электронная
90
печатная A5
288
18+
Однострофия

Бесплатный фрагмент - Однострофия

Мысли с рифмой и без

Объем:
66 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-1780-8
электронная
от 90
печатная A5
от 288

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Вместо предисловия

А вас никогда не напрягало то, что вы думаете, чувствуете то, что думали и чувствовали миллионы людей до вас. Что то, что кажется вам уникальным, жизненно важным уже когда-то и с кем-то было. Что все это описано в книгах, показано в фильмах, воспето в стихах.

Мне эта мысль сжимает горло! Иногда я даже боюсь что-то сказать, или что-то написать. Кажется, что это не мое, а подслушанное, или подсмотренное где-то.

Страшная это вещь — жизнь в социуме…

Рифмованные мысли

Конспект души

Быть может, я действительность утрирую.

Но не со зла… И даже не со злом…

Душа поет, а я лишь конспектирую…

Простите вольность фраз в конспекте том…

Жизненная позиция

Даже на фоне гриба от взрыва,

Считая этот момент итоговым,

Я прошепчу: — Как же красиво

В мире! И как же в нем многово!

Янтарь

Я видела время, застрявшее в вязкой смоле.

В янтарных глубинах, утратив свою скоротечность,

Застыло оно. И под камня обточенный склеп

В кулоне теперь на груди моей прячется вечность.

О вере

К церквям проторены дороги,

В них подается большинство.

Мы много говорим о Боге,

Но мало веруем в него.

О народе

И слуг народных много вроде,

Служить готовых внеурочно,

И каждый мыслит о народе…

Ну, о десятке ближних точно.

Об искусстве

Искусство вызову сродни.

Чем эпатажней, тем престижней.

От этой склоки и возни

Давно «отмазался» Всевышний.

Превыше «Я» — не между строк,

И дар поставлен на поток.

Об одиночестве

Реальность стала промежуточной.

Мы временем как Крез богаты

И соцсетями круглосуточно

Меняем жизнь на суррогаты.

О дисгармонии

Наш мир перевернут.

В нем все вверх тормашками.

Голодные дети питаются крошками,

А сытые дяди и тети с замашками

На Цезаря место «икру едят ложками»,

И плачут: — Нет денег (на новый Бугатти,

На новый Айфон, или новое платье).

А где-то такая царит нищета,

Что роскошь — не злато, а просто еда…

О гендерной идентичности

Все мы хотели жить свободно,

Но странно в двадцать первом веке:

По внешности уже не модно

Судить о поле человека.

О демократии

В класс правящий избрать лишь тех бы надо,

Что с менее раскатанной губой.

А что народ? Лишь управляемое стадо,

Растимое, вестимо, на убой.

О важном

С проблемой мира каждый дворник

На «ты»,

Но разум больше впечатляют

Коты.

Об устройстве мира

Черным-бело в квадратах судеб.

Уже тошнит от этих схем.

Мы пешки в вне веков, не люди

На той доске.

О сожалении

Увы, добавить нечего,

Есть истина навек:

Чем больше человечество,

Тем мельче человек…

О мужчинах

О любви разговоры заводят,

Пропуск к телу оформить спешат,

А потом возмущенно уходят,

Замечая, что в теле душа.

Кто бы смог этот принцип нарушить

И порочную цепь расколоть?

Полюбить обнаженную душу,

Не вкусив обнаженную плоть…

О цитатах

Меня тошнит от битых истин

И от невежества толпы,

Глодающей чужие мысли,

Чтоб скрыть, что личные тупы.

О политике

Ох, эти тонкости умами управленья…

Политика — одна сплошная ложь.

Все на словах стремятся к единенью,

На деле же идет сплошной дележ.

О распаде империй

Когда отечества вам станет горек дым,

Прочтите то, чему не всех учили:

Не от мечей когда-то пал Великий Рим,

А от того, что римляне прогнили!

О погоде

Все беспредельно прекрасно в подоблачном мире:

Радуги взлет в поднебесье, дождя эпатаж,

Всполохи солнца в листве и косые пунктиры

Капель, диктующих лету осеннюю блажь…

Кодекс одиночества

Не верь, не бойся, не проси.

Я не боюсь и не прошу.

Доверчив, каюсь. Лишь до срока.

Я одиночество ношу

Внутри себя. Но одинокость

Не в тягость, честно вам скажу.

Об истине

Всех правд не счесть. Их, право, очень много.

Иные не достойны и грошей.

А истина — она и есть дорога,

дорога от себя к своей душе…

О туманном море

Как прекрасно туманное море

В те моменты, когда даже горы

Исцелить бы меня не смогли.

Поврежденную душу врачуют

Там, где море туман целует,

Там, где чайка не видит земли…

Одуванчиковое настроение

День весенний зовет так заманчиво

Стать его безраздельною частью,

И веснушчатость одуванчиков

Вторит цветом беспечному счастью.

Все как впервые

Весна. Листва ветвей излом

Смягчила вновь. И дождь вразнос.

И счастье в платьице простом

Кружит… Кружит земную ось…

Все — как впервые. Лист и гром.

Впервые. Словно не жилось…

Как быстро пролетел июнь…

Как быстро пролетел июнь…

Лишь оглянись,

Он семенами трав рассеял лето по полям

И белым пухом.

И из семян взошел июль,

Тропой не хоженной пыля.

И пыль глотая, шепчешь времени, моля:

— Остановись…

Но время глухо…

Сиюминутное

Сорваться прочь бы из стен бетонных,

Дела забросить

И к океанам небес бездонным

Уехать в гости.

Туда, где воля и где запоем

Кричит кукушка,

Чтоб выпить сини сквозь сосен стройность

Из кружки.

Последождие

Дождь отплясал. И солнце с вдохновением

Вновь исполняет радужное сальто.

Лишь как дыра в другое измерение

Осталась после лужа на асфальте.

О непонятном

Смешны раздутые слова.

Чужие. Липкие. Искусные.

И понимаю я едва,

Зачем. Но это дело вкуса.

Лекарство

Когда тревожит памяти наследство,

Лекарство есть, чтоб вновь душа цвела:

Жить так, как будто каждый день — последний!

Жить так, как будто раньше не жила!

О беззатейном счастье

Такое оно — беззатейное счастье.

Его предпосылки просты:

Уснуть от объятий, проснуться от взгляда,

Ворчанье твое принимая в награду,

И в тысячный раз осознать, что не надо

Другого мне счастья, чем то, что ты рядом

И мир бесконечен и так же прекрасен

Как ты!

Добрый вечер!

Вяжут солнцу облака

В небе свитер пряжей млечной.

Солнце вечеру навстречу

Катит круглые бока.

И, рождая бесконечность,

Вслед за солнцем гонит ветер

В небе облачную ткань.

О поводах

Для счастья нужно мне не так уж много:

Пусть солнце опаляет свысока,

И лентой серой стелется дорога,

Да горизонт рождает облака…

О странностях природы

Как я люблю мой дивный южный край!

Сирень в цветенье рясное одета.

Какой сентябрь? Осень? Разве? Май!

И впереди три летние куплета.

Об осени

Аллеи, алея калиной и кленом,

Забыли надолго о платье зеленом,

Туманные шали по утру набросив,

Шагов бесконечность сквозь шорох вопросят,

И листьев роняя под ноги афиши,

Шаги эти делают тише и тише…

Дорожная

Как здорово, что все вот так… всерьез…

И нежность словно шаль легла на плечи…

А завтра… завтра будет стук колес

И снег за окнами… и новый мир… и вечность…

Коротко

И улицы как елки новогодние

Сверкают светофоров кутерьмой…

Весна, довольно эпатажа!

Красой дождливого пейзажа

И слог, и слух, и взгляд пленён.

И все же, тёплых дней заслон

От зимней стужи архиважен.

Весна, довольно эпатажа,

Побудь собой, хоть в свой сезон.

Как ночь длинна

Как ночь длинна. Как ночь темна.

Лишь над пустынною аллеей

Как переспелый плод белеет

В ветвях встревоженных луна.

Возвращательное

Сердце, оставив тревогу,

Пьет счастье из блюдца.

Я ухожу, но до срока.

Клянусь вам вернуться!

Свобода

У лет и зим своя есть стать,

И к черту годы.

Мне больше нечего терять.

Привет, свобода!

Как хорошо…

Как хорошо по счастью плыть

С твоим вмешательством:

Любить, в ответ любимой быть

Без обязательства.

Зеленое с золотом

К чему бы зеленое с золотом стало родней?

И нежностью не назовешь,

и спокойствием вряд ли…

Что нынче мое подсознание бережно прячет?

И чем эта тайна спустя обратится во мне?

О красоте

Проблемы многим души шорят,

Их взгляд едва коснется крыш.

Как хорошо, когда душою

Не только под ноги глядишь!

Риторический вопрос

Я людям не устану удивляться,

Во многом мне никак их не понять —

Зачем всю жизнь учить себя прощать,

Раз можно научить не обижаться?

Хочу весну!

Хочу весну и запах луга, нос щекочущий,

И птичью трель под беспредельностью небес,

Но зимний вечер обжигает одиночеством

Природы, шепчущей, что ей и так, и без

Листвы, пернатых, да и прочих раздражителей

Беззвучья легче наслаждаться тишиной.

Она устала… Не готова… Ей простительно

Еще немножечко побыть совсем одной…

Не в такт

Весны! Весны! Чтоб с сердца пыль смести,

И отпустить на волю, словно птицу.

Ему в промерзших ребрах поместиться

Сложнее с каждым днем. Оно грустит

И бьет, смотря зимы последний акт,

Не в такт…

О бессоннице

Мне в эту ночь мучительно не спится.

Ушла бродить сквозь пыльность умных книг.

Их пожелтевшие от времени страницы

В страну Морфея лучший проводник.

Предвесенье

Замер мир в предвесеньи, в предчувствии звука,

И плывя над землей, угловата, юна,

В лазуритовом небе от уха до уха

Улыбается белая рыба-луна.

Осколок лунности

Тепло как зеркало разбилось о закат,

Весну оставив в опочившем в бозе дне.

Воспоминания мне душу бередят,

Осколком лунности зависнув в вышине.

Лилово

Есть простое емкое слово

В передаче чувства и цвета:

День ушедший был фиолетов,

А сейчас мне просто лилово.

Бесснежное

Опустошая праздничные вклады

В чудесное из светлых детских снов,

Нам отключили снег за неуплату

Долгов…

Воздушно

Мне сегодня с утра до щекотки воздушно,

Словно я — не я, а стрекоз скопленье,

Будто что-то доброе гложет душу.

Может, вдохновенье?

О мечтах

Устав от общества клоаки,

Когда-нибудь за далью лет

Забью на все, куплю собаку

И вместе с ней уйду в рассвет.

Словушки

День-деньской в молчаньи словушки

Бродят, только стоит лишь

Темноте сгуститься, ишь,

Разрывают как соловушки

Тишь…

Молчать

Истресканы, до боли сжаты, склеены

Застыли губы. Вновь удел таков —

Чтоб не будить фантазий дураков,

Молчать. Молчать… Хранить в себе безвременно…

Я задыхаюсь от невысказанных слов…

Полнолуние

В тот час, когда от дня отречься мне бы,

Мешает засыпать и видеть сны

Огромное, недремлющее небо,

Следящее за мной зрачком луны.

Конец августа

Ночь тянет Луну за прозрачную нить.

День сдал половину.

И как-то осенне… Ну как объяснить?

Душу вынуть…

Несказочное

Разбиваются мысли о быт.

Все вокруг нестабильно и зыбко.

Сколько ж лопнувших нужно корыт,

Чтоб поймать золотую рыбку?

Душа-бродяга

Не важно — в путь одной, или вдвоем.

Душа — бродяга. Вряд ли что исправить.

Для счастья нет границ, лимитов, правил.

Есть поле, гор далеких окаем,

Есть неба синь — бездонный водоем,

И лентой серою дорога в разнотравьи…

Облако на проводах

Облако на проводах. Словно зримые нити

ведущие вверх к кукловоду.

Вы их разъедините,

дав тем самым свободу…

Пусть обесточенными останутся люди. Пустяки.

Облаку на привязи быть не с руки.

Дверь

Порой с собою совладать не так уж просто

И отказаться от несбыточных идей.

Найти бы дверь, так, чтоб за ней —

открытый космос,

И в невесомость…

От забот и от людей…

Я чуда жду…

Я чуда жду. Ну, кто сказал — напрасно?

Ведь ждут трамвай, автобус, или снег.

И дожидаются. Поверьте, так прекрасно

Иметь терпенье ждать. Да хоть и век.

О счастье

А счастье? Оно как бабочка на руке.

Сожмешь — и от крыльев радужных лишь налет.

Запомни: не помещается в кулаке

То, для чего превыше всего полет.

Самолюбование

Ну, хвалите меня, хвалите,

Жемчугами словес одарите,

Я на тонкие лунные нити

Нанизаю небрежно их впрок.

Зеркала мне твердят нет прекрасней,

Изумрудами глаз светит счастье,

И вино переливчато-красным

Бьет в висок.

Курс обмена

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 288