электронная
100
печатная A5
495
18+
Одиночество, зомби и ментальная магия

Бесплатный фрагмент - Одиночество, зомби и ментальная магия

Объем:
292 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-1471-1
электронная
от 100
печатная A5
от 495

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Самая одинокая профессия

Город. Честно говоря, он ненавидел город. Наполненный жизнью, кишащий ею, будто перезрелый плод. Никогда не спящий, шумный, яркий. Столица Ольтерии блистательный Ругар-Тар. Как хорошо было в Академии. Тихие подвалы, кости и призраки. Древние камни, холодные, чуть липкие от влаги, просачивающейся сквозь щели. Картины, на которых сквозь паутину проступали лица давно забытых людей. Салем откровенно не любил живых, именно поэтому он, один из немногих, пошел учиться на некромантию. Он учился, постигая странное искусство поднятия мертвых, он старался, но увы, обучение закончилось быстро. Денег и возможностей хватило на почти три курса, и его выперли из Академии, скажем так, за неуспеваемость. Тощий счет в банке не собирался пополняться сам, и Салему пришлось оставить мечты о законченном обучении и устроиться в единственное место, где его небольшие знания были востребованы. Городская стража приняла его если не с распростертыми объятиями, то, по крайней мере, пообещала ему спокойную жизнь, работу без живых и деньги, которые были чертовски необходимы. Работенка была не пыльная, к тому же позволяла практиковаться без опасения, что его действия кого-то смутят, все таки некромантия была не самой любимой стороной магии в этом мире. В какой-то момент она даже начала Салему нравиться, тем более, что в мир живых, как он сам это называл, он наведывался не часто, да и к нему лишний раз никто не лез.

Это утро, уже для большинства людей плавно переходящее в день, началось вполне обычно, со звонка одного из сержантов, одного из немногих кто нормально относился к их местному некрофи..некроманту.

— Сали, привет, — сержант Ренк был как всегда до тошноты бодр.

— И тебе привет, Карт, — отозвался Салем, скашивая глаза и рассматривая одного из поднятых вчера зомби, держащего трубку у его головы.

— Голос как из могилы, о, прости, — сержант рассмеялся, а Салем Карайн же в ответ только скривился, — Короче. Вылезай из своего склепа и поднимайся. Начальство хочет всех видеть, — звонок прервался. Некромант мотнул головой, и зомби, чуть шаркающей походкой, ушел вместе с телефоном на свое место.


Факультет Телепатов, Провидцев и Менталистов разбредался после общего собрания по поводу практики обмениваясь впечатлениями и споря кому из них повезло с распределением больше.

— Как думаешь, кто после практики получит грант на бесплатное обучение в следующем году? — две блондинистые красотки с кафедры Провидцев остановились в розового куста в кадке по дороге к выходу из здания.

— А что, Мечта Некроманта разве уже умерла? Если ничего не случится, то опять она соберет все сливки. Как и в прошлом году, и в позапрошлом… и даже уже года четыре подряд. Противная она все таки… Не зря за ней декан Темного факультета бегал уговаривал перевестись. «Душечка, с вашими данными вы будете визитной карточкой Университета», — передразнила одна из них высокий козлетон старого чернокнижника. Рассмеявшись, обе факультетские феи пошли дальше, а за соседней колонной кто то хлюпнул носом. Противной выбравшуюся из за колонны девушку было назвать сложно. Но учитывая белую кожу, видящую солнце в лучшем случае раз в год, черные волосы и брови подчеркивающие еще больше ее белизну, глаза того редкого карего цвета, отдающего красным, который называют «цвет темной вишни», и необычное имя Деменция Крахх, прозвище было очень метким. К такому имени и внешности просились черный балахон темного мага и гордая приставка Магистр темных наук, обеспечившие бы ей постоянный приток клиентов только из безусловной похожести на эталон книжной темной магессы. Но Деменция ненавидела все с этим связанное. Она отзывалась исключительно на имя Дина Красс, как она планировала официально зваться, как только получит возможность ни в коей мере не зависеть от мнения родителей. Она упорно несколько лет подряд красила волосы в светлые тона, безжалостно сжигая волосы химией и магией попеременно. Только в последние пару лет она поняла, что скорее смотрится глупо пытаясь сделать внешность менее яркой, и перестала даже пытаться.

Деменция Крахх или Дина Красс была Менталистом. Одной из бывших на пересчет студентов самой маленькой кафедры в Университете. Когда она поступала, то она могла пройти по набранным баллам только на факультет Провидцев или попасть к тем же Некромантам и прочим представителям Темных исскуств, которых еще на этапе приеме документов крайне порадовало ее имя, да и у которых был вечный недобор студентов. Но на провидцев она провалилась. Там нужны были более специфические знания чем были у нее на тот момент, да и было место популярным — низкие требования, малый спектр применения (очень дорогостоящий впрочем) и никаких опасных последствий, делали этот факультет раем для богатых девочек, чье будущее уже давно просчитано папами и мамами на годы вперед. Темные искусства на тот момент вызывали стойкий рвотный порыв, поэтому когда к ней, рыдающей в коридоре после кабинета приемной комиссии подошел усталый человек в темно-синем балахоне наставника-Менталиста и предложил ей попробовать подать документы к ним, она согласилась без раздумий. А когда после просмотра ее бумаг и собеседования, ей предложили поступать без экзаменов на специальность маг-менталист, она готова была петь от счастья. Ей рассказывали о редкости таких специалистов, о сказочных гонорарах, об интересных заданиях… Дура. Если бы она знала на тот момент, чем платят за все это счастье… то переступила бы через себя и пошла бы на Темный факультет, став воплощением всех надежд и чаяний своих родных. Или плюнула бы на магию и пошла учиться на бухгалтера как ее старший брат. Вытерев слезы, Дина надела перчатки — вечный атрибут мага-менталиста ее уровня и пошла на выход. Явится на практику надо было уже послезавтра с утра, а дела в конторе, где она подрабатывала, разгрести надо было как можно быстрее.

Дина захлопнула дверь квартиры и нацарапав защитную руну на косяке побежала к лифту. Опаздывать она не любила. Как назло сегодня все не получалось. Блузка лишилась пуговицы при застегивании, ради другой рубашки пришлось срочно приводить в порядок юбку под цвет, а времени оставалось все меньше. Конечно в страже ее уже знали не первый год, но на этом участке она раньше не работала. До этого был пафосный Центральный участок в Золотом городе, два года подряд туманные низины Рабочих кварталов и вот теперь Сыскной отдел в Птичьей слободке. Большой район, наверняка новые задания. Хорошо что относительно рядом с домом, плохо что опять навалят работы. Хотя… Дина-Деменция вздохнула. Стражники они ничего. Есть и смелые. Может хоть пару раз на свидания пригласят. По закону подлости сильфы в лифте сегодня работали из рук вон плохо. Вредные воздушные элементали везли клетку лифта рывками, периодически застревая на этажах. Видимо скоро уже должен был прийти маг-Заклинатель и призвать новых, а эти уже чуяли свободу. С ней в клетке ехали две соседки с верхних этажей, периодически страдальчески вздыхающих при рывках.

— Не дождусь, когда уже префектура распорядится заменить эти устаревшие создания на нормальную современную механику. Эта магия… так ненадежна, — мадам Клозер, старая перечница с неизменным знаком Всевидящей птицы на груди неодобрительно покосилась на стоящую рядом девушку.

— Несомненно мадам, давно пора, — поддакнула ей ее приятельница, удерживая на руках тщедушную белую собачонку, которая, дрожа как все мелкие подобия нормальных собак, жалось к ее груди.

Выходя Дина услышала за спиной язвительное:

— Вы обратили внимание мадам, как бедняжка Роза дрожала рядом с ЭТОЙ? Ее всю трясло!

— О да, дорогая. Сейчас она несомненно дрожит меньше. А какие мне снились сны сегодня! Это все ЕЕ влияние! Вот есть же нормальные маги! А это опасно для окружающих! Церковь говорит…

Что именно говорит Церковь, Дина уже слушать не стала вылетев на улицу хлопнув дверью. Погода была неласковой — дождь и ветер будто сговорились, чтобы сделать начало дня под стать ее настроению. Поэтому когда она влетела в здание участка и подошла к дежурному стражнику, откидывая мокрый капюшон, настроение уже было таким же хмурым и пасмурным.

— Адепт Крахх на практику.

Дежурный посмотрел на девушку и ее темно-синию накидку от дождя кажущуюся черной, потом на ее имя в списках и уточнил:

— Деменция Крахх. Прикреплены к отделу расследований… Так у нас уже есть штатный некромант, ему в помощь чтоли?

— Я не некромант!


— Все на месте? — капитан Рошак обвел подслеповато глазами комнату.

— Карайна нет, опять спит наверно, некрофил проклятый, — толерантный возглас принадлежал лейтенанту, тощему человеку средних лет с залысинами на вытянутом черепе.

— Так. Я бы попросил, — капитан нахмурился и скинул всех тяжелым взглядом, — Еще раз напоминаю, что некроманта теперь найти проблема на наши зарплаты. Только в паре других участков есть, да и то старики. А этот молодой, неконфликтный, сидит себе спокойно в подвале. Мешает он тебе? Сам мертвяков опрашивать будешь? Или на кладбища выезжать? — Толстяк помотал головой возвращаясь к ушедшей мысли, — Ну к делу. Господа!

— И дамы! — ревниво его прервала единственная женщина в помещении.

— И дамы, конечно, прости мадам Полин. У нас будет маг-практикант на ближайшие пару месяцев. Девушку зовут Деменция Крахх, она менталист и уже три года работает с нашими коллегами. В этом году я выгрыз очередь на наш участок. Туманники орали как резанные, но они и так два раза уже пользовались. Брехали, что у нас есть некромант свой, а они же бедные! — толстяк фыркнул как недовольный кот, видимо вспоминая ругань с руководством другого участка.

— Так у Туманников есть же менталист, — удивился тот же лейтенант. — Этот… Маркел. Мы же ему дела по похищениям посылаем.

— Ему уже за двести лет и последние сто пятьдесят он пьет как лошадь, — отрезал капитан. — Сам что не помнишь какая очередь к нему и сколько этот старый хрен мурыжит каждое дело? Все мозги уже пропил. А эта у них в том году всю очередь раскидала, участок на премии города вышел, а мы… ну хоть не в хвосте, но все равно обидно. Так вот… — тяжелый взгляд в сторону лейтенанта, — хоть одна антимагическая шуточка, хоть одно грубое слово в ее сторону и подвешу за яйца… простите мадам Полин. По штатному расписанию у нас менталист должен быть, так чем демоны не шутят… может останется… Опять же девушка симпатичная, одинокая… там намекните может кто и…

— Капитан, ты рехнулся? — голос лейтенанта был шокированно тих. — Ты что предлагаешь, чтобы кто то из ребят этой ведьме руку подал? Да ее и к подозреваемым пускать на дознание и то… преступление против Господа!

— А по мне хоть пусть тут демонские ритуалы выплясывает, лишь бы сказала где можно пропавших найти, — поднялась с места монументальная мадам Полина. — Ну залезет она кому в мозги, великое дело. У кое кого их и нет похоже совсем!

— Спасибо мадам, — благодарно кивнул толстяк. — Возьмите девушку под свой контроль. Кстати ваша очередь на пользование ее услугами первая. Сначала все дела по пропаже детей у мадам Полины, потом перейдете к подросткам, потом убийства, потом уже бытовые в рабочем порядке. Чужие дела с соседних участков в… В последнюю очередь. А Туманников вообще отправляйте… — капитан раскрыл рот, но посмотрев на мадам Полину, передумал, — ну в общем не принимать от них заявок. Так посадите ее… где ж у нас место есть…

— У некрофила, — лейтенант был мрачен. — И так на головах друг у друга сидим. Ей же карта нужна будет, да? Города, страны… у Туманников видел в кабинете их менталиста. Да и образцы таскать из подвала наверх тоже никто не будет. Так что всех… — тяжелый взгляд капитана опять прошелся по заместителю, — так что всех достопочтенных магов лучше вместе посадить.

— Ну так то да… да и Салем вроде вменяемый парень. Тихий… — задумался Рошак, что-то прикидывая, — Ну обеспечьте ей там все что надо. Пусть Салем покажет где можно устроить кабинет. И передайте ему, что уже хватит спать на рабочем месте! Премии лишу — с этими ценными указаниями, капитан выкатился вон отбывая на еженедельный доклад к руководству и отправляясь сразу после него в заслуженный трехнедельный отпуск.


— Полчаса, — Салем естественно послал подальше звонок и распоряжение начальства, и снова закрыл глаза, падая в сон. Второй раз его разбудил уже настойчивое встряхивание за плечо. Зомби, которого он поднял на прошлой неделе и настроил для своих нужд, однозначно понял произнесенную вслух команду и теперь пытался разбудить юношу.

— Все встал. Кофе, — Салем вздохнул, сползая с кровати, в которую переделал один из столов и уныло побрел в сторону ванной, стоило хотя бы попытаться привести себя в порядок. Ещё в первый год своей работы тут он переделал часть помещений под собственное жилье, не сам, естественно, его умений хватало только на то, чтобы поменять лампочку. Бесхозные рабочие лежали в холодильниках и их было грешно не использовать. Так что теперь в его распоряжении была пара комнат, ванная и небольшая кухня, откуда уже тянуло ароматным напитком. Остановившись напротив зеркала Салем посмотрел на собственное отражение и вздохнул. Ярко-алые волосы, заплетенные в множество мелких кос резко контрастировали со светлой кожей и серыми выцветшими глазами. Немного подумав, он даже вспомнил, что когда-то они были каштановыми, но уже лет десять как, стали такими и, чтобы Карайн не делал с ними, цвет проступал через любую краску. Пару лет назад он смирился и перестал обращать на это внимание.

Минут через пятнадцать, умывшись, собрав волосы в неаккуратный хвост, который доходил примерно до лопаток, Салем, не утруждая себя поисками рубашки, как был в сильно потертых джинсах, сунул ноги в домашние тапочки и накинул сверху длинную черную робу. Уже у лестницы его поймал его зомби и сунул в руку кружку с кофе и посох с большим рубином в навершии, теперь почти двадцатидвухлетний некромант был хотя бы отдаленно похож на представителя своей профессии. Сделав несколько первых глотков и чувствуя как приятная горячая муть прогоняет остатки сна, Салем Карайн, штатный некромант стражи, пошел на встречу с остальным местным населением.


— Я не некромант, — с нажимом повторила Дина-Деменция и выдохнула, — Я менталист, что заметно по темно-синему цвету мантии, — попыталась она разрядить обстановку. Все таки еще долго общаться придется. Да и дежурный был вполне симпатичный. А вдруг?

— Пройдемте тогда, госпожа маг, — дежурный решил поскорее перевести стрелки на кого то еще, — Там как раз планерка идет.

В комнату, где уже разглагольствовал давнишний лейтенант Дина вошла улыбаясь. Все таки в страже она была нужным человеком и стоило расчитывать хотя бы на радость руководства и несколько добрых слов о приносимой ею пользе. Люди, как один, обернулись на дверь, стоило только девушке появиться в проходе. По большей части ее встретили приветливые, хоть и немного настороженные взгляды. Менталисты были редким явлением в современном мире, мало кто мог полностью отказаться от прелестей нормальной человеческой жизни взамен получая возможность читать людей, да и не только людей, как открытые книги. Большая часть магического населения все таки старалась выбрать сферы попроще. Стихийные маги, боевые и те, кто нашел себя в мирных профессиях, лекари, даже чернокнижники, были достаточно распространены и, хоть их и побаивались, не шарахались от них как от чумы. Единственные, на кого обычные люди реагировали примерно так же как и на менталистов, были некроманты. Помимо того, что они пугали, так еще и были окружены всевозможным ворохом слухов и сплетен, и не все их них были приятными.

— Проходите госпожа маг, присаживайтесь, — один из стражей, судя по лычкам, сержант, подал девушке стул, — Мы рады, что вы будете работать с нами.

— Ага, точно. Просто счастливы — уловила Дина чей-то едва слышный шепот, щедро приправленный сарказмом, и следом тут же чье-то шипение.

Подвал, кофе и предубеждения

Салем почтил их своим присутствием минут через десять, когда вся мишура с приветствиями и заученными речами была закончена. Сначала послышался негромкий стук дерева об пол, а потом в проеме той же двери появилась худощавая фигура некроманта, с кружкой в руке, который обвел комнату мутным взглядом.

— Я не опоздал? — судя по голосу ему было все равно на то, опоздал он или нет.

— Ну конечно нет, дорогуша! — язвительно заметила необъятная мадам Полина. — Мы тут тоже только проснулись. Знакомься — это твоя коллега маг, Дем… эээ, душечка, у тебя такое сложное имя — повтори, а?

— Дина, — быстро сказала девушка. — Дина Красс.

— Хорошее сокращение, — одобрила мадам, — Салем, девушка будет сидеть у тебя в подвале — покажешь какую нибудь комнату поприличнее под кабинет. И побыстрее — тут дел вагон и тележка.

— Да, что вам нужно для работы? У нас тут уже очередь, знаете ли… — поинтересовался второй в комнате лейтенант, невысокий плотный блондинистый мужчина, чем то неуловимо похожий на крупную мышь. «Мышь-соня» подумала Дина. У блондина было такое же щекастое лицо и круглые удивленно-сонные глаза. Если бы она не слышала о лейтенанте Злобсе раньше, и только хорошее, она бы решила, что он здесь случайно, слишком он был смешным.

— Вот и хорошо, — проговорил Салем делая глоток, шуток и колкостей он или не понимал, или игнорировал, потому что негромкий тон даже не поменялся, — не люблю опаздывать, — взгляд светлых глаз остановился на девушке, — Салем Карайн, — представился он, снова отпивая кофе и продолжая рассматривая Дину, судя по всему таким взглядом он рассматривал все в этой жизни, начиная от предметов мебели и заканчивая бездомными котятами. Полусонный, кажущийся мутным из-за странного цвета глаз, какой-то слишком взрослый для его внешности, взгляд Салема наконец-то переместился с девушки куда-то на людей, — Все, что нужно ей принесут или мне прислать Гари?

— Я принесу, — один из людей как-то дернулся при звуке этого имени и быстро засобирался к выходу.

— Карты — одну максимально большую города и окрестностей, одну, тоже как можно большего размера, страны. Артефакты для поиска, усилитель и экран у меня свои, но на прошлой практике мне оплатили их амортизацию, — заучено перечислила Дина рассматривая своего коллегу. Некромантов она не боялась. Просто плохие воспоминания детства вызывали стойкое неприятие черного цвета и всего отдаленно похожего на темные искусства. А этот был еще и какой то странный.

— Хорошо, — еще один глоток и похоже кружка опустела, потому что некромант с едва заметным вздохом посмотрел в нее и собрался уходить, — Пойдемте, мисс, я покажу вам ваше рабочее место.

— Слушайте, а не в подвале места нет? — обреченно поинтересовалась Дина.

— Увы, дорогуша, — Полина тоже встала тряхнув своими тремя подбородками. — Уже обсудили. Места для всех твоих карт, столов и шара…

— Экрана, — поправила Дина. — Шарами уже не пользуются лет пятьдесят.

— … и экрана, — покладисто исправилась Полина, — просто нет. Район большой, народу хоть и не хватает, но все равно многовато для такого здания. А у Салема в подвалах места должно хватить.

«Конечно», думала Дина идя вслед за потрепанным некромантом вниз, «хоть на головах сидеть будем, но вниз не переберемся. А маги что, пусть сидят в этом склепе, с покойниками, затхлым воздухом и… опять покойниками». Горестный вздох на этом месте все таки вылетел, хотя до этого Дина старалась не показывать сильно недовольства. Начинать первый день работы с капризов… так она никого не подцепит точно. Тот услужливый человек, который сам вызвался помочь ей с вещами вроде ничего… Она оставила ему адрес конторы, в которой подрабатывала и записку для служащих там, которая позволяла забрать ее, приготовленные на практику, вещи. Кое что, было весьма громоздким.

В подвале было на удивление свежо, разве что пахло какими-то благовониями, чисто и довольно пустынно. Единственное, что это место роднило со всеми виденными Диной подвалами, это отсутствие нормального освещения, по крайней мере в коридоре лампы не горели вообще, но похоже, ее проводнику это совершенно не мешало. Толкнув одну из дверей, кажется третью по счету, Салем щелкнул выключателем и прошел внутрь.

— Прошу, — похоже эта комната когда-то была архивом, пустые шкафы, несколько столов и какая-то совершенно доисторическая картотека, которая судя по виду была сотворена еще во времена зарождения технологий.

— Спасибо, вполне подойдет. — поблагодарила нейтральным тоном магесса. — А сдвинуть эту картотеку в дальний угол можно? Мне надо полностью освободить эту стену, — показала она. — И сдвинуть пару столов вместе. И вообще передвинуть все как мне будет удобно…

— Гари, Пятый, ко мне, — рубин на навершии посоха мягко вспыхнул и засветился ярче, а Салем повернулся к двери, за которой послышался странный звук шагов, будто ног у идущих было нечетное количество. Первым появился довольно свежий зомби. Умер он, наверное, всего несколько дней назад, как это произошло было очевидно с первого взгляда, вся одежда и тело под ней спереди были изрезаны в мелкие лоскуты и покрыты уже давно высохшей кровью. Следом появился хозяин странной походки, ног у него было две, а такой звук получался исключительно из-за того, что кости, в отличие от плоти, стучали по полу все разом. Высокий, отполированный, скрепленный заклинаниями и покрытый вязью мелких рун скелет и зомби, на лбу которого красовалась небрежно начерченная печать, замерли в комнате.

— Еще раз, что нужно сделать? — некромант повернулся и посмотрел на Дину.

— Столы туда, — несколько напряженным тоном принялась командовать девушка. — Шкафы развернуть, картотеку вообще можно выкинуть. Один стол ближе к шкафам.

Пока молчаливые рабочие двигали мебель, Дина поинтересовалась у явно ждущего ее реакции некроманта, — А использование подследственных трупов в подсобных работах это законно?

— Я здесь для того и сижу, чтобы они могли ходить и говорить когда это нужно, — Салем, который наблюдал за перестановками, прислонившись плечом к косяку двери, поднял голову и посмотрел на девушку, — То, что его не забрали для допроса и он все еще здесь не моя вина. А раз он уже ходит, почему я не могу его использовать.

— Действительно. Надеюсь вы его поменяете когда он попахивать начнет, — Дина кинула сумку на передвинутый стол за шкафами. Из сумки появились заранее приготовленные таблички «для образцов», «для дел», «не входить, идет эксперимент» и сразу несколько «не трогать!!!». Первые две легли на сдвинутые вместе столы, сразу придавая комнате полу-рабочий вид, — Скоро привезут мое оборудование, надо будет расставить и повесить карты и экран. А что гонять живых, если у вас есть эти. Только порадуйте меня, зомби хотя бы протирался дезинфицирующим раствором? — Магесса была явно не шокирована такими слугами, но гримаса недовольства проскочила, когда проходящий мимо зомби ее задел болтающейся рукой.

— Считаете всех вокруг дилетантами? Похвальное умение, — отозвался некромант, подманивая к себе зомби и острым ногтем поправляя печать на его лбу, — Особенно для практикантки. Пятый — место, Гари — кофе — проговорил он обращаясь уже к своей нежити, и отвернулся, — Позовете, если я или мои помощники будут вам нужны, — взмахнув рукой, он растворился в темноте коридора, только навершие его посоха едва светилось.

«Два месяца. Только два и я сэкономлю себе кучу денег на учебе» напоминала себе Дина-Деменция сидя на столе и болтая ногами в ожидании своих вещей. Выходить и видеть некроманта или его помощников не хотелось. Идти к стражникам наверх конечно пора, но нужно было собраться с духом. Дина так редко имела возможность общаться с людьми последние пару лет, что теперь нервничала. «Соберись, не раскисай. Встала, надела улыбку и пошла. Спросишь, где столовая, где туалет, может кто и не испугается…". Уговоры сработали на пятнадцатой минуте.

Дина поднялась наверх и тут же была вознаграждена столкновением со спешашим куда то стражем, который налетел на нее и спал с лица, когда понял до кого дотронулся.

— Извините, мисс, — Дину обошли по большому кругу и у нее было полное ощущение, что когда она не видела человек сделал знак от сглаза. «Конечно, я даже через одежду могу мысли прочитать!» разозлилась Дина. «Есть что скрывать, честный государственный служащий?». Все таки на прежнем месте практики было полегче. Там был свой менталист, старый алкоголик, который если что и умел, то свои умения уже давно пропил. Его не боялись и не уважали. Он умел пару затверженных уже намертво фокусов и даже такой приносил несомненную пользу. С той практики у нее даже было несколько свиданий и один поклонник продержавшийся целых два месяца. Дина уже надеялась, что нашла свой счастливый билет, но… сержант все таки потерял интерес, а Дина не смогла сделать вид, что не слышит его автоматически пробивающихся иногда мыслей «мать не одобрит», «а не затуманивала ли она мне мозги», «ну менталистка, зато богатая», но апофеозом стала мысль уловленная во время самого интимного дела в отношениях «кстати надо на рыбалку опарышей найти». Натренированный мозг менталиста даже уловил ассоциативный ряд «белая кожа — копошащийся опарыш» и вроде симпатичный парень вылетел из ее жизни, как и все предыдущие. А здесь она похоже была пугалом. Насчет нее предупредили. Чтобы были вежливыми, чтобы помогали… Но она явно была как полезный инструмент, ее не позвали посидеть вместе, не пригласили вечером в бар, хотя при ней все договаривались пойти расслабиться, чтобы дать новенькому парню в отделе тяжких преступлений познакомиться со всеми в нерабочей обстановке… Никто даже не подал руки, хотя она не снимала перчаток. Зато ее сразу поймали и пока она не могла заниматься поиском пропавших, припахали к опросу подозреваемых.

Через три часа Дина притащилась обратно в подвал, искренне ненавидя все вокруг. Копаться в грязных мыслях, кровавых воспоминаниях и отшелушивать обычную льстивую чепуху, которую начинали гнать прослушиваемые ею люди было противно. Подвал наполнял аромат свежесваренного кофе, благовоний и еще чего-то едва уловимого. Этот запах девушка встречала в Академии, особенно в районе Темного факультета и через пару минут, она определила его. Воск. Похоже Салем, как и почти все темные, предпочитал свечи электричеству. Некроманты вообще были самыми странными из всех магов, которых выпускала Академия. Технику они не признавали почти никакую, к тому же она имела свойство ломаться возле них в самый неподходящий момент. Кто-то из преподавателей пытался объяснить этот эффект, но досконально его изучить не удалось, потому что некромантов по простому было мало и они не желали, чтобы их исследовали. Зато любая магическая вещь работала в их руках просто прекрасно. Даже в одежде они не изменяли многовековым традициям: черные робы с окантовкой, чей цвет зависел от уровня, массивные посохи, украшенные драгоценными камнями, когда все уже перешли на новые мелкие и более дешевые артефакты и инструменты.

Порадовало ее еще и то, что в ее новый кабинет уже привезли все необходимое. Все таки машина стражи — это прекрасное средство от столичных пробок. Правда все оборудование было сложенно кучей на полу по центру комнаты. к сверткам и коробкам были прислонены две скатанные в рулонам большие карты города и страны, то, что надо помочь все развесить, в голову доблестным стражам конечно не пришло. Посверлив кучу глазами, Дина все так же злясь пошла искать некроманта. Надо было раскладываться…

Салем нашелся в одной из дальних комнат, которая была переделана под операционную, если это можно было так назвать. Почти все пространство у стен занимали свечи всевозможных форм и расцветок, которые освещали комнату теплым желтым светом. Две огромные двери на дальней стене, покрытые нацарапанными прямо на металле символами, похоже вели в холодильники. Некромант валялся на одном из столов и спал, ну или просто отдыхал, по крайней мере его глаза были закрыты, и его совершенно не смущало соседство с мертвыми телами, которые, прикрытые тканью, лежали рядом. Возле него, с кофейником в одной руке и посохом в другой, замер уже виденный девушкой скелет. Дина уже хотела открыть рот и возмутиться фактом сна на рабочем месте, но потом проскочила четкая мысль «да не мое дело» и она развернулась, отправляясь наверх искать себе добровольцев для установки оборудования. Наверху этому не обрадовались, но под нежным взглядом Злобса, который похоже очень хотел поскорее получить свою очередь пользования услугами менталиста, быстро нашлись пара дюжих стражей, которые пошли за девушкой в подвал. Дина попыталась им поулыбаться, но парни заметно нервничали. Она искренне понадеялась, что это от близости некроманта рядом. При входе в подвал, она с удивлением увидела, что скелет переместился в коридор и замер там будто памятник на могилке самому себе. Возникла заминка. Стражи войдя в коридор и увидя скелета, выскочили прочь. Дине понадобилось несколько минут уговоров, чтобы они все таки прошли в комнату. И то девушке пришлось вплотную подойти к скелету, отгораживая отважных стражей от него.

— Да подвинься ты! — возмутилась она наконец.

— Посторонним вход запрещен. Идет работа. Распоряжение хозяина.

— Да никто и не беспокоит твоего хозяина! Просто подвинься на пару шагов, костяшка! Они тебя бояться!

— Распоряжение хозяина.

— Да спит твой хозяин! Ему вообще все параллельно похоже!

— Спасибо за столь лестные оценки моего поведения, но я не сплю, — раздался откуда-то из темноты голос некроманта, местоположение которого можно было определить только по едва заметному свечению камня в посохе, — Гари, — скелет повернул голову, смотря в коридор пустыми глазницами полированного черепа, — Никого не пускать, — слуга повернул голову обратно, Дине даже на мгновение показалось, что череп усмехнулся. Скрипнула какая-то дверь и свечение исчезло, вместо него из щели под дверью начал пробиваться ровный желтоватый свет зажигаемых Салемом свечей, который никак не разгонял темноту, а, скорее, делал ее еще гуще.

Тем временем, недобровольные помощники распаковали свертки Дины и успели повесить на стены карты и экран. Экран был размером метр на метр и был похож скорее на полупрозрачное стекло, хотя сделан был из отличного хрусталя. Во сколько он обошелся лучше было не вспоминать. На рабочий стол упали кучкой Посредники — маленькие деревянные кружочки, которые соединялись с аурой разыскиваемого объекта и служили ориентирами на карте. Рядом со столом устроился Усилитель, который жрал уйму ее нервов и электричества, при использовании иногда бился током, и был дорогостоящим, но полезным гибридом магии и технологии. Когда увидеть не удавалось, но было понятно что еще чуть-чуть и все получится, то Дина пользовалась им. Еще несколько мелочей, последняя ходка помощников наверх, и она обзавелась креслом вместо рассыпающегося стула и маленьким электрическим чайником.

— Ну можете передать госпоже Зайонц, что все готово — можно приносить дела и образцы.

Помощники тут же сбежали, издав по дороге несколько сдавленных матерных воплей, проскакивая мимо Гарри.

Объединяющие неприятности

Мадам Полин появилась спустя десять минут в компании двух сотрудников тащивших целые груды дел. Дальше начался отсев. Не ко всем папкам прилагались образцы тканей или какие то носильные вещи. Полина срочно убежала вызванивать родных пропавших детей, чтобы они привозили что-то для поиска. А Дина начала перебирать что было.

Этап первый: установить жив ли объект.

— Жив.

— Нет.

— Нет.

— Нет.

— Жив.

— Жива.

— Жива.

— Жив.

— Нет.

— Нет…

Каждое «нет» отдавалось болью в сердце и накатывающей тошнотой. Соединение с вещью, еще лучше с частью тканей или кровью, и поиск связующей их нити, которая приводит в темноту и ощущение гнетущей пустоты. Иногда нить вибрировала и обрывалась, тогда приходилось включать Усилитель и дергаться под ударами тока вредной машины. Радовало только, что в большинстве случаев, такой обрыв означал облегченное «жив-жива». Два часа пролетели быстро для сотрудников мадам Полины, но медленно для Дины. Короткий перерыв когда первая партия дел кончилась и переход ко второй части. Установление местонахождения объекта. Ловить кончик нити и тонкая привязка ее к Посреднику. Несколько пассов и кругляш с именем пересаживается на карту сначала страны, а потом если там он не начинает сдвигаться, то на карту города. Проследить объект за пределами страны Дина-Деменция пока не могла. Как она считала, к счастью. Дело уже шло к концу рабочего дня и по карте ползали уже три Посредника издали напоминая букашек, когда подтянулись первые сложности…

— Я хочу видеть! Я мать, я имею право! — в подвал чуть не снеся Гарри, вкатилась не менее пухлая дама, чем пытающаяся ее остановить мадам Полина.

— Там работают и вы только помешаете! — пыталась она воззвать к голосу разума обезумевшей мамаши, — Оставьте игрушку и мы вам сообщим о результате.

— Нет! Где ваш колдун?! Сейчас! Немедленно! Полтора года уже ищете!

— Тут некромант рядом! — пыталась остановить это торнадо мадам, указывая на скелет.

— Хоть демонопоклоники! Где!!!

Дина выскочила из комнаты, потому что трубные вопли сбили не то что настройку ментального поля, но и просто оглушили.

— Госпожа Зайонц! Или выводите, или пропустите уже, только время зря тратим! Но под вашу ответственность!

Спустя десять минут из комнаты послышалось тяжелое «Нет», сказанное голосом Дины и стены содрогнулись от вопля женщины.

— Лгунья, лгунья! Ведьма! Все ложь!

Полина выволокла пинающуюся и норовящую вцепиться в волосы хоть кому то из женщин обезумевшую мать, и потащила ее прочь, оставляя Дину стоять прижавшись к стене и подрагивать от нахлынувших эмоций. В голове еще звучал вопль, а перед глазами мелькали считанные образы несчастной, когда она схватила девушку за руки…

Салем, который в третий раз начинал вырезать сложный символ на коже лежащего перед ним тела, дернулся от криков, доносившихся из коридора. Длинный ритуальный нож в его руке прочертил лишнюю линию в рисунке, и все его труды пошли прахом. Выругавшись сквозь зубы, некромант вылетел в коридор с намерением высказать все, что он думает о таком соседстве вообще и о вопящей женщине в частности. Гари шагнул в сторону, пропуская злого как черт Салема в освещенную часть подвала. Карайн сейчас выглядел ровно так, как некромантов представляли в слухах. Нож, кровь на руках и на лице, куда она попала, когда Салем дернулся, даже тапочки, в которые он был до сих пор обут, как-то настораживали.

— Ты, — рука с ножом указала на женщину, — Заткнись, сейчас же, — злой шипящий голос как-то даже перекрыл вопли женщины, а некромант заглянул в комнату к Дине. Девушке похоже было откровенно нехорошо, цветом она приближалась к тому покойнику, над которым колдовал некромант. Карайн посмотрел на монументальную мадам Полин, и дал знак скелету, который пошел вперед, — На сегодня все. Гари, закрой дверь.

Не обращая внимания на крики якобы обманутой женщины и бубнеж мадам Полин, скелет спокойно вытолкал обоих женщин наружу и захлопнул дверь прямо перед носом еще пары, которые пытались проскользнуть внутрь. В подвале наконец-то наступила блаженная тишина. Салем запрокинул голову, рассматривая потолок, и вздохнул. По хорошему ему надо было возвращаться к работе, по плохому, высказать его новоявленной соседке все, что он о ней думает, но, бросив на девушку еще один взгляд, некромант развернулся и ушел, чтобы вернуться через несколько минут, с двумя кружками в руках, одну из которых он спокойно поставил на край стола перед Диной.

— Экран, — сквозь дрожащие губы девушки еле пробилось несколько слов, — Экран включи, — в глазах еще плыли воспоминания. Цвета, запахи, звуки, ощущения. Полное подключение. Она не ожидала прикосновения иначе сбавила бы силу. Но хотелось найти ребенка. Очень хотелось. Может скинув проекцию на экран станет легче. Салем покачал головой, но просьбу выполнил, правда практически сразу вернувшись обратно к двери, потому что прекрасно знал как на него могут отреагировать такие сложные вещи. Заработало записывающее устройство, которое вело к экрану. Дина почти упала вперед, опираясь в кои-то веки незакрытыми руками о стол, где ее ждала принесенная Салемом кружка. Волосы свесились вперед закрывая бледное лицо, а экран заработал отражая чужие воспоминания. Рождение, воспитание, слезы, смех, крики, первые слова, шаги, ссоры с мужем, примирения, как на словах, так и в постели, все лилось в бешеном темпе на экран. Все медленнее шли воспоминания, и рывками шли куски уже последних лет. Упитанный мальчик дает руку и они куда то идут. А дальше чернота будто вырезанный кусок пленки, за которым последовали вопли и крики женщины судорожно бегающей по парку и зовущей сына. Закончился экскурс в чужую жизнь видением собственно самой Дины, после произнесения «нет» превратившейся в сознании женщины в белую ведьму с шевелящимися черными волосами-змеями. Готовая страшилка для детей. Облегченно выпустив заряд негатива в запись, Дина не глядя нашарила кружку и сделала глоток.

— Спасибо. Это было неприятно, — горячий кофе обжег небо отвлекая от жалости к себе. Некромант молча смотрел на разворачивающуюся перед ним на экране жизнь, это было занятно, что-то подобное было и у него, но ему обычно приходилось выслушивать все эти рассказы. Хорошо, что он приспособил Гари для их записывания, потому что у него давно бы отпали руки, но вот это устройство было гораздо занятнее. В общем все было как обычно, бледные глаза быстро замечали интересные моменты, отсекая лишнее. Странная темнота привлекла его внимание, но все было довольно быстро и подробностей он заметить не успел. Усмехнувшись на последней картинке, Салем, тряхнул головой, отбрасывая красные косички за спину. То как работают менталисты Карайн слышал, но видел впервые.

— Это ее память? — он поднял голову, с интересом разглядывая Дину, — Что это за черный кусок? В середине?

— Стертые воспоминания, — ответила менталист между двумя глотками. Она на пару секунд распахнула глаза будто всматриваясь во что то, — Блок на воспоминания. Кривой достаточно блок. Я такие ставлю, когда платят за то, чтобы забыть. Снять можно легко. При личном контакте, — красные в отсветах лампы глаза опять прикрылись ресницами, а губы изогнулись в печальной улыбке, — Только сама я за ней не побегу с воплями «Я нечаяно ваши мысли прочитала! Подайте на меня в суд!». Отдам запись Зайонц, пусть сама с ней общается. Правда теперь это дело об убийстве скорее, не знаю кому из двух лейтенантов оно достанется, — девушка потерла подозрительно блеснувшие глаза, а потом всхлипнув и уже не пытаясь даже вытереть поток слез, пошла к своей сумке и покопавшись там нашла блистер таблеток и съела сразу три запив кофе, — Я не истеричка, — пояснила она все еще смотрящему на нее некроманту, — Просто я чувствую все. Боль от родов, первые радости, горести, все ее эмоции. Это как прожить за нее за пару секунд жизнь. Жалко… очень. Себя. Его. Всех. Что там за шум? — девушка вытерев слезы прислушивалась к глухим стукам в дверь подвала и крикам двух голосов, — Нам сказали, что можно!

Карайн оглянулся и несколько секунд прислушивался к крикам из за двери, потом посмотрел на Дину, вздохнул и поставил кружку на один из столов.

— Гари, за мной, — скелет, который похоже постоянно находился где-то рядом, встал у некроманта за плечом. Салем достал откуда-то из складок мантии длинный, покрытый старой кровью и, похоже, ни разу не протиравшийся ритуальный нож, крутанул его в руке и усмехнулся, — Что-то я добрый сегодня, — проворчал он сам себе, и закрыл за собой дверь кабинета менталиста. В несколько шагов преодолев расстояние до двери, он нацепил на лицо маску ледяного спокойствия и указал Гари на дверь.

— У вас какие-то вопросы, дамы? — проговорил он, когда скелет рывком распахнул дверь.

— Менталист тут сидит? — заворожено глядя попеременно то на нож, то на скелета спросила одна из женщин. Вторая только хлопала широко раскрытыми глазами прижимая к себе плюшевого медведя.

— Гари, возьми вещи, а вы… — Салем шевельнул рукой, почесывая кончик носа грязным лезвием, — …приходите завтра, — Скелет протянул руки, ожидая, когда ему подадут что-нибудь, — А теперь, прошу меня извинить. Мне нужно работать.

Женщина с плюшевым медвежонком издала внезапно громкий визг и закрывшись медведем как щитом, прикрыв глаза бросилась в проем, сбив с ног некроманта и отбросив скелет в сторону. Ее сестра по несчастью следовала за нею по пятам. Дина выскочила на звук, думая что тут по меньшей мере кого то убивают.

— Взять! — тихий и очень злой приказ, поднимающегося на ноги некроманта заставил скелета прыгнуть вперед, вцепляясь костлявыми ладонями в лодыжки одной из женщин. В коридоре внезапно стало очень темно и очень тихо, будто выключили звук и свет. Дине, которая оказалась застигнута этой чернильной темнотой врасплох, пришлось сделать шаг в сторону, чтобы нащупать рукой дверной проем, — Шестой, двенадцатый. Ко мне, — издалека послышались медленные, чуть шаркающие шаги, — Убрать, — голос Салема раздался уже прямо рядом с дверью. В коридоре послышалась возня и шорохи, которые постепенно удалялись. Через несколько минут послышался хлопок входной двери, лязг замка и глухие удары снаружи, вместе с гневными воплями. Темнота снова стала обычной темнотой едва освещенного коридора, и мимо кабинета Дины прошел Салем в сопровождении двух, не очень свежих зомби и своего скелета.

— Бардак, — прокомментировала Дина больше самой себе, — Когда я работала в Рабочем квартале, таких накладок не было. Может потому что там есть свой менталист, пусть и маловменяемый. Похоже тут не понимают, что ко мне не стоит пускать людей. Я так перегорю… совсем перегорю.

Вопли за дверью и стуки прекратились, чтобы через пять минут смениться гневным рыком лейтенанта Рутена.

— Карайн!!! Крахх! Немедленно открыть дверь! Это приказ! Карайн, вы за это ответите! — дверь пнули несколько раз сопроводив это очередным выкриком, — Не посмотрю ни на что, уволю к демонам с такой характеристикой, что тебя и в подметальщики улиц не возьмут, некромансер!

— Да за что мне все это?! — простонал Салем, оборачиваясь и направляясь обратно к двери, — Что б ты шею свернул на этой лестнице, Мик, — нежить, как привязанная, шла следом, Карайн как и всегда удерживал ее рядом с собой усилием воли и магией. Оставив их внизу лестницы, он поднялся по ступеням, открыл дверь и, сложив руки на груди, посмотрел на людей, — Лейтенант Руген. Не думаю, что ваш убогий мозг может понять специфику нашей работы, но, если мы говорим завтра, это значит завтра. О моем увольнении поговорите с капитаном, когда он вернется. И спасибо, что вы наконец-то правильно произнесли название моей профессии.

— Краааахх! — на некроманта лейтенант даже не взглянул. Только еще раз заорал прямо в лицо Салему, — Крахх, немедленно примите этих дам! Прятаться от работы за спиной дружка мага у вас не выйдет!

Два светящихся злорадством лица женщин маячили в него за спиной. Бледная еще больше Дина возникла за спиной у некроманта отрезанная от него впрочем парой его мертвых помощников.

— Но я не избегаю работы. Мадам Зайонц…

— Нападение на потерпевших! Самодурские ограничения! Тут что, ваша собственность завелась? Вы теперь госслужащие и если вам позволили… если вы тут работаете извольте следовать правилам! — отдышавшись и еще раз смерив красноволосого раздолбая злобным взглядом Рутен прошипел, — Вы лишены премии Карайн. А вы Крахх… еще одно замечание, хоть малейшее… и практику вам не засчитают. А письмо о ваших похождениях будет у ректора на столе. Кажется вам это было важно?

— Правила этого заведения не ограничивают работников в наведении порядка, если они мешают работе, — проговорил Салем, выдерживая взгляд лейтенанта, — Штрафы для посетителей за проникновение в служебные помещения без приглашения вы подписывали сами. Эти дамы попытались попасть в подвал, доступ в который возможен только людям, работающими в этом здании и тем, для кого были выписаны приглашения. Об этом написано на двери за моей спиной и в вашем приказе. Следовательно мои действия по выдворению нарушителей были правомерны и были сделаны со всей поспешностью и всеми доступными мне средствами. Также, — похоже некромант действительно по памяти зачитывал строчки приказа, потому что сейчас он прикрыл глаза, чтобы не видеть мерзкое раскрасневшееся лицо лейтенанта, — приказ по страже, регламентирующий работу штатных магов и практикантов говорит о том, что доступ посетителей к менталистам запрещен, за исключением случаев, когда у посетитель подписал добровольный отказ от последствий возможного считывания их памяти. Как я понимаю таких бумаг у вас, дамы, нет, — дождавшись кивка, он продолжил, прислушиваясь к шагам, которые раздавались вдалеке, — Следовательно, мисс Крахх не примет посетителей. Посетители передадут вещи и останутся в ожидании ответа здесь. Думаю мадам Полин подтвердит мои слова. Верно, мадам? — гаденькая улыбка на миг появилась на лице некроманта и тут же исчезла, снова сменяясь на отсутствующее выражение, а взгляд переместился за спины, на лицо монументальной женщины, появившейся у дверей подвала на шум.

Мадам только выдворившая обезумевшую первую посетительницу была явно не в курсе происходящего.

— А что я должна подтвердить?

— Вы сказали, что мы можем сразу услышать результат! — заистерила одна из женщин увидев мадам, — Мы хотим присутствовать при определении, где наши бедные малыши находятся! А на нас напали! Зомби, скелет и этот злобный некромант! Что происходит тут вообше?!

— Бардак, — опять прокомментировала бедная Дина, — Госпожа Зайонц… передайте мне вещи, я посмотрю… Но еще одна такая ситуация и я перегорю.

— Мы детей потеряли! У вас совесть есть?! — опять вылезла одна из дам. Вторая уже рыдала на плече у лейтенанта.

— Я же сказала, что посмотрю. Но я не могу настраиваться, когда рядом кричат или плачут. Я же человек все таки.

Судя по скептическому хмыку лейтенанта, он в этом сомневался.

— Я тихонько рядом постою… — голос женщины с медведем стал умоляющим.

Дина подошла к перегораживающему проход Салему.

— Просто дайте мне вещи и я посмотрю.

— Сейчас вы еще и жизнь потеряете, потому что у меня совести нет, — едва слышно проворчал Салем, закрывая ладони тканью широких рукавов и бесцеремонно выхватывая игрушку из рук одной из женщин, и смятый и потрепанный пенал у другой. Не поворачиваясь, он подал обе вещи Дине, — Мадам Полин, мне не нравится, что мне приходится использовать вещи, фигурирующие в уголовных делах для наведения порядка на собственном рабочем месте, но сегодня мне опять пришлось это сделать, чтобы убрать с территории, доступ на которую ограничен, нарушителей. Но лейтенант Руген пытается настаивать, чтобы я пропустил их внутрь без соответствующих бумаг. Прошу вас, разберитесь с этой ситуацией.

— Салем, ну бедные дамы же волнуются. Деменция, вы не посмотрите? Побыстрее. А доступ мы конечно ограничим. Ну пара-тройка человек в день. Это же не много, душенька? — Полин явно заискивала перед девушкой.

Дина взяв вещи отошла к себе.

— А вы юноша, потерпите, пара месяцев это не долго. А работать у нас она вряд ли останется. Ты не представляешь сколько это стоит в частном порядке, Мик, — Полин повернулась к лейтенанту все еще изображающему рыцаря и успокаивающего одну из дам. Некромант чуть наклонил голову в едва заметном поклоне, но промолчал. Лейтенант изредка косился на него, стараясь все таки больше уделять внимание женщине, продолжающей висеть на его плече. Было заметно, что он хоть и ненавидит проклятого мага всеми фибрами души, все таки его боится. Будто что-то вспомнив, Салем обернулся, фокусируя взгляд на зомби, стоящих внизу.

— Шестой, двенадцатый. Место, — проронил он, и нежить. развернувшись, неторопливо отправилась обратно по коридору.

Дина по нескольку раз проверила результат и скрепя сердце пошла рассказывать о нем матерям. Подойдя к лестнице и поднявшись к проему, где еще маячил молодой некромант, который сдвинулся в сторону, когда она подошла, она протянула полученные вещи.

— Да, — пенал возвращается в руки женщины опять зарыдавшей, но уже от счастья.

— Нет, — плюшевый мишка падает на ступени, когда очередная мать в ужасе начинает трясти девушку как грушу вцепившись в ее руку и подтягивая к себе. Последовавшие вопли почти точно повторяли предыдущую посетительницу, но чередовались с воплями.

— Ошиблась, скажи что ошиблась! Моя Марииии!

Деменция-Дина только трепыхалась пытаясь вырваться, но судя по начавшейся дрожи, она опять подбирала чужие воспоминания и делила чужую боль потери. Полин вцепилась в женщину пытаясь разорвать ее хватку, и что-то успокоительно приговаривая. Тонкие холодные пальцы, которые чувствовались даже через плотную ткань черной робы, обхватили запястья женщин и развели их в стороны.

— Прошу нас простить, — холодный голос Салема похоже мог заморозить Ад, — Мадам Полин, напоминаю о просьбе и о правилах работы, — некромант развернул девушку и, придерживая ее за плечи повел вниз по ступеням, дверь за ним закрыл Гари. Отпустил Дину Салем только у двери ее кабинета и только теперь позволил себе выругаться. Длинное, сложное выражение перемешивало в себе лейтенанта, женщин и стражу вообще, включая когда, где и в каких позах некромант их всех видел. Не досталось только Полин, похоже к ней Салем относился лучше чем к остальным. Щелчком заработал экран снова принимая на себя историю чужих бед. Дина не прислушивалась к ругани коллеги, сосредоточенно сбрасывая все чужое на хрустальное око. Последние кадры мелькнули темнотой как в прошлый раз и сменились такими же испуганными поисками в парке.

— Надо точно показать это Полин. Завтра, — хрипло сказала Дина прислоняясь к стене. — Спасибо, — на некроманта перевелся усталый, но признательный взгляд, — Я бы вас поцеловала за такую помощь, но не думаю что вам это понравится. Спасибо. Они бы меня порвали своими волнениями.

— Скорее это не понравится вам, — Карайн вздохнул и покачал головой, надо было придумать чем себя занять. Работать так, как он собирался, сегодня уже не получится, настрой сбил еще первый крик, а теперь, после этих сцен, вообще очень хотелось кого-нибудь прибить. Забрав со стола кружку с недопитым и остывшим кофе, некромант остановился в дверном проеме, — Я бы не советовал сейчас уходить, они там, и наверняка ждут.

— Я устала и спать хочу, — возмутилась девушка, — Я же в страже! Неужели меня нельзя будет отбить от нескольких несчастных. Я не могу же лечь тут на полу!

Включив чайник, она устало уселась в кресло и повесила голову.

— Подожду полчаса и пойду.

— Три, не меньше, — хмыкнул Салем уже из коридора, — А кто будет отбивать? Стражи, которые обходят вас по дуге и боятся прикоснуться? Ну можно конечно попробовать, — его голос раздавался все дальше и дальше, похоже он не испытывал никаких проблем с тем, что в такое позднее время он все еще на работе, — Могу предложить кофе, — долетела до Дины последняя фраза от Карайна, после этого негромко скрипнула дверь и стало тихо.

— Кофе… — проворчала она, — Я спать хочу и забыть хоть немного сегодняшний день, а не взбадриваться…

Но встряхнувшись и натянув ненавистные, но такие полезные перчатки, она пошла в сторону исчезнувшего Карайна.

— Простите, Салем? Могу я вас так называть? А телефон тут есть?

— Да, — некромант снова был в уже виденной Диной комнате с большими металлическими дверями. Столы в этот раз были пустыми, похоже, что лежащие на них раньше, куда-то ушли. Его палец указал на стену у двери, где в небольшой нише стоял довольно древний аппарат. Судя по его состоянию, он пока еще как-то держался рядом с Салемом, потому что в той же нише виднелось оплавленное пятно по форме напоминающие одну из новых моделей телефонов. Из неприметной дверцы в дальнем углу комнаты появился Гари, который снова нес две кружки. Одну он подал Карайну, а с другой остановился возле Дины.

— А как мне тогда называть вас? — некромант оперся о полированный стол, на котором еще недавно спал, и чуть усмехнулся, — У вас интересное имя, удивительно подходящее и к профессии, и к сегодняшнему дню.

Дина только вздохнула набирая номер. Несмотря на древность работал аппарат исправно и соединение установилось почти сразу.

— Нил? Можешь меня забрать с работы? Неприятные встречи… Участок стражи недалеко от меня. Спасибо. Конечно подожду. Да. Да. А Марлен…? С удовольствием, — положив трубку она подошла к оставленной для нее кружке, — Меня лучше называть Дина. Дина Красс. Я официально поменяю имя через год. А Деменция Крахх… это имя для… — короткий взгляд в сторону некроманта, — … не для меня, — она посверлила кружку глазами и продолжила, — Предваряя следующий вопрос это не только мне так повезло. Моего брата зовут Онейр. Хотя мы его зовем Нил. Наши родители… оригиналы.

(для справки. «Деменция» — это распад психических функций, происходящий в результате поражений мозга, часто — в молодости в результате аддиктивного поведения. То есть пей, кури, колись, гуляй и распад мозга получай. «Онейр», он же шизофрени́ческий дели́рий — психопатологический синдром, характеризующийся особым видом качественного нарушения сознания с наличием развёрнутых картин фантастических, сновидных и псевдогаллюцинаторных переживаний, переплетающихся с реальностью. Видите, полетели над вашим домом динозавры махая крыльями? Возможно это оно).

Последнее слово у нее прозвучало как «проклятые идиоты».

— Родителей не выбирают. С ними стоит или смириться, или от них отречься, — он шевельнул плечом и, подпрыгнув, уселся на высокий операционный стол. Поерзав на холодном металле, Салем устроился, подогнув под себя одну ногу, — Я хотел спросить, — он помолчал, подбирая слова, и перебирая пальцами косички, — В памяти тех двух женщин, в конце… были два одинаковых куска с чернотой, которую вы назвали блоком. Можно мне посмотреть запись, все равно работать я сегодня уже не смогу, а спать мне пока не хочется. Только вот техника со мной не очень ладит.

Дина отмахнулась. — Я знаю, у моего брата тоже такие сложности. Он учился полтора года на некроманта, перед тем как бросить Университет. У него теперь самый старомодный дом в округе и жена электронщик. Включу вам отрывок и посажу подальше… или…

она посмотрела искоса на коллегу, — Если не боитесь, то могу показать так… без техники, — ей почти хотелось, чтобы на лице непонятного некроманта появилось такое же смущающееся выражение как у всех остальных. Вроде и отказываться неудобно, а как то не комфортно, если кто то завезет тебе в мозги, пусть и неглубоко. Почему, она не могла сказать. Все таки хоть и по своему, но он ее пытался оградить от посетителей, принес кофе… Не вполне симпатия, скорее общая территория и интересы, но все равно мило. Просто любой некромант вызывал у нее желание немедленно сделать или сказать гадость.

— А вы, — Салем хмыкнул, думая о чем-то своем. Подняв голову, он посмотрел на девушку и спокойно протянул руку, показывая Дине не прикрытую тканью ладонь с тонкими пальцами, — не боитесь того, что можете увидеть? — Карайн мог перестать думать, мог закрыть свой разум от постороннего вторжения, этому его успели научить. Многие неживые твари ориентировались не столько на запах тела, который можно было чем-то скрыть, сколько на мысли человека. Некромантов обучали этой, довольно сложной технике, которая была одним из залогов их выживания. Естественно, такая защита не была абсолютной, и при должном напоре ее можно было взломать, но нужно было знать, куда давить и быть достаточно сильным для этой задачи. Но Карайн не сомневался в том, что девушка не ожидает от него такого умения и именно поэтому совершенно не боялся Дины и ее возможностей.

— Да я сомневаюсь, что увижу чего-то новое для себя, — как то грустно сказала девушка стаскивая перчатки и подходя к сидящему на столе некроманту. — Закройте глаза, так удобнее, — обе ее ладони накрыли кисть Салема и девушка сосредоточилась, автоматически пытаясь прикрыться от чужих воспоминаний и чувств… которых не оказалось. Салем даже почувствовал, как руки девушки сильнее стиснули его пальцы, а сама она удивленно ахнула. Впрочем замешательство было недолгим, руки опять расслабились, как и сама Дина, а перед глазами молодого человека замелькали кадры чужой жизни, — Я начну за несколько минут до темного пятна.

Минут пять он смотрел как толстого щекастого малыша тащат по дорожке парка прочь от лотка с мороженным, а он заливается ревом. Вокруг суетно и весело, выходной день и толпы народа ходят вокруг болтая или так же таская за собой детей. Потом ощущение как носительницу воспоминаний хватают за локоть, поворот ее головы и полная темнота. Дальше картинка возникла уже резко другая. Женщина стояла одна посреди дорожки и держала в руках подтаявшее мороженое. Она явно оставила ребенка и отошла его купить. Зачем…

Такая же картина была и на второй мыслезаписи. Только там аккуратная девочка сидела рядом с матерью и слушала как та болтает с приятельницей. Мать постоянно оборачивалась, чтобы посмотреть на дочь и каждый раз ребенок был на том же месте, разглаживая складки на платьице и что-то втолковывая плюшевому медведю. Собеседница вскоре ушла, а женщина подошла к девочке и собиралась ее увести… опять чье то прикосновение, поворот головы и провал. Очнулась она снова разговаривая с приятельницей в нескольких десятках метров от скамейки. Где ребенка уже не было, только валялась в траве игрушка смотря вверх глазками-пуговками.

— Еще раз? — Дина отпустила тонкие пальцы некроманта и открыла глаза, — Там явно похозяйничали, но блок кривой, еле держится. Придется еще раз работать с этими несчастными. Может можно будет хотя бы найти кто украл детей.

— Нет, я запомнил, — Салем дотянулся до своей кружки, которую отставил в сторону, и почесал кончик носа. Дина заметила, что он, в отличие от остальных людей, с которыми ей доводилось работать, не пытался незаметно вытереть руку об одежду, — Может быть завтра, когда я обдумаю то, что увидел. Или не увидел, — он пожал плечами и снова поерзал, меняя ногу, которую немного отсидел. Увиденное было странным, этот кусок темноты, который Дина, или Деменция, ему в общем-то было все равно, назвала блоком, был слишком странным, он походил на ту чернильную темноту, которой пользовался сам Салем, когда ему нужно было от кого-то спрятаться.

— Можно спросить? Два вопроса назрели, — Дина отошла опять натягивая перчатки, — Я тебя почти не чувствовала, будто тебя нет. Это ты как то закрылся?

— Да, — отозвался некромант, — Я знаю, как действует прикосновение менталистов, поэтому спрятал себя так же, как делал это, охотясь на практике за умертвиями. Не думаю, что вам интересны детали, тем более, что я не смогу объяснить как оно происходит. Это уже привычка, инстинкт, если можно так назвать, — Салем посмотрел на Дину, — Это был один вопрос. Что на счет второго?

— А вы волосы где красите? — порозовев спросила она.

— Нигде, это их настоящий цвет, — Карайна похоже развеселил этот вопрос, потому что он даже смог улыбнуться уголками губ, — Уже лет десять как.

— А как это получилось? — вопросы Дина задавала почти с наслаждением. Такого чтобы не знать о человеке все после прикосновения у нее не было уже… никогда. Так что время для Дины по крайней мере шло быстро.

— Эксперимент, — отозвался Салем, косясь на собственные красные пряди, — Краска на них не держится, магия не помогает. Видимо он был удачным, — некромант фыркнул в кружку и проговорил, — Хорошо, что только здесь, потому что красное еще что-нибудь, например брови, я бы не выдержал.

Через час после звонка, в дверь подвала вежливо постучали. Услышав далекий стук, он кивнул скелету, который как раз наполнял его кружку из кофейника. Гари понятливо развернулся и пошел открывать. Спустя пару минут вслед за Вернувшимся скелетом в комнату вошел мужской вариант Дины-Деменции. Черные волосы, вишневые глаза, белая кожа, красные губы сложившиеся в обаятельную, но ехидную усмешку. Картинка из детской книжки — злой колдун обыкновенный. Одет правда колдун был нетипично для слуги зла. На нем был коричневый твидовый пиджак с кожаными заплатками на локтях, светлые джинсы и белая рубашка с полураспущенным галстуком. Брат Дины пробежал взглядом по сестре, явно отметив и усталость, и заинтересованность в разговоре, прерванным его появлением.

— Приветствую, — кивнул он Салему. — Я брат этой юной особы, меня зовут Онейр Крахх.

— Салем Карайн, — отозвался некромант, чуть усмехнувшись на слово «юной», потому что он сам не мог похвастаться возрастом, позы он даже не поменял, да и руку для приветствия подавать похоже не собирался, — На ближайшие пару месяцев, видимо, ее коллега по несчастью.

— Ничего, несчастье может смениться и приятными моментами, — Онейр тряхнул темной челкой и бросил сестре, — Собирайся, малыш. Не хочу опоздать на ужин, — когда Дина убежала за сумкой, Онейр поинтересовался у Салема. — А вы тоже уходите? Может вас подбросить куда-нибудь? Нам сейчас все равно за город, можно сделать и крюк.

— Спасибо, но нет. У меня еще много работы, — Салем снова чуть улыбнулся, пытаясь быть вежливым, правда получалось у него это не слишком хорошо, особенно сегодня, когда его спокойное одиночество было нарушено сначала появлением практикантки, а потом и полоумных женщин, которые были слишком громкими. Некромант не любил живых и не собирался как-то менять свои привычки. Подошедший поближе Гари коснулся его руки и указал на одну из больших дверей. Чуть наклонив голову набок, Салем прислушался, улавливая едва заметное царапанье, доносящееся оттуда.

— Принеси все, — Карайн кивнул в ответ и спрыгнул со стола, потирая ладони и пытаясь их согреть. Когда скелет вернулся, подавая некроманту его посох и снова наполняя кружку, Салем повернулся к Онейру и появившейся в дверях Деменции, — пароль на вход infirmatur et stultum mori. А теперь прошу меня простить, — он поправил робу и исчез за дверью, предварительно ткнув концом посоха в что-то на полу.

— Забавный парень, Ди, — брат был как всегда оптимистичен. — А кто то кажется говорил, что ни с одним из этой братии даже и словом не перемолвишься, а? — в машине было ехать не менее часа, благо там в двигателе был хорошо усмиренный огненный элементаль. Пускать Онейра за руль механической машины мог только самоубийца.

— Он недоучка, как и ты, Нил, — больше говорить не хотелось, как и обсуждать некроманта. Деменция-Дина была выжата как лимон. Слишком много сил, нервов и разбитых надежд. И упорно стучащаяся в сознании какая-то неоформленная мысль…

………….

Утро некроманта началось не самым лучшим образом. Большую часть ночи он пытался привести в порядок загубленный по вине нежданных посетительниц материал, который вместо того, чтобы смирно лежать, решил самостоятельно выбраться из холодильника. После того, как буйного зомби удалось успокоить, Карайн выдал ему порядковый номер и отправил прибираться, а сам, зарисовав неверную печать, которая привела к таким дурацким последствиям, сейчас сидел в одном из свободных кабинетов и пытался разобраться в том, что же он натворил. Гари давно заговоренный на определенные действия, поставил возле руки хозяина тарелку с бутербродами и кружку с кофе, которые некромант проглотил почти не чувствуя вкуса. Когда Салем, наконец, понял, какая именно из линий печати была лишней, прошло часа три и, судя по звукам наверху, наступило утро.

Откинувшись на стуле Карайн потянулся и зевнул, глаза закрывались и кофе, даже очень крепкий, уже не помогал. Здраво предположив, что скоро должна будет прийти его соседка, Салем решил не уходить к себе, а по простому завалиться спать на один из столов, благо спать на холодной полированной стали ему было не привыкать. Завернувшись в робу и приказав Гари будить его только в самом крайнем случае, Карайн закрыл глаза и тут же провалился в сон. Через час его разбудил настойчиво пробивающийся сквозь затуманенное сознание звонок телефона, похоже он был не первый, но Салем всегда мог сказать, что он был занят ритуалом и не мог ответить. Вяло махнув рукой, Карайн дождался, пока костлявая рука положит трубку ему на голову и не открывая глаз ответил.

— Я занят, — его голос, даже в таком едва проснувшемся состоянии был нормальным, этому он научился на второй месяц работы тут.

— Салем, это Зайонц, как там мое дело?

— Какое из трех, мадам? Если вы про последнего, то благодаря «помощи» посетительниц вашей практикантки, он только сейчас готов к разговору, — Карайн не удержался и все таки съязвил.

— Хорошо, я сейчас зайду.

— Через сорок минут, я занят, — «а двадцать первый ещё не прибрал то, что натворил» подумал он про себя, — Хотя вас может встретить Гари.

— Не надо. Сорок минут я подожду, — похоже, встречаться со слугой некроманта не было желания ни у кого.

— Я позвоню, — Салем мотнул головой, снова засыпая, а Гари положил трубку и убрал телефон обратно в нишу на стене.


«Если работать сидя, то сложно найти приключения на собственную задницу»

Дину брат подвёз почти к самым дверям службы. Остаток предыдущего вечера прошел почти замечательно. Онейр привёз ее к себе. Он жил за городом, с семьёй в большом доме с садом, бассейном и всеми прочими атрибутами спокойной, удачно сложившейся жизни. С родителями Онейр почти не общался, став их большим первым разочарованием бросив университет на втором курсе. Теперь он только иногда привозил к ним внуков, и каждый раз получал дома скандал от жены — дети набирались от бабушки и дедушки оригинальности. Это кстати было единственное в чем сестра и жена Онейра были солидарны. Блондинистая красавица Марлен не любила и боялась сестру мужа. Менталист… как влезет ещё в голову… даже не ей, хотя тоже хорошего мало… а мужу, детям… мало ли что ЭТОЙ в голову взбредет… И ходит по дому без перчаток, хватает все руками, детей обнимает, а Нил и рад. Деменция-Дина впрочем, чхать хотела на глухое недовольство золовки. Ее любили племянники и брат, и этот дом был единственным местом, где она могла оголить руки, одеть лёгкую одежду и расслабиться. Конечно, было несколько пробоев, когда она видела как племянница втихаря ела варенье в подвале или как старший мальчик прятал журналы с голыми девками в выдолбленном в полу тайнике, благо они сопровождались мощным зарядом стыда или опасения, но это были настолько домашние мелочи… Даже мило. Самое оно после тяжёлого дня.

— Может все-таки плюнешь на грант? — дорога из пригородов до службы занимала почти час и Онейр желал пообщаться, — Ну, сколько можно, ты и так сэкономила на обучении за последние годы. Зачем ты себя мучаешь?

— Нил, они мне за это обучение ещё и приплачивать должны, — Дина на ходу подводила глаза, все ещё надеясь на романтическое приключение на работе, — Это как принцип. Если я учусь хорошо и моя работа похожа на ад, то пусть сами оплачивают такое непотребство.

— Не все так плохо, малыш. Нравилась же тебе твоя подработка? И деньги приносила хорошие. Ты будешь выкупать квартиру?

Дальше Онейра понесло опять учить ее жить и смотреть вперёд не теряя оптимизма. Это в брате её всегда восхищало. Она не отличалась записным терпением или оптимизмом как он. Столько веры в себя и силы, и если бы не его пример, она бы все-таки не решилась сбежать из дома.

На службе уже было шумно и суетно, кто то орал на подследственных, визжали в обезьяннике шлюхи, заметённые в ночную смену, шатались патрульные с кружками кофе… Ее даже спокойно поприветствовали, благо сегодня по участку главным был Злобс. Он и его мальчики уже считали дни до ее откровений. Отдел мадам Полин был забит плачущими родителями и угрюмыми подростками кого отлавливали и возвращали домой «мусора поганые» как мрачно припечатал их грязный мальчишка, судя по угольной пыли снятый с поезда. Этот кусок коридора она почти проползла, не желая опять попасть в руки несчастных матерей. В подвал она скатилась, теперь даже обрадованная возможности там сидеть. Все таки у Салема было тихо. Пароль не особо пригодился, дверь была открыта. Соседа по подвалу видно не было, только в ее комнатке нашлась мадам Полин просматривающая записи на хрустальном экране. Не успела девушка возмутиться таким самоуправством, как толстуха повернулась и извиняющимся тоном поздоровалась:

— Привет, дорогуша. Извини, похозяйничали. Карайн рассказал мне про куски и его… особенность. Гари мне включил. У меня много вопросов, милая…

Вернувшийся скелет потряс некроманта за плечо и сунул ему под нос кружку с кофе, в котором, судя по запаху, было намешано что-то ещё. Появившаяся в подвале мадам Полин пока к нему не совалась, но могла зайти в любой момент, а даже она, со всей ее широкой и пухлой душой, была не очень за то, что он спит на работе. Со вздохом выпрямившись и потянувшись, Салем сполз со стола и отправился в душ. В дверном проёме кабинета Дины, он появился спустя двадцать минут после прихода девушки, капая на пол водой с мокрых волос. Он все так же был в тапочках и джинсах, а вместо робы была футболка с какой-то витиеватой надписью.

— Утро, мадам, ваш труп готов, можете забирать, — проговорил он, заходя в комнату и прислоняясь к стене, недалеко от входа.

Там как раз Дина в очередной раз проматывала кусок записи перед черным провалом в памяти жертв.

— А Салем… как всегда официально выглядишь… — мадам оторвалась от просмотра и задумчиво оглядела молодого человека. — Ты бы хоть девушку постеснялся — ходишь тут распустехой.

Дина ухмыльнулась. Когда ее брат учился еще, он пугал окружающих яркой робой на которой был нарисован скалящийся череп и надпись «Некромант первый кто встретит вас после смерти, улыбнитесь ему!». На фоне его, красноволосый выглядел как примерный ученик. Она помахала вошедшему и продолжила говорить прерванную фразу:

— …поэтому блоки ставят часто. Методики уже отработаны. Это может сделать и не менталист — тем более они явно кривые.

Показательно зевнув, Карайн сделал несколько глотков из кружки и скривился, пойло было так себе на вкус, но бодрило.

— Моих клиентов обычно мало волнует мой внешний вид, мадам, — Салем дёрнул плечом и сел прямо на пол, скрестив ноги, лишних стульев в комнате не было, а садиться на стол он не решился, по причине опасной близости к хрустальному экрану, — Но в следующий раз постараюсь выглядеть соответствующе.

Полин благосклонно кивнула, но мысли ее были далеко и выглядела она расстроенной.

— Неужели маньяк завёлся… — тоскливо сказала она. — Надо поднять все дела, где дети в парке пропадали, — И просмотреть как… Душенька…

Дина уже понимая каким будет следующий вопрос, мрачно кивнула:

— Да я понимаю… просмотрю. Но один слепок в день. Больше не выдержу. Думаете старый Маркел в Рабочих кварталах так просто пьёт как мул? Это же невозможно каждый день нырять в самое… дерьмо и ещё и получать за это ненависть.

— Да что ты детка, какая ненависть, — не глядя на неё проворковала Полин, — Просто предрассудки, немного потерпи и все привыкнут.

— Блок снять не беда, — продолжала Дина, даже не вслушиваясь в оправдательный лепет мадам, — Приводите, но сидеть будете рядом как привязанная, мне вчерашние концерты не нужны.

— Предлагаю дырку в двери пропилить, чтобы они сюда даже не заходили, — подал голос от двери Салем, и снова зевнул, — Я из-за них сегодня не спал, а в холодильнике сейчас все перевёрнуто вверх дном. Хотя нет, сейчас уже как раз двадцать первый все должен был закончить, — договорил он негромко и высунулся в коридор, вслушиваясь в тишину у себя, исправить-то он все исправил, но перестраховаться не мешало. На некроманта посмотрели после его заявления сразу обе дамы. Одна с ужасом (зомби нестабилен, ужас, спасайся кто может!), а вторая с сочувствием (и у него тоже настройка сбилась из-за воплей).

— Да я наверх могу пойти, там сесть, а сюда отдыхать приходить или с образцами работать, — Дине тоже не хотелось повторения вчерашнего. Она понимала, что выброс силы у нее и у некроманта это две разные вещи. У неё из последствий только головная боль, а у него и нестабильный зомби может появиться.

— Ну, уж нет! — наконец возмутилась Полин, — Там и так своих плачущих хватает, чтобы тебе на откуп весь подвал отдавать! Потерпишь! Сосредоточишься, пара человек в день, подумаешь!

— Один, — Салем повернул голову и спокойно выдержал взгляд начальства. Вздохнув, он снова прикрыл глаза и опять, как и вчера, начал зачитывать по памяти выдержки из приказов, — Правила работы магов-менталистов с населением делятся на типы и в зависимости от типа и уровня мага, регламентируют количество контактов с людьми в течение дня. Клиентки мисс Крахх попадают под тип 5, категория А. Нестабильное сознание, — он снова посмотрел сначала на Полин, а потом на Дину, — Их вообще кроме меня кто-нибудь читал? — спросил он с довольно искренним возмущением.

— Обычно это никого не волнует, хоть обчитайся выдержек, — Дина смотрела на некроманта как на чудо, — Чтобы тебя слушали надо быть независимым специалистом. А значит дорогим. Поэтому когда есть практикант его можно хоть наизнанку вывернуть. Так что я даже не пыталась рассказывать о правилах. Но то, что ты их читал… это… прямо даже что-то хорошее хочется сделать…

— Две, — отрезала Полин. — У меня есть подозрения что мы сейчас утонем в старых делах. А маньяк на территории это общее дело. Обойдётесь оба со своими правилами. Мы сюда людей защищать пришли. Живых, в отличии от твоих мертвяков. И ваши услуги, — повернулась она к менталистке, — стоят столько, что уму непостижимо. Если ты хотела, чтобы за каждый чих тебе возмещение шло, так это не сюда. Тут иногда и бесплатно впахиваешь сутками, за идею. Ну, подумаешь, королеве руки не подают, так у всех свои сложности! Сама что, не понимала куда шла учиться? — облив всех презрением Полин поднялась и как гордый дирижабль уплыла наверх, бросив напоследок, — Начну присылать пострадавших через час. Приготовьтесь оба. Сопровождение пришлю по возможности.

— За идею… Ха… — фыркнул Салем, делая рукой едва уловимый неприличный жест вслед женщине. Откинувшись на стену, он закрыл глаза и поставил пустую кружку на пол. Ругаться не хотелось, а спорить с начальством было бессмысленно, его самого действительно взяли сюда видимо только из жалости, потому что мало кому нужен был маг-недоучка, пусть даже и такой редкой специализации. Сейчас Карайн мог, конечно, дать фору многим выпускникам, практики за эти два года у него было более чем достаточно, но для того, чтобы уйти отсюда на вольные хлеба, нужно было образование, и это Салема злило, — Пойду переоденусь. Тебе прислать кого-нибудь для моральной поддержки? — некромант обернулся смотря на Дину.

— Для моральной нет, а вот для физической не помешает. Эти бедняжки… — девушка ощутимо поёжилась, — они же в аффекте и слона на ходу порвут. Одолжи Гари? Я его в угол поставлю и прикрою чем-нибудь.

И уже совсем в спину некроманту понеслось:

— Кстати рада переходу на ты. Общая выволочка так сближает, не правда ли?

— Гари? Он не любит, когда его чем-то накрывают, — донёсся до Дины голос Салема, который вдруг рассмеялся и убежал к себе, — Но у меня есть идея.

Спустя минут десять некромант вернулся. Одетый в свою чёрную с тонкой красной оторочкой робу с натянутым на лицо капюшоном и спрятав руки в рукава, он неторопливо прошёл в комнату и остановился рядом со столом. А ещё через минуту в дверь заглянул ухмыляющийся Карайн, сжимающий в руке посох и держащий подмышкой книгу.

— И в чем разница? — скептически заметила Дина. — Впрочем, итак хорошо. Гари, — ткнула она пальцем в дальний угол, — Иди, сядь туда. Если заору «помогите» спасай меня. Спасибо, — кому прозвучало спасибо, магу или его помощнику было непонятно, но уточнять стало некогда — у мага зазвонил телефон, где злобствовал обычно невозмутимый лейтенант Злобс, чьи орлы забыли про оживлённый труп Пятого, и теперь дело стояло, а труп потихоньку портился. Досталось же за это почему то некроманту — «а почему не напомнил раз давно уже готово?!» Салем, после звонка, только тихо выругался, выглянул в коридор и прошипел какую-то длинную фразу. Камень на его посохе вспыхнул и засветился ровным красным светом. Мимо двери, неторопливо прошёл уже довольно несвежий на вид, но ещё вполне приличный на запах, зомби. Остановив его взмахом руки, Карайн поправил печать на лбу, проверил общее состояние вещественного доказательства и спокойно отправил его дальше, рассказав как добраться до нужного ему кабинета.

Выполнив долг, некромант вернулся обратно и, прислонив посох к стене, уселся на пол и раскрыл книгу, которую с увлечением читал.

Полуголый мужчина как отправная точка расследования

Для начала Дину порадовали второй порцией определений жив объект или нет. К пятнадцатому делу она уже вполне озверела от Дины до Деменции, а впереди были ещё несчастные матери и блоки. Сразу они не пошли косяком только потому, что Полин решила перестраховаться и все таки взять с дам или в редких случая отцов согласие на сканирование их менталистом. Согласие конечно подписывали, но нервов ей этим потрепали изрядно. Ни о каких двух или даже трёх жертвах речи уже не шло. В парке или рядом с ним за последние два года пропало, оказывается более двадцати детей, чьи родители не могли сказать точно почему они оставили детей одних и куда то ушли пусть и на секунду. Почти все они постепенно собирались в крохотном кабинете мадам, до которой только сейчас дошло, что надо было вызывать их поочерёдно, а не обзванивать с радостной новостью, что дело сдвигается с мёртвой точки. Все родители плакали, нервничали и создавали непереносимую атмосферу горя, в которой было невозможно находиться. Две дамы, которые так взбодрили Дину в первый день практики шли вне очереди, так как мадам рассудила, что менталист имела в виду конечно снятие воспоминаний, когда уточняла про одного человека в день. Дамы собирались приехать после обеда и каждая с адвокатом. День обещал быть весёлым…

Карайн, стараясь лишний раз не отсвечивать, сидел у стены, перелистывал книгу, с увлечением ее читая. Вернее, конкретно сейчас, он, прикрыв глаза, вёл Пятого по коридорам управления. Зомби был довольно потрёпанным, поэтому шёл не быстро. По всем правилам, Салем должен был его сопровождать, но, с учётом разговора с Полин, который был утром, Карайн, так же как и она, забил на правила, и зомби, пугая своим несвежим видом особо впечатлительных посетительниц и работников, дошёл до нужной двери и исчез за ней. Оставив его отвечать на вопросы Злобса, некромант перелистнул страницу. Читал он учебник, и, судя по едва слышным хмыканьям, был не во всем с ним согласен, страницы были густо испещрены пометками и исправлениями. Обернувшись и похлопав себя по карманам, Салем уже открыл было рот, чтобы послать своего слугу за ручкой, но вовремя вспомнил, что тот сейчас занят. Осторожно поднявшись, он тихо исчез за дверью.

Гари вёл себя тихо и спокойно, изредка шевелясь, будто устраиваясь поудобнее, он вполне достоверно изображал живого человека. И именно он, а не, собственно, Салем, сейчас был похож на некроманта, чего Карайн и добивался. У его соседки все было совсем не так тихо и мирно. Невзирая на сроки давности все родители надеялись, что их чада живы, здоровы и вернутся к ним, поэтому мертвенное «нет» повергало их в отчаяние и срывалось это отчаяние на гонце принёсшем плохую весть. Гари пришлось вскоре перестать изображать сидящего некроманта и стать самим собой оттаскивая два раза от менталистки расстроенных матерей и три раза принося ей чай. Чай был отвратным на вкус, но хорошо успокаивал. Слепок воспоминаний она сняла три раза и два из них обладали нужным черным куском. А третий все равно принёс пользу, так как пострадавший родитель опознал в мельком отмеченным памятью человеке рядом, своего соседа. С ним видимо ребёнок и мог пойти. Отец, полностью потерявший надежду, зато обрётший цель, единственный поблагодарил девушку. Отходя от последнего визита, Дина обдумывала ощущения. От последнего ребёнка и от предыдущих нити прерывались. Но от последнего они будто были отрезаны, а первые две растворялись в пространстве. Похоже… но что-то ее беспокоило. Какая-то мысль стучалась в голову пытаясь напомнить сходные ощущения. Внезапно Дина подскочила как ужаленная и кинулась к скелету, хищно вцепившись в мантию некроманта. Новая и, похоже, почти не ношеная мантия не годилась на поиск нити жизни. Задумываться менталистка даже не стала.

— Гари, пойди к хозяину и принеси его вещь, старую, личную и лучше ношеную. Прямо сейчас!

Личная вещь некроманта, считать воспоминания такой было равноценно заглядыванию в ад. Если бы скелет мог, то, наверное, посмотрел бы на девушку как на умалишённую, но Гари сделать этого не мог, поэтому просто развернулся и ушёл из комнаты. Вернулся он с Салемом, здраво предположив, что лучшая личная вещь хозяина — это сам хозяин.

— Мы знакомы всего сутки, а тебе уже нужна моя вещь? — он дёрнул бровью, останавливаясь в дверях.

— Ой, просто можешь дать и не задавать вопросов? Я верну через пять минут, — Дина пыталась не показывать радостное возбуждение, но оно все равно прорывалось в дерганых жестах и горящих надеждой глазах, — Мне для безопасного эксперимента не нервничай, — она окинула некроманта оценивающим взглядом, останавливаясь на помятой футболке, — А ты ее уже сколько носишь? Сутки есть?

— Знаю я ваши эксперименты, — фыркнул тот, но футболку снял, протягивая девушке. Карайн мог только догадываться, зачем она понадобилась Дине, и надеялся, что вещь не выдаст ей ничего ненужного. Объяснять наполовину перестроенный в квартиру подвал, собственные, не всегда удачные эксперименты с телами, попытки создания химер и многое другое Салему совершенно не хотелось. «Хорошо, что не полотенце». Вдруг пришедшая мысль заставила его улыбнуться, вещи он выбирал с позиции «что попалось, то и ладно» поэтому полотенце было розовое и с милой кошачьей рожицей. Гари снял с себя чёрную робу и накинул ее на плечи хозяину, сегодня в подвале было довольно людно, а вид полуголого некроманта мог быть неправильно понят. В футболку Дина вцепилась как голодная моль, отбегая в сторону от Салема и закрывая глаза выискивая нить и просматривая ее сколько удавалось захватить. Нить язвительно растворялась в пространстве имитируя смерть. Дина открыла глаза смотря на вполне живого некроманта. Закрыла — смерть. Открыла. Радостный вопль «Дааааа!» разорвал тишину подвала. Менталистка в порыве чувств с разбегу обняла Салема, — Такое же, Салем! Оно такое же как там! Сейчас расскажу, одевайся, замёрзнешь.

Скинув мантию, некромант натягивал футболку когда дверь открылась, явив им лейтенанта Ругена. Он открыл рот задать какой-то вопрос, да так и застыл, смотря шокировано на одевающегося некроманта и раскрасневшуюся девушку.

— Ааа… Вы с ума сошли?! — прошипел Руген багровея, — На работе? Другого места не нашли? Тебя там люди ждут, волнуются, а она… орёт на весь подвал как кошка драная! Да я… я… ну погодите!

Дверь хлопнула и шаги лейтенанта простучали по полу…

— Извини, неудобно получилось. — Дина поправила на некроманте футболку, — Но он магов похоже ненавидит, может ему не поверят?

— Неудобно? — Салем удивлённо посмотрел на хлопнувшую дверь и повернулся к девушке, похоже он сейчас думал о чем-то совершенно другом, поэтому у него даже в мыслях не было как-то совместить его и Дину. Через несколько секунд правда до него дошло, что имел ввиду лейтенант, — А он вот о чем подумал… — протянул он и хмыкнул, — Не волнуйся на этот счёт, — выправив волосы, он завязал их узлом и снова накинул мантию, — Рассказывай давай, что тебя так порадовало в моей одежде.

Хмыкнув на спокойное непонимание молодого человека компрометирующей ситуации, Дина потянула его к столу, где стоял чайник.

— Садись, и мне пару вопросов надо задать. Значит так…

Когда через несколько минут к ним вошла мадам Полина, удивлённая ворвавшимся к ней лейтенантом, сообщившем о разврате в подвале, пара спокойно сидела рядом на столе, и разговаривали.

— Ребятки, извините Мика. — Полин была непритворно смущена, — Он несколько нервный последнее время, но он совсем не хотел никого обидеть. Особенно тебя, Дина. Поверь, никто ничего не подумает… неподобающего.

Деменция рассеяно кивнула, принимая извинения.

— Мадам, тут такое дело…


Дело №342 от 3.5.1912

Служебная записка

И.о. капитана лейтенанту Мику Ругену.

В результате обследований части дел по пропаже детей в районе парка «Саран» менталистом (Деменция Крахх, практикант, предпоследний год обучения) выявлено преднамеренное стирание памяти родителям жертв. Проведённый следственный эксперимент с привлечением штатного некроманта отделения показал, что ощущения от связи с детьми первоначально принятые за «обрыв нити» (терминология Ментальной магии означающее смерть объекта), полностью идентичны выстраиваемой некромантом эмоциональной защите от нежити (вынужденная мера при работе с умершими по объяснениям Салема Карайна, штатного некроманта, незаконченное магическое образование). Из этого менталист сделала вывод, что дети, возможно, находятся под влиянием постороннего мага, и скорее всего живы. Предоставленные ею слепки воспоминаний родителей жертв подтверждают выводы о наличии в делах № … (копии прилагаются) единой системы. Также опираясь на консультацию с лейтенантом Злобсом с большой долей вероятности можно предположить, что это действия одного лица (возможно некроманта).

Для проведения дальнейшего расследования и ввиду его большой значимости прошу дать распоряжение полностью перевести менталиста-практиканта Крахх и некроманта Карайна под моё руководство и объединить их для проведения розыскных мероприятий.

Начальник отдела по розыску пропавших,

Полин Зайонц.

Далее следовала приписка карандашом все тем же размашистым подчерком мадам Полин.

П. С. Мик не тяни, вернётся капитан, он тебе уши до жопы дотянет если будешь рассусоливать. И извинись перед ребятами! Особенно перед девушкой!


Телефон Салема зазвонил и некроманта попросили пройти в кабинет капитана, захватив с собой госпожу «мозгокрута». Маг нашел девушку в ее кабинете, Дина сидела уже бледно-зелёная от постоянной работы с пострадавшими. Мадам Полин предложила ей самой объяснять приходящим родителям, что она больше не может, и теперь Дина сняла уже шесть слепков. Чувствовала она себя приблизительно как клиенты Салема и на вошедшего скелета и некроманта посмотрела совершенно невидящим взглядом.

— Неплохо выглядишь, — съязвил Салем, рассматривая цвет лица Деменции, и повернулся к своему слуге, — Гари, пойло номер семь и быстро, — Скелет исчез, только было слышно, как стучат по полу его костлявые пятки. Карайн оперся на посох, положив подбородок на камень, и хмыкнул, — Смотрю на тебя и думаю, что Полин не так уж и не права на счёт работать за идею. Если ты собираешься дожить до преклонных лет прекращай испытывать себя на прочность, — он качнул головой, указывая Гари на стол. Мёртвый слуга поставил перед девушкой высокий стакан, в котором булькала какая-то жидкость странного красноватого цвета, сам стакан при этом был холодным настолько, что покрылся инеем, — Пей. Продержит пять часов, потом выключишься. И лучше, если в этот момент ты уже будешь дома, — судя по травянистому запаху и внешнему виду, Салем выдал Дине один из тех составов, о котором в Академии ходили слухи. Мешали его исключительно некроманты и никогда не говорили о том, что внутри. Пойло, в зависимости от состава, прочищало мозги, давало дополнительную энергию и убирало даже намёки на сон, правда по окончании действия, а действовало оно всегда чётко оговорённое время, выпивший мгновенно засыпал. Темные пользовались ими на практиках и, заодно, зарабатывали деньги на карманные расходы, продавая страждущим. Выпитое приятно ударило в мозг пробуждающей волной, так знакомой по времени подготовки к экзаменам. Дина вспомнила как в своё время проела брату все мозги зудя, что если он уж свалил с учёбы, то стоило перед этим научиться чему то полезному — например, варить такое вот замечательное снадобье.

— Ты великий маг, Салем! — радостно сказала Дина, отставляя стакан в сторону, — Я тебя практически люблю! Кстати учитывая, сколько эта штука стоит, то ты ещё и богатый маг видимо. Я в прошлом году на бутылку такого потратила почти… — прикинула она, — … почти 200 крылышек.

Поднявшись уже без головокружения и приступов истеричной слезливости, она взяв из сумки зеркальце стала припудривать покрасневший от слез нос и подправлять поплывшую тушь, не особо обращая внимания на некроманта.

— А насчет работать за идею… понимаешь, у меня есть действительно идея за которую я так работаю. Это бесплатное обучение. Сам знаешь, сколько это стоит. И видел чего мне это стоит. Так что я просто хочу, чтобы университет сам платил за мое обучение. Я так уже четыре года делаю. Но раньше меня не нагружали в таком количестве. Салем, а можно нескромный вопрос?

— Запомни время. Через пять часов действие закончится, — Салем хмыкнул, рассматривая Дину, которой заметно полегчало, — Как видишь не настолько богатый, раз умудрился оказаться здесь на работе, — Гари забрал пустой стакан и снова скрылся, унося его на место. Привычка к порядку — это было первое, чему Карайн научил своего слугу, потому что сам он, как и все подобные ему, был исключительно ленив для наведения в своем жилище уборки. Теперь Гари ревностно следил, чтобы все было на своих местах и Салем, подчас, сам не знал где что лежит, — Очередной нескромный вопрос? Как про волосы? Ну задавай, а я подумаю, стоит на него отвечать или нет.

Дина критично посмотрелась в зеркальце, и сочтя, что ущерб ликвидирован спрятала его обратно.

— Тут в плане мужчин есть, что ловить? Просто я к тому, что некромантов чуть меньше боятся, чем менталистов, так что у тебя те же проблемы наверно, что и у меня. Тут стоит вообще пытаться?

— А почему ты решила спросить у… А… — Салем замолчал, потом дернул бровью, и его губы, помимо его воли начали расплываться в улыбке, — Слушай, я все понимаю, но ожидал, что меня скорее посчитают некрофилом, а чтобы так, — он начал негромко посмеиваться, — Я не люблю живых и стараюсь вообще не появляться наверху, поэтому тут я тебе не помощник.

— Оу, — глаза Дины поневоле метнулись за ушедшим Гари, — А ты не… впрочем не мое дело. Извини. У всех свои увлечения, — Дина явно все рассортировала в уме — отдых на столе в прозекторской, обилие поднятых трупов, вечно сонный вид по утрам, будто ночь была крайне бурной и то, что дома некромант, судя по всему почти не бывает, проводя все время на работе, — Я, к сожалению, живых люблю, хоть мне взаимностью и не отвечают, — ей почему то было жаль. Хотя она и не думала о некроманте в этом ключе (честно-честно!), но он был симпатичный, без футболки вообще отлично выглядел, да ещё и когда она его трогала, не считывались даже эмоции. Она пожалела, что все годы учебы хамила студентам факультета Темных искусств, может быть ей бы и повезло. Может это особенность такая? Жизнь резко обретала краски. С чего она решила, что все некроманты больные на голову, а ее брат это приятное исключение? Вздохнув Дина поинтересовалась, — А ты просто так зашел? Или что то хотел?

— Руген нас ждет, — все еще посмеиваясь проговорил Салем, — Позвонил, сказал забрать тебя с собой и быстро к нему, это было, — он призадумался, считая время.

— Двадцать семь минут назад, — скрипуче проговорил Гари, останавливаясь за спиной некроманта. Похоже он не только был слугой, но и еще ходячим ежедневником.

— Спасибо, Гари, — Салем кивнул и вышел в коридор, — Ещё пять минут и он взорвётся от того, что мы не явились по его зову сразу же. Может это и к лучшему даже будет.

— Хамло этот Руген, — Дина спрыгнула со стола на котором сидела приводя себя в порядок и пошла к выходу, — Пойдем, зачем только нас обоих вызывать. Неужели действительно пристыдить попытается?

Напарники поневоле

В кабинете у капитана, где вольготно в одиночестве расположился лейтенант, на столе громоздились папки со старыми делами угрожая рухнуть вниз, стояли коробки, куда раздраженный лейтенант складывал почему то свое имущество и присутствовали помимо него ещё необъятная мадам Зайонц и некий щуплый коротышка в очках, нервно их все время протирающий.

— Наконец то, господа маги почтили нас своим присутствием! — если лейтенант когда то и планировал извиняться, то уже благополучно об этом забыл, — Карайн, Крахх вы теперь под нежной рукой мадам Зайонц. Ваши новые обязанности она вам объяснит. Можете оба радоваться, ближайшее время в подвал не вернетесь, так что ты, труповод считай в отпуск пошел внепланово. Скоренько уложи обратно, кого там поднять успел — и передавай пока свое хозяйство вот, господину Ларгану, -коротышка поклонился, — Господин Ларган нормальный патологоанатом, так что прибери там свои… — Рутен скривился, — магические штучки. Ключ от подвала отдавай мне, кстати, — в ядовитый монолог лейтенанта вклинилась Дина.

— А моё оборудование? Мне его куда перетаскивать? Должна сказать, что рядом с некромантом все может сбоить. Вы мне оплатите стоимость экрана или усилителя, если они накроются?

Руген мучительно размышлял.

— Можете оставить там, — наконец решил он, — Но помните, основная ваша работа сейчас это поиск предположительного похитителя детей из парка. Занимайтесь этим, а не вашими мозгокрутными устройствами. Отчитываться будете мадам Полин или мне. И будете на глазах! Оба! Весь день! — видимо лейтенант все еще не верил, что разврата не было.

— Гари, покажи господину Ларгану его новое хозяйство, и не открывай второй холодильник без меня, там тринадцатый и седьмой, — некромант холодно улыбнулся, скелет, который естественно увязался за обоими магами, вышел из за спины Салема и чуть кивнул новому человеку, скаля крепкие зубы, — Чтобы упокоить их, мне нужен письменный приказ о том, что лейтенант Мартар и сержант Ран лишаются своих улик по убийству. Как только эти бумаги будут у меня, я тут же верну их в состояние хладных трупов, которым сможет заняться господин Ларган, — он прошелся по кабинету. Проходя мимо одной из бумажных башен, Салем неосторожно зацепил ее полой робы и папки с грохотом рассыпались по полу. Не обратив никакого внимания на разрушения, которые он только-что учинил, Карайн дошел до одного из столов и сел на его край, — А я пока посижу тут, раз уж вы хотите видеть меня постоянно, — некромант обворожительно улыбнулся лейтенанту, если бы не недавний разговор, то вопросов про его ориентацию стало бы больше.

— Лучше мне поулыбайся, милый, я это больше оценю, — вздохнула мадам Полин, начиная собирать папки с пола. Дина тут же бросилась ей помогать, пока лейтенант распахнув дверь орал на весь участок призывая «ленивых болванов, у которых до сих пор трупаки не опрошены». Бросив злой взгляд на некроманта Руген начал подбирать свои вещи. Видимо его недолгое царствование в кабинете капитана не успело ему надоесть. Теперь сюда должны были впихать еще два стола и превратить уютный кабинет в обычную тесную комнатку стражи, где все сидят чуть ли не друг на друге.

— Сидеть тут будете вдвоем под моим присмотром, — вещал лейтенант, — если куда то соберётесь, то отчет по результатам мне на стол. И не дай Господь… — Руген покачал пальцем перед лицом неосторожно собиравшей бумаги рядом с ним Дины, — Не дай Он, вам не отчитаться хотя бы за час рабочего времени.

Разозленная Дина распрямилась и посмотрела в глаза стражнику, отчего тот замер, потом побледнел, а потом опрометью выскочил из кабинета с воплем «Ведьма! Проклятая ведьма!» и не исчез за дверями туалета.

— Мадам, вы же знаете… — Салем фыркнул, но улыбку в сторону Полин повторил. Было не понятно то ли он соврал Дине там внизу, то ли профессионально притворялся, чтобы к нему не лезли. Проследив взглядом за Ругеном, он посмотрел на девушку и покачал головой, хотелось как-то прокомментировать реакцию лейтенанта, но подходящих слов пока не находилось, поэтому некромант просто промолчал. Гари, в сопровождении нового временного работника, ушел в сторону подвала, и Салем, наконец-то решил спросить.

— Полин. Я понимаю для чего в этом деле нужна она, но каким боком тут я? Я могу разговорить мертвого, но не найти живого. То, что возможно в похищении задействован мой возможный коллега по цеху никак не объясняет моего участия, — некромант похоже наплевательски относился не только к внешнему виду, но и к субординации.

— Салем! — Полин даже руками взмахнула от расстройства. — Ну ты же сам маг! Даже я знаю, что менталисты в бою почти бесполезны, а там предположительно взрослый, сумасшедший некромант! И к тому же ты должен понимать, чем там могут пользоваться, чем владеть, где лучше находиться?

— Почему-то у меня нет уверенности, что похититель маг, — отозвался Салем. Поерзав на столе, и скинув на пол еще какие-то бумаги, Карайн залез на него с ногами и положил подбородок на колено, — Если он взрослый, то он действует слишком непрофессионально. Блоки поставлены настолько плохо, что их может снять менталист-практикант, не в обиду Дина, — он посмотрел на девушку и чуть качнул головой, будто извиняясь. Задумавшись, он прикрыл глаза, обдумывая слова мадам Зайонц, — Мне будет нужен мой подвал и желательно без лишних людей, тогда я наверное смогу быть полезным.

— Карайн! Видит небо, я к тебе хорошо отношусь, но ты иногда ведешь себя как какая-то королева подвала! — взорвалась уставшая мадам. — Тебя пока просят сопровождать девушку на выездах за пределы участка, хотя бы в тот же парк, и послужить пару раз консультантом. Тебе нужен твой подвал для этого?! А наш император в жены тебе не нужен?! В подвале работает теперь патологоанатом. А ты кем хочешь себя считай, королевой, королем, принцем, но изволь выполнять приказ, коль ты у нас еще работаешь, и сидеть тут. Можешь молиться, чтобы все быстрее разрешилось и это был не маг, если тебе так уж хочется назад, полезно, это говорят, карму улучшает!

С этой напутственной речью, мадам хлопнула дверью чуть не прибив подходящих к ней стражей, желающих уточнить с чего это они стали ленивыми болванами работая в обычном порядке. Трупы они что убегут?

Почти сразу же мадам заглянула опять в комнату:

— Дина, душенька, сейчас придут две дамы первые снимать блоки. Не говори вообще ничего, ладно? Они с адвокатами…

— Я буду работать там по ночам, надеюсь это не запрещено? — Рывком натянув капюшон на лицо, Салем откинулся на стену и замолчал. Тьма свидетель, он не хотел ругаться, ему действительно нужен был подвал, хотя бы потому, что он в нем жил. К тому же в качестве боевой единицы, без поддержки контролируемой нежити, он был бесполезен, физической силы в нем было ровно столько, сколько в таком же как он юноше, только без магической силы. Спрятав руки в длинные рукава робы, Салем притянул к себе свой посох. Внешне он оставался почти совершенно спокоен, а побелевшие костяшки пальцев скрывала ткань.

— Салем, у тебя дом есть? — тон Полин был обманчиво мягок. — Вот туда ночью и иди! И скелетона своего забери! Патологоанатом нервничает!

Дверь опять хлопнула отрезая их от разгневанного начальства. Ничего не ответив, Карайн почти до хруста сжал пальцы на отполированном до блеска дереве посоха. Хорошо, что Салем был все таки некромантом, а не стихийником, потому что сейчас он бы одним взглядом спалил бы все здание управления, а так, единственное, что выдавало его состояние, это рубин, который некроманту пришлось закрыть рукой, чтобы он не слепил своим свечением. Дина даже поморщилась сколько неоформленной злобы потянулось от некроманта.

— Думай тише, если не сложно. Я прямо чувствую, что Ругену и Зайонц мысленно откручивают головы. Потерпи чуть-чуть, хотя я понимаю, что ты очень любишь… свою работу, — смутилась все же она под конец.

— Я постараюсь, — сквозь зубы прошипел некромант и вздохнул несколько раз, возвращая своему сознанию обычную невозмутимость. Появившийся с сапогами и кружкой с каким-то пойлом Гари немного разрядил обстановку, потому что Салему пришлось отвлечься на переобувание. К моменту как Карайн застегнул последний ремень на высоких сапогах и сделал несколько глотков, от него перестало фонить и, если бы Дина коснулась бы его, то опять же ничего не почувствовала, только рубин на посохе все так же ярко светился и некромант снова закрыл его ладонью. Сдвинув на столе бумаги, он опять подогнул под себя ногу и замер, становясь похожим на какую-то странную гаргулью. Через час к ним в комнату заглянул Злобс собственной низкорослой персоной, и очень вежливо и корректно попросил зомби, присланного ему на дачу показаний, забрать. Этим он заодно спас Дину, которую истязали адвокаты и потерпевшие дамы. Она, как и было велено, молчала как рыба, так же иногда открывая рот, чтобы глотнуть воздуха — грудь распирало от злости. Дамы обменивались впечатлениями и особенно страдала та, которую хватал за лодыжку мертвяк в коридоре. Адвокат уже подсчитывал прибыль от суда, когда их междусобойчик разрушило появление лейтенанта. Он проявил себя практически рыцарем, включился в ситуацию с ходу, и грудью лег на амбразуру, отмазывая родное отделение от суда. Некроманту пелись дифирамбы, на дам красиво давили возможностью спасти их детей, оказанной им бесценной помощью редкого и скромного специалиста (кивок на Дину) … Короче бросив добрейшего лейтенанта барахтаться в волнах лести и дальше, новоявленные напарники сбежали в подвал. Дина шла скинуть записи, а Салем конвоировал своего зомби. За ним увязались и двое тех, чьи «свидетели» еще ждали их внизу. Пройдя в свой родной подвал и только хмыкнув на патологоанатома, который опасливо косился в сторону закрытой и испещренной символами и рунами двери одного из холодильников, потому что внутри явно кто-то скребся, Салем хмыкнул и, движением посоха указав пятому на стол. Дождавшись, когда он уляжется, он росчерком длинного острого ногтя перечеркнул печать, отправляя зомби в вечный сон. Открыв дверь, Карайн поманил пальцем еще парочку оживших трупов и, проверив их печати, отдал вещественные доказательства стражникам. Вернулся в комнату к Дине некромант уже когда девушка закончила и пила чай, пытаясь хоть немного успокоиться после общения со свидетелями.

— Ну и что нам теперь делать, напарник? — съязвил Салем, привычно прислоняясь к стене, недалеко от входа.

— Не язви на меня, итак тошно, — устало отмахнулась от него девушка. — Садись и давай посмотрим кусок под чернотой. А то я больше думала, когда снимала как не отправить этих двоих к Ругену в туалет, чем о деле… «Твари неблагодарные» просто висело в воздухе.

— Ладно-ладно, прости, — Салем поднял руку в примирительном жесте, — мне тоже не нравится то, что тут происходит. И знаешь, — некромант хмыкнул, — я, наверное, отсюда посмотрю. Я все еще злюсь и у меня даже телефон отказался сейчас работать, так что давай не будем рисковать твоим дорогим оборудованием. Или, — он протянул руку и улыбнулся, — покажи мне так.

— Мне конечно приятнее так, — расцвела ответной улыбкой Дина стягивая перчатки. — Так иногда хочется просто чтобы не боялись, — она подошла к Салему и, взяв за руку отвела к своему столу, потянув, чтобы он уселся рядом, — Садись, расслабься, закрой глаза и смотрим. Если надо повторить отрывок скажи. Если станет неприятно просто выдерни руку, — говорила она, накрывая его пальцы ладонями и вызывая нужный кусок из воспоминаний.

Сначала перед глазами некроманта замелькали кадры, виденные в прошлый раз, а потом пошёл уже очищенный кусок. Женщину хватают за локоть чьи то пальцы, она разворачивается и встречается глазами с непроницаемой чернотой капюшона, которым скрыта верхняя половина лица. Губы незнакомца улыбаются и он начинает извиняться за беспокойство приятным, журчащим голосом. На руке у него блестит странный браслет в виде песочных часов. Он блестит все сильнее, голос приятного незнакомца звучит все монотоннее, а шумы парка отдаляются, становясь лишь фоном к голосу, который надо слушать, обязательно надо. Когда ребенок начинает дергать мать за руку, возвращая ее к реальности, человек быстрым движением достает из кармана круглый амулет на цепочке и бросает. Ребенок автоматически ловит его, замирая после и приобретая характерную неподвижность черт оживленного мертвеца. Голос незнакомца все журчит над ухом рассказывая, что все хорошо и все замечательно, накатывает дикая сонливость и приподняв голову пальцем за подбородок повыше, похититель по прежнему улыбаясь командует забыть о случившемся и идти купить ребенку чего-нибудь пока он постоит тут рядом. В полусне женщина ушла…

Второе воспоминание зеркально повторяло увиденное, только сначала амулет сразу кинули сидящей на скамейке девочке, а потом уже зажурчали гипнотизирующим тоном на мать. Времени между этими двумя похищениями прошло прилично, так что у человека в капюшоне видимо было время потренироваться.

Открыв глаза и с сожалением убрав руку, Дина спросила:

— И что думаешь?

— Это не магия, это гипноз, — проговорил Салем, не открывая глаз, — Не знаю зачем он делает это именно так, может прячет силу, а может не умеет пользоваться, — пальцами свободной руки, он надавил на висок и скривился как от боли, — Амулеты. Надо понять сделаны ли они им самим или куплены где-то. Тот, что он отдает ребенку какой-то странный. Слишком странный, — Карайн мягко забрал вторую руку и снова коснулся пальцами висков, пытаясь унять муть в голове, получалось не очень хорошо, но холодные пальцы принесли хоть какое-то облегчение. Вздохнув, он посмотрел на Дину и сжал ее пальцы своими. — Покажи мне амулеты. Оба.

— Конечно.

Нужный кадр, остановить. Потом медленно амулет летит вперед в руки ребенка, полмгновения вспышка голубого, будто электрического света и крупный план амулета. На нем можно заметить полуприкрытый детской ладонью номер «четыре». На второй записи амулет видно было еле еле, но он явно был немного другой формы. Почувствовав как ее руки сжали пальцы некроманта, Дина понятливо вернулась к первому куску. Еще раз и еще раз.

— Самоделка, — Салем обхватил голову руками и тихо застонал сквозь зубы. Какая-то мысль не давала покоя, а вспышки света до сих пор стояли перед глазами вызывая тянущую боль. Нужно было уйти к себе, но там сейчас был этот новый работник, чье имя Карайн естественно уже забыл. Надо было обдумать все в тишине. Он поднял взгляд на Дину. — По моему все плохо.

— По моему, тоже, — нахмурилась Дина. — У тебя от усилий голова болит. Не стоило мне показывать все напрямую, извини, обрадовалась что кто-то сам руки протянул, — она встала и обойдя стол подошла к скрючившемуся молодому человеку, — Я исправлю, только постарайся ни о чем сейчас не думать, — пальцы легли на красные косички, зарывшись в них пробираясь к вискам, — Расслабься, — прошептала она и в Салема потекли образы и ощущения. Темнота, тишина, покой, чуть влажный воздух касается кожи, еле слышно кричит ночная птица, темнота сменяется сумраком вечернего леса, — Это любимые релаксационные образы моего брата. Может тебе они тоже помогут, — приятный поток темноты вдруг прервался, а на Салема сползло бесчувственное тело девушки.

Совместное пробуждение как повод для знакомства

— Пять… лять, — выругался Салем, осторожно выворачиваясь из под Дины и укладываясь ее на стол, — Я же говорил про пять часов, — он вздохнул и повернулся к скелету, — Гари. Забери вещи.

Через десять минут Карайн с девушкой на руках пинком открыл дверь кабинета Зайонц.

— Ну что? Довели. Молодцы. А я крайний, — рявкнул он с порога, не давая Полин опомниться. Сзади маячил Гари, сжимающий в руках посох некроманта и сумку девушки, — Где она живет?

Побледневшая Полин быстро нашла адрес и, подумав, выделила некроманту одну из патрульных машин.

В очередной раз испугав соседей, теперь у них был как минимум еще один повод шарахаться от девушки, все таки не каждый день в их доме появляются некромант и скелеты. Салем зашел в квартиру и скинул свою ношу в спальне. Немного постояв рядом, он вздохнул и, ругаясь сквозь зубы, частично раздел Дину и, накрыв ее одеялом, вышел из комнаты. Квартирка была маленькая, но в весьма престижном доме. Район где находился участок и жила Дина был не из дешевых. А так, Салем осмотрелся — крохотная гостиная с диваном, торшером, креслом, старинным граммофоном на журнальном столике и шкафами с книгами и пластинками. Граммофон его порадовал. Такой старинный и лишенный сложных механизмов предмет было сложно испортить даже ему. На стенах висели пара неплохих картин. Гостей похоже тут не бывало — мебель была расставлена так, что удобно было только одному человеку.

Из гостиной одна дверь вела в еще более мелкую спальню, где он и сгрузил свою ношу. В прихожей были две двери — в кладовку и ванну. Вторая дверь из гостиной вела на кухню, где хозяйничал незаменимый Гари. Было в целом уютно, тихо и очень одиноко. Устроившись в кресле, некромант решил немного посидеть и обдумать то, что он увидел. Уснул Салем через секунду после того как закрыл глаза. Уже глубокой ночью, когда отчаявшийся Гари решил хотя бы снять с хозяина сапоги, Салем проснулся и, не открывая глаз, переполз с кресла на небольшой диванчик. Одежду он сбросил по дороге, и теперь роба, футболка и сапоги отмечали его путь от кресла до места падения.


Утром Дина проснулась первой, и долго соображала как она оказалась дома и почему вдруг спит в нижнем белье. Воспоминания обрывались на обсуждении нежданно свалившегося на них дела с Салемом. «Энергетик!» ругнулась на себя она вспоминая намешанное некромантом питье. «Я забыла про время и отрубилась прямо на работе!». Скорее всего ее привез домой Салем. Ревизия своих вещей показала, что все валяется около кровати, а следов постороннего присутствия в спальне нет. Поймав себя на мысли «жаль», Дина даже смутилась. Накинув халат, она выглянула в другую комнату. Точно. На диванчике спал ее напарник, так же художественно раскидав и свои вещи. «А он даже красивый, когда не в своей дурацкой робе" мелькнула мысль сопровождаемая повторным «жаль» по поводу постели. Гари стоял у дивана как почетный караул. Тихо прокравшись мимо спящего на кухню, Дина проинспектировала холодильник. Одинокой девушке мало что приходилось туда класть, и она сильно сомневалась, что здоровый мужчина удовольствуется на завтрак парой ломтиков сыра и йогуртом, полезным, но практически безвкусным.

— Гари! — шепот с кухни заставил скелета блеснуть отполированным черепом поворачиваясь в ее сторону, — Иди сюда!

Когда незаменимый помощник некроманта пришел на кухоньку, ему был перечислен список продуктов, обозначен ближайший магазин за углом и вручены деньги. Капюшон мантии был заботливо ею накинут на череп и поправлен, так чтобы не доводить до обморока продавщиц или прохожих. Пока скелета не было, она немного суетно приводила себя в порядок, раздумывая что может и искать не надо, а стоит вернуть напарника на «путь истинный»? Так он симпатичный и к ней был добр… Может если узнать его поближе?

Гари обернулся быстро и даже сам сделал завтрак. Кофе он варил так, что кофеварку можно было смело выкидывать на помойку. Сидя на кухне, смотря как работает скелет и блаженно вдыхая вкусные запахи, Дина даже думала, что очень сильно ошибалась в отношении некромантии. Это же так приятно иметь практически раба! В конце концов, если твои родители идиоты, то магическая наука в этом не виновата. А ее родители даже и не были магами… Все таки юношеская глупость иногда приводит к таким последствиям, взгрустнула она и стащила еще ломтик бекона. А могла бы быть любимицей декана Темного факультета. Снялась бы для буклета, заказы бы тоже шли… Дура. Впрочем, взбодрилась она, Салем подсказал прекрасный выход из ее неприятного положения. Если не с этим некромантом, так с другим может что-нибудь получится. И не будет она чувствовать в лучшие моменты жизни чужих мыслей, сможет нормально держать кого-то за руку расслабляясь и сможет жить почти нормальной жизнью. Надо только попробовать…

Продрав глаза, Салем со стоном потянулся и сел. С непривычки после сна на мягком и коротком диване, он не выспался, тело ныло и требовало душа.

— Кофе, — требовательный голос некроманта если не разрушил идиллию, то добавил в нее какие-то новые ноты.

Нос подсказал Салему, что напиток уже сварен, а Гари наверняка был где-то поблизости. Получив свою кружку, Карайн сделал несколько глотков и стал почти доволен жизнью. Оставалось еще одно не исполненное пока желание. Поднявшись, он ушел в ванную, откуда, спустя минуту, раздался шум воды.

Вода перестала течь еще примерно через пол часа и на кухне. совершенно не стесняясь Дины, шлепая босыми ногами и оставляя на полу лужи, которые стекали с его волос, появился Салем. На его бедрах красовалось одно из полотенец девушки, нежно-розового цвета с милым котенком.

— Утро. В следующий раз постарайся не забывать о времени, — он схватил вторую кружку бодрящего напитка, которую подал ему Гари и упал на свободный стул.

— Эм. Доброе. Да. Эм. Салем?

Дина постепенно краснела и старалась смотреть в лицо молодому человеку, но в итоге начала преувеличенно внимательно рассматривать стену рядом с его ухом.

— Вопрос можно?

Девушке пришлось откашляться, чтобы голос не сорвался. Как то не так она ожидала начать утро.

— Мои волосы красные навсегда, — отозвался некромант, впихивая в себя завтрак, приготовленный скелетом и почти не смотря на Дину, похоже еда сейчас занимала его гораздо больше, чем внешний вид и то, что он смущает девушку. Поправив сползающее полотенце, он тряхнул головой, рассыпая по кухне брызги. Самого его, похоже, никак не волновало ни то, что он в чужом доме, ни то, что он без спроса воспользовался чужой вещью, — И я не гей, — Салем наконец-то посмотрел на Дину, — Или ты хочешь спросить что-то другое?

— Про гея ты мне ответил еще в участке… я так поняла, что у тебя дело в другом… а я… так поняла…

Девушка уже совершенно покраснела.

— Тебе живые вообще нравятся?, — наконец выдавила она.

— Смотря в качестве кого, — Салем чуть сдвинулся, чтобы видеть девушку полностью, и неторопливо оглядел ее снизу вверх, скользя взглядом по ногам, выше по тонкой ткани халата, который не столько скрывал, сколько подчеркивал фигуру девушки. Наконец обратив внимание на пылающие щеки, Карайн улыбнулся в кружку, и уперся взглядом в глаза Дины, — А что?

— Ну просто, — девушка собралась с духом и выпалила, — ты симпатичный, меня не боишься трогать, и мыслей я твоих не чувствую… и подумала…, — на этом месте Дина как то совсем смешалась и отвела глаза. … — что мы могли бы сходить куда нибудь вместе… после работы. Эм. Узнать друг друга получше.

— Довольно странное предложение человеку, которого знаешь чуть больше суток, — Салем дернул бровью и отвернулся, утыкаясь в свою кружку, куда услужливый Гари только что долил кофе.

— Ну, учитывая твой внешний вид сейчас, о приличиях говорить сложно, — уткнулась тоже в свою кружку Дина, остывая до состояния Деменции. «Не заинтересован». Теперь стоило бы как то свести ситуацию к нейтралитету, ведь работать лучше не отводя глаза друг от друга. Предательская краснота с щек спадала охлаждаемая словами некроманта, а горящих от стыда ушей к счастью под волосами видно не было.

— Учитывая то, как ты попала сегодня, вернее вчера, домой, и то, что я тебя раздевал, мой внешний вид вполне соответствует этому утру, — Салем хмыкнул, привычно язвить и ухмыляться было гораздо проще, чем объяснять девушке причины отказа, хотя предложение было откровенно заманчивым.

— Раздевать бесчувственные тела это твои прямые обязанности, так что что уж стесняться, действительно, — Деменция скривила губы в кривой улыбке, — Гари!

Скелет повернул к ней голову.

— В прихожей кладовка. Третья полка сверху — коричневая коробка. Принеси.

Скелет принес закрытую коробку с надписью «Онейр Крахх. Да поразит безумие всякого покусившегося!». В коробке оказались мантии со времен учебы старшего брата Деменции. Видимо в юности он отличался своеобразным чувством юмора и все мантии были или с разноцветными черепами или с милыми надписями. Сразу сверху лежала черная традиционная мантия с переливающейся надписью на спине «Некромант первый кто увидит вас после смерти. Так давайте друг другу улыбаться!».

Дина ногой придвинула к Салему коробку.

— Выбери себе что нибудь. Я на живых еще реагирую. И проехали эту тему. Пора на работу. Итак не знаю как объяснять опоздание.

— Главное не говори никому, что я ночевал тут, тогда вопросов сразу станет сильно меньше, — Салем покосился на коробку и встал, уходя с кухни. На то, чтобы одеться и привести себя в порядок ему понадобилось несколько минут. Робу он надел старую, но на коробку указал своему слуге, который, покопавшись, выбрал себе пару мантий, одну из которых тут же натянул, скрывая покрытые рунами кости, — Полин видела, что ты отключилась, я сказал, что это обморок от переутомления, так что сомневаюсь, что тебе кто-то что-то скажет, — раздался его голос и гостиной, — Может даже премию нарисуют, за самоотверженность.

— Ругену на это… начхать мягко говоря, — голос Дины приглушенно раздавался из спальни, где она одевалась. — Сомневаюсь, что мое опоздание даже по причине конца света не будет для него оправданием. После вчерашнего то забега в туалет.

Наконец она появилась выбрав в этот раз не юбку, а брюки и рубашку. Настроение у Дины видимо было еще с уклоном в Деменцию, поэтому все было глухо черным, исключая традиционную для менталистов темно-синию накидку, что с сочетании с ее волосами производило совершенно убойное впечатление. Натягивая перчатки «Мечта Некроманта», но как оказалось не этого, планировала день.

— Сегодня я хотела пойти в парк, пощупать там скамейки и деревья из дел посвежее. Может следы еще не успели «захвататься» и удастся проследить хотя бы приблизительный маршрут. Так что можно в участок, доложится Полин и я тебя там брошу. Не думаю, что я тяну на ребенка, так что вряд ли меня украдут. Поработаешь с делами и с записями? Может найдешь еще что то общее?

— Руген ненавидит всех магов. Я все жду когда он нарвется на какого-нибудь стихийника, лучше огненного, — фыркнул Карайн, рассматривая девушку, — Всегда хотел попробовать разговорить пепел, — Пока мы с тобой под крылом у Полин и пока у нас есть хоть какие-то зацепки, он может сколько угодно возмущаться, но ничего не сделает. Вот, когда мы закончим дело, сможет как-нибудь нагадить, но не раньше.

— Мне надо получить идеальные отзывы по практике, — сердито проворчала Дина, затягивая зубами шнуровку на высокой перчатке. — Мне он может нагадить качественно.

— Практику тебе будет подписывать капитан, Полин и, возможно, я, — Салем подошел ближе и, взяв девушку за руку, помог ей справиться с завязками, — Не думаю, что тут возникнут проблемы, — от некроманта опять не чувствовалось ничего, похоже через его контроль пробивались только очень сильные мысли и эмоции, например та злость.

Поправив свою одежду и кивнув скелету, Салем вышел на улицу и поднял руку, ловя такси. У кабинета своей нынешней начальницы они втроем были через полчаса.


Неприятности как средство от одиночества.

Полин спокойно съела переутомление как причину опоздания. В принципе менталистка итак уже сделала ей красивый месячный отчет — показав на карте местонахождение некоторых пропавших, и теперь вовсю шли розыскные работы. Дав разрешение пойти в парк, и приняв что некромант в качестве защитника ей там днем может быть и не особо нужен, Полин с чистой совестью нагрузила Салема еще кучей папок и отправила к ним в кабинет под ненавидящим взглядом Ругена. Удобно устроившись за столом, Салем выдал Гари бумагу и ценные указания записывать все, что он скажет, за исключением ругательств, и погрузился в отчеты. Через полчаса он изменил приказ и теперь скелет записывал за Карайном еще и ругательства, потому что такие обороты не должны были пропасть в небытие. Еще через час, Салем прошелся по комнате, пытаясь размять затекшую спину, и решительно спустился в подвал где, с помощью Гари, отсмотрел по новой записи снятых Диной блоков. Картинка складываться пока, похоже, не собиралась. Ну дети, ну пропадают, почти в одном и том же месте, «логично, если это действительно серийник, странно, что его никто не видел, надо подумать», примерно в одно время суток «это объяснимо», а дальше что? Потерев виски, Салем перерисовал картинку с амулетами, которые впрочем едва можно было разглядеть, и ушел обратно в кабинет. Еще через пару часов у него был список пока никак не связанных друг с другом фактов, которые хоть как-то соединяли всех жертв между собой.


Дина прогуливалась по парку — бродя казалось без цели между отмеченными на карте местами похищений. Какого нибудь круга или другой интересной фигуры облегчившей бы ей жизнь и расследование не получалось. Складывалось впечатление, что похититель просто пас своих жертв от входа и «снимал» или около главной аллеи или недалеко от детских площадок. Причем Дина упорно не понимала, как можно пропустить такую колоритную фигуру как человек в черной мантии мимо. Служителей парка трясли как грушу и без нее, но они ничем не помогли, слишком много людей каждый день. Снять все слепки не получалось — скамейки были захватаны так, что Дина даже упала на одну из них заполучив головокружение от обилия наслаивающихся друг на друга воспоминаний. Редкие прогуливающиеся посмотрели на нее уничижительно. Еще день, а она уже пьяная! Да такая молодая! Кошмар! Не надо было быть менталистом, чтобы почитать это все на лицах. Повезло ей как не странно именно из за плохого самочувствия. Подойдя к одному из недавних мест похищений, она уже разочарованно собиралась уходить, когда ее шатнуло от слабости и она была вынуждена отойти к деревьям и опереться об одно из них не успев натянуть опять перчатку. Ее пробило странное ледяное спокойствие, сводящее все только к одной кружащейся по кругу мысли «Ничего не важно», и обзор ей открылся почему то снизу, будто до нее тут стоял и трогал дерево кто то маленький. Поспешно стянув вторую перчатку, Дина стала ощупывать остальные деревья — одно из них дало чудную картинку. На дерево опирался явно тоже неважно себя чувствующий человек в темной мантии. Лица было не видно, а руки к величайшему сожалению Дины были в перчатках. Он стоял тяжело дыша и опирался о дерево, вторую руку прижимая к груди. Потом поманив за собой ребенка он пошел дальше, уводя мальчишку за собой вглубь леса. Дина почти проползла эту дорогу на животе впечатывая пальцы в землю, где ей чудились отпечатки детских ног. Несколько раз сбиваясь и теряя след, она возвращалась на прежнее место, постепенно найдя маршрут по которому двигался похититель. Буквально через тридцать метров под кустом она нашла еще одну точку обзора, где увидела как человек в мантии подхватывает с земли сумку и какие то сложенные вещи и кидает их ребенку, сам начиная расстегивать мантию. Девушка даже рассмеялась от радости. — Попался, попался! Покажись, уродец! Дальше разглядеть не удалось, хотя Дина уже предвкушающе нацелилась на показавшийся ей перспективным кусочек земли. Ее вдруг резко подняли за воротник вверх и швырнули обратно на землю переворачивая. Шокированный взгляд вверх открыл ей весьма потасканного вида человека широко ей улыбнувшегося.

— Ты кого уродцем назвала, сука? Но ты меня определенно нашла. Что курила, сладкая моя?

«Заорать. Надо заорать» мелькнула и пропала мысль, сбежав, когда она подскочив испуганным зайцем кинулась прочь, пытаясь проскочить обратно к дороге. Рывок за волосы бросил ее на землю вырвав вместо крика какой то придушенный писк.

— Куда пошла?! Я тебя отпускал?

Запах перегара был заметен даже с такого расстояния. А последующий за этим рывок за накидку сдергивающий ее прочь и лишивший ее рубашку половины пуговиц вызвал взвизг и полу придушенное «не надо!». Дина попыталась отпихнуть от себя чужие руки, за что немедленно последовал удар в лицо и поток грязной брани поясняющий, что укуренные сучки не имеют права выкобениваться. Страх залил ее липкой патокой, и медленно, очень медленно она подняла руки и вцепилась пальцами в склонившееся над ней лицо выпуская наружу свои скромные, но страшные в некоторых случаях силы.

Деменция сидела на траве, обняв себя за колени и монотонно раскачивалась еле слышно подвывая прикипев глазами к лежащему перед ней трупу. Мужчина удивленно смотрел в небо абсолютно белыми глазами, а из приоткрытого рта свисала вязкая нитка слюны. Что там было в штанах лучше было и не проверять, запах говорил сам за себя. Смерть мозга несет за собой не самые приятные последствия для тела.

— Я не хотела, — скулила Дина. — Я только думала оглушить… Не хотела…

Спустя полчаса из кустов на главную аллею, старательно пряча разбитое лицо в распущенных волосах, кое как расчесанных пятерней, и стягивая ворот рубашки у горла, выбралась встрепанная и испуганно озирающаяся девушка. Убедившись, что рядом никого нет, она опрометью кинулась к телефону автомату и набрала бесплатный номер участка стражи.

— Соедините с господином Карайном, пожалуйста, — голос у нее чуть подрагивал и был испуганно тонок. Когда Гари поднес трубку к уху Салема и тот вяло процедил свое «Да?», оттуда донеслось жалобное причитание:

— Салем это я, Дина. Салем я человека убила! Совсем убила! Салем, что мне делать я не хотела! Я не хочу в тюрьму!

— Ты что?! — Карайн дернулся и чуть не опрокинул стол, когда голос девушки вырвал его из раздумий над бренностью бытия, потому что ломать голову пытаясь найти в делах еще что-то он уже устал. Вслушавшись в голос и поняв, что так убедительно врать нельзя, Салем вскочил, — Ты где?! — получив описание места, он вздохнул, успокаиваясь и принимая решение, — Жди. Я сейчас буду. Никуда не уходи, — получив вялые заверения в том, что Дина будет сидеть на месте и дождется Салема, некромант положил трубку и, подхватив бумаги, выскочил из кабинета.

Чтобы уладить все формальности, рассказать Полин о выводах, отпроситься до утра и умчаться в парк Карайну понадобилось около двадцати минут из которых большую часть времени он потратил на объяснение того, почему ему надо в парк и что ему не надо с собой никого из людей. Получив, наконец, разрешение, Салем заскочил на мгновение в подвал и сумел, наконец-то, переодеться. Захватив несколько нужных вещей, все это ему пришлось проделать очень быстро и очень тихо, пока патологоанатома не было на месте, Карайн вышел из управления и, поймав машину, направился в парк.

Через ворота, вызвав небольшой ажиотаж у местной охраны, которые, правда, тут же отстали, стоило Салему показать удостоверение, некромант прошел быстро и замер, закрывая глаза и пытаясь сориентироваться. Втянув носом воздух, он хмыкнул и, будто собака по следу, пошел в нужную сторону. Было еще одно умение, о котором на факультете Темных искусств говорили вскользь, и старались не особо использовать, справедливо брезгуя им, но Салем постарался развить его в себе и, через несколько лет постоянной практики ему это удалось. Смерть пахла. Нет не отвратительными запахами разлагающегося тела, этот запах был неотъемлемой частью бытия некромантов, поэтому его они уже не замечали. Смерть, по крайней мере для Карайна, пахла пряностями, имбирь и корица, зира и перец, кардамон и шафран, по оттенкам запаха, который чуть горьковатым послевкусием оседал на небе, Салем мог, еще не видя тела, с точностью до пары часов сказать о времени смерти и, если времени прошло не сильно много, вывести на убийцу. Правда Карайн старался никому не говорить об этом своем умении, справедливо полагая, что работы у него тогда сильно прибавится, а платить за это будут столько же.

К телу он вышел минуты через три. Сдернув с себя одну из взятых у Деменции дома мантий, он отдал ее Гари и кивнул.

— Что делать знаешь. Приступай, — скелет кивнул, опускаясь у тела и открывая небольшую сумку, которую нес с собой от управления. Теперь надо было найти Дину, это было уже не сложно. Салем прикрыл глаза и пошел в сторону дороги. Когда он выбрался из кустов и упал на скамейку возле девушки, Карайн ничем не напоминал некроманта, хвост растрепался, в красных волосах застряли какие-то веточки и листья, на футболке, с очередной идиотской надписью, красовалась пара смолянистых разводов. Единственное, что немного портило образ раздолбая, это посох, который Салем никуда не мог деть.

— Привет, напарник, — Карайн чуть коснулся пальцев Дины, привлекая ее внимание, — Команда спасения прибыла.

Со стороны они смотрелись сейчас как парочка, которая, похоже, поругалась и пытается помириться.

— Салем, я не хотела! — Дина всхлипнула и закрыла лицо руками, отпуская ворот рубашки.- Будь я не менталистом, меня бы оправдали, но я же… я ему мозги все в омлет сбила! Меня же теперь… менталисты итак как пугало… — отрывочные жалобы чередовались с всхлипами, похоже пока Дина сидела тут, она уже успела себя и осудить, и посадить в тюрьму. Выглядела она мягко говоря плохо. Итак белая, теперь она вообще была похожа на смерть, даже губы побелели. Единственным ярким пятном на лице был проглядывающий из под пальцев роскошный кровоподтек на скуле. Перчатки она потеряла еще около тела и пальцы испачканные в земле, прекрасно сочетались с измаранными в траве штанами и так же как у Салема запутывшимися в волосах парой листочков.

— О, прекрати, — Салем придвинулся ближе и обнял Дину, прижимая ее к себе и начиная осторожно доставать мусор из ее волос. Образ парочки дополнился деталями и стал почти законченным, самое главное, чтобы никто не услышал о чем они говорят иначе вся маскировка тут же закончилась бы, — Гари им занимается, — он прикинул время, — Минут через десять закончит, и мы решим твою проблему.

— Ты его закопаешь где нибудь? — с надеждой посмотрела на него девушка, убрав от лица руки и приподнимая голову. — Салем, миленький, давай его закопаем, а? — образ мирящийся парочки дополнился неосознанным рывком Дины, которая прижалась к некроманту обняв его за шею и теперь частила похоже не веря в свое счастье, — Ты мне поможешь, правда? Никто не узнает?

— Никто не узнает, — пообещал Салем, поглаживая Дину по волосам и пытаясь привести их в приличный, хотя бы относительно, вид. То, как он уберет труп из парка, некромант придумал еще в такси, а вот на то, что девушка будет выглядеть настолько плохо, он не рассчитывал. На грани слышимости раздался тихий свист Гари, и Салем встал, поднимая Дину со скамейки, — Пойдем. Придется тебе посмотреть на него еще немного, потому что одну я тебя тут не оставлю.

— А я следы того, в мантии там нашла, — пожаловалась ему Дина идя через кусты.

— Только собралась найти еще кусок, где он переодевается, как появился этот… гамадрил. Все наверняка затоптал, сволочь. Думал, что я или пьяная, или укуренная раз ползаю по земле, — она все еще прижималась к Салему, отцепляясь от него только если пройти вдвоем было совсем сложно. К тому же ее до сих пор потряхивало, — А самое страшное знаешь что, — почти расплакалась опять Дина, — Мне совсем его не жаль. Себя ужасно жаль, земли истоптанной, то что посадить могут… а его ни капельки! Я бездушная тварь какая-то!

— Потом покажешь, может что и разглядим вдвоем, — Салем почти не реагировал на причитания Дины и просто тащил ее за руку за собой, прекрасно понимая, что ей сейчас надо как-минимум выговориться, чтобы найти оправдание своему поступку, его мысли сейчас занимал поиск решения насущной проблемы. Выйдя на укромную полянку в глубине парка, Карайн остановился. Гари уже заканчивал, и чистое тело неудачливого насильника, облаченное в мантию, в которой сюда пришел Салем, лежало на траве, пялясь в листву пустыми глазами.

— А зачем ты его переодел? — подавилась очередной жалобой Дина. — Я думала тут будет Гари и лопата.

— Закопать и потерять ценный материал? — Салем обернулся к Дине и вздернул брови в удивленном жесте, — Да и, к тому же, закопать слишком просто и предсказуемо. Я все продумал, просто поверь мне, ладно? — Карайн вдруг придвинулся и коснулся губами виска девушки. Освободив руки и оставив, Дину в недоумении стоять у края поляны, он отошел и присел у тела. Распахнув мантию, некромант тряхнул рукой и принялся быстро вычерчивать ногтем линии магических печатей. Дело осложнялось тем, что зомби получался совсем безмозглым, но с такими Салем тоже работал, поэтому сложностей не возникало, Гари довольно активно ему помогал, посыпая линии каким-то порошком, который тут же прижигал рану. Минут через пятнадцать Карайн закончил и выпрямился. Почти вся грудь, живот и часть шеи тела были покрыты витиеватыми рисунками, которые начали медленно пульсировать в такт рубину на навершии посоха. Зомби поднялся и посмотрел на своего создателя.

— Губы, — отдал приказ Салем, и скелет быстро что-то влил в рот трупа и сжал его челюсти руками, — Хорошо, — некромант кивнул, подходя ближе и поправляя одежду и натягивая на лицо капюшон, чтобы зомби выглядел почти так же как сам Салем, — Отведи его на склад, — Гари кивнул и, коснувшись пальцами плеча зомби, поманил его за собой. Проводив взглядом удаляющуюся парочку, Карайн выдохнул и полез в оставленную сумку.

Проводив взглядом удаляющуюся парочку, Карайн выдохнул и полез в оставленную сумку.

— Одну проблему решили, осталась вторая. Иди сюда.

Проводив свои уходящие проблемы глазами, Дина послушно подошла к некроманту.

— Так, — Салем выдернул из сумки свою собственную мантию и накинул ее на девушку.

— Подожди, — отвела она его руки в сторону. — Может тут все таки хоть что то осталась. Попробую закончить. Обидно все таки, что все напрасно.

Опустившись опять на землю и ползая по ней на четвереньках, она пыталась нащупать тот кусок земли, на котором стоял ребенок следя за переодевающимся похитителем. Но она как назло находила только следы неудавшегося насильника или свои собственные. Сил и желания мучить себя воспоминаниями — для разнообразия своими, у нее уже не было. Куст под которым похититель переодевался, она прорыла буквально носом, но напрасно — следов не осталось. Напрасно она пропускала траву между пальцами — дар уже начал отказывать, она почти ничего не ощущала. Внезапно рука наткнулась на что то острое.

— Ой!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 495