными силами адмиралом Б. Рамзаем, командующим союзными экспедиционными воздушными силами главным маршалом авиации Т. Лей-Маллори и командующим союзными экспедиционными сухопутными силами генералом Монтгомери. Сухопутные силы состояли из 1-й американской армии, включая 82-ю и 101-ю воздушно-десантные дивизии, и из 21-й группы армий. Командовал 1-й американской армией генерал О. Брэдли. 21-я группа армии состояла из 1-й канадской армии генерал-лейте­нанта X. Крерара, 2-й английской армии генерал-лейте­нанта М. Демпси, 6-й воздушно-десантной дивизии генерал-лейтенанта Ф. Браунинга и других союзных частей.

Районом вторжения наметили бухту Сены, потому что она защищена от преобладающих западных ветров Котантенским полуостровом, а также вследствие того, что, под­вергнув бомбардировкам мосты на Сене и Луаре, предста­влялось возможным стратегически изолировать северо-­западную часть Франции.

Справа и слева от района высадки расположены два больших порта — Шербур и Гавр. Оба они, так же как и бухта, находились в радиусе действий истребителей, базирующихся в Англии, а так как Шербур расположен на самой оконечности Котантенского полуострова, то, сло мив сопротивление на полуострове, его можно было пол­ностью окружить.

Общее протяжение фронта высадки составляло около 70 миль: от города Киневиль, что южнее Барфлера, до устья реки Орн. Американцы должны были высаживаться на западной половине этого участка, а англичане — на восточной. Задачей первого дня было выйти на линию Сен-Мер-Эглиз, Карантан, Байе, Кан. Город Кан имеет порт, связанный каналом с морем.

Коротко говоря, план действий был-следующим: во-пер­вых, создать плацдарм, включая Шербур и Кан, и пло­щадки для аэродромов; затем «двинуться в Бретань с целью захвата портов южнее Нанта»; наконец, «устремиться на восток вдоль Луары в направлении Парижа и на север за Сену с целью уничтожить как можно больше германских войск в этой западной зоне» (Это предстояло совершить 3-й американской армии генерала Паттона. Он должен был перенести свой штаб во Францию и прежде всего овладеть полуостровом Бретань).

«Это продвижение, — пишет генерал Монтгомери, — должно было отрезать все силы противника, находящиеся южнее Сены, мосты через которую предстояло разрушить бом­бардировками с воздуха». Во время этих действий 7-я аме­риканская армия генерал-майора А. Патча должна была высадиться в Южной Франции и наступать вверх по долине Роны.

Генералу Эйзенхауэру противостоял фельдмаршал фон Рундштедт — главнокомандующий немецкими силами на Западе».

Еще в феврале 1944 г. Гитлер назначил фельдмаршала Роммеля командовать войсками во Франции. Это давало в руки Роммеля группу армий «Б», которая состояла из 7-й армии, распо­ложенной в Нормандии и Бретани, и 15-й армии, стоявшей на побережье Па-де-Кале и во Фландрии, с 83-м корпусом в Голландии. Назначение Роммеля для немцев оказалось большим несчастьем. Хотя он и фон Рундштедт соглашались удер­живать французские порты до последнего человека, чтобы ими не воспользовался противник, однако фельдмаршалы расходились в вопросе о том, каким способом отражать вторжение. В то время как Роммель предпочитал дать бой противнику на месте высадки и поэтому настаивал на необ­ходимости иметь сильные прибрежные гарнизоны с близко расположенными резервами, мнение фон Рундштедта было диаметрально противоположным. Идея Рундштедта заклю­чалась в том, чтобы позволить противнику высадиться, и затем, прежде чем он сможет создать плацдарм, нанести ему контрудар крупными силами. Это означало, что глав­ную массу войск следовало держать на достаточной глубине в тылу береговой обороны. Такое расхождение во взглядах привело к компромиссу, что вообще является на войне самым худшим. Пехоту выдвинули вперед, а основная масса танков осталась позади. В результате в момент кри­зиса взаимодействие между ними было неудовлетвори­тельным. Характер расположения оборонительных сооруже­ний на побережье усугублял ошибку в группировке сил, ибо по форме оборонительные районы были вытянутыми, имели небольшую глубину или совсем ее не имели. Укре­пления представляли собой цепь сооружений, тянувшихся вдоль берега и связанных между собой препятствиями, как подводными, так и установленными на берегу. В тылу никакой второй оборонительной полосы не было, поэтому вся оборонительная система фактически представляла собой подобие линии Мажино. Как бы это ни казалось удиви­тельным, но и Гитлер и Роммель также твердо полагались на эту линию, как французы полагались на линию Мажино в 1940 г. Также немцы допустили другой важный про­счет. Они были убеждены, что главная высадка произойдет в Па-де-Кале, и поэтому не только значительно сильнее укрепили побережье Па-де-Кале, но и выделили для его обороны более мощные силы, чем для любого другого сек­тора. Зная об этом, генерал Эйзенхауэр делал все возмож­ное, чтобы поддерживать немцев в заблуждении путем такого движения судов, как если бы он намеревался произ­водить высадку именно там, где предполагали немцы.

Н. Н. Яковлев в книге «ЦРУ — орудие психологической войны» так описывает события, связанные с Роммелем, с. 24—25: «Но к исходу 1942 г. Вашингтон, как там представляли, добился главного — практически без существенных потерь США и Англия овладели Северной Африкой. Прав­да, полностью обойтись без крови все же не удалось, и опять по вине Роммеля. К февралю 1943 г. остатки «африканского корпу­са», под давлением превосходящих сил отступившие из Египта, пришли в Тунис. Танкисты Роммеля потрепали войска Эйзенхауэра, а тот оценил преи­мущества «ультра»: из перехваченных немецких телеграмм он видел, с каким презрением фельдмар­шал отзывался о боеспособности американцев. Эйзенхауэр очень сокрушался, что секретность ис­точника не дает возможности ознакомить своих гене­ралов с мнением противника о вверенных им частях. Хотя масштаб боев был незначительным, теперь и американское командование ощутило и запомнило мастерство Роммеля. Вскоре его отозвал Гитлер, и с начала 1944 г. фельдмаршал стал командовать группой армий Б во Франции. А предстояло откры­тие «второго фронта».

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 297