электронная
90
печатная A5
309
12+
Онтология православия. Мышление. Топологический материализм

Бесплатный фрагмент - Онтология православия. Мышление. Топологический материализм

Объем:
104 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4485-3923-7
электронная
от 90
печатная A5
от 309

Предмет

Онтология, это раздел философии отвечающий за аксиоматику человеческого мировосприятия. Грубо говоря, ваша онтология, это исходный фундамент вашего взгляда на мир. Часто встречаются люди со здраво критичным взглядом на мир, но крайне редко со здраво критичным взглядом на свой исходный фундамент, на аксиомы собственного мировосприятия. Криминал данного рассуждения в том, что основы бытия осмыслены здесь не как нечто абстрактно общее одно, а как множество конкретных личных разниц.


Это ни в коем разе не релятивизм, а следствие двух неизбежных обстоятельств любого онтологического рассуждения. Первое — «абстрактно общее одно» существует только в некоторых умах, и только как принцип, безупречного подтверждения которому нет. Второе, «множество конкретных личных разниц» — фактический факт наблюдаемой нами жизни. То есть наша онтология плывет, дробится и плещет подчиняясь исключительно нашему произволению.


Православие же, это одна из мировых религий, безусловно несущая некие исходные для православного взгляда, фундаментальные, собственные аксиомы мировосприятия. Зачем переводить их с православного на общефилософский? Затем, что ужасающее количество вроде бы неплохо образованных людей непрестанно генерирует стада абсолютно фантастических чудовищ, называет их «православием» и отпускает хромать в невинный эфир.


А еще затем, что пример системного анализа аксиом собственного мировосприятия может пригодиться каждому живущему этот мир осознанно. Здравствуйте.

Метод

Некоторое количество фундаментальных деталей (аксиом) православного мировосприятия здесь будет пропущено сквозь ряд простых технических процедур. Как то:

1) Что говорит Священное Писание?

2) Какую фундаментальную аксиому это объявляет, описывает, выражает?

3) Что говорят другие онтологические основы (что говорят на этот счет не православные аксиомы мировосприятия)?


Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй нас грешных.

Где Бог?

При последовательном чтении Священного Писания у человека добывающего ответ на вопрос «Где Бог?» возникает двойственное впечатление. Бог, как бы нигде и Бог, как бы везде. Я честно разделил цитаты на два подраздела. Первый, это формулы Писания, что прямо или косвенно утверждают: «Бог вне созданного Им мира». Второй, это формулы, что прямо или косвенно утверждают: «Бог присутствует везде в созданном Им мире».

Бог вне мира

«В начале сотворил Бог небо и землю.» (Бытие 1:1) То есть Бог совершил это не находясь ни в/на небе/земле.


«Бог сказал Моисею: Я есмь Сущий.» (Исход 3:14) Вряд ли это значило — «такой же как ты».


«Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху и что на земле внизу, и что в водах ниже земли, не поклоняйся им и не служи им; ибо Я Господь, Бог твой. (Втор. 5:8) То есть нет ничего в мире, что можно назвать «Бог».


«Поистине, Богу ли жить на земле? Небо и небо небес не вмещают Тебя, тем менее сей храм, который я построил». (3Цар. 8:27) То же, что и в предыдущей формуле — Бог выше и больше любого доступного миру представления о Нем.


«И сказал: выйди и стань на горе пред лицем Господним, и вот, Господь пройдет, и большой и сильный ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы пред Господом, но не в ветре Господь; после ветра землетрясение, но не в землетрясении Господь; после землетрясения огонь, но не в огне Господь; после огня веяние тихого ветра, и там Господь». (3Цар. 19:11) Эта цитата вхожа в оба подраздела. «Веяние тихого ветра» в котором Господь, если мне будет позволено так сказать, «внятно внемирно». Очень хочу оставить это абсолютно художественное рассуждение здесь для того, чтобы развить его позже.


Поскольку Священное Писание, не есть сухое упражнение на линейную логику, но очевидно и свободно поэтично, я вынужден брать его образы не только в аналитический оборот, но и на поэтический слух. Это называется «цельность восприятия». Но продолжим.


«Можешь ли ты исследованием найти Бога? Можешь ли совершенно постигнуть Вседержителя? Он превыше небес, — что можешь сделать? глубже преисподней, — что можешь узнать? Длиннее земли мера Его и шире моря.» (Иов. 11:7) Непознаваемость Бога здесь жестко привязана к максиме: «Бог больше (важнее/сложнее), чем мир который Он создал».


«Рефаимы (исполины) трепещут под водами, и живущие в них. Преисподняя обнажена пред Ним, и нет покрывала Аваддону (пагубе). Он распростер север над пустотою, повесил землю ни на чем» (Иов. 26:5) «распростер север над пустотою», это самое емкое описание процесса созидания пространства, которое я слышал. И похоже, что Бог создавал наше пространство находясь вне его.


«Я буду спрашивать тебя, и ты объясняй Мне: где был ты, когда Я полагал основания земли? Скажи, если знаешь. Кто положил меру ей, если знаешь? или кто протягивал по ней вервь? На чем утверждены основания ее, или кто положил краеугольный камень ее, при общем ликовании утренних звезд, когда все сыны Божии восклицали от радости?» (Иов. 38:3) Писание (и православие вслед за ним) видит мир как «нечто разомкнутое во вне, к Богу». Для такого мироощущения прозвучавшие вопросы естественны. При восприятии мира, как замкнутой системы (самозаводящегося вечного двигателя), вопросы из данной цитаты — вопросы ни о чем.


«Кто предварил Меня, чтобы Мне воздавать ему?» (Иов. 41:3) Позиция «вне времени» превращает все человеческие (из мира) «до, после, одновременно» в абсолютную чушь (неприменимость), когда их обращают к Богу.


«И истлеет все небесное воинство; и небеса свернутся, как свиток книжный; и все воинство их падет, как спадает лист с виноградной лозы, и как увядший лист — со смоковницы.» (Исайя 34:4) Созданный Богом мир конечен. И только по этому познаваем.


Мир — не есть Бог и Бог не в мире, а вне его. Только потому «мир можно потрошить». Всеми любимый тотальный взрыв естественных и неестественных наук европейской линии — плод десакрализации мира христианством.


«Я — Господь первый, и в последних — Я Тот же.» (Исайя 41:4) Неизменность Бога, естественное следствие Его внемирности (вне времени конечного мира)


«прежде Меня не было Бога и после Меня не будет.» (Исайя 43:10) Один из предикатов Абсолюта — его «всегдашнесть» То есть пребывание вне времени (вне изменяемости)


«Я Господь, и нет иного; нет Бога кроме Меня; Я препоясал тебя, хотя ты не знал Меня, дабы узнали от восхода солнца и от запада, что нет кроме Меня; Я Господь, и нет иного. Я образую свет и творю тьму, делаю мир и произвожу бедствия; Я, Господь, делаю все это. Кропите, небеса, свыше, и облака да проливают правду; да раскроется земля и приносит спасение, и да произрастает вместе правда. Я, Господь, творю это. Горе тому, кто препирается с Создателем своим, черепок из черепков земных! Скажет ли глина горшечнику: «что ты делаешь?» и твое дело скажет ли о тебе: «у него нет рук?» (Исайя 45:5) Горшечник вне горшка, который сотворил и это понятно даже ребенку. То есть весь наличный пантеизм (боги в мире или боги и есть мир) — это общение горшка с горшком, а не горшка с Горшечником.


«Поднимите глаза ваши к небесам, и посмотрите на землю вниз: ибо небеса исчезнут, как дым, и земля обветшает, как одежда, и жители ее также вымрут; а Мое спасение пребудет вечным, и правда Моя не престанет.» (Исайя 51:6) Мир конечен, но, оказывается, богообщение бесконечно. То есть существует часть созданного мира, которая этот мир переживет.


«Ибо Я — Господь, Я не изменяюсь» (Мал. 3:6) — вневременность


«небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут.» (Мф. 24. 35) — конечность созданного мира и наличие некой части, что мир переживет.


«В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него нáчало быть, и без Него ничто не нáчало быть, что нáчало быть.» (Ин. 1:1) Все (мир целиком) начало быть после/рядом со Словом, которое разом и «у Бога», и «было Бог». Глубина этого изречения требует отдельного анализа.


Перво, это однозначное изложение заявленной аксиомы (Бог вне созданного Им мира). Дальше, это внятное свидетельство «технологии творения» (все через Слово начало быть). «Да будет свет!», оказывается, не риторический возглас, а Творящее Слово, что было у Бога и было Бог. А еще, это малая дверца в тайну Пресвятой Троицы, в тайну предвечного рождения Христа (Слова Божия).


К этой тайне придется еще вернуться, а пока остановим поток цитат. Их достаточно для чистосердечного признания — Священное Писание утверждает, что Создатель находится вне мира. Несомненное наличие этого «вне» — ключевая аксиома православного мировоззрения.


«Вне» это абсолютно непознаваемо. Любые его реконструкции будут аппликациями из кусочков мира, то есть чудачествами горшка в горшке никак не описывающими ни Горшечника, ни «внегоршечность». Опережая события, скажу, что прокол возможен только извне. Только Сам Бог открывает Себя миру. То есть Истина в православии не объект, а Субъект реализующий Свою Свободную Волю (Живой Бог живых).


Но вернемся. Что говорят нам про «вне мира» другие онтологии? Атеизм занимается только миром почитая его бесконечным вечным двигателем, то есть замкнутой системой. Не наблюдая в мире ни одной действительно замкнутой системы, атеист вынужден все возможные «глобальные импульсы» удалять от себя в бесконечность. Собственно миллиарды лет и биллионы километров наших атеистов — естественная потребность ума безнадежно замкнутого «только в мир».


Бесконечность православных вне конечного мира. Бесконечность атеистов живет внутри мира ожидая себе бесконечного познания, бесконечного научного прогресса, бесконечных деформаций социальных отношений, бесконечного роста рынков, бесконечного удовлетворения бесконечно растущих потребностей и прочих бессмысленных и беспощадных бесконечностей. Как сказал бы я, если бы был атеистом: «Это не мы такие, это онтология у нас такая».


Для ума замкнутого «только в мир», да еще и в мир, как в «трехмерный монолит», утверждение: «Бог вне мира, но Бог и везде в мире» — парадокс, антилогика. Почему же мне это антилогикой не кажется? Наверное потому, что я носитель онтологии которая содержит незыблемое вне мира, а вот эту не слишком удачную «трехмерную монолитную модель» порождающую парадоксы, пожалуй и заменить можно на ту, что парадоксы порождать не станет.


Этим мы займемся чуть позже, а сейчас второй подраздел раздела «Где Бог?»

Бог везде в мире

«Откуда же исходит премудрость? и где место разума? Сокрыта она от очей всего живущего и от птиц небесных утаена. Погибель и смерть говорят: ушами нашими слышали мы слух о ней. Бог знает путь ее, и Он ведает место ее. Ибо Он прозирает до концов земли и видит под всем небом.» (Иов. 28:20) Бог — свидетель всего происходящего в мире


«Образумьтесь, бессмысленные люди! когда вы будете умны, невежды? Насадивший ухо не услышит ли? и образовавший глаз не увидит ли? Вразумляющий народы неужели не обличит, — Тот, Кто учит человека разумению?» (Пс. 93:8) Бог все видит, все слышит и все знает. От Него невозможно утаить даже самую эфемерную тень мысли, даже самый эфирный начаток чувства. Он всеприсутствует.


«Все они от Тебя ожидают, чтобы Ты дал им пищу их в свое время. Даешь им — принимают, отверзаешь руку Твою — насыщаются благом; скроешь лице Твое — мятутся, отнимешь дух их — умирают и в персть свою возвращаются; пошлешь Дух Твой — созидаются, и Ты обновляешь лице земли.» (Пс. 103:27) Оказывается Бог всеприсутствует не только как Свидетель, но и как Деятель. Созданный мир не предоставлен самому себе, но питаем и созидаем «Духом Божиим»


Это еще одна малая дверца в тайну Пресвятой Троицы. Можно ли формулу Иоанна апостола «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него нáчало быть, и без Него ничто не нáчало быть, что нáчало быть» переложить и так: «В начале был Дух Божий и Дух Божий был у Бога и Дух Божий был Бог. Он был вначале у Бога. Все через Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть»?


Эта произвольная замена Аргумента груба только по форме. По содержанию же, я готов терпеливо выслушать всех, кто считает, что Духа Божия и Слова Божия у Бога нет и не было, и что это нечто из мира, и с миром сотворено, и с миром погибнет. Выслушать, как «хулу на Духа Святого», плюнуть, перекреститься и сказать: «Слава Отцу и Сыну и Святому Духу и ныне, и присно, и во веки веков. Пресвятая Троица, Боже наш, слава Тебе».


Это исходящее от человека может быть не равно человеку. Единородное же (природное) Богу Отцу — совершенно, как Он, равно Ему, единомысленно и единодержавно с Ним (как бы Он Сам и есть). Чем фактурно отличается «Пошлешь Дух Твой» от «Сам придешь»? И здесь я обязан процитировать Коран.


«Воистину Аллах является Единственным Богом. Он пречист и далек от того, чтобы у него был сын» (Ан-Ниса. 171-й аят) Православие не дерзает отказывать Богу в чем бы то ни было, в том числе и в наличии Сына, потому что не дерзает налагать человеческие ограниченные представления о «пречистом» на Создателя человеков. Вообще, утверждения в которых у Бога «чего-то нет» или в которых Бог чего-то «не может», на православное ухо, мягко скажем, нехороши.


Тем паче, что Священное Писание переполнено формулами содержащими словосочетания «Сын Божий/сыновья божии». Да и православные в крещении усыновляются Богу через Слово Божие Иисуса Христа о чем Он Сам в Евангелии говорит прямым текстом. Как это стало возможно, мы обсудим в разделе со странным названием «Прокол извне в мир».


Тем же, кто ищет Троицу в Ветхом Завете: «И явился ему Господь у дубравы Мамре, когда он сидел при входе в шатер, во время зноя дневного. Он возвел очи свои и взглянул, и вот, три мужа стоят против него. Увидев, он побежал навстречу им от входа в шатер и поклонился до земли, и сказал: Владыка! если я обрел благоволение пред очами Твоими, не пройди мимо раба Твоего» (Быт. 18:01) А мы пока вернемся к аксиоме «Бог везде в мире».


«Куда пойду от Духа Твоего, и от лица Твоего куда убегу? Взойду ли на небо — Ты там; сойду ли в преисподнюю — и там Ты. Возьму ли крылья зари и переселюсь на край моря, — и там рука Твоя поведет меня, и удержит меня десница Твоя. Скажу ли: „может быть, тьма скроет меня, и свет вокруг меня сделается ночью“; но и тьма не затмит от Тебя, и ночь светла, как день: как тьма, так и свет. Ибо Ты устроил внутренности мои и соткал меня во чреве матери моей.» (Пс. 138:7) Человек сам свидетельствует о себе перед Богом желает он того или нет.


Веришь или нет, веришь в то или в это, но ты всегда «чувствилище в мир», которое связано с Создателем своей фундаментальной сутью. То есть любое твое «переживание», всегда еще и «прямая трансляция этого переживания Богу». Это твое «сокровище на небесах, которое вор не скрадет и ржа не съест» и одновременно «следственные материалы для Страшного Суда».


«Я, Господь, проникаю сердце и испытываю внутренности, чтобы воздать каждому по пути его и по плодам дел его.» (Иер 17:10) То же.


«Разве Я — Бог только вблизи, говорит Господь, а не Бог и вдали? Может ли человек скрыться в тайное место, где Я не видел бы его? говорит Господь. Не наполняю ли Я небо и землю? говорит Господь» (Иер 23:23) То же.


Священное Писание содержит огромное количество формул подтверждающих аксиому: «Бог везде в мире», потому дальше приводить их не будем, а посмотрим, что же скажут нам другие онтологии. Буддизм, например, как и атеизм, отрицает Создателя/Свидетеля. Внимательный внешний (чужой, извне мира) взгляд в буддизме отсутствует.


Разница в том, что атеист замыкает свой ум в «типа бесконечный мир», а буддист замыкает мир в свой «типа бесконечный ум». Если бы я был буддистом, я бы сказал: «нет конечности и нет бесконечности, есть привязанность ума к своему я и к его потребностям». Здорово. Но я был бы реальным буддистом, а не социальной жертвой веселого коуча. Потому пошел бы дальше.


Спросил бы себя: «А кто тут решает, что есть привязанность, а что есть не привязанность, что есть страдание, а что просветление?» И быстро нашел бы ответ. Один староиндийский принц, «человек из горшка» (не Горшечник), посидел под деревом и расставил в головах миллионов привязки — «Это, дети, сансара, а это, дети, просветление». Почему не наоборот? Ну не прикоснулся к нему Бог Извне, пока он сидел. Не свезло.


И сегодня весьма поучительно наблюдать, как «веселые коучи» множат тавтологии в публичных попытках обойтись внутри себя без «свидетеля» своих «просветлений» (Внешний Создатель/Свидетель им запрещен конфессией). Православным-то просто самозабвение в присутствии Бога Который Вне Мира (и который Не Мир). Чего уж проще.


Священное Писание беспощадно однозначно — «Бог вне созданного Им мира, и всеприсутствует везде в созданном Им мире». Если для мыслящих трехмерными монолитами это противоречие, значит «трехмерный монолит» — не самая удачная топологическая модель мира для размышлений о Боге Священного Писания. Менее противоречивая модель мира описана в работе «Топологический материализм».

Чего хочет Бог?

Священное Писание утверждает, что Бог хочет от человека изменений к лучшему. То есть Богом дарована человеку свобода изменяться. Раздел «Чего хочет Бог?» тоже стоит разделить на два подраздела. «Что такое хорошо?» и «Свобода воли», соответственно.

Что такое хорошо?

«Ибо Я не хочу смерти умирающего, говорит Господь Бог; но обратитесь, и живите!» (Иез. 18:32)


«Ибо Я милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжений.» (Ос. 6:6)


«О, человек! сказано тебе, чтó — добро и чего требует от тебя Господь: действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить пред Богом твоим.» (Мих. 6:8)


«Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся. Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут. Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят. Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими. Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное.» (Мф. 5:6) Милостивые, жаждущие правды, чистые сердцем, миротворцы, изгнанные за правду — мы ли это?


«Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб. А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Мф. 5:38) Эта сильно популярная формула становится прозрачнее, если сразу после нее прочесть следующее:


«Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших.» (Мф. 6:14) Эти две формулы рядом являют нам абсолютную логику без тени компромисса.


«но там не приняли Его, потому что Он имел вид путешествующего в Иерусалим. Видя тó, ученики Его, Иаков и Иоанн, сказали: Господи! хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал? Но Он, обратившись к ним, запретил им и сказал: не знаете, какого вы духа; ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать. И пошли в другое селение.» (Лк. 9:53) Оказывается «хорошо» имеет масштаб. И при уменьшении масштаба превращается в «плохо».


«Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный.» (Мф. 5:48) То есть будьте «вечной частью конечного мира», ради которой этот мир и был создан, которая одна этот мир и переживет.


«Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы; ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы, а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны.» (Ин. 3:19) Что же мешает злому делать доброе, а доброму делать злое? Ключевое слово здесь — «возлюбили».


Как не механизируй (не детерминируй) свой личный выбор, сколько ни возведи ему «железных» оправданий, все едино он исходно иррационален. Возлюбил, и ищу творить то, что возлюбил. Вся механическая логика сверх того — служебное оперение маскирующее от ума его «не участие в исходном импульсе выбора».


Считающим, что это не так, стоит поразмышлять о свободе, как о феномене «абсолютно ни от чего не зависящего выбора». Мы же посмотрим, что говорит о свободе воли (свободе выбора) Священное Писание.

Свобода воли

«Вот, я сегодня предложил тебе жизнь и добро, смерть и зло. Если будешь слушать заповеди Господа Бога твоего, которые заповедую тебе сегодня, любить Господа Бога твоего, ходить по всем путям Его и исполнять заповеди Его и постановления Его и законы Его, то будешь жить и размножишься, и благословит тебя Господь Бог твой на земле, в которую ты идешь, чтоб овладеть ею;


если же отвратится сердце твое, и не будешь слушать, и заблудишь, и станешь поклоняться иным богам и будешь служить им, то я возвещаю вам сегодня, что вы погибнете и не пробудете долго на земле, которую Господь Бог дает тебе, для овладения которою ты переходишь Иордан.


Во свидетели пред вами призываю сегодня небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие.» (Втор. 30:15) Бог предоставляет свободный выбор прямым текстом.


«И не понравилось слово сие Самуилу, когда они сказали: дай нам царя, чтобы он судил нас. И молился Самуил Господу. И сказал Господь Самуилу: послушай голоса народа во всем, что они говорят тебе; ибо не тебя они отвергли, но отвергли Меня, чтоб Я не царствовал над ними; как они поступали с того дня, в который Я вывел их из Египта, и до сего дня, оставляли Меня и служили иным богам, так поступают они с тобою; итак послушай голоса их; только представь им и объяви им права царя, который будет царствовать над ними.


И пересказал Самуил все слова Господа народу, просящему у него царя, и сказал: вот какие будут права царя, который будет царствовать над вами: сыновей ваших он возьмет и приставит их к колесницам своим и сделает всадниками своими, и будут они бегать пред колесницами его; и поставит их у себя тысяченачальниками и пятидесятниками, и чтобы они возделывали поля его, и жали хлеб его, и делали ему воинское оружие и колесничный прибор его; и дочерей ваших возьмет, чтоб они составляли масти, варили кушанье и пекли хлебы; и поля ваши и виноградные и масличные сады ваши лучшие возьмет, и отдаст слугам своим;


и от посевов ваших и из виноградных садов ваших возьмет десятую часть и отдаст евнухам своим и слугам своим; и рабов ваших и рабынь ваших, и юношей ваших лучших, и ослов ваших возьмет и употребит на свои дела; от мелкого скота вашего возьмет десятую часть, и сами вы будете ему рабами;


и восстенаете тогда от царя вашего, которого вы избрали себе; и не будет Господь отвечать вам тогда. Но народ не согласился послушаться голоса Самуила, и сказал: нет, пусть царь будет над нами, и мы будем как прочие народы: будет судить нас царь наш, и ходить пред нами, и вести войны наши» (1Цар. 8:6) Здесь Бог предоставляет людям свободный выбор формы государственного строя.


«Меня они отвергли, чтобы Я не царствовал над ними» — вот так. То есть прямое правление Бога над свободными праведниками — идеальная форма гос устроения. То, что называется ныне красивым словом «анархия». Духовный регресс общественных формаций потому выглядит так: по ступеням нисходящие — анархия, царство, ужасы разного рода демократий.


Естественно православное желание — вернуться из «ужасов демократии» хотя бы на одну ступень вверх. Мало того, и «функция царства», оказывается может быть осмысленна не только, как сохранение/удержание наличного духовного потенциала, но и как воспитание/наращивание критической массы свободных праведников способных вернуться в «анархию» прямого правления Бога. Чтобы только Он царствовал над людьми.


Не смотря на тотально апокалиптические настроения все же напомню, что никто сроков не знает, а Бог сказал и такое: «Иногда Я скажу о каком-либо народе и царстве, что искореню, сокрушу и погублю его; но если народ этот, на который Я это изрек, обратится от своих злых дел, Я отлагаю то зло, которое помыслил сделать ему. А иногда скажу о каком-либо народе и царстве, что устрою и утвержу его; но если он будет делать злое пред очами Моими и не слушаться гласа Моего, Я отменю то добро, которым хотел облагодетельствовать его.» (Иер. 18:7)


Монархия Священного Писания, оказывается, вовсе не высшая форма гос устроения, но плод общей духовной деградации народа призванного Богом быть праведниками поголовно. Поскольку православие, это по сути «комплекс движений к Богу», у православной монархии только одна цель — привести народы к прямому правлению Абсолюта (вернуть нам анархию праведников) и самоуничтожится. Это реально масштабная цель, для реально масштабной империи. Но вернемся к свободе воли.


Крайне нелепо выглядят грешность/праведность и Страшный Суд при отсутствии свободы воли. То есть семантика Писания такова, что заводить разговоры о предопределении (отсутствии выбора), мягко скажем, нехорошо.


«Если же вы и сыновья ваши отступите от Меня и не будете соблюдать заповедей Моих и уставов Моих, которые Я дал вам, и пойдете и станете служить иным богам и поклоняться им, то Я истреблю Израиля с лица земли, которую Я дал ему, и храм, который Я освятил имени Моему, отвергну от лица Моего, и будет Израиль притчею и посмешищем у всех народов.» (3Цар. 9:4) Собранное Богом, Бог и рассеял, но не произвольным капризом, а по чесноку (по свободному выбору самих людей).


«Пути твои и деяния твои причинили тебе это; от твоего нечестия тебе так горько, что доходит до сердца твоего» (Иер. 4:18) Без комментариев.


Следующая цитата вхожа и в подраздел «Что такое хорошо?», и в подраздел «Свобода воли». Оказывается резать неверных или промывать им мозги под давлением — не есть билет в жизнь вечную (кто бы сомневался).


«Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов — по левую.


Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне.


Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе? И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне.


Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его: ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня.


Тогда и они скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе?


Тогда скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне. И пойдут сии в мýку вечную, а праведники в жизнь вечную.» (Мф 25:31)


Вот в Евангелии от Матфея сказано, что козлы царства небесного не наследуют, и четко описано, кто же именно здесь у нас козел.


«Так говорите и тáк поступайте, как имеющие быть судимы по закону свободы. Ибо суд без милости не оказавшему милости; милость превозносится над судом» (Послание Иакова 2:12) Свобода миловать, на злого человека, часто снисходит, как озарение. Оказывается я свободен не только прижимать, грести под себя, гадить походя словом и делом, но и свободен прощать, отдавать, помогать и утешать, свободен забыть себя и «положить душу за други своя».


Кроме прямых формул описывающих свободу воли, как неотменимый Божий Дар, Священное Писание переполнено историями о свободе, точнее ситуациями внятно свободного выбора. Приведу здесь кратко несколько из них.


Адаму Бог сказал: «от всякого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь.» (Быт. 2:16) Адам съел и умер (утерял бессмертие), а также расстался с видением духов и властью над животными и растениями. Показательно, что тут же Адам обрел стыд. То есть точное чувство «неправильности своего выбора» (по русски — совесть).


Стыд неотделим от свободы (сам выбрал — сам виноват). Православная формула «грех стыдом сгорает» о том же. Собственно первый раз воспользовавшись свободой выбора, Адам выбрал то, о чем горько сожалел весь остаток жизни. Писание внятно ставит знак равенства между «познавать добро и зло» и «уметь испытывать стыд». Без свободы воли в принципе невозможно испытывать стыд (Чего стыдиться, если мне не дано совершать выбор?).


Аврааму Бог сказал: «возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака; и пойди в землю Мориа и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой Я скажу тебе.» (Быт. 22:2) И Авраам привел сына в указанное место, связал и занес над ним нож. Ангел (вестник) Божий остановил его: «Ангел сказал: не поднимай руки твоей на отрока и не делай над ним ничего, ибо теперь Я знаю, что боишься ты Бога и не пожалел сына твоего, единственного твоего, для Меня.» (Быт. 22:12)


«И вторично воззвал к Аврааму Ангел Господень с неба и сказал: Мною клянусь, говорит Господь, что, так как ты сделал сие дело, и не пожалел сына твоего, единственного твоего, для Меня, то Я благословляя благословлю тебя и умножая умножу семя твое, как звезды небесные и как песок на берегу моря; и овладеет семя твое городами врагов своих; и благословятся в семени твоем все народы земли за то, что ты послушался гласа Моего.» (Быт. 22:15)


Мог ли Авраам заплакать и не послушаться Бога? Да легко. Такая свобода у него была (Писание переполнено примерами непослушания Богу). Однако между любовью к сыну и любовью к Богу, Авраам свободно выбрал то, что выбрал — послушание Создателю своему. Отдать сына в жертву Богу, это отдать в жертву Богу всех кто от этого сына произойдет. То есть вся кровь потомков Исаака — жертвенная, свободным выбором Авраама в жертву Богу отданная.


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 309