электронная
252
печатная A5
321
16+
Они лучше нас...

Бесплатный фрагмент - Они лучше нас...

Рассказы о животных

Объем:
134 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-0879-6
электронная
от 252
печатная A5
от 321

Они как люди, только выглядят по-другому

ОТ АВТОРА: Все истории и герои рассказов реальны. Наблюдая за своими питомцами и домашними животными, я осознала, что они чувствуют, понимают и поступают почти как люди. Рассказы из жизни животных не придуманные. Единственным вымыслом можно считать мысли животных, но ведь ни опровергнуть, ни доказать, что у братьев наших меньших отсутствует мыслительная деятельность, до сих пор никто не смог. Жизнь преподносит всё больше и больше доказательств того, что поступки и поведение животных невозможно объяснить, не учитывая их элементарного мышления. Существует огромная связь между человеком и животными на эмоциональном уровне. Хочется поделиться с вами не придуманными историями в которых меня удивили поступки животных. Их поведение во многих ситуациях похоже на поведение людей, а поступки животных иногда превосходят человеческие по нравственным качествам. Животные, общаясь с человеком, каждый день наблюдают за нашим поведением и настроением, изучают нас, стараясь понять, что нас раздражает, что злит, а от чего мы приходим в доброе расположение.

Зададим себе вопрос: а вдруг они на самом деле мыслят? А если это так, то не вздрогнет ли от стыда наша душа, если мы узнаем, что они думают о нас? Посмотрим на себя с высоты кошачьего или собачьего роста. Как сразу становится ясно, что мы не такие добрые, щедрые, честные, бескорыстные. Дарвин сказал удивительную и правдивую мысль: «Собака — вот единственное существо, которое любит нас больше, чем самоё себя».

Маленькие рассказы о животных я предназначаю людям, которые любят и понимают их. Знаю, что у меня много единомышленников, но, к огромному несчастью, есть те, для которых жизнь собаки или кошки совсем не представляет никакой ценности. Эти рассказы тоже для них. Может, всё, что здесь написано, затронет очерствевшие души и заставит их по-другому взглянуть на животных, живущих с нами рядом, поможет им понять их, почувствовать, чего они хотят, почему иногда так ласковы или неожиданно агрессивны. Давайте посмотрим на своих питомцев, как на равных себе. Тогда мы легко сможем простить кошке поцарапанный диван, скучающей без нас собаке — изгрызенный тапок, а несправедливо наказанному щенку — подмоченный ковер. Если кому-то станет ясно, что не те ценности мы чаще всего храним и сожалеем об их утрате, то мои рассказы написаны не зря. Жизнь каждого живого существа — это огромное чудо и щедрый подарок природы, удивительное и уникальное явление на нашей планете, а может, и во всей галактике.

Абигайль

Чем больше мы общаемся с животными,

тем скорее становимся людьми.

Аби появилась у нас зимой рыжим комочком с белой грудкой и нарядными белыми носочками, как и положено породистой шотландской овчарке. Заводить собаку, когда нет своего жилья, когда сын первоклассник, а муж считает, что даже щенок может разорвать его в клочья, с моей стороны было безумием. Но дело сделано, и маленькая рыжая «лисичка» обрела постоянное место жительства — нашу семью.

Мы выдержали всё: лужи, болезни, прививки. Что за этим стоит, может понять только человек, который растил щенка от рождения до года. К осени Абигайль была почти взрослой собакой: невысокая, с пушистой ярко-рыжей шерстью, нарядным белым воротничком и белыми лапками. Её хитрая мордочка всегда выражала какие-нибудь чувства. Чаще всего это было удовольствие от общения с людьми и приглашение к игре.

Аби любила вместе со мной встречать сына из школы. Мы стояли за школьными воротами и ждали окончания занятий. Звенел звонок, и Аби, напрягшись, как пружинка, пропускала проходивших мимо мальчишек. Она издалека узнавала и сына, и его настроение. Вот он вышел, подпрыгивая. Это значит, что они будут играть, дразнить друг друга, будет весело и хорошо. Аби с визгом набрасывается на мальчика, кусает портфель, тащит за штанину, рычит, изображая из себя злую собаку, но хвост, пушистый, рыжий, предательски выдаёт её нечеловеческую радость.

Плохое настроение Аби угадывала ещё быстрей. Мальчика еле несут ноги, портфель оттягивается до земли, значит, там лежит «двойка». Теперь Аби, подходила совсем бесшумно и даже виновато, становилась на задние лапы и начинала облизывать неудачливого школьника: уши, нос, глаза, губы — всё нуждалось в утешении. Дома Аби занимала место у растопленной печки, положив морду на вытянутые вперёд белые лапки, и только уши тревожно вздрагивали на мои повышенные интонации, выдавая её беспокойство за маленького хозяина.

Ещё щенком Аби почему-то решила, что маленького хозяина нужно утешать, защищать, учить, ему необязательно подчиняться и даже иногда можно куснуть для воспитания. Собака волновалась вместе со мной, когда мы не успевали встретить ребёнка из школы. Аби облюбовала наблюдательный пункт на крыше гаража. В собачьей голове срабатывали какие-то биологические часы, и она точно знала, когда надо быть на крыше. Аби сидела там вся напряжённая от внимания. Хитрые коричневые глаза всматриваются в конец дорожки, мордочка с мокрым носом озабоченно вытянута, и уши, словно локаторы, поворачиваются, ловя посторонние звуки. Но сейчас даже мяуканье кошки не могло отвлечь её от главной цели — быстрей увидеть родной силуэт. Аби знает, что раньше, чем появится маленький хозяин, по воздуху прилетит знакомый до щекотки в носу, родной и самый любимый запах человечьего щенка, который пахнет школьными бутербродами, акварельными красками, клеем и разной другой непонятной для собачьего носа чепухой. Лай с визгом — оповещает меня, что закончен ещё один школьный день.

В собачьей головке срабатывали какие-то биологические часы, и она точно знала, когда надо быть на крыше

Аби тоже ходила со мной в собачью школу, но она, как и её маленький хозяин, не была прилежным учеником. Причиной этому было наличие у неё логического мышления и присутствие самостоятельности. На дрессировочной площадке Аби не могла понять, почему собаки выполняют одно и то же упражнение несколько раз. Она делала то, что требовалось два раза, а потом убегала и пряталась за дерево. Её морда и лисий носик говорили о том, что она не собирается бесконечно ходить по бревну и прыгать через металлическую перекладину. Ведь она уже показала, что умеет это делать. Бесполезно было кричать «ко мне», «иди сюда», «рядом». Высовывая из-за дерева только ухо, Аби ждала от меня одного-единственного предложения: «Ну ладно, уже прощаю». Только тогда хитрая собака покидала своё убежище и по всем правилам собачьей дрессировки становилась рядом.

Больше всего Аби не любила занятия в грязную погоду. Команда «лежать» для неё была сущим наказанием. Все собаки лежат, как солдаты, не смотря на грязь и лужи. Хозяева горды и довольны их послушанием, а Аби всё топчется на месте и никак не может понять, почему надо пачкать такие белоснежные лапки и воротничок. Ведь совсем недавно хозяйка ругала её именно за это. Нас ждёт вся группа, инструктор злится, я настаиваю. Абигайль находит неожиданное решение, которое, по её мнению, должно устроить всех: добегает до сухого пригорка и ложится.

Настоящее испытание хитрости, смекалки и ума демонстрирует нам Аби при выполнении задания «подача корма из рук чужого человека». Это получается прекрасно. Чего только не предлагают ей вкусненького! Аби отворачивает мордочку, а глаза… Глаза говорят: «Нет, нет, что вы! Не надо искушать, большое спасибо, но я не могу. Вот если бы вы предложили, когда я буду одна… Сейчас хозяйка расстроится, да и тот злой человек, который держит во рту дымящую белую палочку, постоянно смотрит в мою сторону».

Когда случай предоставит ей возможность остаться на площадке без хозяйки, Аби «соберёт дань» у всех слабохарактерных хозяев. Съедая всё, чем угостят, она зорко следит за площадкой, чтобы не пропустить моего появления. При мне Аби снова становится дрессированной и благовоспитанной собакой. Она ещё не успела проглотить угощение, а глаза говорят: «Потом, потом, мне этого делать нельзя, когда хозяйка рядом».

Аби по темпераменту холерик. Все чувства она выражает только в высшем проявлении. Если огорчение, то даже кончики лап обижены на весь мир. Если радость, то она заполняет её всю от морды до хвоста. Собака прыгает, вертится вокруг и при этом непрерывно визжит: «Ай-яй-яй-яй…» Весёлая, умная, преданная, любящая всех хороших людей, ласковая, терпеливая, понимающая любое настроение — это Аби. Друг и партнёр для прогулок, всё понимающий и молчаливо выслушивающий собеседник, утешитель и облизыватель слёз, защитник, слуга, приносящий тапочки, — это Аби.

Редко кто из представителей человеческого рода может порадовать окружающих наличием всех этих качеств одновременно.

Кошка маркиза друг или враг?

Это произошло поздней осенью. В воздухе явно чувствовался холод подбирающейся зимы. В один из тёмных осенних вечеров, когда ветер лепил на окна падающие листья и его шум придавал неповторимый уют тёплому дому с натопленной печкой, мы с Аби были в ожидании. Два хозяина — один большой, второй маленький — должны были возвратиться домой после дневных трудов и забот. Запах вкусно поджаренной курятины не отвлекал собаку от главной работы — охраны и ожидания. Она лежала на крыльце дома, но что-то непонятное тревожило её. Ветер шумел в ветвях огромного клёна, кружил мокрые листья и бросал их на Абигайль. Собака ворчала, щурила глаза, но пост свой не покидала. Хлопнула калитка, сын, мокрый от дождя и замёрзший от холодного ветра, появился во дворе. Аби побежала навстречу, она должна была скорее рассказать своему другу о том, что тревожило её с наступлением темноты. Собачью душу переполняли какие-то чувства, и от этого приветственный лай переходил в визг, словно она торопливо рассказывала что-то на своем языке. Аби суетилась, исчезала в темноте, снова появлялась, настоятельно требуя последовать за ней. Мы решили удовлетворить эту странную просьбу.

Причина необычного поведения собаки выяснилась, когда и мы услышали, что в колючих кустах крыжовника мяукает замёрзший бездомный котёнок. Аби, которая ненавидит весь кошачий род, которая охраняет свою территорию так, что ни одна кошачья лапа не оставит противный для собачьего носа запах, почему-то прониклась тревогой и сочувствием к маленькому одинокому существу и приняла его сигнал бедствия. Шум ветра и шелест упавших листьев заглушали слабое мяуканье попавшего в беду котёнка, его могла услышать только собака. Я протянула руку, чтобы взять мокрый дрожащий комочек, но озлобленное на весь мир существо не поняло моих мирных намерений. Котенок ещё не видел ничего хорошего от протянутой человеческой руки и сделал так, как подсказывал инстинкт: зашипел, натопорщился, выгнул спинку дугой и укусил. Использовав моё замешательство, он быстро заполз под дрова и стал для нас недоступен.

На следующий день мне пришлось обратиться к врачу, чтобы сделать уколы против бешенства, опасной и смертельной болезни. Он объяснил, что уколов можно избежать, но надо обязательно найти котёнка, кормить его, ухаживать за ним ровно одиннадцать дней, и если после этого срока он будет жив, то значит, никакой опасности не существует.

Так у нас появилась Маркиза, кошечка дымчатого цвета с бежевыми пятнами на спинке. Окрас не очень удачный. Но, как известно из жизни, красота редко сочетается с умом. Красота Маркизы была в хитрости, в гордой независимости, в хищных охотничьих повадках, в грациозности движений. Главным её украшением были глаза. Они являлись отражением кошачьего характера, настроения, намерений. Большие глаза с чёрным зрачком и маленьким зелёным ободком — это тревога, опасность, охота. Когда глаза стали зелёные-зелёные прищуренные «лодочки» с узкой вертикальной чёрной чёрточкой — это покой, удовольствие, сытость, уют, любовь, доверие. Такие же глаза, но с опущенными ушами, выгнутой спиной, шевелящимся кончиком хвоста — это злоба, готовность к защите, обида. Кошка — совершенная противоположность собаке и её повадкам. Собака принимает нашу ласку в любое время, кошка же позволяет ласкать себя, когда она расположена к общению с человеком. Встречали они меня тоже по-разному. Маркиза появлялась на дорожке неожиданно, бросалась серым комком под ноги и тёрлась мордочкой, чтобы быстрей отметить меня своим запахом. Зелёные кошачьи глаза превращались в щёлочки, и она издавала уютный и тёплый звук: «Мрынь, мрынь…» Появление Аби всегда суетливое и шумное, визг и тявканье на высоких нотах заставляли думать соседей, что кто-то истязает «бедное» животное. Морда подвижно выражала все эмоции: губы поднимались, обнажая клыки, нос смешно сморщивался, а глаза были почти закрыты от счастья. Она вертелась вокруг, оттесняя Маркизу, и уговорить её умерить радость, было совершенно бесполезно, пока она сама не решала закончить этот монолог о скуке и одиночестве.

Отношения Маркизы и Аби не были сложными и конфликтными. После двух стычек кошка показала, что сумеет постоять за себя. Соперничество возникало только из-за еды. Со временем притворное равнодушие перешло в крепкую дружбу и доверие.

Серая хищница осторожно и незаметно сопровождала нас на прогулке. Внимательно присмотревшись, дымчатый столбик можно было увидеть в траве или на заборе. Кошка ревниво наблюдала за происходящим на собачьем выгуле. Один только раз чужие собаки бросились на неё, и Аби тут же стала на защиту подружки. Так она будет делать теперь всегда. Как Абигайль объяснила собакам, что эту кошку трогать нельзя? Мы этого не поймём и не узнаем. Маркиза сидела, всегда сохраняя дистанцию, чтобы не испытывать собачье терпение и не очень оскорблять их своим кошачьим присутствием.

Один только раз чужие собаки бросились на неё, и Аби тут же стала на защиту подружки

После прогулки в холодную погоду мои любимцы обожали лежать у растопленной печки. Развалившись у открытой дверцы, прищурив глаза, в полудрёме от разморившей их теплоты, они наслаждались звуком потрескивающих дров. Свет, исходивший от огня, рисовал на стене прыгающие таинственные блики. Аби ложилась у печки и занимала почти всю тёплую полоску света. Кошка подходила к печке медленно и садилась осторожно, словно на чужую скамеечку, щуря глаза, долго смотрела на огонь. Когда тепло, лень и дрёма обволакивали её, Маркиза ложилась и вытягивала лапы, подставляя теплу серенький живот. А поскольку уютная полоска от огня была занята, то кошка, как на подушку, ложилась прямо на Аби. Собака вздрагивала, лениво поднимала голову, чтобы посмотреть, кто это посмел нарушить её покой. Затем возвращалась в ту же позу, лениво сожалея, что зря прервала такой сладкий сон. Так они будут лежать, пока не погаснут последние угольки. Дом прогреется, и тепло станет не только у печки. Согревшись и просушив шубку, кошка забирается на телевизор, который за вечер превращается в тёплое, уютное местечко. Наши знакомые часто принимали её за мягкую игрушку или шапку. Накопив таким образом, энергию, она начнёт охотиться ночью, когда все уснут, станет тихо и темно. В старом доме осенью было вдоволь мышей. Маркиза была хорошим охотником, её инстинкт хищника удовлетворялся полностью. Аби представляла серьёзную помеху в охоте: ей казалось, что Маркиза затевает игру без неё, носит в зубах что-то вкусное и не хочет поделиться. Затевалась возня, кошка оберегала добычу, а иногда и вовсе упускала мышь. Выход был один: всё делать без лишнего шума, чтобы не разбудить Аби. Когда мышь была уже в зубах, осторожная хищница подкрадывалась к дивану и будила меня. Кошка нежно ударяла меня по щеке лапой, надёжно спрятав острые когти. Я выпускала её с добычей в коридор, и там Маркиза с наслаждением предавалась кошачьим играм.

Собака и кошка — вечные враги в природе жили — под одной крышей и никогда друг друга не обижали. Кошачьи и собачьи противоречия решали, используя ловкость и хитрость, не помня зла и оставаясь друзьями. У Аби много аристократических привычек: она любит мягкие коврики, любит конфеты и всё, что запрещено собакам. Но самая большая её слабость — растягивать удовольствие от вкусной еды. Она обожает не сразу съедать что-нибудь вкусненькое, а отложить это на потом. Лежать около косточки или колбасы, вытянув морду, и мечтать: «Вот как вкусно пахнет! Полежу, понюхаю, потом съем медленно, и от этого будет казаться, что колбасы много. Пусть мне все завидуют». Маркиза хорошо знала эту раздражающую её привычку. Аби часто могла задремать, наслаждаясь обладанием вкусного кусочка, и просыпалась в недоумении: «Может, я уже всё съела, или это был сон?» Рядом сидела кошка, сытая, довольная и равнодушная. Аби, конечно, подозревала Маркизу в таинственном исчезновении лакомства, потому что от неё подозрительно вкусно пахло колбасой. Уличить кошку в воровстве не было никакой возможности: она была бесшумна и хитра. В следующий раз Аби собирала всю силу воли и, стараясь не задремать, смотрела Маркизе прямо в глаза. Кошка поступала точно так же. Они не отрывали взгляда бесконечно долго, и всё это время их разделял вкусный кусочек размером с мышь. Глаза слипались от тёплой, ленивой дрёмы. Аби клевала носом прямо в колбасу, вздрагивала и снова смотрела на Маркизу. Кошка равнодушно лежала в позе сфинкса, прищурив хищные зелёные глаза, и ждала, зная, что сытый желудок усыпит бдительность Аби, разошлёт сон к глазам, лапам, ушам, и тогда обязательно придёт час терпеливой охотницы.

Маркиза любит гулять одна, когда уже во дворе никого нет. У неё обширная программа вечернего гулянья. Кошка любит прогуливаться по забору, точно становясь лапками на колышки. Обожает ловить воробьёв, прикидываясь в траве серым булыжником, любит лазить по деревьям, затевать драку с соседской кошкой Муркой. У Маркизы много всяких развлечений и интересных кошачьих дел, поэтому домой она возвращается, когда дверь заперта и вся семья готовится ко сну. Кошка повисает на оконной раме тремя лапами, а четвёртой стучит в окно: «Бум, бум, бум… Эй, кто-нибудь, откройте дверь, меня забыли. Трудно висеть, и лапки замёрзли». Благодарно мрынькнув, кошка прошмыгивет под ногами сразу к тёплой печке. Аби обнюхивает её, недовольно ворча. Ведь с морозным воздухом Маркиза принесла с собой много других запахов, понятных только чуткому собачьему носу. Эти запахи возбуждают и дразнят Аби, рисуя ей картины похождений серенькой гулёны. По грустной собачьей морде было видно, как Аби завидует, что кошкам можно так поздно и долго гулять самим по себе.

За дверью остался ещё один день. У печки сохнут дрова и разносят по всей комнате ароматный запах смолы. Завтра они отдадут своё тепло и исчезнут навсегда. Почему кошачий и собачий век так короток? Потому что они отдают нам свою любовь, дружбу, преданность, ничего не требуя взамен. Они в восторге только от того, что мы есть рядом с ними. Их жизнь сгорает, как сухие дрова, они исчезают из нашей жизни неожиданно, тихо и навсегда уносят с собой кусочек нашего сердца.

Аби принимает самостоятельное решение

Нынешнюю зиму старики называли гнилой. Снег то покрывал истосковавшуюся по нему землю, то растаивал без следа, заставляя траву зеленеть и забывать, что морозы должны быть в самом разгаре. Город охватила эпидемия гриппа. Мой мальчик лежал обессиленный и жаркий. Собака с кошкой сегодня не затевали шумных игр. Маркиза свернулась на подушке колечком, а Аби улеглась на коврике рядом с кроватью нашего школьника. Дотрагиваясь мокрым носом до больного ребёнка и улавливая разницу температур, собака понимала, что маленькому хозяину не до игр.

Вечер был тёмный, погода мокрая и слякотная. Липкий густой снег валил беспрерывно, казалось, ему не будет конца. Снежинки, соединяясь в крупные мокрые хлопья, налипали на провода. Даже Маркиза, любительница прогулок, не решалась сегодня совершить свой обычный вечерний моцион. Болезнь застала нас врасплох, и дома не оказалось нужных лекарств. Мне казалось, я отсутствовала — недолго, но когда возвратилась, то заметила, что в доме нет Аби. Она часто гуляла во дворе самостоятельно и никогда не покидала свою территорию. Я стала звать её, но мой крик безответно пропадал в мокрой темноте. Присмотревшись внимательно к заснеженной дорожке, я заметила собачьи следы, которые осторожной змейкой тянулись к дырке в заборе. След был нерешительный, осторожный и так аккуратно огибал лужи, что сомнения быть не могло — это Аби берегла лапки от грязи. Почему она нарушила запрет? Собака хорошо знала, что за калитку выходить нельзя, видимо, что-то важное заставило её это сделать. Следы за забором вышли на дорогу и пошли по моим следам. Я постаралась представить себя на месте Аби и сразу поняла причину мучительного и тревожного собачьего ожидания, заставившего пренебречь всеми запретами и пойти на поиски хозяйки.

Хозяин совсем плох, горячий, как печка, даже Маркиза об него греется. Ещё вчера так весело играли на улице, бросались мокрыми снежками, я их ловила и раскусывала, а потом убегала. Маленький хозяин меня догонял и падал прямо в рыхлый, жидкий снег. Мы были такие мокрые! Было весело и жарко, как летом! У Маркизы шерсть на холке вздыбилась, когда она увидела нас. Жалко, вот бы ещё так повеселиться! А сегодня он лежит горячий, часто дышит, не дразнит меня. Надо потрогать носом щёку. Ну вот, ещё жарче стала! Хозяйка тоже хороша, взяла сумку и ушла так надолго. «Мама!» — он её зовет, у людей это вроде команды «ко мне». Ему, наверное, больно. Скорее всего, у него болит живот. Может быть, он съел острую косточку?! Со мной такое тоже было, я её проглотила, от этого внутри живота жгло и кололо иголками, а нос был горячий, как печка. Надо искать хозяйку, надо её звать, пусть погладит маленькому хозяину животик, подержит ласково лапки, и всё пройдет. В калитку не пойду, зачем наживать лишние неприятности. Бездомный Шарик проникает к нам во двор через дырку в заборе, и хозяйка его не ругает, а ещё покормит чем-нибудь вкусненьким. Вот и дырка, а за ней следы со знакомым запахом. Противный снег так липнет, что следы пахнут всё слабее и слабее. Она рассердится, я никогда не выходила за забор одна. Ну и пусть ругает, он звал маму, и я должна скорей найти её. Плохо, что оставила мальчика одного с Маркизой, ведь ей не очень-то можно доверять важные дела — трусиха, от каждой маленькой собачки сразу на забор прыгает. Теперь буду лучше следить за маленьким хозяином, надо быть осторожнее с острыми косточками.

Вдруг следы исчезли. Аби остановилась перед большой дорогой в растерянности. Такой знакомый и родной запах растоптали, расколотили в грязно-чёрную массу, пахнущую бензином, железные чудовища, которые шныряли по дороге туда-сюда. Снег ещё не окончательно замёл дорогу, и можно было повернуть домой, но Аби твёрдо решила перейти дорогу и найти хозяйку.

Неважно, что след пропал, я ведь знаю то место, куда она всегда ходит с большой сумкой. Там раздают вкусную белую водичку, которую называют «молоко». А в деревне хозяйка приносит это молоко из сарая, где живёт корова Лыска. Непонятно, в каком месте они его там прячут? Сколько раз пыталась найти, и ничего не получается: запах есть, а молока нет.

Осторожненько перейду дорогу, надо не запачкать лапки, а то ещё и за это накажет. Вот и ступеньки, где я тогда ждала, дверь, откуда вкусно пахнет колбасой, те же блудники-попрошайки. Надо отойти подальше, а то они такие грязные — даже противно смотреть. Ну, не подходи ко мне со своими блохами, а то укушу, грязнуля! Сяду возле ступенек, как тогда, и буду ждать. Выйдет хозяйка, и я расскажу, что маленький хозяин звал маму, боль не проходит, надо скорей погладить ему животик и лапки.

Аби сидела и напряженно всматривалась в каждого выходящего. Людей становилось всё меньше и меньше, но собачье терпение не угасало. Снег почти превратил её в маленький сугроб, из которого блестели коричневые глазки. Иногда люди останавливались, возмущаясь бессердечием хозяев, которые выбросили на улицу такую хорошую собачку. Особенно сердобольные предлагали кусочек колбасы, но собака гордо отворачивалась, всем своим видом говоря: «Я не голодна и не попрошайка, а жду хозяйку, потому что у меня к ней очень важное и срочное дело». К счастью, среди людей всегда найдутся такие, у кого сожмётся сердце при виде животного, попавшего в беду. Вокруг Аби образовалась толпа сочувствующих, споря, как с ней поступить, кому приютить на ночь. Аби не обращала внимания на их «консилиум», она смотрела на дверь и ждала. Когда последняя надежда погасла со звуком щёлкнувшего замка, она поняла, что «хозяйка потерялась». Хотя, скорее всего, было наоборот. Аби стала тявкать, скулить — объяснять людям, почему она здесь, но никто её не понимал. Все решили, что это отчаянный визг брошенной или потерявшейся собаки.

Когда стало ясно, что моя послушная собака решилась выйти за забор одна, я обыскала все соседние дворы. Звала её, в надежде, что услышу в ответ знакомый собачий лай, но только ветер и мокрый снег отвечали мне шуршанием и свистом. От безысходности и досады по щекам уже текли слёзы. Все соседи знали о нашей «пропаже», а добрая баба Шура стояла на дороге и тоже всматривалась в темноту. Не хотелось говорить сыну, что Аби потерялась, но мальчик заметил моё заплаканное лицо и обо всём догадался. Аби должна была скоро стать мамой. Мы очень ждали маленьких щенят, и страшно было представить, что это может произойти где-нибудь на улице. Попросив бабу Шуру присмотреть за домом, теперь уже я пошла искать эту нарушительницу дисциплины. Я говорила себе вслух: «Господи, помоги мне найти её. Буду вечно Тебе благодарна за это. Может, я и не приду в церковь, но никогда не поставлю под сомнение Твоё существование». Обращение к высшим силам было верхом отчаяния, если учесть моё прочное атеистическое мировоззрение.

Последние прохожие покидали улицу, спеша из слякоти и холода в тёплые дома. Поиски оказались безрезультатными, я возвращалась домой, не представляя, что скажу сыну. Баба Шура спешила мне навстречу, чтобы рассказать последние новости нашего частного сектора: о пушистой рыжей собаке, которая потерялась возле гастронома. Это могла быть только Аби, надо было спешить.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 252
печатная A5
от 321