электронная
18
печатная A5
235
18+
Окончание Нюрнбергского процесса, или Как осудили Адольфа Гитлера

Бесплатный фрагмент - Окончание Нюрнбергского процесса, или Как осудили Адольфа Гитлера

Рассказ-версия

Объем:
28 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-0447-6
электронная
от 18
печатная A5
от 235

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Данный рассказ не является фантастическим, он футо­рологический

В нем рассказывается о перспективах развития такой области науки, как регенеративная медицина, цель ко­торой — разработка методики искусственного усиления регенеративных способностей человеческого организма настолько, чтобы это позволило отращивать у человека утраченные части тела. Первые эксперименты в этой об­ласти, поставленные на животных, уже дали положитель­ные результаты. Но это только начало. О том, что это даст в будущем и где может быть использовано, вы узнаете из этого рассказа.

Футурология — наука о прогнозировании будущего на основе анализа тенденций развития науки и техники на­стоящего времени.

Посвящается

шестидесятипятилетию

Нюрнбергского процесса

Грохот потряс стены бункера, на мгновение моргнул под потолком свет. «Бьют прямой наводкой, — подумал Адольф. — Еще немного — и русские будут здесь. Но вам меня не получить никогда, слышите никогда!!!»

Крик утонул в грохоте очередного разрыва. «Хотите взять меня живым и судить?! Нет, этого не будет. Я, как те пленные в сорок четвертом под конвоем через всю Москву не пойду. Есть одно надежное средство».

Дрожащей рукой Адольф засунул в рот ствол Вальтера. Ампула с цианидом уже холодила язык. Двойная гаран­тия. Даже если выстрел будет неудачным, сработает циа­нистый калий — Блонди и Ева тому подтверждение.

А как все-таки страшно самому. Нет-нет, не хочу, не надо!!! Курок мягко щелкнул по капсюлю. Огненная волна прошла через всю голову, из глаз полетели искры. Возник­ло ощущение падения в пустоту… И вдруг спина почув­ствовала что-то мягкое. Адольф открыл глаза и огляделся.

Он лежал в небольшой, метров десять-двенадцать, ком­нате с высоким белым потолком и голыми серыми стена­ми. Было тихо. Где это я? И что случилось? Вспомнил. Труп Евы на полу в кабинете Рейхс-канцелярии, он, Адольф Гит­лер, канцлер великой Германии, решил совершить самоу­бийство, чтобы не сдаться врагам. Он кладет в рот ампулу с ядом, затем засовывает в рот ствол пистолета и?..

Было очень страшно, но ведь он нажал на спуск. Да-да, он точно это помнит. Штурмовые орудия там, снаружи, стреля­ли не так. Но тогда почему он живой и где находится? «Плен! — как молния резанула сознание мысль. — Он не смог себя убить и выстрела не было, а ампула… Она выпала изо рта… Или его обманули, в ней не было цианида… Не важно. Плен!»

Адольф вскочил с кровати. Да, это тюремная камера, одиночка. Окно с решеткой, кровать, стол, табурет, дверь с окошком, но почему-то без глазка. Все как когда-то в Мюн­хене. Ярость и ужас ворвались в сознание одновременно. Взгляд снова упал на дверь. А дверь-то без глазка, почему? Не важно. Его не видят, а значит можно попробовать еще раз. Виском об угол стола, и все.

Подошел к столу. Взгляд машинально отметил, что в стоя­щей на столе тарелке налит суп, рядом ложка, чашка с хлебом и стакан чая. Приятного аппетита надзирателю, когда увидит, что заключенный мертв из-за его недосмотра, — разбил себе голову. Странно, ни стол, ни табурет не привинчены к полу. Это их очередная ошибка, такому, как он, терять нечего. Или русские думают, что он сломался и уже ни на что не спосо­бен? Раз не смог себя убить, так повторить духу не хватит… Нет, вы не правы, ведь он сверхчеловек. Так, виском об угол стола… Примерился и… Если бы всю силу, которую вложил в свою попытку Адольф, приложить к его голове и столу, то от такого удара разлетелся бы на куски не только его череп, но и стол. А тут… ничего не произошло. Нервный импульс ушел в пустоту. Тело даже не шевельнулось. Адольф повторял по­пытку еще и еще раз — безрезультатно. Тело его не слушалось. Попробовал перекусить вену на руке — тоже ничего. Челю­сти не сжимались. «Что, что со мной происходит?» Адольф в изнеможении присел на табурет возле стола. Как хочется есть. Руки, казалось, сами потянулись к тарелке. Ладно, поедим.

«Вот и хорошо, — подумал следователь, наблюдая на экране монитора за тем, как подследственный Адольф Гит­лер заканчивает прием пищи. — Теперь можно вызывать подследственного на допрос».

Следователь повернулся к адвокату.

— Господин адвокат, Вы готовы?

— Да, готов.

— Тогда начинаем.

«Что же это я делаю? Как я мог принять пищу от вра­гов?» — думал Адольф, глядя на пустую тарелку. Дверь ка­меры неожиданно распахнулась. Вошли двое в камуфляж­ной форме цвета хаки с дубинками на ремнях.

— Подследственный Адольф Гитлер, на допрос, — произ­нес один из вошедших.

Что? Адольф не шевельнулся.

— Я повторяю, подследственный Адольф Гитлер, на допрос, и добавил: — Со слухом и адекватным восприятием объек­тивной реальности у Вас все в порядке, есть медицинское заключение, поэтому невыполнение Вами требований кон­воя будет расцениваться как оказание сопротивления. Пра­вила внутреннего распорядка в этом случае допускают при­менение физического воздействия на арестованного.

Второй конвоир молча отстегнул от пояса дубинку и на­жал кнопку на рукоятке. По поверхности дубинки с шипе­нием и треском пробежала искра электрического разряда.

— Это контактный электро шокер, — пояснил он. — Раз­рядом убить нельзя, но боль очень сильная, так что нару­шать порядок не рекомендую. Руки за спину и на выход.

— Подследственный Адольф Гитлер для допроса достав­лен, — отдал краткий рапорт старший конвоя.

Следователь взглянул на Гитлера. Да, интересное все- таки совпадение. Вот бы прадед, штурмовавший Берлин, удивился, если бы узнал, что его правнуку придется вести уголовное дело Адольфа Гитлера. Ладно, личные впечатле­ния будем обдумывать позже, а сейчас пора работать.

— Подследственный Адольф Гитлер, садитесь, — следователь указал на стул, стоящий посреди кабинета. — Я следователь по особо важным делам Следственного комитета России Федерации, глава следственной группы по расследова­нию преступлений, совершенных руководителем Нацистской Германии Адольфом Гитлером. Сегодня будет проведен Ваш первый допрос. Допрос будет проводиться с участием назна­ченного Вам государственного адвоката. В дальнейшем Вы можете воспользоваться услугами предоставленного Вам государственного ад­воката, услугами коммерческого адвоката либо отказаться от услуг адвоката и защищать себя самолично.

Перед началом допроса в соответствии с нормами спе­циального приложения к Уголовно-процессуальному ко­дексу России я обязан Вам разъяснить Ваши права и дать краткую научно-историческую справку, касающуюся сути обстоятельств, обеспечивших возникновение возможно­сти привлечь Вас к уголовной ответственности.

В соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Рос­сии подследственный имеет право знать, в чем его обвиняют. Не свидетельствовать против себя, не давая никаких показа­ний. Осуществлять свою защиту с помощью адвоката, либо самолично. Таковы общие права подследственных, но по­скольку в отношении Вас действует специальное приложение к Уголовно-процессуальному кодексу, то Вы приобретаете до­полнительное право на получение научно-исторической ин­формации, касающейся, как я уже говорил ранее, сути обсто­ятельств, обеспечивших возникновение возможности по при­влечению Вас к уголовной ответственности. Они следующие.

Следователь, сделав небольшую паузу, взглянул на экран компьютера, где отражались биологические пока­затели допрашиваемого. Все реакции были в пределах до­пустимой нормы. Хорошая это все-таки методика, удобно работать. Потом уже никто не заявит, что не понял вопро­са, был в шоке, — старые как мир уловки теперь не прохо­дят. Впрочем, не будем отвлекаться, надо продолжать.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 18
печатная A5
от 235