электронная
83
печатная A5
450
12+
Оливия Джонсон и семерка испытаний

Бесплатный фрагмент - Оливия Джонсон и семерка испытаний

Книга вторая


Объем:
366 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4485-7253-1
электронная
от 83
печатная A5
от 450

Дорогой читатель!

Прежде, чем ты начнешь читать продолжение этой удивительной истории, хочу познакомить тебя с моим официальным сайтом http://anyatelnova98.wixsite.com/annawolf на котором ты можешь узнать новости самым первым, а также связаться со мной, задать вопрос и многое другое.

Так же подпишись на официальную фан — группу в ВКОНТАКТЕ — https://vk.com/annawolfwhriter. Там тебя ждут различные подборки, розыгрыши электронных версий книг, цитаты и интервью! Так же, каждый желающий может получить уникальную версию электронной книги, а именно с названием глав, и автографом внутри!

Если у вас есть свои идеи, что нужно добавить на сайт, или группу, пишите этой девушке https://vk.com/id428535250.

Надеюсь, продолжение книги заинтересует тебя не меньше, чем начало.

Открою несколько секретов:


— В этой книге очень много моментов, где написано название песен с исполнителями, для того, чтобы прочувствовать атмосферу, включайте их и наслаждайтесь

— Если вы прочитали книгу, и вам она понравилась, выполните действия выше, все арты, музыку, видео, что покажется вам подходящим к книге, или ваши арты и т.п, отправляйте этой девушке https://vk.com/id428535250.

— Я всегда буду рада ответить на ваши вопросы, и просто поговорить.

Приятного чтения!

Пролог

Мы бежали по улице Лондона, я и остальные ребята — охотники — хранители, а все потому, что Кэм забыл закрыть клетку, и волшебный поросенок сбежал, и, к сожалению, в мир людей, извините простейших.

— Зачем мы гонимся за свиньей? — Спросил Кэм, пока мы бежали.

— Это не свинья! Это волшебный поросенок! — Ответила Ева.

— Что в нем волшебного? То, что он бегает быстро как Флэш, не значит, что он волшебный!

— Нет, ты не понимаешь! Она же петь умеет! — Говорила на бегу Ева.

— ЭТО ОНА? И ничего она не поет, я не слышал! — Спросил Кэм.

Хорошо, что люди, то есть простейшие, не видят нас, потому что смотрелись мы наверно очень странно, двенадцать подростков гонятся за поросенком, и никак не могут поймать.

С того времени, как мы вернулись ничего практически не изменилось, кроме того, что Ливия стала общаться со своими родными, родители Сорано перестали ее критиковать. Волосы Евы отросли и стали цвета морской волны, а мои теперь сливовые, не из — за любви к сливе. Просто один раз, из — за моих синих волос, чуть не пострадал тролль, но это длинная история, но еcли кратко, он подумал, что я цветочек, все смеялись, кроме меня и тролля. А еще, на каждой улице Долины расставлены стражники, а также ввели комендантский час в связи с угрозой.

— Ребята, смотрите, там тупик! Эван, беги в правую сторону, Коди в левую, Нео подстрахуй меня, — крикнул Кэм, и прыгнул на тележку, прихватив с собой клетку. — Олив, теперь твой ход!

Я раздраженно вздохнула, и махнула рукой, тележка резко покатилась, Кэм не устоял на ногах, и в прямом смысле этого слова долетел до поросенка, поросенок от испуга отскочил. Но Кэм быстренько схватил ее и закрыл в клетке:

— Ну, что, попала птичка в клетку, думаю можно идти домой, — сказал Кэм.

Поросенок довольно захрюкал.

— Да, Кэм прав, пора бы уже вернуться, а то не нравится мне тут, — сказала Руби.

И мы отправились к месту разделения миров, странно, что он находился в продуктовом магазине. Мы шли по улице, мимо различных ларьков и магазинчиков, Ева резко остановилась возле одного:

— Какая классная розовая шляпка, я бы взяла себе такую, — сказала Ева, продавец странно на нас посмотрел, видимо он нас видел.

— Ева, он видит нас, — шепнула я Еве.

— Здорово! Я никогда не видела простейших, которые видели меня, вы такой замечательный человек, — сказала Ева, протянув ему руку.

Он вытянул свою толстую волосатую руку и пожал руку Евы, при этом, не отрывая от нее шокированного взгляда:

— Я готова дать вам прядь моих волос взамен на эту шляпу, — сказала она, выхватив ножницы и отрезав прядь, положила на прилавок и взяла нежно — розовую, широкополую шляпу, — спасибо, — ответила она и мы пошли, продавец пораженно смотрел на нас. — Как ты думаешь, почему он был так удивлен?

— Первое — у тебя зеленые волосы, второе — твой медальон на шее светится, третье — не каждый день увидишь девушку с посохом в руках, а ее подругу с кинжалом, четвертое люди не меняют вещь на другую вещь, они получают то, что им нужно отдавая за это деньги, — ответила я.

— Это глупо. — Отрезала Ева.

— Как заставить свинью петь? — Спросил Кэм.

— Вот так, — сказала я, и погладила поросенка, она села в клетке и довольно похрюкала.

Поросенок запел песню из «пятого элемента», Ливия, обменяла телевизор на старинную картину, которая ее раздражала.

Под эту песенку мы вернулись домой.

Глава 1

По традиции начну свой рассказ со дня моего рождения, то есть сегодня, я решила так сделать, потому что за все лето у меня не было времени рассказать, о происходящем, но у меня накопилось историй за все это время.

Сейчас я валяюсь на кровати, в своей комнате, в кукольном доме миссис Ливии, которая сейчас хлопотала на кухне, готовясь к празднику в мою честь, ведь это мой первый день рождения в Долине охотников, и надеюсь не последний. Я же рассматривала фотографии, которые сделала Ева. Вот одна, Кэм сидит на берегу, к нему на руки прыгает русалка, не сказать, что красавица, но ее действия меня возмутили. Следующее фото, она целует Кэма, я стою с открытым ртом, следующий кадр, она прыгает в воду, я подбегаю к берегу. Следующий я махаю рукой, из нее вылетает шар из молний, следующий кадр шар попадает в воду, всех русалок и рыб трясет током, я стою как — будто извиняюсь, а остальные в ужасе смотрят в воду. Следующий мы бежим в ближайший лес, из воды высовываются головы русалок со злобными лицами, следующий кадр, нога Евы и падающий Эван.

Я не могла смотреть на фотографии без улыбки, сейчас это было смешно, но тогда было довольно жутко….русалкам, наверно это было очень больно.

Комната моя оставалась точно такой же, какой я увидела ее впервые, чтобы я не делала с комнатой, все вещи возвращались обратно, думаю, миссис Ливия тоже раз двести пыталась все исправить, в этом розовом кошмаре, я даже магией пыталась все исправить, но все было тщетно.

— Оливия! Спускайся вниз! Все твои друзья уже пришли! — Крикнула миссис Ливия, за все это время, я так и не отвыкла называть ее так.

Я не стала мучить себя выбором одежды, поэтому надела зеленую майку и черные, джинсовые шорты и кеды, я же не на бал собираюсь.

Я спустилась в гостиную, там стоял длинный стол с накрытой на него белой скатертью, за столом сидели все двенадцать, включая миссис Ливию, и все мои друзья — охотники. Все были так нарядно одеты, что рядом со всеми я выглядела как белая ворона, но мне можно, у меня же день рождения. Каждый из них сидел с коробочкой — подарком, кроме Кэма. А на столе было множество блюд: круасаны с различной начинкой, кровавые яблоки, пирог из кровавых яблок, какая — то странная синяя жижа, шоколадные конфеты в виде пауков, чай с лимоном и мятой и еще множество различных приятных и неприятных на вид блюд.

— Оливия, присаживайся с нами за стол, а то стоишь как — будто ты гость, теперь это твой дом, и ты можешь делать здесь все, что хочешь, — сказала миссис Ливия.

— Спасибо, но я не думаю, что если я что — то здесь сломаю или перекрашу, это останется на всю жизнь, а мне ужас как хочется избавиться от этих страшных розовых обоев, — сказала я, присаживаясь за стол, прямо посередине стола.

— Ну, ребята, давайте преступим к самой моей любимой части, кто первым хочет подарить Оливии подарок? — Спросила миссис Ливия.

Первой встала Ева, в руках она держала нежно — розовую коробку с серебряным бантиком, она передала ее мне. Я развернула коробку и открыла ее, внутри лежала кигуруми в виде лисы.

— Тебе нравится? Как тебе цвет? Она очень теплая и мягкая, зимой тебе будет тепло, — сказала Ева.

— Вау! Спасибо Ева, надеюсь, меня не примут за дикого зверя, если я пару раз пройдусь в ней по саду, — ответила я.

— Носи на здоровье, — ответила она смущенно.

Следующей была Клео, ее коробочка была маленькой, ярко — оранжевого цвета с темно — синей лентой. Внутри оказался браслет с глиняными бусинами, раскрашенными в синий, красный, зеленый, фиолетовый, оранжевый цвета. На каждой из бусин были нарисованы различные узоры.

— Этот браслет я сделала сама, мы с отцом ездили в Африку, и я набрала глины домой, приехав, я купила краски и тщательно подбирала значения цветов. Красный — это храбрость, синий — разум, зеленый — надежда, фиолетовый — равновесие, оранжевый — энергия, я знаю, это глупый подарок, но я старалась, и он должен приносить удачу.

— Нет, он замечательный, — сказала я, и надела на руку.

— Оливия, думаю, тебе пригодится этот подарок, я долгое время подбирал и думаю, это то, что надо, — сказал Алекс, передавая свой подарок.

Я открыла коробочку, в ней лежало что — то похожее на что — то не понятное, оно было то жидким, то твердым, при этом как будто из чистого золота, и распределялось по всей маленькой коробочке. Видимо увидев мое недоумение, Алекс пояснил:

— Это амброзия, ее называют пищей богов, хотя на вкус она так себе, зато она исцеляет, и не только она сохраняет молодость и бессмертие.

— Алекс, это очень редкий артефакт! Откуда ты его взял? — Спросила Клео.

— Есть одно место, где этой амброзии навалом, вот я и навестил свою маму.

— Но ведь амброзия есть только в Долине Греческих богов, туда не пускают охотников и остальных существ, — сказал Нео.

— Моя мама служит одной из богинь, и она в благодарность подарила нам мешок амброзии.

— КОАЛА! ГДЕ ТЫ БЫЛ ТОГДА, КОГДА ОНА ПОГИБАЛА У НАС НА ГЛАЗАХ! — Воскликнул Кэм, встав с места.

— Извини, я тогда не знал об амброзии, я ведь не специально, нам же было по четырнадцать.

— Это было не так давно! Твои извинения уже ничем не помогут, ей не помогут, она мертва, как и мое доверие к тебе… — ответил Кэм, и сел обратно за стол.

— Извините, что вмешиваюсь, но о ком идет речь? — Спросила я.

Они лишь переглянулись.

— А это мой подарок, — разрядила обстановку, передавая подарок Амелия.

В ярко — зеленой коробке лежало маленькое семечко:

— Извини, что это?

— Это Венерина — мухоловка, если тебе будет одиноко, ты сможешь вырастить ее и смотреть, как она поедает насекомых.

— Она, оно ест только насекомых? — Спросила я.

Амелия кивнула. Руби молча протянула небольшую коробку обернутую в темно — красную праздничную бумагу. Открыв коробку, я заглянула внутрь, внутри лежал прозрачный сосуд, в форме черепа с какой — то кроваво — красной жидкостью.

— Это что, кровь? — Спросила я.

— Нет, это особый напиток, который умеет делать только наша семья, могу сказать только, что в нем есть гранат, одна капля этого напитка утолит жажду на весь день, — ответила она.

— Спасибо, думаю, мне пригодится.

Все остальные подарки были ничуть не хуже, Нео подарил мне большую морскую раковину, Коди подарил мне красный галстук бабочку, как у одиннадцатого Доктора кто, Эван подарил зеркало ручной работы, с золотой декоративной каймой и рубинами, Сорано подарила мне теплую, белую шубу, к счастью искусственную, Кэм сказал, что его подарок ждет у него дома, оставалась миссис Ливия.

— Оливия, детка, каждый юный охотник, на семнадцатый день рождения получает питомца, и я долго выбирала… не буду тебя мучить, выходи в сад, сама увидишь, — сказала она.

Я, миссис Ливия и остальные охотники вышли в сад, там меня ожидал сюрприз, трехголовый Ньюфаундленд, то есть цербер. Он был чуть меньше моего роста, с черной, густой, мохнатой шерстью, и добрыми глазами, он сидел на задних лапах, и радостно виляя хвостом из сетчатого питона, который выражал что — то наподобие улыбки, или он был просто очень голоден.

— Это… это… это же цербер, г — г –де ты его нашла? — Спросила я.

— Я бродила по бедным улицам нашей Долины, и наткнулась на одного охотника, у него был этот песик, — сказала она, и почесала за ухом у одной из голов. — Я тоже удивилась, когда увидела его, но он совсем малыш, и я решила его взять, тем более из — за небольшого дефекта, охотник отдал его почти задаром.

— Какой еще дефект? — спросила я.

— Он немного отличается от остальных церберов, как мне сказала хозяин, и в чем я убедилась сама, в темноте он начинает светиться, сам, и не зеленым, как положено обычным церберам, а небесно — голубым, у всех церберов светятся только пасть, слюни и глаза, наш же уникальный случай, светится абсолютно весь.

— То есть, он такой же, как я? Необычный, странный, не такой, как все? — Спросила я.

— Хозяин сказал, что его собственная мать, отказалась от него, когда он только появился на свет, скорее всего из — за дефекта, подойди к нему, не бойся, он давно не чувствовал любви, — сказала миссис Ливия.

Я подошла к церберу и погладила по его мягкой шерстке:

— Ты не дефект, ты уникальный, как и я, возможно единственный в своем роде, — прошептала я, он склонил все свои три головы ко мне, — тебя будут звать тебя Светлячок.

Все три его головы облизали меня, я оказалась вся в слюнях, к счастью не ядовитых, в этот момент рядом оказалась Ева с фотоаппаратом в руках, и запечатлела момент: радостный, трехголовый Ньюфаундленд и я на переднем плане вся в слюнях, зато всегда буду помнить этот момент.

— Хозяин дал еще свисток, который слышит только он, когда тебе понадобится помощь, просто свистни, — сказала миссис Ливия, и передала мне свисток белого цвета.

— Спасибо всем большое, у меня никогда не было такого дня рождения как сегодня, спасибо вам ребята.

Весь день мы веселились, как могли, Ева фотографировала все подряд. Первый кадр: миссис Ливия идет с огромным шоколадным тортом со сливками, Светлячок смотрит безумными глазами. Второй кадр: Светлячок летит на торт. Третий кадр: все в торте, в том числе и радостный светлячок. Четвертый кадр: селфи с Евой, где она обнимает меня за шею. Пятый кадр: Эван смотрится в зеркало, а за его спиной Руби корчит рожи. Шестой кадр: первый поцелуй Амелии и Алекса, Упс! Как неловко получилось! И много других смешных фотографий, когда стало совсем темно, все мои друзья отправились по домам, кто — то перешел через пару улиц, кто — то ждал карету. Мы остались одни, я, миссис Ливия и светлячок, который слизывал торт со своих лап.

После того как мы убрались, миссис Ливия подошла ко мне:

— Оливия, милая, моя семья прислала тебе подарок, он лежит в подвале, я не стала его раскрывать, потому что не хотела, расстраивать тебя, а сейчас уже поздно смотреть подарки, поэтому завтра первым делом спустись в подвал, хорошо? — Сказала она и обняла меня.

— Хорошо, но где находится подвал?

— Завтра, я все тебе скажу, а сейчас ступай наверх, и ложись спать, сладких снов Искра, — сказала миссис Ливия.

Искрой миссис Ливия стала называть меня после того, как Кэм рассказал о том, как я толкнула змею к стене, собрав всю свою энергию. Я поднялась наверх, легла в кровать и накрылась одеялом, надеясь на то, что все будет хорошо, но…

Глава 2

Всю ночь я не могла заснуть, последнее время бессонница стала для меня обыденным делом, если я засыпала, то видела кошмары, с участием моих друзей, Агнессы и других моих знакомых. Что такое хороший сон, я уже забыла, и каждую ночь, я ложилась в кровать с ужасом, я думала, что схожу с ума. Когда мне удавалась задремать, Светлячок начинал жалобно скулить, хотя он лежал на улице, все равно было такое чувство, как будто он рядом, и боялся давать мне заснуть, голубой свет, который он излучал, освещал мою комнату мягким, голубоватым светом. Чтобы не спать, я отвлекала себя разными небылицами, например: Что было бы, если бы Ева была троллем или мартышкой? Если бы я не была охотником с примесью чего — то непонятного, кем бы я была? И многое другое, подобно этому. Несмотря на все мои попытки, я все равно заснула.

***

Солнечный луч скользнул по — моему лицо, лениво я открыла глаза. Потянулась, скинула с себя одеяло и подошла к окну. На окне лежал розовый конвертик, скорее всего от Евы, но как она его забросила?

Я вскрыла конверт. В конверте лежал тетрадный лист в линию, на нем курсивным почерком Евы было написано:

С добрым утром, Олив!
Доставить это письмо мне помогла Сорано.

Мы с ребятами решили посетить мир людей, и пообедать в одной из пиццерии.

Спускайся! Немедленно!!!!!

Я отошла от окна, быстро умылась, причесалась, надела черные, рваные джинсы, белую майку, красную рубашку в клетку, и мои любимые кеды. А затем, взяв свой рюкзак, поспешно спустилась вниз. Из кухни выбежала взволнованная миссис Ливия:

— Оливия, ты куда?

— Мы с друзьями собрались в мир людей, пообедать в пиццерии.

— Но ведь еще утро, какой обед?

— Пока мы доберемся, будет обед, мы собираемся идти туда пешком.

Она помрачнела:

— Оливия, будь осторожна, — сказала миссис Ливия, дрожащим голосом.

— Миссис Ливия, что с вами случилось?

— Ничего, Оливия, ступай, и твой подарок хранится за картиной, когда придешь, загляни туда, — говорила она таким же дрожащим голосом.

— Но когда я приду, вы сами можете мне показать, где находится мой подарок.

— Да, да, да конечно, давай, иди, твои друзья ждут тебя, — сказала она совсем тихо, если бы я не стояла рядом, то точно бы не услышала.

Я подбежала к друзьям, миссис Ливия вышла на порог и посмотрела на небо.

— До свидания миссис Ливия! — Крикнула я в след и обернулась.

— Прощай Оливия, — крикнула она в ответ и помахала рукой.

— О каких прощаниях идет речь? Мы же увидимся вечером! — Крикнула я.

Она ничего не ответила, по ее щеке пробежала слеза, я напряглась. Она еще раз взглянула на небо, и зашла в дом. Я не могла понять, что с ней случилось, она никогда не была такой, я тоже решила взглянуть на небо, но ничего особого, кроме тучи не увидела.

— Что с миссис Ливией? — Спросил Нео.

— Я не знаю, — отрезала я.

***

Мы шли возле холма, оказавшись возле линии обозначавшей линию, между нашим миром, и миром людей. Взявшись за руки, мы перешли черту. И оказались на рынке, забыв о странном поведении миссис Ливии, мы весело направились к ближайшей пиццерии. Всю дорогу мы шутили и смеялись над разными ситуациями, что произошли за этот год.

Мы дошли до пиццерии под названием «Рух». Мы зашли внутрь. Ничего необычного в ней не было, на полу черно — белая плитка, белые обои, множество столиков красного цвета, возле таких же красных диванов, мы сели за один из них, некоторые сели прямо на пол.

— Так, кто в этот раз крадет пиццу? — Спросил Кэм.

— Может, сначала проверим, видит ли нас кто — нибудь? — Спросила Амелия.

— Легко. — Ответил Кэм, и выскочил посреди зала и начал изображать разных животных, никто не поворачивался. — Видите? Мы невидимые!

— Раз уж ты уже там, сходи за пиццей, — попросил Коди.

— Сегодня очередь Олив, я думаю, она уже сама хочет украсть что — нибудь, — сказал он, присаживаясь за стол.

— Я не воровка Кэм, просто я очень хочу, есть, — сказала я, сняв рубашку и повязав ее на бедрах.

Я встала и направилась на кухню, все повара суетились на кухне, я ждала, пока одна из пицц будет готова. И вот, момент настал, я схватила поднос с еще горячей пиццей, и на встречу мне шел повар, с пивным животом. В белой форме, в поварском колпаке, черные коротко стриженые, волосы, небрежно выглядывали из–под него, темные глаза, как бусинки напоминали крысиные, и черные усики, напоминающие усы Сальвадора Дали. Он уставился на меня шокированным взглядом, он уже хотел закричать, но я поднесла палец к губам:

— Тсссс, — произнесла я и резко поменяла цвет глаз на зеленый, а затем обратно, рассмеявшись, я выскочила в зал и села за столик.

— Ты чего так долго? — Спросил Эван.

— 1, 2, 3… — сосчитала я, и из кухни выскочил тот самый безумный повар.

— ТАМ ВЕДЬМА! ОНА УКРАЛА БОЛЬШУЮ ПИЦЦУ! — Кричал он, но все смотрели на него как на ненормального, — Ну разве вы не видите?! — Говорил он, показывая на наш столик пальцем.

Все повернулись к нам, и снова к нему, и все сразу стали доказывать, что там никого нет.

— Но, но, их там двенадцать! Разве вы не видите их?

— Нет, чувак, они нас не видят, нас видишь только ты, — сказал Кэм, уплетая кусок пиццы.

Повар упал в обморок.

— Что ты с ним сделала? — Спросил Алекс.

— Ничего плохого, вы же знаете, я само очарование, — ответила я взяв кусок пиццы.

Дальше было все, как всегда, веселый смех, странные шутки и Ева с фотоаппаратом. Первый кадр: пицца на лице Кэма, прилепленная лично мной, второй кадр: я, Ева, Клео улыбаемся на камеру, третий кадр: готичная Руби и счастливая Амелия, весело уплетают пиццу, четвертый кадр: также Руби и Амелия корчат рожи, пятый кадр: Сорано заморозила пиццу, а Джордан ее поджог, шестой кадр: все парни кроме Коди корчат странные рожицы, седьмой кадр совместное селфи.

Пока мы веселились, уже стало темнеть, люди приходили и уходили, пора было и нам возвращаться домой. Я надела рубашку и вышла на улицу, прохладный воздух прошелся по моему телу. Вечером все выглядело не так как днем, улицу освещали своим теплым светом фонари, наполняя Лондон магией, какой нет в Долине охотников, где с наступлением темноты улицы освещаются холодным огнем.

***

Мы перешли черту, и направились к дому миссис Ливии. Улицы уже сияли голубоватым светом, от холодного огня, хотя здесь еще не стемнело, небо было затянуто тучей, а затем капли дождя стали оставлять следы на одежде, мы ускорили шаг. Я уже обдумывала, как буду рассказывать, о том, как мы веселились. Но…

Издалека был виден дым:

— Там что — то горит, — сказал Коди.

— Олив, это случайно не дом миссис Ливии? — Спросил Нео.

Мы с Евой переглянулись, и как будто прочитав мысли друг друга бросились бежать, дождь усилился и превратился в ливень. Нео был прав, горел кукольный домик, в прямом смысле слова, я бросилась к нему, но меня схватил отец Евы.

— Нет, Оливия, нам нужно тебя спрятать, — говорила он.

— Что происходит? — Спросила Ева.

— Ева, веди всех в дом, — кричала миссис Эльза.

Осознав, что происходит и закричала:

— НЕТ! МИССИС ЛИВИЯ! НЕЕЕЕЕТ! ОТПУСТИТЕ МЕНЯ! Я ДОЛЖНА ЕЕ ВЫТАЩИТЬ! — Истерично кричала я, пытаясь вырваться, — пожалуйста, отпустите, я должна ей помочь, — говорила я сквозь слезы.

— Ей уже ничем не поможешь, — сказал Артур Лебрен, отпуская меня.

Я беспомощно упала на колени, и расплакалась, и еще этот дурацкий дождь заставлял чувствовать себя виноватый. Дом все еще горел, даже дождь не мог потушить его. Кто — то подошел и положил руку мне на плечо, это оказалась мама Евы:

— Олив, они все еще где — то здесь, нам нужно спрятать тебя, — сказала она.

— Кто? Кто это сделал? — Спросила я, дрожащим голосом.

— Я не знаю, я не видела, Оливия, прошу, встань, я должна тебя спрятать, иначе они найдут тебя и нас, тебя заберут, а от нас избавятся.

— Просто, скажите, кто это сделал, — сказала я, со всей злостью, с какой только могла.

— Слуги леди Агнессы, я их не видела, их видел наш сын, он знает каждого в лицо.

Я послушно встала и направилась в их дом.

— Олив, поднимайся в комнату Евы, там, в стене проход пролазь туда, я сейчас закрою все двери, они ходят по домам, скоро придут и в наш.

Я быстро поднялась наверх и зашла в ее комнату, над кроватью, в стене красовалась дверца и проход, я пролезла туда, проход был довольно просторным. В конце оказалась лестница, я спустилась вниз, тринадцать охотников сидели на пыльном полу, я присоединилась к ним.

— Что случилось с миссис Ливией? — Спросила я.

— Мы не знаем, я увидел, как слуги леди Агнессы входили в ваш дом, но что там происходило, не видели, через некоторое время, они вышли и дом загорелся, мы хотели выбежать тушить, но не могли. Они пошли к вам навстречу и зашли в один из домов, потом в другой, и так далее, мы боялись выйти, но когда увидели вас, сразу выбежали из дома, возможно, они заметили вас через окно.

По лестнице спустилась миссис Эльза, она присоединилась к нам.

— Они совсем близко, — сказала она.

— Они видели тебя? — Спросил мистер Артур.

— Нет, мне, кажется, они никого из нас не видели, иначе, они сразу бы пришли в наш дом.

— А где светлячок? — Спросила я.

— Мы не знаем, мы не видели его.

А ведь точно, утром его тоже не было, неужели сбежал.

Вдруг раздались шаги и два голоса женский и мужской, очень знакомый. И еще какое — то шипение.

— Это что змеи? — Спросила шепотом я.

— О нет, Горгона, — испуганно прошептал брат Евы.

— Их здесь нет! Тебе твои змеи совсем думать мешают? — Спрашивал мужской голос.

— Они точно здесь, мои змеи нашептывают мне, они здесь.

— Твои змеи… твои змеи, ничего не знают, — передразнивал тот.

— Что же ты тогда не взял своих собачек?

— Потому что ты отравила их своими пирожками.

— Мы не нашли ее, — сказал еще один голос.

— Значит, их здесь нет, пойдемте отсюда.

— Ничего, глупая девочка, мы найдем тебя, — сказала Горгона, и их шаги стихли.

Мы просидели еще часа два, пока не удостоверились, что их нет.

— Кэмерон, тебе нужно забрать Оливию к себе, там ее искать не будут, в богатом районе усиленная охрана? — Спросила миссис Эльза.

— Да, но я не могу обеспечить ей безопасность, нужно сообщить директору и его семье, они помогут нам, — ответил он.

— Кто — нибудь, объясните, что здесь происходит? Кто ищет Оливию? Зачем? — Спросила Руби.

Я посмотрела на Кэма, и родителей Евы, они отрицательно помотали головой.

— Кэмерон, собирайте вещи и уходите, а лучше вызывайте карету, так будет безопасней, — сказал мистер Артур.

— Нет, я не уйду сейчас, я хочу зайти внутрь дома, я хочу знать, что случилось, и я останусь там, на ночь, я должна знать, — сказала я.

— Но там опасно, что ты будешь делать, если они нападут снова? — Спросил брат Евы.

— Вряд ли они снова придут, а если так, то я дам им отпор, и такой, что смерть покажется им самым счастливым днем в их жизни, — ответила я.

Глава 3

Мы вышли из дома семьи Лебрен и направились к кукольному домику, который перестал гореть, но все еще дымился. Дождь прекратился, и теперь можно было рассмотреть дом. Весь сад погиб, а дом был похож на один большой уголек, я боялась войти внутрь, а точнее боялась того, что я там увижу.

Уже стемнело, и казалось, будто дома совсем нет, и не было. Пересилив себя, я подошла к порогу. Дверь была открыта. Я вошла внутрь, остальное поразило меня. Все вещи были разбросаны в хаотичном порядке, все было серым и черным от золы, видимо дом горел изнутри. Везде, на потолке, мебели, полу и других местах были какие — то золотистые блестки, напоминающие золотой песок, но чуть крупнее, и с желтоватым оттенком. Картина с семьей миссис Ливии, была также уничтожена, но ее самой нигде не было. Лестница на второй этаж была полностью разрушена, без возможности подняться.

— Оливия, ты что — то видишь? — Спросила миссис Эльза.

— Извините, я забыла, что вы не видите в темноте, — я щелкнула пальцами, и загорелся свет.

Все в ужасе осматривали обстановку.

— Мне так жаль, — сказала Ева.

— Я нигде не вижу миссис Ливии, она могла спастись, — сказала я, с надеждой.

— Оливия, не хочу тебя огорчать, но то, что ты видишь на полу и потолке, это звездная пыль, оставляемая феями, после их смерти, — ответила миссис Эльза.

Я почувствовала, как меня обняла и не отпускала дрожь, страх наполнял мои легкие, а еще совесть стала давить на меня. Ведь сегодня утром она была такой грустной, а ведь она никогда не была такой, я должна была остаться.

— Оливия, держись, мы сейчас соберем всю звездную пыль, а завтра развеем по ветру, чтобы ее душа свободно странствовала между миров, — сказала миссис Эльза, и принялась соскабливать блестки, к ней присоединились другие.

Я подошла к картине, она говорила мне утром, что мой подарок за картиной. Я потрогала сгоревшую раму, от нее у меня остались черные следы на пальцах. Я тихонько потянула картину на себя, она открылась как дверь. Внутри меня ждала лестница вниз. Я спустилась, вот она комната миссис Ливии, никаких розовых обоев и одеял, все было ярким и красочным, разных цветов. Я прошла дальше и открыла следующую дверь, и оказалась в захламленной комнате, похожей на библиотеку, на полу валялась открытая тетрадь. Я села на пол и взяла в руки, снова щелкнула пальцами, чтобы в комнате стало светлее. Я полистала тетрадь и открыла на последних двух страницах, почерк был ее:

21 июля

Я узнала, что моего мужа и дочь убили, но я не могу выдавать своего горя. Сегодня день рождения Оливии. Бедная девочка, столько всего ужасного с ней происходит. Мне страшно. Они придут за мной, я должна спрятать ее, даже если я погибну, она должна спастись и запомнить, что все кто ее окружает сейчас, ее настоящая семья.

22 июля

Я не могу. Мне страшно. Мне было так же страшно, когда меня разлучили с семьей. Я больше не могу скрывать это, я должна рассказать ей, я готова. …. Она ушла с друзьями, я не успела ей сказать, зато успела попрощаться. Я знаю, все это время она будет в безопасности.Я вижу их, они близко, я уже не успею спрятаться, я защищу ее, чего бы мне это не стоило…

На страницах остались следы слез, и я сама невольно расплакалась. Если бы я осталась, она была бы жива, мы бы вместе укрылись, и никто бы нас не нашел.

Я осмотрела комнату, и увидела что — то большое, завернутое в большое количество бумаги, я разорвала упаковку в клочья. Это были орлиные крылья, те самые, о которых говорил Кэм. Крылья крепились на множестве ремешков, разной длины, на одном из темно — коричневых ремешков висела записка:

«Оливии от семьи разлученных фей»

— Кто — нибудь видел Оливию? — Раздался голос миссис Эльзы.

— Нет, — хором ответили остальными.

Я поспешно поднялась, когда вышла, все шокировано посмотрели на меня, видимо всех удивил тот факт, что за картиной может быть комната.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 83
печатная A5
от 450