электронная
180
печатная A5
550
18+
Опасный портал

Бесплатный фрагмент - Опасный портал

Роман

Объем:
472 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-7626-9
электронная
от 180
печатная A5
от 550

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Слова благодарности

Выражаю свою признательность Евгению Курылеву за подачу интересных идей для моего романа.

Также у меня нет слов, чтобы в полной мере выразить свои чувства к коллегам, которые морально поддерживали и вселяли уверенность во время написания романа.

Нельзя не отметить вдохновенный пример, который подали мне Дмитрий Гудков и Сергей Саввин в описании некоторых сюжетов.

Хочу сказать искреннее спасибо всем, кто так или иначе мне помогал.

Не могу обойти вниманием и тех, с кого я рисовал образы для романа: Дмитрия Белкина, Тамару Фролову и Евгения Курылева.

Особо хочу поблагодарить моих первых читателей и критиков: Раису Ямщикову, Ивана Большакова, Станислава Танащука, Ирину Чекалову, Елену Егорову и других, которые могли прочитать рукопись до издания.

Всем-всем огромное спасибо за поддержку и помощь.

Пролог

«Девушка, милая! Снова я». — «Да что вам?» —

«Не могу дождаться — жду дыханье затая…

Да, меня!.. Конечно, я!.. Да, я!.. Конечно, дома!» —

«Вызываю… Отвечайте…» — «Здравствуй, это я!»

В. Высоцкий

Говорят, что под Рождество с людьми происходят удивительные, а порой даже и фантастические истории. Никто не защищен от них. Не верите? Я сам не верил и считал все это либо плодами богатого воображения, переходящего в паранойю, либо сказками, выдуманными людьми, чтобы развлечь своих друзей и знакомых, пока сам не стал участником одной из таких фантастических историй.

А все началось 5 января 2010 года. Казалось, ничто не могло помешать встретить Рождество в компании девушек. Намечался праздничный романтический ужин. Только представьте себе, как будет чудно: я и три девушки!

Жаловаться на жизнь мне было стыдно. Всегда накормлен и обогрет. Рядом со мной — а похвастаться этим могут немногие — она, моя вторая половинка. А какая озорная, зажигающая сотни глаз, энергичная девушка — сразу и не расскажешь! Она могла сегодня покрасить волосы в рыжий цвет, завтра перекрасить их в черный, а через несколько дней вообще осветлиться. Бывало так, что я засыпал с блондинкой, а просыпался с брюнеткой. Каждый день она удивляла меня больше и больше. Ее рост был чуть ниже среднего, а быстрая ростовская речь пулеметной очередью вылетала из уст. Вот что значит жить там много лет. Имя у нее было просто королевское — Анна. Представить только! Вот уже два года мы живем вместе, а будто вчера познакомились. Как быстро летит время!

В тот вечер, 5 января, она ожидала в гости подружек, одноклассниц. Еще в детстве они жили вместе в одном военном гарнизоне города Иркутска. Все-таки настоящие дочки офицеров.

Аня готовилась к их визиту, крутилась на кухне, решив снова удивить всех вкусными изысканными блюдами, а я в тот день до позднего вечера работал на фармпредприятии. После работы девчонки ждали меня в свою компанию, и я мечтал поскорее избавиться от своих дел, чтобы пораньше заскочить к ним на огонек. Что касается моей работы, то она у меня «интересная» до безумия. Стараясь заколачивать бабосы, я занимался тем, что умею: комплектацией филиалов и аптек.

А еще у меня есть друг — Евгений. Высокий, ростом под два метра, байкер, который зимой ходит с усами и бородой, а к 8 Марта сбривает их, чтобы больше нравиться девушкам. На голове у него извечная черная бандана с черепами, джинсы, потертые на интересных местах, а вместо теплой дубленки — «аляска». Собственно, из-за него-то и произошла вся эта история.

Мы работаем на одном предприятии и меняем свое здоровье на деньги работодателя. Носим одинаковую рабочую форму и ездим на одинаковом служебном транспорте, заказываем одинаковые обеды и тратим деньги в одном и том же магазине. Но существенное различие между нами в том, что женщины нам нравились разные. В постоянстве отношений, в отличие от меня, Женя замечен не был и о своих романах трубил везде.

Высокий и видный, он нравился бабам, поэтому многим его рассказам мы верили. На его фоне я выглядел как пузатый колобок, одетый в толстую дубленку, теплые штаны и меховую шапку-ушанку. Он еще удивлялся, как только Аня со мной живет. Странно, но я стал так же думать о нем, когда узнал о его изменах Ольге. Да, у дураков и мысли схожи.

Но у этих дураков была общая слабость. Ночью, когда наши подруги сладко спят в своих кроватках, мы сидим возле компов и играем по инету в «линейку», то бишь в Lineage 2 The Kamael Hellbound. Третьим с нами играл еще один наш коллега, но потом ему разонравилась наша компания, и он перешел на другой сервак. Вскоре мы узнали, что это была совершенно другая игра — World of Warcraft. Изменник. Он перешел туда вместе с некоторыми нашими знакомыми. Теперь на игровом серваке остались только я и Женя. Играть стало труднее, но интереснее.

И вот после работы мы вышли из проходной, как всегда обсуждая очередную стратегию игры.

— Ну, ты как, Андре? — спросил Евгений. — Сегодня будешь в игре?

— Не думаю, — замялся я.

— А что такое?

— К Ане подружки приезжают. Меня ждут блондинка, брюнетка и шатенка. Завидуй, брат, оттопыриться рассчитываю по полной. Так что облом. Прикинь, три дня подряд квасить.

— Ладно, я своего перса в порту торговать посажу, а сам с Катей побегаю.

— Не вопрос, — пожимая плечами, согласился я.

Вообще-то Катя — это одна знакомая по игре девчонка. Когда она в чате откровенничала с Евгением, то все узнали, что это замужняя дамочка, которая играет в «линейку» очень давно, скажем, с самого начала существования сервера. Дома у нее стоят несколько компов. На одном из них играет она, а за двумя другими — муж и сын. Хороша семейка игроманов, обзавидуешься.

Она играла со своей подружкой Ольгой, которая иногда появлялась в игре, а потом куда-то исчезала. А там и вовсе пропала. Может быть, встретила вторую половинку и забила на всех нас. Однако дело было в том, что с Катей все стало намного сложнее. Во-первых, по игре она бегала с Жекой, прокачивая его перса, а на меня давно уж положила и назвала меня неприличным словом. Может быть, эта милочка перепутала меня с кем-то, но я обещал ее убить.

Мы мило побеседовали однажды в игровом чате.

— Ты кто? — спросила Катя.

— Я твоя смерть.

Примерно такими и были наши отношения. Я тогда еще сообщил всем, что на пати видеть ее не желаю. Так и было до сегодняшнего дня. Жека там где-то тусовался в игре с ней, а когда я заходил в «линейку», он перебегал ко мне.

Служебные автобусы, предназначенные для работников, давно ожидали на остановке всех трудяг, чтобы подвезти их до дома. Они уезжали в разных направлениях. Наш путь лежал через Ивантеевку.

В сквер, к фонтану, мы приезжали за полчаса до отправления нашей электрички. Вокзал находился в двух шагах от этого места, и оставалась целая куча времени для того, чтобы сходить в магазин и купить пива. По дороге к платформе можно было уговорить бутылочку или две и закусить рыбкой. Как говорится, рыбка с пивом — это вещь что надо!

Но сегодняшний день был для нас особенным. Во-первых, Жека с выпивкой завязал и не пил — не для того чтобы доказать кому-то, что у него хорошая сила воли, а потому что захотел проверить: на сколько хватит сил продержаться без этого самого алкоголя. Вот он и держался, держался.

Ну а во-вторых, к нам с Аней приезжают гости. Будет шикарный стол, и поэтому мне в магазин за пивом идти также не катит. Остается одно: выйти из автобуса в сквере, и прямиком к железнодорожному вокзалу, без захода в магазин.

Этот путь я и прокручивал в своей голове, когда мы с Жекой уселись в кресла служебного транспорта, следовавшего через Ивантеевку.

Глава I
Волчья охота

Железные бока, стальная голова,

Извилина одна, и ту оставил шлем…

Силен ты и могуч — зачем тебе слова?

Махнешь своим мечом — и никаких проблем!

Йовин Тэм

Морозный зимний вечерок выдался на славу. На термометре было градусов двадцать пять ниже нуля, и ветер гулял между домов, подхватывая лежащий на улице снег, а потом крутил его в воздухе над головами прохожих.

На остановке мы вышли из служебного автобуса и огляделись вокруг. На улице не было ни души, только одна парочка быстро пробежала в супермаркет. Наверное, у них закончилась водка или, что хуже, закуска. Только мы с Жекой стояли на морозной улице города Ивантеевки и собирались идти к поездам. Я уже сделал несколько шагов в сторону вокзала, как услышал Женькин голос:

— Погодь, Андре!

Я оглянулся назад. Жека копался в своих карманах. Потом потоптался на месте и продолжил:

— Давай сгоняем в магазин по-быстренькому.

— Зачем? Мороз слишком злой, быстрей до вокзала дойдем, а там на поезд.

— Булку хочу купить.

— Сдалась тебе эта булка! Дома поешь.

— Нет, мне бы сейчас! Пойдем. Я зайду, а ты в предбаннике постоишь, меня подождешь.

— Как так! — пожал я плечами. — Жека, с тобой только проблемы!

— Ладно, пошли! Пару минут всего.

— Только быстрее. Уйду один.

Мы зашли в магазин и огляделись. Здесь было всего-то человек пять. Они с серьезным видом расхаживали по залу и что-то там выбирали. Жека шмыгнул в зал, а я остался в предбаннике. На одной из стен, что находилась напротив входной двери, висел плакат с Дедом Морозом и Снегурочкой. Сначала я не обратил на него особого внимания. Ну поздравляют с Новым годом и поздравляют. Что тут удивительного? Все-таки новый год наступил пять дней назад. Я глазами поискал Женьку. Он скрылся за стойкой с булками. Я снова перевел взгляд на плакат и начал внимательно его рассматривать. Он был по-праздничному красочно оформлен. Надо, конечно, отдать должное художнику-дизайнеру. Солидный Дед Мороз с внучкой как-то сразу бросались в глаза всем покупателям, и они, заглянув в магазин, могли ощутить ту праздничную новогоднюю атмосферу, которую своей кистью воплотил тот самый художник-дизайнер. Но что это? Я не верил своим глазам. На плакате красовалась крупная надпись: «Поздравляем вас с 2009 годом!»

«Как? — удивился я. — Ведь сейчас 2010 год. Это шутка? Не понимаю! Что-то здесь не так!»

И я начал изучать обстановку. Все вокруг напоминало мне недалекий 2009 год. На том месте, где сейчас стойка с рекламными буклетами, еще до нового года стоял терминал для пополнения мобильных телефонов. Куда он делся? Там, где сейчас висит плакат с поздравлением, стоял аппарат для выдачи DVD-дисков с фильмами. Кто его так быстро успел убрать? Просто загадка! И я решил зайти в магазин, взять пачку сока и посмотреть срок годности.

Когда я проходил через зал, встретил Жеку с булками в пакете.

— А ты чего тут делаешь? — поинтересовался он. — Я же сказал, пару минут подожди. Или тоже хочешь что-то купить?

— Мне нужен сок.

— Да вот, перед тобой стоит.

Я взял пакет с соком и взглянул на срок годности. Так и есть: сок был годен до мая 2009 года. Жека заметил, как мое лицо стало багровым.

— Андре, что с тобой? — испугался за меня Жека.

— Ты знаешь, какой сейчас год? — спросил я.

— Ты что, выпил уже? И без меня? — он улыбнулся и заглянул в мои глаза.

— Вполне серьезно спрашиваю.

— Хорошо. Допустим, — иронично произнес мой друг, — что сейчас 5 января 2010 года.

— Хочешь, я тебя обрадую? — спросил я и, не дождавшись ответа, продолжил: — Сегодня не 2010, а 2009 год. А какое января, на кассе посмотришь, когда за булки свои платить будешь.

— Ты что, упал, что ли?

— А ты разве не видишь все вокруг? Так было в 2009 году. Тебе напомнить? Или взгляни: вот сок. Обрати внимание на срок годности. До мая 2009 года. Ты думаешь, на прилавках лежат просроченные товары?

— Не понял, — произнес Жека, когда взял вторую пачку с соком.

Как и на первой, на ней красовалась дата: «Годен до мая 2009 года».

— А вот посмотри на это, — я дернул его за рукав и пальцем показал на плакат в предбаннике. — Понял? Тебя поздравляют с 2009 годом.

— Что все это значит?

— А то, что когда мы зашли в этот магазин, мы как-то попали на год назад. Но вот как это произошло, не пойму. Давай сегодняшнее число посмотрим на кассе.

Мы подошли к продавцу и расплатились за покупки: Жека — за булки, а я — за сок. На чеке стояла дата 5 января 2009 года.

— А что, круто! — Жека улыбнулся одними губами. — Что теперь будем делать?

— Ума не приложу. Надо думать. Для начала необходимо сделать ноги из этого места, а то еще на год назад уйдем, и будет не 2009, а 2008 год.

И мы поторопились выйти из магазина. На наше удивление на улице уже не было тех двадцати пяти градусов мороза. Здесь изрядно потеплело. Пока мы были в магазине, снег успел подтаять, а температура поменять полярность: с минус двадцати пяти градусов до плюс одного.

— Ого, как все резко изменилось! — пробурчал Женька.

— И я про то же, — согласившись с его словами, я почесал затылок.

— Хорош репу чесать, что делать-то будем?

— Вот только не надо паники.

— А никто и не паникует. Я просто в шоке!

— Гляньте, какой попутчик мне достался! Прямо звезда в шоке!

— Хорош прикалываться, — обиделся Жека, — что делать-то будем? Ты же мозг, придумай что-нибудь.

Глядя друг другу в глаза, мы помолчали.

— Говорил тебе: дома поешь, — не выдержал я. — А ты — «булку хочу», «булку хочу». Знаешь, кто ты? Бублик!

— Сам ты бублик. На себя глянь в зеркало и тебе станет ясно.

Я осмотрел себя, потом Жеку, но почему-то спорить не стал. Может быть, из-за того, что обстановка была неподходящая, или испугался за себя и за Жеку, ведь попали мы в патовую ситуацию. Как теперь все вернуть назад? Попытаться снова зайти в магазин и выйти уже в свой 2010 год? А вдруг мы войдем туда и выйдем в 2008 году? Риск был не оправдан. Не стоило даже и пытаться сделать это.

— Я знаю только одно: нам домой никак нельзя. Там мы можем встретиться с самими собой.

— А мне по барабану, я сейчас возьму и завалюсь.

— Прикинь, ты звонишь в дверь, твоя открывает, а там Женя стоит. А еще такой же Женя в постели лежит. И будет, как в фильме «Ширли-мырли».

— А что, прикольно! Смотри, Андре, на улице народу прибавилось, ведь не было же никого.

Я повернул голову туда, куда он указывал. Действительно, у фонтана было много отдыхающих после трудового дня людей.

— Этого не было в 2010 году, а год назад было. Чувствуешь, что плюсовая температура на улице? А до этого был мороз и ветер сильный. За десять минут не могло так резко все поменяться. Мы и впрямь в 2009 году. Теперь нам домой нельзя. Я лично поеду к родителям. Не тут же ночевать. Если тебе некуда идти, то давай со мной. И вообще, ты помнишь, что было год назад-то? Помнишь, с кем Новый год праздновал?

— Но с Ольгой я тогда точно не был знаком. Так… был дома с родичами, а потом тебе позвонил, и мы встретились на «Майке». К тебе еще Толик Попов приходил Новый год праздновать.

Я припомнил те давние события. Еще год назад мы встречали Новый год втроем — я, Аня и Толик, которого я пригласил к нам домой. Его семья уехала в Орел отмечать этот замечательный праздник и отдохнуть несколько дней, а он остался здесь, в Подмосковье, потому что все равно на следующий день надо было выходить на работу. И тогда я решил пригласить его к себе. Не должен человек отмечать Новый год в одиночестве. Я улыбнулся и продолжил Женькину мысль:

— И мы вместе пошли к елке, что стояла возле ДК имени Ленина.

— Точно, — подтвердил Жека. — А после этого пошли в гости к Толику Попову.

— Да-да-да, у него семья в Орел уехала, поэтому я его позвал к себе Новый год отмечать. Не одному же ему… сам понимаешь.

Женька кивнул, а потом добавил:

— И мы возле елки потусили несколько минут. Я еще коньячок с Толяном дернул.

— А потом от твоего коньяка его вырвало.

— Но я не виноват, что он уже перебрал у тебя.

— Зато вы потом еще одну бутылочку водки с Толяном уговорили.

— Так это у него дома было, под хорошую закуску. Я там еще по пьяни ему в компьютере все настройки переставил.

— Сбил то бишь.

— Сам дурак.

— Ладно, давай думай, что было 5 января. Где ты был? Что с тобой было?

— А ничего особенного и не было.

— Как не было? Ты что, был в коматозе?

— Да я не об этом, — туманно произнес Жека. — Давай сменим тему и поговорим о деле, представим себе нашу ситуацию со временем.

И, не дожидаясь от меня согласия, стал рассуждать:

— Действительно, что с нами произошло? В упрощенном физическом понимании время, порождая Пространство, образует структуру Материи (конкретного проявления), где Материя есть искривление Пространства-Времени. То есть неизмеримо более мощная, более сознательная жизнь образует из себя вторичную жизнь, имеющую свое Восприятие Мира, свой континуум, свое Пространство и свое Время.

— Стоп машина, — я попытался остановить его мысли. — У тебя есть какие-нибудь конкретные предложения?

— Ну как же ты не понимаешь? — Жека лез из кожи вон. — Я тебе сейчас приведу несколько эмпирических положений, позволяющих осмыслить факт связи Времени и Сознания.

— Не надо, Жека, не стоит тратить время.

— Хорошо, — он с силой выдохнул воздух из легких. — Тогда представь себе объект, находящийся в состоянии покоя, без относительного движения.

— Ну, представил, — с издевкой произнес я.

— Давай рассмотрим его во времени. Для наглядности возьмем, допустим… ну, вон ту палку, — и он пальцем указал на какую-то ветку, валявшуюся на снегу. — Если на нее не будут действовать никакие силы, во Времени она будет неизменна, то есть эта самая палка вне взаимодействий будет вечна, но бессмысленна, так как ее проекция на время будет равна нулю. Чем меньше палка подвержена взаимодействию с внешним миром, тем меньше смысла в ее существовании. Вокруг себя мы видим мир, где живое и неживое сосуществуют. Живое отличается от неживого количеством, плотностью Сознания. Вот смотри, я сейчас подниму эту палку и сломаю ее пополам. Секундочку.

Жека наклонился, чтобы взять в руки маленькую деревянную ветку. И… О нет!.. Его рука прошла сквозь эту ветку. Я даже отскочил в сторону.

— Что это? — удивился Жека.

— Невероятно! — часто заморгал я. — Ты не можешь поднять предмет.

Жека попытался проделать это повторно, но все вхолостую — ветка лежала на снегу и не сдвинулась ни на сантиметр.

— Андре, может, у тебя получится?

Я наклонился к той же ветке и, как Женька, попытался взять ее в руки. Моя рука не ощутила этот предмет, как будто его и вовсе не было.

— Что за черт? — прорычал знаток временного континуума.

— Вот тебе, Жека, и еще одна ситуация. Мы что, призраки, да?

— Погодь, сейчас проверим.

Он огляделся по сторонам. У фонтана стояла молодая парочка и на повышенных тонах что-то обсуждала. Не надо было быть знатоком человеческих душ, чтобы догадаться, что парочка ссорится. С каждой минутой страсти накалялись, пока не достигли своего апогея. Девушка оттолкнула от себя своего горе-ухажера и дала ему хорошую затрещину. Тот выругался, отвернулся и пошел в противоположную сторону, оставив девушку стоять одну у большого фонтана. И в это время Жека подрулил к ней.

— Девушка, извиняйте! — торопливо произнес он. — Который час?

Она не обратила на Женькины слова никакого внимания, постояла немного, а потом быстрым шагом поспешила догонять своего бойфренда.

— Куда же вы, девушка? — удивленно посмотрел ей вслед Жека. — Я же здесь… был.

— Просто в ауте! — я заливался смехом и хватался за живот.

— Чего ты ржешь, как ненормальный?

— Ты бы еще спросил, как в библиотеку пройти.

— Надо будет, и спрошу, — надулся Жека.

— Слушай, а у тебя другого способа проверки нет?

— Есть.

— Ну и… действуй, юноша, действуй.

— Сейчас я тебе подействую, разнесу, как эту автобусную остановку.

Он разбежался и прыгнул на железную стенку мирно стоявшей остановки. К моему удивлению, его тело прошло сквозь железную преграду и вывалилось на проезжую часть.

— Ого! — вскрикнул я. — Неужели мы все-таки призраки, Жек? Только успели войти в магазин. И что? В него бомбу подложили? Или, может быть, ты смог заметить, как мы погибли? Я просто в непонятках, как это вдруг я и ты крякнуть даже не успели. И где тогда наши тела? Может быть, они остались лежать в том магазине?

— Андре, я знаю ровно столько, сколько и ты.

— Жек, как-то очень странно, но я не ощущаю себя призраком. Я чувствую свои руки, свое лицо. Когда я бью себя, то испытываю боль. Здесь что-то не то. Мы живы — это факт.

— Не знаю, — пожал плечами экспериментатор. — Но понял одно: когда я подходил к девушке, она не видела меня и поэтому не могла слышать мой вопрос.

— Может, она отключилась от этого мира и погрузилась в личные проблемы?

— Невозможно не заметить человека, который подошел к тебе и спросил о времени.

— Ага, только это был не тот случай.

— Я тебе сейчас докажу. Смотри, студент.

И он начал подходить к прохожим, которые встречались ему на пути. Каждому из них отвешивал пинка и орал на ухо, что тот баран. Его нога проходила сквозь тела людей, которые были удостоены Женькиной немилости, а громкий голос никоим образом не смущал их, потому что они действительно не могли его услышать.

— Теперь тебе понятно, почему та девушка меня не заметила? — довольный, спросил Жека.

— Понял, — кивнул я. — Тогда и у меня должно получиться то же самое.

Я подошел к Жеке и врезал ему в челюсть. Мой кулак успел ощутить прикосновение к его фейсу. И тут я понял, что попал. Жека поймал удар и почувствовал боль.

— А-а, гад, ты что, офонарел?

— О-о… откат нормальный! Блин! Но почему у меня не прокатило, как у тебя?

— Ты хоть предупреждай.

— И чего?

— Я бы хоть сгруппировался.

— Ладно, теперь мы, по крайней мере, знаем, что между нами барьеров нет. Призрак чувствует призрака.

— Да уж, — поправляя челюсть, прорычал Жека.

— Короче, если мы призраки, то должны найти наши тела, ну а если нет, то надо думать, что делать дальше.

— А что тут думать то?

— Например, как нам есть, если мы даже в руки не можем взять ни один предмет. Я в них только пакет сока ощущаю. Больше ничего.

— Слушай, а может, вернуться в тот самый магазин и попытаться еще что-нибудь купить поесть?

— Ну, во всяком случае, надо идти туда. Вдруг где-то рядом лежат наши тела.

— Да, погодь ты бросаться в крайности, — постарался успокоить себя и меня Жека. — Наверняка это все не так. Здесь должна быть какая-то разгадка.

— Жека, смотри, что это? — я показал пальцем на небо.

Он обернулся и застыл на месте. Мы стали свидетелями удивительного светового явления: все небо как будто начало наливаться кровью.

— С ума сойти! — только и успел проговорить Жека. Всю улицу начало быстро накрывать каким-то непонятным багровым туманом.

В глазах рябило от яркого света. Как только люди, находящиеся на улице, этого не замечали? Свет резал глаза так, что было больно смотреть не только на небо, но и вдаль, на прохожих, на самого себя, в конце концов. Это было очень неприятно. Мне показалось, что пришли за мной, за Жекой. Мы призраки, и нас заберут в другой мир. Мир духов. Я то закрывал, то открывал глаза. Было невыносимо больно, страшно. Туман все больше и больше расползался по всему городу. Я зажмурил глаза, чтобы не видеть всего этого. Но потом, набравшись сил, резко открыл их. Туман исчез. Жека стоял рядом с зажмуренными глазами. Я толкнул его в бок.

— Все нормально, брат, тайфун пронесся мимо!

Он открыл глаза и огляделся. На улице по-прежнему стояла зима. Прохожие шли по своим делам. Двое стояли на автобусной остановке, а мимо них туда-сюда ездили машины. Жизнь шла полным ходом и приносила всем людям новые и новые события. Только мы стояли возле дороги и не знали, что делать.

— Что это было? Выброс? — спросил Жека, когда немного оправился от шока.

— Да так, ангелы спускались с небес и говорили со мной, — я пытался шутить, чтобы как-то подбодрить товарища.

— Да иди ты…

Вы думаете, он мне поверил?

— Вообще-то мое предложение остается в силе, — заявил я. — Надо нам прогуляться к тому магазину и оглядеться пока что.

— Пока что? — переспросил Жека.

— Возможно, пока не найдем свои тела.

Жека быстро отошел в сторону и посмотрел на меня, как на дурака. У меня сложилось такое впечатление, будто я что-то сделал не так, например рыгнул.

— Ты чего менжуешься? — я пожал плечами и развел руки в стороны. — Можно подумать, что у тебя есть другие варианты.

— Да, есть.

— И какие, позвольте полюбопытствовать?

— Плюнуть на все это и завалиться домой. Устал я так долго думать. Завтра решим, что делать.

— Завтра ты от голода ноги протянешь. Я не думаю, что эта булка будет насыщать тебя всю твою сознательную жизнь. Надо идти сейчас, по горячим следам, пока все не разузнаем. А потом и отдохнем.

— Как меня все достало! — прорычал Жека и по-боксерски дал проходящему мимо мужику в челюсть.

Обидно только то, что тот самый прохожий не смог почувствовать его удар. А значит, у него не было повода и дать Жеке сдачи. Кроме того, он еще не видел, как Жека сзади приложил контрольный — ногой в голову. Вот было бы весело, если бы вдруг этот мужчина ощутил Женькино прикосновение. Я бы тогда от смеха катался по снегу, а потом похлопал бы товарища по плечу и сказал: «Жека, это было красиво!» Ну а сейчас мы как бы призраки, что ли. Хотя лично я в это не верю.

Магазин был недалеко от автобусной остановки. Стоило только перейти проезжую часть, и вот он, во всей красе. По старой привычке Жека полез в карман и вытащил пачку сигарет Bond.

— Когда-нибудь тебя сигареты убьют! — произнес я, а потом тихо добавил: — Если уже не убили.

— По барабану, — улыбнулся Жека, вдохнув знакомый и приятный сигаретный дым. — Погодь пару минут, я перекурю и пойдем.

Я огляделся по сторонам. Ничего подозрительного не было. Ни тел, ни следов теракта. Магазин стоял целым и невредимым. Только на крыльце мялся какой-то подозрительный тип с жезлом в руке.

«Что за бомжара?» — подумал я.

— Андре! — толкнул меня локтем Жека. — Видишь того кренделя на крыльце? — он тоже заметил странного чела возле входа в злосчастный магазин. — Интересно, сколько же лет он носит свой тулуп?

— Тебе не все ли равно? Кури быстрей, надо дела делать.

— Смотри, он какой-то нервный, по сторонам оглядывается. Или ищет кого? Жезл в руке какой-то. Гаишники, что ли, подарили? А может, украл где? Я такое чудо первый раз вижу.

Раздался звук приближающихся шагов — к нам бежал человек. Он двигался в сторону магазина и даже не смотрел себе под ноги. Человек приблизился к нам так быстро, что, совсем не замечая двух призраков, захотел пробежать через нас дальше, а потом повернуть за дом, который находился напротив магазина. И тут вдруг столкнулся с Жекой. У того даже выпала сигарета.

— Поаккуратней, дядя! — басом протрубил Жека, а потом отшатнулся в сторону.

Первое, что пришло мне в голову: «Еще один призрак!» Но не тут-то было. Человек сначала замер на месте, а потом чуть слышно произнес:

— Бежим, скорее!

Даже не знаю, почему мы ему поверили — может быть, у нас просто не было другого выхода. Мы с Жекой быстро переглянулись, а потом пустились следом за убегающим. Только через несколько сотен метров он остановился, чтобы немного отдышаться, а затем оглянулся. Я не вытерпел и спросил:

— Кто ты?

— Я мухобой из свободной зоны, а вы откуда?

— Ну а мы люди с планеты Земля.

— Очень остроумно, — покачал головой незнакомец, а потом задумался. — Так-так, кто же вы такие? На волков вы не похожи, джутами вас тоже не назовешь, хранителями тоже.

— Лучше объясни нам, что за беготня такая была? — прохрипел Жека.

— А вы что, не догадываетесь? — удивился мухобой. — Волчья охота.

— Что, тут еще и волки есть?

— Вы откуда свалились-то, с Луны, что ли?

— Слушай, дядя, не ерничай, говори как на духу, — нахмурился Жека. — Что это все значит?

— Что значит… — повторил незнакомец. — А-а-а… Как я сразу не догадался! — мухобой ударил себя по лбу ладошкой. — Вы только что попали сюда?

— Куда сюда? — удивился Жека. — Вообще-то мы тут живем недалеко.

Незнакомец рассмеялся.

— Ну, ребята, сбили вы меня с толку. Сейчас мы быстрым шагом пойдем к порталу, а по дороге я в общих чертах вам расскажу обо всем.

И мы поспешили за незнакомцем. Он шел не так быстро, потому что часто оглядывался по сторонам, как будто прятался от кого-то или что-то искал.

— Ну что вам сказать-то утешительного? — после небольшой паузы спросил мухобой. — Сами того не подозревая, шагнули вы в портал и попали во временное пространство.

— Понял, Жека, я говорил тебе, что мы не призраки! — я не смог сдержать своих эмоций.

Я очень обрадовался, что я живой, а не мертвый. Это была огромная удача. Значит, не надо унывать, потому что мы сможем все изменить и вернуть на свои места. Правда, как это сделать, я не знал, но все равно был уверен, что все получится, было бы желание. Нас всегда окутывают лень, страх и слабость, но теперь я знал, что, преодолев их, можно добиться такого… — наверное, лишь создатель знает, чем все это может закончиться.

— Нет, конечно, не призраки, — согласился со мной незнакомец. — Хотя можно так подумать. Предметы в руки не берутся. Есть здесь невозможно. И вообще никто тебя не замечает, а ты ходишь сквозь стены и людей. Ну ладно, не будем об этом. Итак, вы попали во временное пространство. Поэтому нужно забыть все, что было на Земле. Время для нас остановилось. Вокруг пустота. Ничто земное здесь не действует. Все ушло в небытие. Остались вы и ваш внутренний мир. Люди испокон веков попадали в это пространство, но обратно возвращались единицы. Многие из нас не только не видят порталы, но даже и не представляют, как они действуют.

— А волки, кто они? — поинтересовался Жек.

— Волки, дружок, это люди-охотники, которые рыщут по всему временному пространству и вынюхивают таких, как вы. Их-то они и хотят утащить на свою территорию, а потом продать в рабство. В отличие от волков, мы свободные люди. Живем вместе и занимаемся тем, что умеем делать. Набираемся друг у друга знаний и опыта. Ну, а они работают на своего лидера-предводителя. Кто-то ему строит, кто-то готовит, убирает. Короче, все это делают рабы. Единственное, чего можно добиться, находясь на их зоне и работая на хозяина, это самому стать волком.

— А почему вас называют мухобои? — спросил я. — Вы что, мух бьете?

— Это древнее словечко. Много лет назад волки делали набеги на наши земли. Забирали в рабство людей, уничтожали наши урожаи. Старейшины и алхимики выстроили преграду между их землями и нашими. Единственным входом в свободную зону стали порталы, которые неподвластны ни одному волку. Они их просто не видят. И когда эти звери нападали на нас, мы лишь старались защитить свой народ. Поэтому они нас так и называли: люди, которые не обидят ни одну тварь. Им не с нами воевать, а мух бить. Так мы стали мухобоями. Но сейчас все изменилось. Наши люди теперь могут постоять за себя. Во всяком случае, некоторые. Я вот в данный момент не могу.

— А что случилось-то? — полюбопытствовал я.

— Так я вышел из портала, и тут два волка за мной погнались, а третий стоял возле того магазина, где я с вами столкнулся.

— Так это был волк? — хмыкнул Жека. — Во урод!

— Он самый!

— А что у него в руке-то было? — поинтересовался наблюдательный байкер.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 550