печатная A5
457
18+
Ол

Бесплатный фрагмент - Ол

Роман-полилог

Объем:
306 стр.
Текстовый блок:
бумага офсетная 80 г/м2, печать черно-белая
Возрастное ограничение:
18+
Формат:
145×205 мм
Обложка:
мягкая
Крепление:
клей
ISBN:
978-5-4493-6005-2

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Мир — это зеркало, которое показывает каждому человеку его собственное отражение.

Теккерей У.

Пролог
Cover Letter to CV

От: Даир Нурмаханов (dair_1968@yahoo.com)

Кому: Самуэлю Джойсу (samuel.joyce@gmail.com)

Тема: Резюме на позицию Директора по маркетингу

(перевод с английского)

Уважаемый Мр. Джойс,

Прежде всего, хочу выразить Вам свою благодарность за то, что Вы решили рассмотреть моё резюме в рамках объявленного конкурса. Как Вы, наверное, уже увидели — оно в приложении.

Я решился написать Вам это сопроводительное письмо, которое на мой взгляд, не только продемонстрирует мое горячее стремление занять позицию директора по маркетингу в Вашей компании, но и прояснит некоторую специфику моей биографии.

Итак, меня зовут Нурмаханов Даир, я родился в 1968 году 14 февраля, в городе Алматы. В 1985 году я окончил 56-ую школу, а в 1992-м году — биологический факультет Казахского Государственного Университета. То есть, по своему первому образованию я — биофизик. Во время учебы я прошел срочную службу в рядах Советской Армии, в ракетных войсках.

Вам может показаться странным определенное несоответствие моих возрастных данных и базового образования кадровым требованиям Вашей компании, но, уверяю Вас, биография довольно типична для представителей моего поколения, родившегося еще в советское время.

Девяностые годы, когда я начинал свою трудовую деятельность, как Вы, наверное, знаете, были весьма нелёгкими для нас, молодых научных работников. Наука тогда оказалась на периферии внимания общества, как в мировоззренческом, так и в финансовом плане. И, не имея возможности найти работу по специальности (а я, признаюсь Вам честно, очень хотел заниматься наукой), я вынужден был торговлать, работая в частных фирмах.

Однако то время принесло с собой много полезных новшеств, например, в сферу бизнес-образования. В 2000-м году я получил степень Магистра бизнес администрирования в Международной Академии бизнеса («МАБ»).

Это открыло мне замечательную возможность поступить на работу в международные компании в качестве маркетолога и менеджера по продажам. В них я и приобрел навыки управления проектами в этой области. Как Вы увидите в моем резюме, это очень известные компании, можно даже сказать, флагманские в своей сфере деятельности.

Мой английский, изначально базировавшийся на школьном (пусть даже и центральной школы города) и вузовском фундаменте, совершенствовался в процессе работы.

Вот уже 5лет как я возглавляю департамент маркетинга в мультинациональной компании «Ego World Company Inc.», где координирую маркетинговую деятельность всех её филиалов в регионах Центральной Азии и Кавказа.

Я управляю командой в 112 человек и не боюсь больших коллективов. Готов к длительным командировкам и ненормированному рабочему дню. В этом отношении мой возраст позволяет говорить, что я нахожусь в самом расцвете сил.

Очень люблю спорт. Он помогает мне пребывать в отличной физической форме. В юности я играл в школьной, а потом и в городской хоккейных командах. Со студенческой скамьи играю в футбол.

Чтобы поддерживать форму, ежедневно делаю пробежки. В выходные, как и всякий алматинец, люблю с друзьями совершать походы в наши горы. Не курю и практически не пью.

Я женат. У меня дочь, которая получает степень Магистра по социальным наукам в университете Утрехта (Голландия).

Если же говорить об увлечениях, то интересуюсь историей и теологией, оставаясь, конечно, светским человеком по образу жизни и по убеждениям. Не причисляю себя ни к какой конфессии, и как биофизик, предпочитаю формировать свои взгляды на знании всё же материального мира — на том, что можно потрогать руками или увидеть собственными глазами.

Я полагаю, Мр. Джойс, что мне удалось объяснить определённую «нестандартность» своей кандидатуры., и я искренне надеюсь, что вы сочтете её подходящей для работы в Вашей компании.

Искренне и с наилучшими пожеланиями,

Даир Нурмаханов

18.03.2015


                                         ***

От: Самуэля Джойса (samuel.joyce@gmail.com)

Кому: Даир Нурмаханов (dair_1968@yahoo.com)

Тема: Re: Резюме на позицию Директора по маркетингу

Дорогой Даир,

Я очень польщен Вашим вниманием к данной позиции.

Хотелось бы подчеркнуть, что я с удовольствием ознакомился с Вашим резюме и отметил для себя невероятный багаж и опыт, которыми Вы обладаете.

Несомненно, наша компания позиционирует себя лучшей на рынке, наша философия заключается именно в привлечении лучших, талантливых и опытных специалистов, кем являетесь, без сомнения, Вы, уважаемый Даир.

С искренним сожалением вынужден сообщить Вам, что на позицию директора по маркетингу уже назначен другой человек.

Спешу уверить Вас, что ни Ваш возраст, ни Ваше базовое образование не сыграло никакой отрицательной роли. Наша компания не дискриминирует людей по возрасту. К примеру, я старше вас на 10 лет, а Ваш возраст в нашей системе вообще типичен для руководителей этого уровня.

Причина заключается в том, что назначенная кандидатура — это человек из внутреннего резерва нашей компании. Наша политика такова, что в вопросе конкурсного подбора кадров мы отдаём предпочтение специалистам, выращенным внутри нашей системы. Я думаю, Вы не сочтёте это несправедливым.

Тем не менее, мы не прощаемся с Вами. Ваше резюме будет у нас в базе, пока не появится подходящая позиция.

Также надеюсь на продолжение нашего дружеского общения. Мне показались крайне интересными Ваши взгляды, о которых Вы рассказали мне во время нашей встречи в Алматы. Хорошо было бы побеседовать с Вами сновапо приезду в Ваш город. Особенно интересны Ваши теологические взгляды, в них я вижу весьма занимательный повод для дискуссии. Сам я считаю себя верующим человеком, и, возможно, мне получится за чашкой кофе переубедить Вас в некоторых аспектах мировоззрения, которых Вы придерживаетесь.

В любом случае, огромное спасибо за Ваше письмо.

С наилучшими пожеланиями,

Самуэль Джойс.

21.03.15.

Часть 1


Глава 1. Я и ты

— Пап, что для тебя музыка?

— Музыка? Это ноты. Тона. И полутона. То, что окружает нас. И то, что дышит в нас. Ведь тело находится в пространстве, а пространство в теле. И, если ноты внутри в согласии с внешним звуком, то это и есть мелодия гармонии.

— Это то, что тобой движет сейчас?

— И то, что «держит» память. Это образ возлюбленной. Это наша картина.

— Можно ли музыку назвать одержимостью?

— Да. Наверное, да. Древние говорили, что все виды опьянения меркнут по сравнению с опьянением музыкой.

— Это наркотик? Вредный наркотик?

— В нашей жизни много вредного. И многое можно назвать наркотиком. Например …любовь. И да, музыка — тоже любовь. Ведь когда сливается воедино звучание двух разных октав, из них получается мелодия, из которой рождается великолепная музыка. Как, например — Ты.

— Но я для тебя значу больше, чем эта махина?

— Ты так называешь мой музыкальный центр?

— Да. Он вместе с пластинками, допотопными кассетами занимает столько пространства, почти всю комнату, что легче выбросить.


— Выбросив что-то, выбрасываешь и историю… Ты не понимаешь…

— Не понимаю. Не понимаю твоей привязанности. Ведь большое можно же заменить маленьким. Магнитофон, кассеты, пластинки… Представь, пап, все это ведь можно вместить в один чип.

— В маленькую бездушную букашку?

— Зато эффективную. Туда можно вместить даже всю нашу библиотеку!

— И читать, как вы, уткнувшись в гаджет? А запах книг, а шелест страниц?

— Нам нужно больше пространства в доме. Мы можем поставить туда… например, вазу. А вместо библиотеки — домашний кинотеатр. Представь?

— Может, мы сами станем чипами? Перестанем любить, рожать? Зачем? Ген в чипе, и все — готовый клон. В чем смысл жизни?

— Ты утрируешь, папа. Ты ведь сам порицал частную собственность, меркантилизм и вещизм. Но почему ты так привязан к вещам. Ведь Интернет заменил библиотеки, фонотеки, галереи и кинотеатры.

— И заменил общение.

— Но зато одновременно мы можем общаться со множеством людей. Интернет сократил расстояния.

— Сократил и человечность. Что может быть ценного в общении через экран? Электронная дружба, неживая музыка. А с этими песнями у меня связано очень многое. Вот этот альбом группы Madness, например, я купил в восемьдесят четвёртом году. Безумный стиль раскачивающихся ритмов на четных ударах барабанов. Какая шикарная пластинка!

— Но ты можешь слушать это на компьютере.

— Доченька..если бы ты знала, с каким трудом эти пласты доставались. Из-под полы´! Они были на вес золо-


та! Ты только посмотри на них — Kraftwerk, Bee Gees, Чингис Хан….

— Чингис хан? Группа из Монголии?

— Нет. Из Германии. Это была очень популярная группа, стебающая стереотипы. Альбом я ждал полгода… Долгое ожидание прививает уважение к музыке. Представь, как трудно доходила музыка до нас, до окраин СССР. И как я могу выкинуть эти пластинки!? С каждой из них у меня была связана та или иная история. Это память. Это приятные ощущения. Это аутентичность.. Послушай вот это….

— Это же Битлз?

— Hey Jude.. Ты только посмотри на обложку. Шестьдесят восьмой год! Когда мне еще не было года… История… которую невозможно выкинуть. Ведь мы, алматинцы, выросли на песнях Битлз.

— Красивая песня….

— Очень. И самая длинная в их альбоме. Пол написал ее, когда Джон и Синтия развелись. Чтобы поддержать их сына — Джулиана: «Hey Jude, don’t make it bad. Take a sad song and make it better».

— Но это ведь тоже неживой звук. Шипение …чем оно может быть лучше цифрового формата?

— Это другой звук, доченька. Уже на этапе подготовки записи к выпуску, сведение и мастеринг — они делаются по разному. Если для винила он практически не обрабатывается, то для CD его «поджимают», создают имитацию пространства с тем, чтобы звук не разлетался по панораме. То есть звук пластинки — жииивооой. Цельный и натуральный. Ни одна технологичная букашка не заменит такой звук.

— Никогда не понимала песни Битлз. По мне они простые и незатейливые.

— В них есть какая-то магия. В этих простых словах. Они действительно изменили мир.

— Из музыки вашего поколения мне нравится только А-Студио. Батыр. И песня «Джулия».

— Тогда они назывались рок-группа «Алмата». Вот смотри так и написано «Алмата»  это очень редкий пласт. Не у всех есть… А-студио — немного позже. Ведь Джулия для нас — хит всех времен. Так здорово, что моя любимая песня нравится вашему поколению. Это дает ощущение причастности к жизни. Некой «нестарости». Ты не представляешь, как это важно для нас, для нашего поколения.

 Пап, ты и так не старый.

 Когда мы видим, что дети выросли, мы чувствуем себя ветхими…

 Пап, ну прекрати. Ты так молодо выглядишь, что мои однокурсницы были влюблены в тебя, принимая тебя за моего поклонника. Помнишь Мадинку?

 Да…

 Она влюблена в тебя.

 Какие глупости.

 Я так приняла это лично, Пап. Это было словно предательство по отношению ко мне.

(- А ведь тебе, Даир, приятно, что в тебя влюбляются молодые девочки, ровесницы дочки.

 Конечно, приятно. Но не при дочери, Ол. При ней я не могу в этом себе признаться…


 Я так и думал, Даир. Не стесняйся. Дочка права — тебе всего лишь сорок семь. И от тебя зависит: сорок семь — «уже», или — «всего лишь»).

 Доченька. Ведь я тебя и так люблю больше всего на свете. Больше себя даже.

 Я знаю, пап. Я тоже тебя люблю. ….

В ваше время было мало музыки. Поэтому ты держишься за эти артефакты?

 Ну да. Сейчас, конечно, все доступно. Но и тогда были хорошие группы из Казахконцерта. Например, Дос Мукасан. Это вообще суперпопулярная группа. Но из поколения постарше.

 Удивительно, но мы с тобой, пап, никогда не чувствовали, что между нами есть разница в возрасте.

 Да. Границ у нас нет. Наверное, потому, что мы сами устали от строгости родителей. И не хотим взрослеть.

 И я могу говорить тебе о любой проблеме. Даже самой самой тайной…

 Конечно. Всегда так было.

 Я хотела бы сказать тебе… ммм…

 Говори, доча, не стесняйся.

— В общем, папа …я хочу замуж.

— Да???

— Вернее, не так. Собираюсь замуж.

— ???

— Знаю, что сначала должно быть согласие родителей. Церемонии, благословения и все прочие ритуалы. Но, пап, сегодня другое время.

— Что ты хочешь сказать этим?

— Ну… ты же современный. И меня учил жить без условностей.

— Знаешь, моя современность зависит от ситуации.

— Мм… как бы это сказать….В общем… я как бы уже замужем.

— Чтооо???

— Да, пап. Только не нервничай, пожалуйста. Мы уже обручились. Так надо было. И даже называем друг друга — Муж и Жена.

— Ты шутишь сейчас? Это какой-то розыгрыш?

— Нет. Все очень и очень серьезно. Мы так любим друг друга, что могли бы обойтись без свадьбы, смотрин, сватовства. Зачем это нужно? И это ведь расходы?

— Как его зовут?

— …Данияр…

— Папааа… не молчи, пожалуйста. Скажи что-нибудь. Папаааа….

— …Анель, ты ведь ребенок совсем.

— Пааа, мне исолнилось двадцать пять!!!

— Всего двадцать пять!

— Но когда вам с мамой было двадцать пять, у вас уже была Я.

— Но то время другое. В конце концов, не было других развлечений, кроме как жениться. А сейчас? Сейчас ведь не торопятся замуж. Сейчас брак не так актуален. Время Интернета, как ты говоришь. Зачем тебе брак?

— Пап, ну какой Интернет. Это даже не смешно.

— …Я не готов к твоему браку. Я даже не хочу с ним встречаться.

— Ты говоришь о любви, но не хочешь принять мою любовь. Все хотят любви. Ты нашел свою любовь. Дедушка нашел нашу ажеку. И я хочу любви. Я впервые полюбила. По-настоящему. И это не валентинки, пап. Это другое…

— Как давно вы встречаетесь?

— Уже два года.

— Ооо… и где были мои глаза?

— Я скрывала. Скрывала аккуратно. Чтобы ты не заметил. Мне было стыдно. Ведь единственным мужчиной для меня всегда был ты. И тут появляется другой. Совершенно другое отношение. И я, из твоей дочки, из маленькой твоей девочки, стремительно превращаюсь в девушку. Во взрослого человека… Ощущаяновые эмоции! И я… невольно закрылась перед тобой. Я стала стесняться тебя.

— Доченька… помедленней. Дай мне прийти в себя.

— … В общем, пап… У нас будет ребенок. Через несколько месяцев… И мама давно все знает.

— Боже мой!!!

— Да, пап. Это произошло случайно. А теперь… Теперь назад дороги нет.

— Вы с мамой молчали?

— Мы боялись. А теперь поздно бояться. Уже пора делать свадьбу…

— Подлец.…

— Кто? Он?

— Да. И я, потому что воспитал тебя такую!

— Он хороший, он очень хороший, пап. И ты хороший. Вы понравитесь друг другу. Разве я полюбила бы подлеца? Неужели ты мне не доверяешь?

— Я тебе не доверяю уже.

— … Я с ним поняла, что такое любовь. Я осознала себя женщиной. Пожалуйста… Поддержи меня… Мне очень нужна твоя помощь!

— Но как? Как я должен все это принять?

— Пап, мы уже назначили дату свадьбы. С моим сроком ждать нельзя!

— Вы даже не посоветовались со мной? Не получили, в конце концов, моего благословения?!

— Но это же средневековье.

— Для тебя средневековье все то, что неудобно тебе! Забеременела от первого встречного — как же, это современно. Определили дату свадьбы, не спросив отца, — к черту условности?! Для вас я кто — просто приложение? Мебель!?

( Не злись, Даир. Успокойся

 Отстань, Ол. Посмотрел бы я на тебя)

— Папа, пожалуйста, не кричи. Тебе вредно нервничать.

— Вредно? Ты издеваешься? Вредно предавать любимого человека. Вредно врать. Скрывать. Вредно делать отца пустым местом. Вредно… Аххх (огорченно) … Оставь меня одного! Оставь меня немедленно! Я не хочу видеть тебя!

( Разве ты не рад тому, что у тебя будет внук, Даир?

 Нет, Ол. Не рад.

 Потому что внук сделает тебя старым?

 И не только, Ол.)

Глава 2. Корпорация расчета

«Мы продаем не товар — мы продаем ощущение.

Что такое клиентоориентированность?

Это длинное и пустое слово.

Не мы ориентированы — а он к нам.

Клиент — ведомое существо. Он — ваш ребенок.

И он должен понимать, что мы не жалкие уличные коммивояжеры.

Мы не просители.

Мы даже не друзья.

Мы — волшебники, раскрашивающие его серую, унылую жизнь в яркие конфетти праздника.

Мы дарим ему мир — роскошный, влекущий, чарующий.

Нами должны восхищаться.

О нас должны говорить.

Ведь мы — легенда многих поколений. На протяжении века отцы и дети, матери и дочки — все поклонялись нам. И это — вечно.

И я хочу, чтобы у каждого из вас на лбу было написано наше величие.

Вы — часть этой легенды.

Забудьте о своих этнических мирах, у вас теперь одна нация — корпорация.

Вы живете только в одной стране, и у вас единственное гражданство.

Отныне — вы граждане страны Х+. We are the best. И я хочу, чтобы вы просыпались и засыпали с этим девизом…»

«Мистер Голливуд» — так звали континентального директора по маркетингу. Он и выглядел как голливудский актер: моложавый, длинноволосый, подчеркнуто спортивный.

Говорил он тоже как актер — эмоционально, умело дирижируя интонациями.

И каждое его слово действительно отчеканивалось на лбу, выбивая из головы все, что было раньше.

Мозги освежались, очищая склад ненужных знаний и убеждений, скопившихся за многие годы.

«Мистер Голливуд» напоминал теле-проповедника, в экстазе вещающего со сцены.

Паства далекого континента третьего мира. Люди, которых нужно учить.

И это высокая миссия — быть просвещенцем для них, для людей бывшего ужасного Союза.

Мессия маркетинга светился радостью новых знаний, которые, безусловно, не просто полезны — жизненно необходимы «тусклым умам».

Он говорил горячо, но свободно, очаровывая открытыми манерами ньюйоркца.

Белозубая улыбка озаряла пространство, срывая молчаливые комплиментарные вздохи у женской половины аудитории.

…Маркетинг обаяния.

                                           ***

Даир обожал тренинги.

Он наслаждался атмосферой быстрых знаний и даже стал неким тренинговым адептом.

Но сегодня он был невнимателен.

Временами он собирался, чтобы уловить вербальные пассажи лектора и утыкался в блокнот, чтобы что-то записать.

Но все получалось несвязно, как и мысли, в которых он блуждал.

Семейный мир трещал по швам.

Ровный ход галактики разрушился метеоритным дождем новых обстоятельств.

Дочь, ставшая беременной.

Жена, скрывшая это.

И неизвестный зять.

Вся причина в ней, в супруге — Айсулу.

Давно дало трещину то, что называлось когда-то браком.

Все больше и больше охлаждались они друг к другу. И Даир, все позже возвращался домой, с головой погрузившись в работу.

Когда-то пылающий очаг тлел потухшей золой остатков памяти.

Мир памяти былых надежд.

«Оставьте диаграммы и анализаторы. Все эти 5 Пи, фишбоун и прочее — это вчерашний день. Порвите их в своем сознании. Ведь мы — лаборатория успеха. Мы придумываем правила, а не правила — нас. Мы свободны от любых рынков, и нам не нужно бороться за них. Мы позволяем конкурентам, словно малым детям, заходить тогда, когда мы захотим, и уйти тогда, когда нам это нужно. И забудьте слово „конкуренты“. У нас нет конкурентов. Потому что борьба присуща простым компаниям. Наш бой — бой с самим собой. Ваша главная цель — поверить и убедить себя, что вы создаете мир, где вы первый. Сильной компанию делает не ее продукт или услуга, а сознание, которое мы усиляем», — чеканными фразами декламировал неутомимый оратор.

«Те немногие дни, что они провели после первого поцелуя, убедили Даира в том, что она — единственная в этом мире, ради которой стоит жить.

Любовь? Чувство, к которому нужно быть готовым. Или ты прольешь ее, словно воду сквозь сито.

Много раз анализируя, Даир пришел к выводу, что иллюзия была создана только им, односторонне. И ничего больше. Сказка, на которую падки юные умы ранней весны.

Разве не было долгих букетных отношений, конфетных признаний и первой ночи, после которой он утонул в океане любви?

Разве не ждал с нетерпением первой беременности, сверяя по календарю дату появления первенца?

Разве он не готов ради этой плоти от плоти своей и продолжения генов своего рода отдать все в этом мире?

И сколько еще таких «разве»?»

Он убеждал себя, каждый раз проговаривая формулы стабильности и приверженности к семье.

…Убеждения в ответственности, которую он взял и которую он любил, казалось бы, всем сердцем.

Разве он несчастлив? Счастьем, может быть, будничным по бытовому, по зрелому, заставляющим его с нетерпением ждать конца рабочего дня и лететь на крыльях домой — к этому уютному миру, который сам же построил. К дочке и жене, доверившим свои сердца ему.

Он уважает свой выбор. Безусловно… правильный выбор.

Но внезапно появившийся дискомфорт в некогда уютном доме, словно червь, точил его сердце.

С каждым разом он разъедал его душу, повергая сомнению все ценности и установленные порядки, когда-то ставшими фундаментом его жизни».

                                          ***

— Даир, маркетинговый план по ключевым позициям должен быть сделан максимально в кратчайший срок. На носу март. Многие иностранцы уедут. Сам понимаешь, мало кто будет работать, — выдернул его из кофейной задумчивости шеф, англичанин Джон.

Высокий, породистый англосакс любил дисциплину и быстрые отчеты.

Даир и сам где-то стал педантичным подобием шефа, требуя уже от своих подчиненных аккуратности в отчетах. И исполнительности.

…Отчеты…

Они занимали большую часть работы маректологов.

По ним составлялся план, выверялись продажи, планировались рекламные акции и прогнозы на ближайшее время.

Как бы ни убеждал оратор, конкуренты давно наступали на пятки.

А порой — даже сбивали с ног.

….

Копирование поведения шефа здорово дисциплинировало Даира.

Да разве привыкать им копировать? Учась новому, в попытке стать лучше, люди забывали о том, кем они были. Свои корни, естество, природу. И превращались в фальшивки собственных имен.

А были ли они, корни?

Пытаясь сменить решетку старой юрты, в итоге получали то, что было старым из нового, или новым без старого.

Век изменений — старое отдано старьевщику.

……Висящий на мониторе отчет никак не подчинялся Даиру.

Документ в формате Word висел уже третий час.

И каждая буква в нем давалась с большим усилием.

Отвлекало все: звонки, коллеги, кондиционер, открытые вкладки Интернета.

В итоге, сдавшись, Даир взял кружку кофе и ушел бродить по двору офиса.

Не в силах возвратить улетевшее в нездешнее далекое сознание обратно.

— К вам гости, — вывела его из задумчивой неги офисный секретарь.

Глава 3. Новичок

В кабинете шефа сидел молодой незнакомец.

— Даир, познакомься, это Данияр. Из головного офиса. Он будет курировать маркетинг по Центральной Азии.

Рядом с шефом стоял, немного смущенный, долговязый мужчина в темно-голубом костюме с франтовато выпущенным наружу платком из кармана.

На вид ему было не старше тридцати: подтянутый, даже сухой, с не офисным лоском, с не изношенно свежим лицом. В офисе, даже у самых молодых лицо становилось мешковато серым от недосыпа, кофе и постоянного курения.

«Болашаковец», — про себя подумал Даир.

— Добрый день, Даир. Много наслышан о вас. Приятно познакомиться с ветераном маркетинга компании, — протянул канцелярски ухоженную руку новый руководитель.

«Молодые шефы. За это время столько их прошло перед его глазами. Молодой апломб сбивается после первого серьезного кризиса, и реальность возвращает их из розового идеализма. Что же, молодым везде дорога. А особенно, если он учился за границей. Сделав золотых мальчиков элитой, правительство невольно сделало второсортными их, людей советского воспитания. Опыт перестал быть значимым. И даже стал компроментирующим. Чем меньше ты жил в СССР, тем лучше. Меньше был при Союзе, меньше подвержен т.н. «совковому мышлению».

А что такое «совковое мышление», Даир так и не понял.

А сколько специалистов осталось не у дел только из-за возраста. Ведь ему самому уже …страшно подумать, 47 лет. В офисе он самый старый, кроме главы, ветерана экспата, которому за 60. Но иностранцы ценят свой опыт и возраст».

— Очень рад, Данияр. Добро пожаловать! Вы, наверное, хотите познакомиться с отделом? — не нарушая дистанции, дежурно улыбнулся Даир.

Несмотря на горизонтальную иерархию в компании, молодые боссы любят показать значимость позиции, тем самым скрывая комплекс возраста.

Поэтому Даир всегда пытался придерживаться служебного этикета, которому научился уже давно.

— О, нет, это успеется всегда, — дружелюбно ответил Данияр. — А не хотите пообедать со мной, Даир? — внезапно предложил он.

— Хорошо. Я как раз покажу одно место, — ответил Даир, вспомнив об одном заведении.

                                         ***

Заведение было уже заполнено окрестными клерками. Гремящая посуда, замыленные официантки, громкие голоса, перестук вилок и звон чашек — живой фон обеденного перерыва.

Стейк, гаспачо, снеки, пицца — иностранные названия стали настолько обыденными, что вытеснили советское меню с привычными котлетами с макаронами и обязательным блюдом на первое — супом.

Адепты старой еды сетовали на то, что новые блюда вредные, искусственные и калорийные.

Но неизвестно было что вредней: советский общепит, никогда не отличавшийся чистотой и свежестью, или современные блюда.

                                          ***

— Как вам работается, Даке? — спросил молодой шеф, внимательно разглядывая его через свои очки.

Даир почувствовал изменение в интонации.

«Даке» — произнесено было уважительно. И даже — почтительно.

Интересный новый босс.

— Отлично. О такой работе можно мечтать, — заученно произнес он корпоративную мантру. Он — профессионал, и умеет скрывать эмоции. В конце концов, работа действительно не самая плохая.

— Ни на что не жалуетесь? — участливо продолжал выпытывать юный шеф.

— Абсолютный «Ок», — с игривым радушием ответил Даир, — Не на что жаловаться.

«Хотя, человек всегда найдет, на что пожаловаться.

А пожаловаться Даиру есть на что. Зарплата, когда-то высокая, из-за инфляции обесценилась. А должность руководителя регионального отдела — чересчур хлопотная и суетная. Командировки, перелеты, недосыпы. Список жалоб может быть бесконечным.

А, может быть, он просто …устал.

….А зачем, собственно, золотой мальчик спрашивает?

Может, хотят уволить?»

— Вы отлично работаете. У вас хорошие показатели. Вам не о чем беспокоиться, — словно упреждая его мысли, заверил Данияр.

— Спасибо. Стараемся, — по-армейски строгоответил Даир

— Головной офис решил предложить вам повышение. Мы предлагаем вам стать руководителем офиса в Алматы с повышением оклада и сохранением социального пакета.

Данияр откинулся в кресле, давая возможность собеседнику переварить сказанное.

Пригубив из стакана воду, он внимательно посмотрел на Даира, пытаясь прочитать его реакцию. И поставив стакан, доверительно добавил:

— Конечно, ответственности станет больше. Помимо отдела маркетинга к вам добавятся и другие отделы. Но зато, у вас будет два заместителя. И самое главное — зарплата. Она увеличится почти в 2 раза, — торжественно улыбнулся Данияр.

«…Рад ли он или нет? Мечты о карьере греют душу в молодости. Но сейчас ищешь более спокойную работу. Чтобы отсидеться. И не уставать.

Но зарплата…»

— Спасибо большое за предложение. Оно действительно заманчивое, — прокашлявшись, начал Даир. — Но мне нужно подумать.

— Был бы рад, если бы вы согласились. Вы — профессионал, — продолжал убеждать новый шеф.

Затянувшись сигаретой, Даир вдохнул дым. И, немного подержав, словно впитывая крепость табака, выдохнул.

Сквозь дым на него глядело интеллигентное лицо собеседника: высокий лоб, тонкий нос и немного близко посаженные глаза. Тонкий, изящный облик интеллектуала.

Не отталкивающая, а скорее обаятельная внешность.

Пожалуй, они могли бы сработаться. Несмотря на молодость, собеседник умел нравиться. И Даир не против был бы иметь такого сына.

Ведь он всегда мечтал о сыне.

Примерно о таком: успешном, умном, тактичном

                                          ***

Внезапный звонок на большой, словно монитор компьютера телефон, прервал их беседу.

И собеседник, извинившись, отошел в сторону и, прикрыв ладонью трубку, зашептал:

— Да-да, милая… Нет…. Да….Я скажу….Конечно. Хорошо, — отрывками слышались подавленные возгласы.

Словно чем-то смущенный, он подошел к столу.

Но не присаживался…

— Все нормально? — участливо спросил Даир, глядя на собеседника снизу верх.

— Простите, Даке.. Я хотел бы поговорить еще …, замялся Данияр. — Это не совсем о работе….

— Не о работе? — удивился внутри Даир. — О чем мы можем говорить еще?

— Даке…. Я… — потупив глаза, словно нашкодивший ребенок, пробормотал Дания., — Я люблю Анель. ….И это я — ее жених и отец будущего ребенка…

Глава 4. Айсулу

— Не понимаю, что тебя смущает?

— Смущает? Это мягко сказано. Меня возмущает. Возмущает все. Вокруг — заговор. Я узнаю все последним.

И еще..…. этот новоявленный жених.

— Давай посмотрим на это с другой стороны. Новый шеф? Он тебя раздражает?

— Не только он. Вы все.

— Успокойся. Тебя смущает, что тобой будет командовать твой зять?

— А он уже зять?

— Ну, условно.

— Послушайте, я вообще кто для вас?

— Глава семейства… Как бы…

— Так почему решения принимаются без меня?

— Мы готовились… И не собирались что-то скрывать… Тем более — парень-то хороший. Неужели он тебе не понравился?

— Я привык к тому, что с возрастом я старею, а начальство молодеет. Но это работа, служба. Но быть подчиненным своего зятя. …Я не готов к этому. Это выше моих сил…

— И поэтому ты написал заявление об уходе?

— Да …В смысле нет… И вообще я давно хотел. Я перегорел. Работа перестала приносить мне удовлетворение.

— Дорогой, я понимаю тебя. Я понимаю тебя, как никогда. Но время меняется, милый. Трудно жить в современном мире со старыми стереотипами. Пойми.

— Когда же ты успела перестроиться? Я не так ловок. Для меня это жизненный принцип, по которому я живу.

— Нелепо, когда комплексы выдают за… принципы. Психоаналитик объяснит тебе, в чем разница между принципами и страхами.

— Они существуют для того, чтобы добавить еще кучу страхов.

— Даир. Мне нравится мальчик. Он — надежный. Наша Анель будет за ним, как за каменной стеной. Разве ты не хочешь этого?

— Дело не в этом. А в…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.