электронная
144
печатная A5
717
18+
Однажды 2. Сквозь невозможное

Бесплатный фрагмент - Однажды 2. Сквозь невозможное


5
Объем:
742 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-2095-8
электронная
от 144
печатная A5
от 717

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Дождь… Скоро осень. Последний год моего обучения, я получу диплом.

— Черт, — я выругалась, когда случайно смахнула сумкой вазу со стола.

Молодец, Эмили, ты растяпа! Я кинула сумку на кровать и принялась собирать осколки. Из-за своей рассеянности уже побила все вазы и всю посуду в доме. Я села на корточки и собирала осколки. Волосы лезли в глаза, ещё чуть-чуть и я порежусь. А в этом есть что-то символичное… Я подняла осколок голубой вазы и пригляделась. А мы похожи… Нет, нужно скорее прогнать плохие мысли прочь, пока ещё не слишком поздно.

— Всё хорошо, милая? — папа залетел в комнату, держа в руках книгу.

— Я в порядке, а вот ваза нет, — я буркнула, сидя на полу.

Папа тяжело вздохнул и сделал шаг вперед. Сейчас снова примется за своё.

— Не подходи, здесь везде мелкие осколки, наступишь ещё! — я предупредила, папа резко замер и косо посмотрел на меня.

— Ты точно в порядке? — он спросил меня, уже, наверное, в сотый раз за лето.

Я встала и молча прошла в ванную; выкинув все, что осталось от вазы, я вернулась в комнату.

— Если я сказала, что в порядке, значит, в порядке, — я наконец ответила отцу, который по-прежнему стоял в дверях.

Я взяла сумки с кровати, завтра переезжаю в новую съёмную квартиру. Я села на пол и начала укладывать последний чемодан.

— Ты такая молодец, уверен, диплом с отличием уже у нас! — перебив молчание, радостно завопил папа.

— Ну да, наверное. Не загадывай раньше времени, мне ещё закончить надо, — не поднимая глаз, я ответила.

— Вот закончишь, я помогу тебе устроиться в Вашингтоне! — отец не переставал.

— Нет, я здесь останусь, устроюсь в Сан-Франциско, — я перебила его.

Взглянув на папу, увидела, что от его довольной улыбки не осталось и следа. Папа поджал губы и собирался с духом, прежде чем заговорить. Я знаю, что он пытается меня подбодрить, жаль, не могу ему достойно ответить. Как же хотелось завопить и сказать: «Да, всё будет отлично! Уже не могу дождаться, когда уеду в Вашингтон!»

— Но в Вашингтоне у тебя больше возможностей, чем здесь, — папа тихо сказал, внимательно всматриваясь мне в глаза.

— И связи у меня там есть, это тебе нужно. Дорогая, мама бы гордилась тобой… — он закончил говорить дрожащим голосом.

— Угу, — я с шумом выдохнула.

Ну вот, он сказал это. Я думала, что хоть сегодня нормально засну, жаль, похоже, не удастся выспаться.

Моя мама покончила с собой, она умерла год назад. Мать так и не смогла пережить смерть Стоуна. Похоже, мама и правда его любила, и самое ужасное, что она любила его больше, чем меня. Мама не нашла сил жить дальше хотя бы ради меня… Мне просто обидно, что она не захотела жить ради меня. Разве ей не хотелось увидеть, как я получу диплом, кем стану через два года, увидеть мои достижения? Я хотела, чтобы мама гордилась мной. Всегда хотела, чтобы мои родители гордились мной. Надеюсь, что когда-нибудь смогу простить её…

— Я не поеду в Вашингтон, — я повторила, посмотрев на отца.

Он отвернулся лицом к комоду и стал разглядывать фотографии. Папа взял одну из них и долго всматривался в неё. На фото маленькая я и мама, мы отмечаем Рождество в нашей крохотной квартире. Папа по-прежнему её любит и всегда будет любить… После их развода я отчаянно пыталась уговорить его сходить хотя бы на одно свидание, но он постоянно отнекивался. Мы с ним так похожи.

— Пап? — я постаралась вернуть отца в реальность, но все напрасно, мыслями он был уже где-то далеко.

Отец, наверное, вспоминает то Рождество на фотографии, когда мне было шесть. Я почти уже ничего не помню, но папа предался воспоминаниям. Я отодвинула чемодан и не сводила с него глаз.

— Дорогая, ты же знаешь, он найдёт тебя, будь ты хоть на Марсе. Вашингтон мелочь для него. Если бы захотел давно уже объявился, ты не должна лишать себя будущего и ждать его… — он вдруг заговорил.

От его слов моё сердце сжалось и рассыпалось на мелкие осколки. Эту тему мы вообще не трогаем, но почему он решил заговорить о нём именно сейчас?

— Ты это о чем? — я перебила папу.

Он поставил фотографию обратно и повернулся ко мне лицом. Я хотела притвориться, что не понимаю, о чем он говорит. Лучше не поднимать эту тему, иначе одной разбитой вазой дело не обойдётся.

— Это глупо сидеть и ждать… — он повторил.

— Я никого не жду, — я разозлилась.

— О, ну да, конечно! А когда хозяин твоей прежней квартиры решил продать её другим людям, ты чуть от злости не спалила квартиру и хозяина заодно! — отец проворчал.

Я не хотела поджигать квартиру, а просто пригрозила. В той квартире было столько воспоминаний, а хозяин не захотел продавать её мне.

— Хватит, зачем ты напоминаешь мне о… — я не выдержала, но вовремя осеклась и успела замолчать, прежде чем произнесла его имя.

— А сейчас переезжаешь жить в ту квартиру, что принадлежала ему! Отлично, вот так мы движемся вперёд. Перестань уже жить прошлым! Прошлое должно остаться в прошлом, пусть даже если там останется твоё сердце! Дорогая, это уже ненормально… — присев рядом со мной, папа обнял меня за плечи.

Я поджала губы и закрыла глаза. Оставить все в прошлом? Нет, я не смогу… Пусть лучше буду страной, но мне так легче.

— А ты сам начни жить настоящим, а потом меня учи, как нужно жить… — я буркнула, отстраняясь от отца.

— Извини, знаю, я не пример для подражания, но обещаю, что с этого дня попробую, идёт? — еле улыбаясь, проговорил папа.

— И больше не напоминай мне о нём… — смахивая слезу, я добавила.

— Хорошо-хорошо, хочешь даже на свидание схожу? — лепетал отец, обнимая меня.

— Да, но только свидание со своей секретаршей не считается. Она уже двадцать лет на тебя работает, и вы друзья еще со школы, так что не проси ее подыграть тебе и сходить на свидание. Пригласи женщину, которую мало знаешь… — я попыталась улыбнуться.

— Ты читаешь мои мысли, думал пригласить Сью. Ну ладно, если она не считается, то тогда… Может, соседку? — папа продолжал шутить.

— Которая слева? — я удивилась.

— О нет, она малость крупновата давай ту, что справа? — он засмеялся.

— У нее муж есть! — я толкнула папу в плечо и представила, как он убегает от ревнивого муженька соседки справа.

— Ну ладно, тогда ты найди мне с кем пойти на свидание! — отец сдался.

— Все, ловлю на слове! Вот найду приличную тетку, и ты пойдешь с ней, даже не пытайся отнекиваться! — я проговорила, ехидно улыбаясь.

— Хорошо, — вставая с пола, сказал папа.

— Ой, поясница, — потирая спину, он засмеялся.

— Я развалина, а ты хочешь меня отправить на свидание!

— Ну, думаю, до ресторана доковыляешь как-нибудь! — бросив в него подушку, я улыбнулась.

— А мы отличная команда, да?! Хотел всегда сына, а родилась дочь, но ты, Эмили, круче любого сына! — бросив подушку мне обратно, проговорил папа.

— Неожиданно… — я протянула.

— Всё будет хорошо, — выходя из комнаты, он подмигнул мне.

— Спокойной ночи, Эмили, не засиживайся допоздна!

— Спокойной ночи, пап! — я крикнула в ответ.

Папа такой смешной, но он прав, мы с ним отличная команда. Поддерживаем друг друга, у него, кроме меня, никого больше нет, и это одна причина, почему не хочу уезжать в другой город. Не хочу оставлять отца, как он без меня? Ещё одна причина, почему не хочу уезжать, очевидна… Я жду, когда он вернётся… Верю, что ещё увижусь с ними. Скучаю, безумно скучаю по ним.

Собрав все вещи, я села на край кровати. Завтра переезжаю в квартиру, которая когда-то была его. Может, это и глупо, но мне это нужно. Там все такое родное, все напоминает о нём… Лучше буду жить прошлым, чем настоящим, в котором нет его. Я вся в папочку, он тоже живёт прошлым.

Расстелив постель, ушла в ванную и привела себя в порядок перед сном. Надо выспаться сегодня, завтра сложный день. Я легла в холодную постель; немного поёжившись, закрыла глаза. Нужно заснуть, надо подумать о чем-то приятном. Приятном…


Флешбэк


— Псс, Гарри, проснись… — я прошептала, тихо закрывая дверь палаты.

— С тобой не уснёшь… — послышалось знакомое ворчание. Я быстро подбежала к нему.

— Та медсестра будет ворчать, снова, — брюнет прохрипел.

— А я ей утку на голову надену, — я засмеялась, укладываясь рядом с парнем.

— Я почему-то в этом не сомневаюсь… — прокашлял Гарри.

Мы в больнице уже больше месяца, завтра уже обещают выписать.

— Больничные койки такие неудобные, — я успевала ругаться.

— Ну извини, они рассчитаны на одного человека, — укрывая меня тонким одеялом, парень смеялся.

Моя палата была по соседству, но я редко спала там. Каждую ночь прокрадывалась к Гарри, а наутро меня выгоняли, но мне всё равно. Я прижалась к Гарри и уткнулась лицом в его шею.

— Не вошкайся, а не то эта кровать развалится, — брюнет засмеялся.

Я поцеловала парня в шею и начала перебирать его мягкие кудри.

— Эмили? — он протянул.

— Ммм, — я сонно ответила.

— Ты самый сильный человек, которого я только встречал, — целуя меня в макушку, брюнет прохрипел.

— Это все ты… — я прошептала.

— Ты делаешь меня сильной, — заглянув в его глаза, я проговорила.

— Но я не хочу, чтобы ты жертвовала собой ради меня, это чудо, что мы оба выжили… — прохрипел Гарри, он явно был недоволен моим поступком.

Что он думал? Думал, что я должна была спасаться сама и оставить его? Нет, я бы никогда так не поступила.

— Что молчишь? — брюнет спросил.

— Не знаю, что ответить. Не могу что-то обещать, если знаю, что не сдержу обещания, — я прошептала.

— Тогда постарайся в следующий раз в первую очередь спасать себя, а не меня, — поглаживая меня по спине, парень проговорил.

— В следующий раз? — я удивилась.

— Да, Эмили, мы разозлили настоящего монстра. Я уверен, Пит знает, что мы выжили, но не понимаю, чего он ждёт. Он мог легко добить нас здесь, — брюнет заговорил, от его слов мне стало не по себе.

— Хватит о плохом, — я перебила его.

— Хорошо, извини… — парень крепче обнял меня.

— Спокойной ночи, Гарри… — укладываясь удобнее, я довольно проговорила.

— Спокойной ночи, Эмили…


Флешбэк закончен.


Я открыла глаза и тяжело вздохнула. Мне хотя бы знать, где он сейчас. Знать, что с ним все хорошо… Знать, что он думает обо мне. Но я ничего не знаю, в полном неведении. Всё, что у меня есть — это воспоминания, и только благодаря им я ещё держусь. Я перевернулась на другой бок и обняла подушку.

— Спокойной ночи, Гарри… — я прошептала.

Глава 2

— Нет, диван подвиньте ещё чуток левее, — я скомандовала грузчикам.

Я заплатила им дополнительно за то, чтобы они помогли мне сделать перестановку в бывшей квартире Гарри. Перед тем как уехать, он в тайне от меня успел продать свою квартиру одному парню. К счастью для меня, новый хозяин решил сдать её, а сам переехал в другой город. Гарри оставил всю мебель, забрал лишь только свои вещи; интересно, когда он успел сделать это? Неужели продал квартиру, когда мы ещё лежали в больнице? Гарри уже тогда всё решил? Решил, что уедет и бросит меня? Тот парень, что купил квартиру, сделал перестановку, но я решила вернуть всё на свои места. Пыталась вернуть квартиру в её прежний вид. Надеялась вернуть ту былую атмосферу.

— Всё? — спросил меня один из грузчиков.

Я замерла в гостиной и закрыла глаза. Воспоминания одолели меня. «Как-то раз, после просмотра этого фильма, Гарри и Тед возомнили из себя танцоров и пытались выучить этот танец. И чем всё закончилось? Тем, что я ушиб себе ногу, а Тед руку!». В голове пронеслись знакомые фразы.

— Да, теперь всё, — я ответила.

Сейчас всё было как тогда, когда мы были счастливы. Сев на диван, я провела рукой по обивке. Одиночество медленно, но верно убивает меня. Я достала телефон из сумки и позвонила папе. Всё лето я жила у него, он хоть как-то скрашивал мои будни. Каждую субботу мы ходили в кино, а после заезжали в любимый ресторан. Из-за учёбы мы будем реже видеться, так что мне придётся самой себя отвлекать от моих мыслей. В прошлом году я как-то справилась, значит, и в этот раз выдержу одинокие будни.

— Алло, пап.

— Привет, милая! Ну, как обустроилась? — отец довольно лепетал.

Я облокотилась на спинку дивана и оглядела комнату. Как же приятно слышать его голос. Я сидела в пустой квартире, словно в музее.

— Да, всё хорошо. Сижу на диване, думаю сходить в магазин и купить себе что-нибудь на ужин. Всё лето ты меня баловал и сам готовил, я даже уже привыкла… — я старалась непринуждённо говорить.

— Теперь сама готовь, а не то с голоду умрёшь! Слушай, у меня идея, давай завтра после работы я приеду к тебе и приготовлю ужин, поболтаем… — папа вдруг предложил.

Я привстала и ещё раз оглядела гостиную, здесь так пусто. На кухне тускло горел свет, тишина… Если бы у одиночества был дом, я знаю, как он выглядел. Эта квартира теперь пугала меня.

— Да, приезжай, — я немедля ответила поёжившись.

Если останусь здесь одна, сойду с ума. Сегодня как-нибудь переночую, а утром на учёбу. Вечером папа приедет, так что не страшно, да?

— Ну и отлично, я приеду сразу же после работы. Что будем готовить? — отец радостно спросил.

Ему, наверное, сейчас так же, как и мне. Он остался один в большом доме, который был полон воспоминаниями о маме и обо мне. Я уверена, что он включил свет в мамином кабинете и сейчас сидит у себя. После её смерти отец делал так каждый вечер. Их кабинеты были напротив. Папа включал свет в обоих кабинетах и уходил к себе. Он не закрывал дверь своего кабинета, чтобы видеть, что у мамы горит свет. Мне стало жалко его…

— Ну, ты ведь у нас повар, так что тебе решать, — я ответила.

— Хорошо, а ты помощник повара! Будешь мне помогать, — он засмеялся.

Мы поговорили ещё немного, обсудили погоду, планы на завтра. После разговора с отцом я не стала ужинать, а лениво побрела в спальню. Обещала отцу поужинать, но у меня не было аппетита. Я вошла в комнату и легла на кровать; лёжа на боку, уставилась в окно. Шторы были открыты, и лунный свет освещал спальню. Смотрела на луну и сонно хлопала глазами, незаметно я заснула.

— Чёрт… — я протянула, когда открыла глаза.

Я проспала до утра, испугавшись, что опоздала в первый же день, соскочила с кровати и стала бегать в поиске телефона.

— Фух, повезло… — я выдохнула, когда увидела время. Полседьмого, даже успею позавтракать и нормально собраться.

Взяв сумку с туалетными принадлежностями, направилась в душ. Не торопясь, спокойно собралась, забежала в кафе и даже позавтракала.

— Последний год! Ура!!! Мы почти сделали это! — зайдя в аудиторию, услышала радостные вопли одногруппников.

Я потупила взгляд и быстро прошла к своему месту, надеюсь, меня никто не заметит. Сейчас обязательно кто-нибудь прикопается с вечеринкой. Если быстро прошмыгнуть мимо них, может, никто и не заметит меня. Я прошла мимо девчонок, чьих имён даже не знала, хоть мы и учились вместе. Сжимая сумку, быстро села и сделала вид, что разговариваю по телефону. Обычно я сижу впереди, но сейчас мне хотелось убежать куда-нибудь в угол и спрятаться там.

— Эмили, пойдёшь с нами? — спросил женский голос, ну вот, заметили.

Я подняла голову и убрала телефон. Передо мной стояли четыре девушки, одна из них натянула улыбку и ждала моего ответа.

— Куда? — я спросила, хотя знала, что они зовут меня на вечеринку.

Одна из девушек недовольно фыркнула и закатила глаза.

— На вечеринку, хотим отметить последний год обучения! — засмеялась блондинка.

— О, нет, я не могу, у меня уже есть планы на вечер, — я отшучивалась и нервно теребила рукав кофты.

— Жалко, мы столько лет уже учимся вместе, а ты нас постоянно избегаешь, — не угомонялась блондинка, она, наверное, в их компании главная.

— У меня, правда, дела, я никак не могу их перенести, — я убеждала.

Ужин с папой для меня важнее, тем более я не хожу на вечеринки. Думаю, не стоит объяснять, почему стала затворником.

— Ну хорошо, если передумаешь, позвони, — мило улыбаясь, сказала блондинка, и их компания удалилась на свои места.

Я выдохнула, наконец-то отстали, надеюсь, сегодня никто больше не станет меня звать на вечеринки. У меня ведь на лице написано, что я не хожу на вечеринки! Зачем каждый раз приглашать меня?

— Она такая странная… — послышался шёпот за спиной.

Я осеклась и прислушалась. Неужели снова за своё? За последний год столько всего произошло, но они каждый раз при виде меня вспоминают местные страшилки.

— Ещё бы, ее мама умерла в прошлом году… — доносились перешёптывания.

Я почти открыла рот от удивления.

— Говорят, она выпила всю упаковку снотворного, эти богатые совсем от жира бесятся, — они не угомонялись.

Я поняла, что это была та компания девушек, которые несколько минут назад приглашали меня на вечеринку.

— Мне бы их проблемы, вот увидите, «папик» поможет ей с работой, — сказала одна из девушек.

— Эта Эмили — ходячая катастрофа, года три назад убили её жениха, прям в день свадьбы…

— Что, правда? У неё жених был?

— Да, ты что, тот красавчик, Майкл Стоун!

— Говорят, на них напали какие-то бандиты, убили Майкла и его отца…

— А почему её не тронули?

— Её изнасиловали и выкинули на дороге, какие-то байкеры подобрали её на обочине и еле живую привезли в больницу.

— Бедняжка, конечно же, у неё крышу-то снесло, смотрите, сидит вся такая… такая…

— На зомби похожа, да?

— Да, точно! Зомбак…

— Ты тоже была такой, если бы твоего жениха убили на твоих глазах, ещё и мама померла…

— Хватит! — я завопила.

Все в аудитории резко замолчали и уставились на меня. Я схватила свою сумку и встала.

— Ты чего? — спросила блондинка.

Я свирепо посмотрела на неё. Я бы набросилась на неё с кулаками, но что-то мне мешало. Слезы. Ещё немного и расплачусь, они, наверное, этого и добивались. Нет, они не увидят моих слёз. Я ещё раз оглядела их компанию и вышла из аудитории.

— Довольны? — раздался недовольный мужской голос.

— Мы ничего такого не сделали…

Я не стала слушать, о чём они там говорили. Быстро шла по коридору, шмыгая носом. Почему они никак не оставят меня в покое? Эти сплетни и перешёптывания просто убивают меня.

— Эмили! — кто-то звал меня.

Я не замедляла шаг и продолжала идти к выходу. Не пойду на лекцию, лучше подышу свежим воздухом, мне нужно успокоиться.

— Эмили! Постой! — меня догнал мой одногруппник.

Он схватил меня за локоть, я одарила его недовольным взглядом.

— Извини — извини… — убирая руку, быстро проговорил брюнет.

— Слушай, не обращай на них внимания, они — идиотки! — продолжал он.

Я кивнула и собиралась уходить.

— Постой… — парень не угомонялся.

— Мне нужно идти, — я буркнула, сжимая ремень сумки.

— Я знаю, тебе одиноко. Сейчас не самый лучший период твоей жизни, но ты не должна отталкивать людей, — парень неловко говорил, приглаживая волосы.

Я открыла рот и выпучила глаза от удивления. Что он пытается сделать? Мне не нужны слова ободрения.

— С чего ты взял, что мне одиноко?! — я почти оскорбилась.

— Ты ни с кем не общаешься, и друзей у тебя нет… — он заискивающе смотрел на меня.

— А вот и нет! У меня есть друзья, ясно? — я отрезала.

— Вымышленные друзья не в счёт, назови имя хоть одного друга? — одногруппник заулыбался.

— Ах, имя тебе! Джесс, Крис, Брайан, Тед, Мэтт и Гарри, есть у меня друзья, ясно? Не надо меня жалеть! — я злилась.

Мой голос дрогнул, когда я произнесла его имя.

— И где они? — удивился парень.

— Там, где надо, ясно!

— Они хоть существуют? — он спросил.

Этот наглец думает, что я спятила? Вот болван!

— Да, и надают тебе пинков, если я их попрошу… — выходя из здания, я проворчала.

— Приходи с ними сегодня на вечеринку!

— Да пошёл ты! — я огрызнулась, спускаясь по ступенькам.

Похоже, я сегодня на пары не пойду, лучше домой. Первый день, а все мои одногруппники считают меня психопаткой, отлично… Мне с ними ещё год учиться. Думала, что они меня не замечают, но нет, теперь я стану для них главной потехой. Я остановилась и сделала глубокий вдох. Ты справишься, Эмили…

— Ну, как день? — спросил папа, когда я открыла ему дверь.

— Нормально… — я соврала.

— По тебе не скажешь, что-то случилось? — отец забеспокоился, я молча взяла пакеты с продуктами и прошла на кухню.

— Мои одногруппники думают, что я психопатка, — я проговорила, когда папа вошел в кухню.

— Ну и чёрт с ними, они просто тебе завидуют, — отец начал подбадривать меня.

— Ага, — я тихо ответила и села на стул.

— В выходные меня приглашают на благотворительный вечер, — разбирая пакеты, он заговорил.

— И? — опустив голову, я спросила.

— Это будет в Лос-Анджелесе, по идее, все будут со спутницами, поехали со мной? — спросил папа, бросив мне яблоко.

Я, конечно же, не успела его поймать, и оно упало на пол.

— Попроси секретаршу съездить с тобой, ­-потянувшись за яблоком, я ответила.

— У неё уже есть планы, бабуля Джоди ещё гостит у детей, так что остаёшься только ты, — папа проговорил.

Я довольно улыбнулась, когда услышала имя Джоди. Она сейчас гостит у детей, но скоро приедет. Уже соскучилась по ней, она меня поддерживала все это время.

— Ладно, поеду. Всё равно у меня нет планов на выходные… — достав яблоко, я села обратно на стул и посмотрела на отца. Лучше поездка с ним, чем выходные одной.

— Отлично! — улыбнулся папа.

— Не радуйся так, я буду ворчать всю дорогу, а как приедем, буду проситься домой, — я закатила глаза.

— Всё равно я рад, — пританцовывая, проговорил отец и достал сковородку.

Глава 3

— Может, оденемся, как Бонни и Клайд? — отец пытался меня рассмешить.

Он сидел в гостиной и ждал, когда же я соберусь. Не торопясь, бродила по спальне и недовольно смотрела на платье, которое решила надеть. Тёмно-синий наряд на сегодняшний вечер уже лежал на кровати, осталось лишь надеть его и выйти к папе. На благотворительный ужин я решила сильно не краситься и уложила волосы. Светлые локоны лежали на плечах.

— Ты уже скоро? — отец не угомонялся.

Я скрестила руки на груди и цокнула.

— Если мы оденемся, как Бонни и Клайд, нас даже на порог не пустят!

— Чёрт, ненавижу платья, — я выругалась и встала напротив кровати.

Грозно посмотрев на платье, как на врага народа я поджала губы.

— Последнее платье, которое я надевала, было свадебное, и в тот раз все плохо кончилось.

— Если ты вздумаешь сегодня испортить мне вечер, я порву тебя на мелкие кусочки… — я прошептала и тут поймала себя на мысли, что разговариваю с платьем.

— Эмили! — крикнул отец.

Я прикрыла рот рукой, ну вот, и правда чокнутая, разговариваю с платьем и даже угрожаю ему.

— Уже иду! — я крикнула и быстро схватила платье.

Возможно, мои одногруппники правы. Может, я правда сошла с ума. Нет, не собираюсь заводить новых друзей, зачем они мне? У меня уже есть друзья, правда, не знаю, где они. Может, где-то в Европе? Это не так важно, главное я знаю, что они где-то есть. Я надела несчастное платье и встала перед зеркалом.

— Ну, вроде нестрашно… — я окинула себя взглядом.

Я пригладила платье по талии и поправила волосы.

— Пап? — выходя из спальни, я позвала его.

— Да? — листая газету, он оживился.

— О, ты прекрасно выглядишь! — обрадовался папа, увидев меня.

— Можно я кеды надену? — покусывая губы, я спросила.

Платье было длинным, я не хотела надевать туфли, а вот кеды бы с радостью.

— Ты чего? Там такие люди будут, не дай бог, кто увидит, что ты в кедах! — затараторил отец.

Он встал с дивана и поправил пиджак. Папа сегодня был при параде, наверное, там и вправду все важные люди соберутся.

— Я не люблю туфли, — я фыркнула.

— А я вот очки не люблю носить, но они придают мне важный вид! — папа сказал, поправляя очки.

— Нет, ты просто без них уже ничего не видишь, — я засмеялась.

— Ну и это тоже, но они также придают важный вид моему образу, — отец подмигнул.

— Ладно, сейчас туфли только возьму, — возвращаясь обратно в спальню, я проговорила.

Найдя в гардеробе более-менее подходящие туфли, я уже собиралась уходить, но случайно уронила ещё неразобранные коробки со всяким барахлом.

— Да чтоб тебя! — я выругалась и стала подбирать вещи с пола.

Я села на корточки и успевала ругаться. Сама виновата, нужно было разобрать последние коробки с вещами, но мне было лень.

— О нет… — я протянула, когда подобрала белый конверт.

Я знаю, что там, но не хочу вспоминать. В конверте лежал диск, который мне подарил Крис. Я, как прокажённая, отпрянула от несчастного подарка.

— Нет, нет, — я зашептала, не желая, чтобы воспоминания вновь одолели меня.

Я взяла туфли и быстро выбежала из комнаты. Не хочу вспоминать о том, что на диске. Нет, только не сейчас, только не сегодня.

— Всё, пап, поехали! — я пропищала, появившись в гостиной.

— Стой, ты хоть меня подожди, — отец засмеялся и побежал за мной.

Я быстро схватила клатч и пулей выбежала из квартиры.

— Что на тебя нашло? — садясь в машину, папа стал расспрашивать меня.

Я поджала губы и уставилась в окно. Может, о погоде поговорим или о красивой природе за окном?

— Ничего, — я соврала.

— А почему так быстро выбежала из квартиры? — он не переставал.

— Мы уже опаздываем, пап, а нам ещё надо доехать, так что давай уже поедем? — я натянула улыбку и продолжала врать.

— Хорошо, — заводя машину, удивился отец.

Я улыбнулась и начала выбирать, какую музыку включить. Сама не знаю, почему так среагировала, ведь живя в его квартире, каждый день предаюсь воспоминаниям. Уже забыла про тот диск, а увидев его сегодня, мне стало не по себе. То, что на диске ранит меня сильнее, лучше перестать думать об этом. Всю дорогу мы с папой слушали наши любимые песни и много шутили. Я даже отвлеклась от дурных мыслей. Я была рада, что поехала с ним. Он был прав, мне нужно было развеяться и отдохнуть.

— А кто устроил этот благотворительный ужин? — подъезжая к красивому старинному зданию, я спросила.

— Не знаю, вроде какие-то два компаньона решили заняться благотворительностью. Меня, вообще-то, не приглашали просто мой друг-бизнесмен отдал мне свои пригласительные… Зачем им было просто так пропадать? — не торопясь, рассказывал отец.

— Ах, нас ещё и не приглашали, а мы приперлись! — я возмутилась.

— Ну, пригласительные у нас есть, так что нас впустят, — папа заулыбался.

— Лучше бы в кино съездили, — я буркнула.

— В кино мы и так каждые выходные ездим, а это целый банкет! Познакомимся с новыми людьми, может, и друзей себе найдём, — выходя из машины, отец довольно пропел.

— На такие мероприятия ходят циничные, тщеславные люди. Они думают только о себе и о своей репутации! — я громко сказала.

— Ты чего? Тише! — озираясь по сторонам, отец стал успокаивать меня.

— Мне тоже это общество не по душе, но мы одни из них, — беря меня под руку, он прошептал.

— Я не хочу быть, как они, — я тихо сказала, вспоминая мистера Стоуна и его сына.

Они — отличный пример такого общества. Папа отдал пригласительные на входе, и мы молча вошли в главный банкетный зал.

Зал был безупречно оформлен. Что ни говори, а деньги на такие вечера никогда не жалеют. Ещё бы, может, сюда сегодня приедут чиновники, бизнесмены или даже политические деятели, нужно же их впечатлить. Да, признаюсь честно, зал впечатляет. Живая музыка, красиво украшенные столики, за которыми уже сидели гости. Одна женщина даже одарила меня ленивым взглядом, ей мой наряд, наверное, пришелся не по душе. Даже в приглушённом свете заметно, как красиво переливается бриллиантовое ожерелье на её уже старой шее. Я гордо прошла мимо неё и села за наш столик.

— Как красиво, а ты ещё не хотела ехать, — присаживаясь рядом со мной, улыбнулся папа.

Я косо посмотрела на него и поёжилась. Мне некомфортно здесь, и общество это мне явно не по душе.

Наш столик находился недалеко от танцпола и сцены. Гостей становилось всё больше и больше, через какое-то время за наш столик подсела пожилая пара. Они начали что-то активно обсуждать с моим отцом. Я их даже не слушала, а продолжала рассматривать зал и гостей. В основном все гости были средних лет, мне казалось, что людей моего возраста здесь нет, и от этого мне стало ещё более не по себе.

— А кто-нибудь знает, в честь чего нас сюда позвали? — вдруг спросила пожилая дама, я сразу же оживилась, так как тоже хотела узнать ответ.

— Благотворительность… — протянул её муж.

Я улыбнулась, когда услышала, с каким тоном произнёс это слово пожилой мужчина.

— Вроде как больным детям, не знаю, выделиться, наверное, хотят, — попивая свой напиток, мужчина продолжал говорить.

— Ну, помогать детям это же хорошо, — я заговорила.

— Да, если это помощь от чистого сердца, а не показуха, — он улыбнулся в ответ.

— Это моя дочь — Эмили, — нас перебил мой отец.

— Дорогая, это мистер и миссис Мальком, — папа продолжал говорить.

Я оглядела пожилую пару, они были так похожи друг на друга. Седовласые и с похожими чертами лица.

— Очень приятно познакомиться, — я улыбнулась.

— Часто ходите на подобные мероприятия? — я поинтересовалась.

— Почти каждый месяц! — засмеялся мистер Мальком.

— Сочувствую, — я засмеялась.

Похоже, мы полностью разделяли мнение о подобных банкетах. Я увлечённо начала общаться с единомышленниками, папа лишь иногда недовольно смотрел на меня. Мы непринуждённо общались, но вдруг заиграла приятная музыка, и пожилая пара переглянулась.

— Дорогая, ты обещала мне танец! — вставая из-за стола, засмеялся мистер Мальком.

— Я помню, сейчас, подожди, мне ещё старой развалине нужно встать, — игриво проговорила миссис Мальком.

Я, затаив дыхание, смотрела на них. Такая милая пара, интересно, сколько лет они уже в браке?

— Давай быстрее, песня уже закончится! — смеялся пожилой мужчина.

— Не торопи меня, а не то я упаду, и зубной протез вылетит! — ещё больше смешила миссис Мальком.

Мой живот уже болел от смеха, папа тоже вовсю заливался.

— Ну что, может, и мы пойдём танцевать? — отец вдруг обратился ко мне.

Я в этот момент чуть не захлебнулась водой. Удачный момент он выбрал!

— Я не танцую, — я прокашлялась.

— Ты просто обязана потанцевать с папой, — настаивал отец.

Я поставила бокал с водой и косо посмотрела на папу. Он не отстанет от меня, если я с ним не станцую.

— Ладно, только один танец, — я пригрозила папе.

— Хорошо — хорошо, — он пропел и встал из-за стола.

Я последовала его примеру и теперь стояла подле него. Взяв папу под руку, мы направились на танцпол. Спустя несколько минут папа пожалел, что пригласил меня танцевать, я отдавила ему все ноги. Заметила, что недалеко от нас танцевали Малькомы. Они плавно кружились в танце, я даже позавидовала грации миссис Мальком. Она в свои годы держится на танцполе лучше, чем я.

Я напоминала себе большого слона, который пытается танцевать. Песня уже заканчивалась, я положила голову на папино плечо и закрыла глаза. Он, наверное, завидует этой пожилой паре, они с мамой мечтали состариться вместе, ходить на пикники, заниматься каким-нибудь хобби вместе, но некоторым мечтам уже не суждено сбыться. От этих мыслей я взгрустнула и поникла. Уже играла другая песня, а мы с папой по-прежнему танцевали.

— А теперь просим подняться на эту сцену Гарри Моррисона! — громко проговорила девушка, и все зааплодировали.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 717