электронная
180
печатная A5
344
18+
Один шаг навстречу

Бесплатный фрагмент - Один шаг навстречу


4.5
Объем:
114 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-6796-4
электронная
от 180
печатная A5
от 344

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

И как ту, женщину, любил…

«Кто ювелирный обошёл…

и парфюмерный стороною…»

В. Бальзамов. 15 февраля

Я ювелирный обошёл

и парфюмерный тоже…

Не потому что я дешёв

или не вышел рожей.

Я всё двустишия писал

и лёгкие новеллы…

Мою любимую отнял —

Господь! И видимо за дело!

Я лишь в цветочный заходил,

купил две розы..

И как ту, женщину, любил —

в стихах не высказать

и прозе!

15.02.2016 г.

Эквилибрирую на длинных смс…

«Я сам завёл с француженкою шашни…»

В. Высоцкий


Эквилибрирую на длинных смс

в заочной дружбе прямо в интернете.

Завёл в друзьях  немыслимых принцесс,

кто с принцем, кто без принца, кто в карете!

Нашёл в сети непревзойдённых дам,

кто с кавалером, кто одна, кто в ссоре!

И к музе привязал, к своим стихам

обычным слогом, честным разговором.

Я балансирую на сказанных словах

в душевной речи, но рождённой всуе.

И как не ошибиться в именах,

и в посланных воздушных поцелуях?

Пишу с утра изысканной Марлен:

— Ну, как …бомонд? Как …мода? Как в… Париже?

Она в ответ: — Скажи мне, странный мэн?

— Зачем вам русским в бане пасатижи?

Кропаю днём божественной СофИ:

— Ну, как… премьера? Опера? Ла — Скала?

А может это?… Господи, прости!!!

С мясных рядов и кто торгует салом?

Эквилибрирую на длинных смс

в порочной связи прямо в «паутине».

Ищу вокруг несватанных невест,

вдов, разведёнок, бывших половинок!

Рифмую речь ажурною строкой,

стежком эссе, новеллою и притчей.

В поэзии я странник холостой,

а в жизни лишь беглец за неприличьем!

Я балансирую в пространственных кругах

невнятных сообщений, глупых фото.

А мне бы просто ощутить в руках

любимой девы настоящий профиль!

Роняю в ночь бесхитростной НинО:

— Ну, как живёшь? Эх, Ниночка, Ниночек!

С такой фигурой сняться бы в кино!

А что ещё…? Я спрячу среди строчек!


Эквилибрирую на длинных смс

в заочной дружбе прямо в интернете

Завёл в друзьях — кичливых баронесс,

а женщину любимую не встретил!

24.02.2016 г.


Я приду неспеша, незаметно…

Т.С.

Скоро весна, я приду неспеша, незаметно,

как приходит любовь, чувство, искренность, свет мой!

Я дождём упаду из нахмуренных, скомканных тучек

и прорвётся листва на берёзках моих, на плакучих!

Вновь ветвями склонюсь над раскрытым под утро окошком

тёмной спальни твоей, где цветы в старомодных горшочках!

Я лучами скользну из апрельского яркого солнца

в красный угол икон, там, где лики святые из бронзы!

Сквозняком пробегусь по по пустынным, сырым коридорам,

босиком наступлю в свежевымытый пол, словно в море!

Я мужчиной вернусь из забытого старого фильма,

где с надеждою ждут, а целуют безудержно, сильно!

Скоро весна, я приду неспеша, незаметно,

как приходит любовь. Только, где ты? Откликнись, ответь мне?

Я безмолвно пройдусь по большому лесному погосту,

где ходили вдвоём, а теперь здесь ты вечная гостья!

У могил уберу, где замшелые, ржавые листья,

среди старых крестов и надгробий теряются мысли!

Я цветы положу на песчаный разровненный холмик

и мне кажется жизнь до секундочки длинную вспомню!

Алкоголя налью в поминальную чистую стопку,

мои думки взлетят выше сосен, осанистых сопок!

Я вверху отыщу в небесах твоё светлое имя,

свет, от света в висках серебрится настойчиво иней!

Скоро весна, я приду неспеша, незаметно,

с первым тёплым лучом долгожданного всеми рассвета!

28.02.2016г.

Без любви по маминым глазам…

Нашим мамам, мамам, матерям

хочется лишь в ноги поклониться.

Стих не может просто так родиться

без любви по маминым глазам!

У поэтов много светлых муз,

но средь всех надеюсь я нужней —

наши мамы! Кто имел детей,

тот оценит материнский «груз»!

Нашим мамам, мамам, матерям

хочется лишь в нежности признаться.

Стих не может искренним казаться

без любви по маминым глазам!

27.02.2016 г.

Проводница и поэт

Ношу в себе разменянный полтинник

и улыбаюсь искренне весне.

А неба край, над лесом синий, синий,

как отблеск глаз увиденных во сне!

Запомнил в них я мартовские зори

и ощутил дыхание любви.

А поезд мчит по рельсам скорый, скорый,

как жизни ход отснятый с полпути!

Ношу в себе отмеренное счастье

и радуюсь бесхитростно теплу.

А стук колёс да проводница Настя

мне нарушают только тишину!

Я прикипел к вихрастой молодухе

и заиграл гормонами инстинкт.

Она всё пела соловьём мне в ухо

и вместо чая наливала спирт!

Ношу в себе отвешенное благо

и вдохновляюсь беспрестанно музой.

А стих сегодня ляжет на бумагу,

как тот герой, что шёл на амбразуру!

Я ей прочёл уральское творенье

и приоткрыл душевности завесы.

А руки прятал у неё в коленях,

как молодой стеснительный повеса!

Ношу в себе разменянный полтинник

и улыбаюсь искренне весне.

А юбочка была бесспорно мини, мини,

как мысли  невульгарные в строке!

05.03.2016 г.

Горечь твоих поцелуев

Ты мне сказала: — Не жду я! Больше тебя не ревную!

— Можешь забыть моё имя и все номера телефонов!

А завтра восьмого марта, всё это, как дым, вне закона?

Я буду ловить с губ усмешку и горечь твоих поцелуев.

Ты мне сказала: — Прощай, друг! Больше тобой не болею!

— Можешь любить другую и ей рисовать сердечки!

А завтра на женский праздник зажгу на столе я свечи

и горечь твоих поцелуев разбавить вином сумею.

Ты мне сказала: — Не верь мне! Больше одна не тоскую!

— Можешь порвать моё фото и весь негатив обещаний!

А завтра весенним утром всё это покажется странным,

Я с губ твоих выпью ненастье и горечь твоих поцелуев.

06.03.2016 г.

Мужская история в женский праздник

Звонок раздался после обеда, где-то около двух. Знакомый женский голос тихо прошептал в трубку:

— Ты можешь приехать? Сейчас?

Мужчина задумался на секунду.

— А что случилось? — проговорил он.

Сначала была тишина, потом всхлипывания и невнятные объяснения…

— Мне плохо, он ушёл, кран бежит!

— Вода перекрывается? — спросил мужчина.

— Я не знаю! Ты приедешь или нет?

— Приеду! — прозвучало в ответ.

На улице было солнечно, люди спешили по своим делам, у цветочных магазинов казалось чересчур оживлённо. Розы стоили по пятьдесят рублей, в кармане у мужчины была сотня и немного серебра. Продавщица в киоске предложила шикарную алую розу в целлофане и цветок был куплен.

В трамвае было немноголюдно, ехать нужно всего три остановки. Кондуктор, пожилая женщина всё время разговаривала по телефону и мужчина проехал бесплатно.

— Повезло! — решил он.

У дома возле подъезда толпилась подвыпившая молодёжь. Какой-то парнишка в кепке попытался попросить закурить, но увидев взгляд мужчины нехотя отошёл в сторону.

Старый лифт послушно поднялся на 13 этаж. Секция в общий коридор была открыта и мужчина подошёл к двери. На звонок открыли и при дневном свете из комнаты возникла женщина, лет пятидесяти, в халатике.

Она курила и улыбалась. Было видно, что женщина достаточно пьяна.

— Привет! С праздником! — сказал он в прихожей.

Мужчина протянул розу, женщина небрежно бросила цветок на журнальный столик.

— На помойке подобрал?

— Почему на помойке? Купил!

Возникла пауза.

— Ну, что с краном? Показывай!

Он первым нарушил тишину и они прошли на кухню, где гость стал копошиться у раковины не замечая взгляда, всё ещё курившей женщины. Вода из квартиры не перекрывалась, а кран подтекал не смертельно…

— Тут дело не в кране! — возникла ситуативно первая мысль.

— Вино будешь? Мне хорошее подарили, французское?

Женщина была уже без сигареты, крутила на халатике верхнюю пуговицу и слегка косившими васильковыми глазами оценивала обстановку.

— Почему не выпить? В женский праздник?

Мужчина встал, вытер руки предложенным полотенцем и они прошли в комнату. Играла музыка, диван не был заправлен. Представлялось что кто-то покинул помещение недавно. Пахло табачным дымом, алкоголем и парфюмом.

— Больше мужским, чем женским! — почему-то подумал он.

Разлили по бокалом. Вино оказалось испанским, но хорошего качества. Женщина сидела в кресле напротив и смотрела так, как будто хотела увидеть то, что увидеть невозможно. Мужчина молчал.

— Так и живёшь один?

— Не нашёл себе никого?

— Пишешь стишки вымышленным бабам?

Пронеслось в воздухе быстро, чуть даже истерично, на повышенных тонах. Ответа не следовало.

На экране монитора компьютера накрашенная девица пела про любовь и стремительно двигалась по сцене.

Мужчине захотелось уйти.

— Да ты никому не нужен! Денег у тебя нет! Баб нет!

Книги своей нет и никогда не будет!

Ты — голодранец!

Неслось, как в кино. Снова возникла пауза.

Мужчина засобирался, женщина нервно носилась по комнате и что-то кричала, но слов было не разобрать.

— Зря пришёл! — ударило его, как током.

— Забирай свою поганую розу! И больше не приходи! Никогда! — летели пулями брошенные вслед фразы. А роза опередив слова упала у лифта.

Он подобрал розу, нажал на кнопку и не оборачиваясь стал ждать, когда на табло загорится нужная цифра.

Женщина не уходила. Трамвая не было долго. Мужчина ходил по остановке и размышлял о проишедшем. Он знал эту женщину тридцать лет.

— Ничего не изменилось! — заключил он.

Наконец трамвай появился. Тот же самый на котором он приехал сюда. Кондуктор, пожилая женщина, та самая, будто и не бросала трубку, щебетала о чём-то и посмеивалась на своём рабочем месте.

— Женщина! Возьмите за проезд! Я Вам должен за две поездки! — прогремело почти у её уха.

Мужчина протянул розу и сказал:

— С праздником! С 8 марта!

Кондуктор опешила, мелочь полетела на пол.

Три остановки трамвай ехал молча. Наконец какая-то девушка у окна, лет двадцати пяти прорезюмировала:

— Есть ещё настоящие мужчины!

Он вышел. Солнце спряталось за тучки, день угасал.

— Вот и тема новая для стихотворения!

Подумалось ему.

08.03.2016 г.

На Невском…

Женщине — «дикой кошке».

Санкт-Петербург

Женщина — дикая кошка, мужчина — обычный поэт?

На Невском в толпе многоцветной кроили из мыслей сюжет.

Она: — Как люблю я свой Питер! В цвету Александровский сад!

А он: — Здравствуй, северный город! Исакий! В плену колоннад!

В июле — лазурное небо, в каналах — речная вода.

На Малой Морской в «Чёрной Кошке «сидят в полумгле  господа.

Она: — Вот зайду, выпью кофе! У стойки знакомый бармен!

А он: — Сколько женщин красивых! От туфель рябит и колен!

В витринах — шикарные платья, в арт — лавках — старинный фарфор.

В подземном бурлит переходе, «Гостиный… читается… Двор».

Она: — Что-то кажется странным? Как будто бы взгляд из-за спин?

А он: — С Елизаровской, рядом? Я был? Дежавю или сплин?

Женщина — дикая кошка, мужчина — обычный поэт?

На Невском в толпе многоликой творили на пару сонет.

Она о друзьях виртуальных, которых тьма, тыщи в сети!

А он об одной, самой лучшей, которую нужно найти!

14.03.2016 г.

Я и муза…

Не летят из сердца моего

нынче невесомо в рифму строчки.

Не запрятать ставнями окно,

может, скоро разродятся почки?

Прекратится этот мокрый снег,

ветки яблонь в инее стеклянном.

Я и муза не смыкаем век

в нашем доме ветхо — деревянном!

Не пронзают мысли у меня

нынче беззастенчиво ход слога.

Лист бумаги белый, как земля,

как бела к околице дорога!

Расшумится рядом зимний лес,

кронами к реке почти склонённый.

Я и муза не находим мест

в нишах душ, в весну уже влюблённых!

20.03.2016г.

Случай у церкви

Это произошло в феврале. В один из воскресных дней. На улице дул холодный, пронизывающий ветер и снег был похож на ледяной дождь. Он барабанил по стеклу металлической крошкой и мужчина за окном прохаживающийся по комнате задумался:

— Скоро годовщина, как мама умерла… Надо бы, сходить в церковь?!

— Поставить свечу за упокой души! Да и выходной, тем более?

Он засобирался. На ходу прихлёбывая горячий чай. Крепкий, заправленный травами: зверобоём и мятой.

До церкви было недалеко, можно доехать троллейбусом. Но мужчина пошёл пешком не смотря на непогоду.

В церкви оказалось малолюдно. Он купил две свечи.

— Одну поставлю за упокой, другую за здравие! — решил он.

В голове потекли мысли, одна за одной. Вспомнилось многое… Детство, мамины руки, деревянный домик родителей.

Казалось, что вся жизнь промелькнула, как одно мгновенье. Люди заходили, выходили, а он всё стоял у алтаря и иногда крестившись кланялся иконам. Прошло не менее часа, полтора. Наконец мужчина направился к выходу.

Ветер как-то утих и снег почти перестал сыпать на мостовую. Из-за туч выглянуло солнце. У чугунного забора, где сидели побирушки было всего двое: мужчина неопределённого возраста и старушка в тёмной шали. Сначала он подошёл к мужчине. Насыпал мелочь в пластиковую кружку, затем направился к пожилой женщине.

Что-то показалось странным во всём её облике! Несмотря на зиму, она была в каких-то резиновых калошах и в пальто явно мужского покроя.

Но пуховая шаль на голове придавала всё таки какую-то женственность. Подумалось ему…

Мужчина наклонился, чтобы насыпать серебра в её кружку и не зная зачем заглянул ей прямо в лицо. Взгляды их встретились.

Старушка улыбнулась беззубым ртом и синие глаза, данные ей от природы блеснули живым огоньком.

— Храни, Господь! Сынок! Храни, Господь! — говорила она без умолку.

Мужчина повернулся спиной и сделал несколько шагов к остановке. Впереди замаячил троллейбус.

— Сергей! Сынок! — раздался неожиданно голос сзади. Это был явно голос пожилой нищенки. Но рядом прохожих не наблюдалось!

Очевидно обращались к нему? Мужчина вернулся.

— Я не знаю Вас, бабушка?! Меня зовут не Сергей! Вы ошиблись!? — говорил он быстро, наклонившись прямо к её лицу.

— Серёжа! Серёженька! Женщина как-будто не слышала. Ухватилась за его ладони своими узловатыми пальцами, как держит слепой поводыря и слёзы покатились градом.

— Серёжа! Где ты, родной, скитался? Я живу одна, пенсия крохотная!

— Говорят, ты в тюрьме был… Почему не писал, адрес прежний?!

Летели слова нараспев, как молитва. Прохожие смотрели на это с удивленьем.

Две дамы стоявшие поодаль, хорошо одетые, в шубах, переговаривались тихо.

— Смотри! Нищая сына нашла!

— Бывает же такое?

Мужчина достал портмоне, вынул все бумажные купюры, несколько сторублёвок и одну тысячную и положил в жестяную кружку.

— Откупается!

— Отправил мамашу на паперть, теперь совесть заела!

Комментировали дамы.

…Он не запомнил, как ушёл. Ватные ноги еле передвигались, а сознанье казалось замутнённым. От всего случившегося с ним.

Только пройдя два квартала мужчина почувствовал облегчение.

В следующее воскресенье он пришёл снова. Посмотреть на неё, но пожилой женщины на привычном месте не оказалось! Там был только мужчина в камуфляже, тот самый, с пластиковой кружкой. Они разговорились.

— Блаженную! Ищешь? Да нет, её… Бог прибрал надысь.

— А блаженная почему?

— Умом тронулась от печали! В галошах, зимой-то… Сын пропал единственный, горе людское!

— А родня?

— Да нету никого… Может есть.. Да не нужна видно! Старость — не радость!

В пластиковую кружку добавилась сотня и собеседники расстались.

Февраль отсчитывал последние дни. Небо было синим, пресиним, как глаза той несчастной женщины!

Промелькнуло у него в голове.

22.03.2016 г.

Снежинки медленно кружили…

Снежинки медленно кружили

в весеннем танце этим утром.

А лишь вчера мы ворожили

и ждали солнышко, как будто?

Берёзки в инее стояли

в туманном зареве рассвета.

А лишь недавно мы гадали:

— Каким же будет, нынче, лето?

И шторы тихо шелестели

у узких окон моей спальни.

Играла муза на свирели

и пела мне про город дальний!

Цветы чуть, чуть благоухали

в стеклянной вазочке на кухне.

А где-то в питерском вокзале

всё напрягалось женским слухом!

Мы без умолку говорили

в мобильной сети без утайки.

Снежинки медленно кружили

и оставляли в душах «лайки»!

Берёзки в инее дрожали

в соседней рощице спонтанно.

И что друг другу мы сказали

мне показалось слишком странным!

А шторы буйственно горели

цветным узором разнотравья.

Играла муза на свирели

и пела мне про город славный!

Цветы вовсю благоухали

в стеклянной вазочке на кухне.

А где-то в питерском вокзале

табло с часами вдруг потухло!

Снежинки медленно кружили

в весеннем танце этим мартом.

Мы с музой Питер полюбили!

Нашли его на нашей карте!

26.03.2016 г.

сКОТская история…

По старому городскому парку прогуливался мужчина. Ему было чуть за пятьдесят, среднего роста, худощавый, в чёрной бейсболке. Таких сотни ходят по нашим улицам и ничем не привлекают внимания. Светило весеннее солнце, воскресенье неминуемо приближалось к полдню. Небо в эти апрельские выходные поражало необычайный синевой и чистотой!

Облака прятались симпатичными барашками только у самого горизонта.

Мужчина выбрал на центральной аллее лавку, где сидел одинокий старичок в очках с газетой в руках и задумался о своём.

— Не правда ли, хорошая погода? — сказал пожилой сосед по лавке и опустил газету.

— Да, прекрасная погода! — ответил мужчина и стал внимательно рассматривать своего собеседника. Задавший вопрос был похож на бывшего профессора или учителя. Серое пальто в пол, такого же цвета берет и большие очки в роговой оправе выдавали принадлежность к интеллегенции. Бородка клинышком, усы и пышная седая шевелюра явно свидетельствовали о высшем образовании.

— Ну или из консерваторских кругов! — заключил мужчина.

Они разговорились. Старичок в очках действительно оказался учителем русского языка и литературы. Мужчина признался, что пишет стихи и миниатюры в прозе. Прочёл ему несколько стихов, бывший учитель оживился. Деревянной тростью рисовал что-то у своих ног и приговаривал:

— Прелестно, необычайно… прелестно!

— Давно пишите?

— Да нет, не очень…

На самом краю лавки, свернувшись клубком, грелся на солнышке какой-то рыжий кот. Явно не домашний, беспризорник! С прокушенным ухом и впалыми боками. Видимо, постоялец этого парка!

Разговор неожиданно переключился на рыжего плутишку.

— Вот видите, кота?

— Да, вижу…

— Он мне напомнил одну очень давнюю историю!

— Расскажите!?

— Ну… с, дело было так…


— Одна женщина, назовём её Людмила Григорьевна, очень любила котов. Она была на пенсии и всё время уделяла только своим питомцам. Их было у неё не менее десяти, разных котов. Покупала им дорогие корма, кошачьи шампуни, ну и так далее… Тут случилось несчастье! Единственная дочь вместе с мужем погибли в автокатастрофе. У них осталась девочка, лет пяти и бабушка оформила на ребёнка опеку. Тут всё и началось!

Людмила Григорьевна обожала своих котов, но внучку невзлюбила! Держала её в «чёрном теле», колотила за всякие детские шалости пластиковой мухобойкой! Ребёнок… голодал! Продуктов она почти не покупала, а пособие малышки тратилось на котов!

Девочка воровала кошачий корм, чтобы поесть, а за это бабушка ставила её в угол, без воды и еды на всю ночь. Потом соседи узнали об этом, позвонили куда надо и ребёнка увезли в детский дом. На Людмилу Григорьевну завели даже уголовное дело, но у неё случился удар и она скоропостижно скончалась. Коты разбежались по округе и долго орали по ночам… Может, по Людмиле Григорьевне, а может и по девочке? Не знаю…

Вот, такая история, скотская история…


— Вы, как пишущий автор, не можете не уловить связи с котами в этом словочетании-скотская история?

— Да, пожалуй…

— А что стало с девочкой?

Старый учитель молчал, как будто не слышал. И вдруг обескураженно заявил: — Людмила Григорьевна… была моей женой!

— Что? Что Вы сказали?

— Да, моей женой…

— А что с малышкой? Она получается Вам… внучка? Вы искали ребёнка?

Старик занервничал, снял очки, вытер пот или набежавшую слезу своим платком и засобирался, как видно, уходить. Молча свернул газету и опёршись на трость быстро зашагал прочь. Не оборачиваясь и прихрамывая на левую ногу.

Солнце купалось в зените, весна торжествовала!

Мужчина оставшись один обратился к дремавшему рыжему коту:

— Действительно, скотская история!

Кот многозначительно зевнул.

31.03.2016 г.

Весна присела на крылечко…

Весна присела на крылечко

апрельским лучиком с востока.

И мне берёзового сока

вдруг захотелось. Утро. Речка.

Туман гулял по побережью

густой завесою с окраин.

Но, как плакучей сделать раны

и как я белую порежу?

Я нож вложил за голенище

разбойным способом с издёвкой.

А мне бы прочною верёвкой

себя связать. Рассвет. Затишье.

Лесок ютился у околиц

седой прогалиною с юга.

Но, как кудрявой встретить друга

и как ей белой выть от боли?

Весна присела на крылечко

речным дыханием с истока.

И мне берёзового сока

так захотелось! Лавка. Печка.

Река бурлила по теченью

холодной пеной в перекатах.

Но, как плакучей жить с заплатой

и как я белую задену?

Я нож сменил на карандашик

привычным методом с сноровкой.

И на бумаге очень ловко —

стих написал! Берёзки. Пташки.

Туман клубился у тропинок

прозрачной дымкою из рощи.

И так с кудрявой быть мне проще,

не тронув кожу берестинок!

03.04.2016г.

Ассоциации на заданную тему…

— Перескакивает — «клава»…

(Из диалога в интернете, «клава» -клавиатура. /сленговоё/)


Перескакивает Клава

то к соседу, то ко мне.

— У неё дурная слава! —

говорили в гараже

возбуждённые мужчины.

— Потаскуха, то да сё!

Но в глазах туманно — синих

мне привиделось своё!

Все сказали: — Взгляд от суки!

Я заметил неба клок?

Гладил волосы ей, руки,

как мальчишка и щенок.

Мне в лицо смеялись громко,

умоляли: — Брось дурить!

А я взял свои котомки,

переехал к «суке» жить!

09.04.2016г.

Заболела душа…

Заболела душа этой ночью

и стремилась то в рай, а то в ад.

Закрывала туманные очи,

говорила со мной невпопад!

Я поил её чаем с малиной,

добавляя с гор собранный мёд.

Согревал самотканой холстиной,

всё боялся — не стерпит — помрёт!

Напевал колыбельные песни,

что запомнились с маминых уст.

Целовал ей подаренный крестик

и просил: — Унеси мою грусть!

Я твердил у икон с придыханьем:

— Не бери мою душу! Господь!

Умолял при раскрытых писаньях:

— Дай отсрочку! Хотя бы на год!

Заболела душа этой ночью

и кидалась то в слёзы, то в смех.

Пеленала горячие мощи

и смотрела куда — то наверх!

Я поил её сбором от бабки,

насыпая с гор взятую смесь.

Схоронил белобокие тапки,

чтобы смерть поубавила спесь!

Накормил чуть засохшимся хлебом,

что лежал со вчерашнего дня.

Запретил ей на синее небо

улетать навсегда без меня!

Я просил у икон с исступленьем:

— Не зови мою душу сейчас!

Но явилась ко мне воскресенье

и господь её грешную спас!

11.04.2016г.

По земле весна ходила…

По земле весна ходила,

туфли сняты, босиком.

Ничего не говорила,

но врывалась в каждый дом!

По утрам наряд меняла,

платья выбраны давно.

То, как лоскут одеяла,

то, как тканое сукно!

У дорог цветы рождались,

травы тихо от дождя.

И мы грешные влюблялись,

а иначе и нельзя!

В страсть безудержно стремились,

прямо в омут с головой.

И стихи в строку ложились,

опьянённые весной!

Вдалеке заря горела,

небо грелось от лучей.

И душа тихонько пела,

и журчал в лесу ручей!

По земле весна плутала,

руки согнуты крылом.

Ничего не обещала,

но делилась всем теплом!

По ночам в мечты входила,

губы скусаны все в кровь.

Ничего не говорила,

но все поняли — любовь!

17.04.2016г.

Ветка вербная…

Настроенье было скверное,

за семь бед — один ответ.

Но явилась ветка вербная

на страницу в интернет!

Вся немыслимо — пушистая,

за апрелем близко май.

Плыло солнышко лучистое

среди туч, как каравай!

Я в поэзии отчаянный,

за труды от меди грош.

— Кто зашёл в мои окраины?

Для кого я так хорош?

Вся неистово — весенняя,

пролетел над нею шмель.

Дай мне бог в строку терпения,

музу грешную в постель!

Ваза мамина хрустальная,

за любовь её — мой труд.

Я пойду за рощу дальнюю,

ветки вербные нарву!

Верба, вербочка невинная,

что сломаю — не кори…

Дай мне бог те очи синие,

что целованы в ночИ!

Ожиданье было нервное,

за весь стих лишь смс.

Но раскрылась ветка вербная

навсегда покинув лес!

Ваза мамина бесценная

нынче ей обитель, дом.

— Кто потратил горстку времени,

не оставив на потом?

Я в поэзии безудержный,

за слова порою кнут.

— Кто зашёл, быть может, нужный мне?

На секунду, пять минут?

Дай мне бог те руки женские

и держать — не отпускать…

Ветка вербы деревенская

за окошком станет ждать!

24.04.2016г.

Я дышу сиренью…

Я дышу сиренью, я дышу любовью,

мне весна в словечки добавляет солнце.

Если не скучаешь — склонен к многословью,

тянешь нить на пальцы, вьётся веретёнце!

Обнажилось небо, обнажилось синью,

мне апрель в картины капает рассветом.

Если не ревнуешь — лжёшь наполовину,

вяжешь узел в сердце, брошена монета!

А брошена на жребий, брошена на случай,

то орёл, то решка, не решает судеб?

Если не теряешь — не находишь лучшей,

ловишь дев на взгляды да целуешь в губы!

Распустились листья, распустились страсти,

мне азарт по венам загоняет эро.

Если не стремишься — не приходит счастье,

а сирени ветка только запах в сквере!

Я дышу сиренью, я дышу весною,

а закат над речкой приближает к маю.

Если я волнуюсь — скован красотою,

жму струну на чувствах да них играю!

Раскраснелась муза, раскраснелись лица,

мне луна на ноты пририсует сумрак.

Если не желаешь — то нельзя влюбиться,

ждать у окон милость не считаю умным!

Зарифмую руки, зарифмую плечи,

грацию да косы, попадусь на грех.

Если сильно любишь — не наскучит вечер,

ночь, как выход к раю, все ступени вверх!

Разродились строфы, разродились стансы,

мне весна на блюдце принесла любовь.

Если не танцуешь — непонятны танцы

и стихи без смысла ряд обычных слов!

29.04.1016г.

В двух шагах по небу…

Ходит муза в двух шагах по небу,

улыбаясь синими глазёнками.

Я сегодня ею не востребован,

потому написанное комкаю!

Прячет крылья прямо за спиною,

удивляя длинными волосьями.

Я бываю часто неспокоен

и реву душой многоголосною!

Плачет волк внутри меня тревогой,

заливаясь горькими слезами.

Я сегодня ею не растроган,

потому бессмысленно дерзаю!

Виснут тучи сединою в мае,

растянувшись рваными волокнами.

Я наверно не из стали спаян,

если строки ненадёжно сотканы?

Ходит муза в двух шагах по небу,

ухмыляясь алыми губёнками.

Я сегодня баловень серебряный,

потому задуманное звонкое!

Носит платье бирюзовых красок,

обнажая белые коленки.

Я как будто понял, что опасно

у неё остаться вечным пленным!

Светит ярко золото браслетов,

усыпая тонкие запястья.

Я сегодня тих и неприметен,

потому и сумрачно — ненастен!

Стынут ветки девственных черёмух,

размечтавшись о безумном цвете.

Я конечно лучший из знакомых,

если с музой сближусь незаметно!

06.05.2016г.

Питерский ноктюрн

«Дикой кошке», Санкт-Петербург

Пришли из Питера мне мелкий тихий дождь,

туман над Невским, сумрак над Сенатской.

И что ещё там у себя найдёшь —

пришли и мы разделим всё «по-братски»!

Цветёт сирень, как яркий сочный взрыв

весенних красок! Яблонька над речкой!

Когда душа летит стремглав в обрыв,

нам хочется любить по — человечьи?

Пришли из Питера мне белых тёплых звёзд,

ночей на Елизаровской, Дворцовой.

Я постою, где Аничков тот мост

в своих мечтах и всё начну по — новой!

Растёт цветок, как светлый божий дар

в знакомой роще, сказочный подснежник.

Когда не ищут для друг друга кар,

находят в сердце доброту и нежность!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 344