электронная
200
печатная A5
560
18+
Один год

Бесплатный фрагмент - Один год


Объем:
376 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4498-7462-7
электронная
от 200
печатная A5
от 560

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ПРЕДУПРЕЖНЕНИЕ

Когда все нормальные люди пишут прологи, я предупреждаю. Это очень обычная возможно даже, вторичная история. Про людей и их обычные проблемы, в необычном мире. Честно говоря, я не знаю, вообще ничего. По этой причине, хочу углубиться в то, чего я не знаю. Во первых, я не знаю во что выльется этот рассказ, а может и рассказы. Не знаю что станет с персонажами, и кто из них погибнет. И погибнет ли кто-то вообще. Возможно, даже кто-то превратится в белку… или зайца. Во вторых мир этой истории такой же беспринципно больной, как и его обитатели.

Задумывались ли вы что все фэнтези вселенные странные донельзя? Я да. И герои, типичные персонажи фэнтези просто принимают свою судьбу как должное, не в падая в шок от происходящего. Эти — другие, да и никакие они не герои просто сборище неприятных людей. Как часто случается в реальной жизни. Нужно так же отметить, что стоит мне отвлечься на мгновение, эти персонажи сразу же начинают вести себя по свински и выходят из под контроля. Поэтому я предпочитаю думать, что автор не несёт ответственности за головную боль и психологические травмы читателей.

Что следует знать об этом мире, прежде чем открыть его для себя.

1. Тут нет эльфов-лучников. Просто примите это, хорошо?

2. Тут так же нет людей по имени Залмадора. Я надеюсь…

3. Вампиров тут тоже нет, по крайней мере в том изуверском понимании, которое сейчас так приветствуется.

4. В этом мире есть магия. Когда то он был ей пропитан, но теперь её осталось не так чтобы много и большинству на неё просто плевать. Удивление она вызывает только когда не пакостит. Чего почти не случается. Стоит также отметить, что волшебство как опиум когда то влияло на всех и всё, а потом оно беспардонно закончилось.

5. Оборотни? Даже не знаю… они весёлые, так что посмотрим. Но скорей всего, из принципа, нет.

6. Зато в этом мире есть драконы. Возможно не в этой конкретной книги но есть… Ну, люблю я их, что тут сделаешь, какими бы избитыми они не были.

7. Ну, и, конечно же, самые типичные спасители принцесс и мира, убийцы драконов которых только можно себе вообразить. Команда разномастных людей над головами которых, просто обязан свет клином сойтись. Вот только в этом мире все плевали на свои обязанности, и даже сама судьба живёт под лозунгом «Я никому ничего не должна». Так что клин из света как то не склеился.

Так же я не знаю, зачем вообще вы решили прочитать это. На самом деле на вашем бы месте, будь я здравым, я бы начал волноваться…

Если честно у всего этого единственная цель, помочь мне отвлечься. Так что не обессудь.

И так, что бы делали жрец, воин, вор и просто несчастный, связавшийся с ними, если бы тот самый световой клин был им ничего не должен?

То, чего не скрыть 1

Стоял самый настоящий конец мая, и третье солнце, последнее в цикле готово было озарить своим светом небосвод и привезти за собой ночь. Жара только начинала уходить под давлением вечерней влажности, в огромной очереди продолжали стоять и нервничать в ожидании масса людей, в том числе и команда Чёрных ясеней. Люди что съели собаку на выслеживании и убийстве чудищ, судя по лицам ели, они без хлеба и без соли. Они стояли на обочине дороги со своим громоздким паромобилем, в ожидании, когда они смогут вклиниться в поток.

Высокий парень с заплетёнными в тугую косу, под стать викингам, волосами поставил небольшой пень, который нашёл где-то неподалёку, и сев на него вынул из кармана точильный камень и принялся точить свой огромный топор. Вид у него был сосредоточенный, но довольно свирепый. Крупные густые брови насупились, выдавая погружённость воина в своё занятие. Временами от камня отлетали искры. На щёки ему сползли густые бакенбарды, левую, из них украшал глубокий не длинный шрам, там, в волосяном покрове было редкая полоса лысины.

— Почему им приспичило уйти сбывать мои драгоценности именно сейчас? — с лёгким раздражением спросил невысокий мужчина в широченных штанах синего цвета. Голос у него даже сейчас был наполнен позитивом, а изо рта, вслед за словами вырывались клубы дыма. Он курил трубку.

— Не волнуйся Виз, — ответил голосом в два раза ниже парень с косой. — ежу же понятно что мы никуда не сдвинемся до самого вечера.

— А сейчас что? — осведомился Виз.

— Сейчас пока ещё не тот вечер. — объяснил ему воин. — Так или иначе, в город гоблинов мы попадём только к ночи.

Визу очень нравилось водить, только освоив этот навык, он хотел продолжить практиковаться. Паромобиль представлял собой огромную махину. Кабина была настолько вместительной, что там могли поместиться все четверо, и расположиться внутри довольно комфортно. Также был огромный прицеп, в котором хранился весь скарб. А именно средних размеров шатёр, сундуки и мешки с оружием и припасами, а так же личные вещи, и всё что Визу заблагорассудилось украсть по дороге.

— Нам достанется самое паскудное место для стоянки, такими темпами.

— Говорят, тут так всегда, на переправе, это из-за близости великого города Трояна, все едут туда.

— Не хочешь туда заглянуть? — подмигнув спросил Виз.

Ответом послужил грозный взгляд спрашивающий «Ты дурак?».

— Хватит с меня великих городов, пожалуй. Жуть…

— Да ладно тебе Накки. — улыбнулся Виз. — Было не так плохо.

— Не соглашусь.

На руке Виза висел разомкнутый, крупный золотой браслет. Золото выглядело избитым и очень грязным. Браслет сильно выбивался из образа Виза. Он выглядел как обычный проходимец, такой живёт на каждой улице. Коротко-стриженные волосы цвета мокрого писка торчали вверх, а с подбородка висела тонкая, нелепая косичка, сплетённая из жиденькой бороды. На щеках волосы не росли вовсе, усов Виз не носил.

Прошло ещё полчаса, прежде чем Шион и Микас появились из толпы.

— О Боги это просто доконает меня. — сказал он и рухнулся в прицеп.

— Что случилось? — спросил Накки.

— Ему жмёт ботинок. — объяснил Шион.

— Не жмёт а трёт. — поправил того Микас снимая ботинок с ноги. После чего с облегчением вздохнул.

Шион выглядел как городской пижон, в тонкой темно-фиолетовой куртке, серых штанах, начищенных сапогах и металлической тростью.

Микас был выше Шион на целый лоб, если бы не огромный Накки то именно Микас был бы самым высоким в группе. Умного вида опрятный парень одетый в пиджак и штаны синего цвета. Обут он был в ботинки с высокой шнуровкой до колен, хоть от одного он и поспешил избавиться.

— Как успехи? — спросил Виз.

Парни уходили чтобы сбыть украденное им ранее, и заодно просто размять ноги.

— Двадцать семь тысяч корон. — сказал Шион.

Микас вынул стопку купюр из внутреннего кармана пиджака.

— Значит, мы сегодня не бедствуем? — спросил Накки.

— Сегодня? Да. Но давайте сделаем, так что бы это продлилось ещё хотя бы пару недель, а не как в предыдущие разы.

Парни промолчали, но на некоторых лицах промелькнула улыбка.

Норгосс это обширное королевство управляемое верховным принцем, из княжеского дома сокола. Их герб это чёрный коронованный сокол на красном поле был напечатан на всех крупных купюрах и с одной стороны. На более мелких начиная от тысячи корон, печатались великие города, а точнее их гербы.

— Неужели. — возликовал Виз.

До них дошла очередь въехать на огромный деревянный паром, сделанный из деревьев северных лесов, уже через двадцать минут они должны были пересечь реку Уккива и продолжить путь.

Полёт

1

Стояла почти полная, безмятежная тишина, изредка прерываемая криками и пением лесных птиц. Солнце, к радости всех жителей мест подобных этому, светило везде. Хотя никто не говорил, что всё, на что падал его свет, нравилось светилу. Задумывались ли вы, что солнце как свидетель всего происходящего тут внизу, думает о нас. Возможно, мы его раздражаем. Некоторые так точно могут довести даже солнце. Хуже того, что в отличии от нашего привычного мира, в этом, солнце было не одно, даже не два, а целых три. Что значит, они могли обсудить происходящее внизу между собой, сменяя друг друга. На это раз, как и во все предыдущие, на данном клочке земли, оно одаривало своим светом, окутанные безмятежной скукой словно туманом, поляны и луга с пасущимися на них козами и коровами. Те в свою очередь, жуя, размышляли над вопросами вселенских масштабов, в том числе и о поставленных выше, а также, например, «Что же ждёт всех после смерти?» и «Будет ли апокалипсис сегодня?», в мести с этим коровы живали траву и отмахивали хвостами от себя мух. Самая главная бурёнка, коричневая с белыми пятнами, ходила, звеня колокольчиком на шеи и переваривая четвёртым отделом своего желудка пищу, мечтала о завоевании вселенной. Думала, что однажды все-таки придёт тот подходящий момент, когда она лягнет доярку и воссядет на коровий престол, после чего её первым указом стало бы предание смерти всех женщин, особенно доярок и порабощение всех мужчин. Однако этого момента всё не было. С тяжестью на душе она откусила жёлтый одуванчик, растущий среди собратьев, рядом с плетённым деревянным заборчиком.

По просёлочной дорожке, шагали босые ноги, не высокая особь мужского пола не определённого вида и возраста несла в руке букет разноцветных цветов, синих, сиреневых, розовых и один огромный подсолнух. Яркие цветы, наполняли ароматом воздух. Существо, как его назвала бурёнка, улыбалось и щурилось солнцу, которое потихоньку начинало просыпаться и разогревать округу всё сильнее. Оно, а точнее всё же он, было ростом примерно с четырнадцати летнего телёнка человека. Но при этом на его лице росли волосы. Медового цвета, как и на голове, они образовывали собой небольшую и тонкую бородку. Росли они исключительно из подбородка. Не больше. Он не был похож на всех тех мужиков, которых она видела за свою жизнь. Бурёнка не знала, что в мире существует и нечто такое, поэтому план завоевания стоило пересмотреть. На нём была надета жёлтая рубаха, не ровно обрезанная, дабы не быть слишком длинной. И штаны тёмно-серого цвета. Очень большие штаны. На самом деле они напоминали сложенный парус. Корова философски сравнивала этого человек с жёлтой травинкой, а на его левом запястье поблескивал браслет из червонного золота с надписью: «Может, лучше выпьем?».

Человек и его спутники, которых было ещё трое, были в деревни уже третью неделю. Что крайне смущало Бурёнку. Сейчас же он шёл и подставлял солнечным лучам наглое выражение лица. Проходя мимо, он поздоровался с коровами, но те ничего не ответили, и лишь продолжили заниматься своим делом, жевать траву. Лишь Бурёнка, подняла голову, и провожала его взглядом, пока человек не скрылся за углом.

Деревня под поэтичным названием Блява находилась на самом отшибе царства. Не в том смысли, что на границы двух государств, нет, тогда бы тут был город, и большая крепость с детинцем и жизнь была бы хоть немного веселей. Хотя, город скорей всего всё равно назывался бы Блява так что, возможно, что это и к лучшему. Так решил для себя Виз сразу по прибытию сюда. Эта деревня была действительно концом могучего царства Великих князей, царского дома сокола на материке под названием Норгосс. Однако название это дали не те самые правители и даже не люди, жившие на этой земле уже давно, иностранцы — вот автор. Те купцы, которые преодолевали свирепые воздушные моря, досягая берегов этой, всё же умеренно, но северной страны, в основном, чтобы торговать, они видели тут сотни и тысячи крепостей и вокруг каждой второй из них был город. Поэтому «Нор» — крепость, «Госс» — страна. Страна крепостей была особой по-своему, иногда на её землях происходили особенные события, отчасти от того что здесь сохранились крупицы древнего волшебства. Когда твоя страна такая большая, она волей-неволей начинает вырабатывать своё собственное сознание.

И даже не смотря на то что в мире уже давно царила наука, пар и сталь. До подобных глухих мест новшества доходили медленно. Но деревня Блява не была в списках особенных мест, перечней чего-то значимого. Ни чего тут интересного не было, да и особо ужасного тоже, ну кроме скуки конечно. Деревня Блява просто, была. Построенная восемь десятков лет назад, теми людьми, которых Великий царь послал расширять границы царства. И для этого конкретного царства это не значило «иди на войну и воюй с кем-то за землю» нет. Это значило «вали туда где лесная чаща, руби деревья и строй там дом». Эта миграция прекратилась, когда у царя закончилось лишнее золото, а у селян фантазия. Точкой и стало название Блява. Всего один иностранный картограф посетил деревню и вот чем это кончилось. Страшно представить, что же его вдохновило на это название. В итоге деревушку на сорок домов построили, поля распахали, и жили уже три поколения блявовцев, в своём маленьком мире пока не пришло разнообразия в виде нечестии. Повадилась, значит, ведьма коров жрать, а потом и упырей себе на помощь вызвала. Написали селяне письмо своему князю тот, в конце концов, выслал им охотников на начесть, четверых которые «охотятся» тут уже почти две с половиной недели. А на самом деле, двое из них исчезли почти сразу, а двое других просто не просыхают да девок портят.

Виз покинул деревню совсем и скрылся за поворотом, идя по протоптанной тропинке, он добрался к реке. Из-за высокой травы слышались голоса, мелодичная песня которую пели женщины, и смех. Ощущался особенно приятный в такую жару, запах воды. Виз раздвинул траву руками и увидел, как дорожка солнечного света украшает неширокую речушку. В которой десяток девушке стирали. Спрятав букет за спину, он вышел, давая себя увидеть, и помахал рукой. Девушки оживились, заулыбались и захихикали, когда одна из них бросила своё занятие и подбежала к нему. Рыжая, вся покрытая веснушками с лучезарными синими глазами, и на целую голову с лишним, выше своего поклонника.

— Здравствуй! — сказал Виз, расплываясь в улыбке.

Она, заставляла сердце биться чаще. И наполняла его тело теплом одним лишь взглядом. Виз всем видом показал, что ждёт, и она всё же чмокнула его в щёку, отойдя немного в сторону, подальше от любопытных взглядов девушек, для которых хорошая сплетня была довольно ценным развлечением.

— Это тебе! — гордо сказал он, вручая букет. Но цветов она не взяла. — Это, тебе… — неуверенно повторил он, протягивая их девушке.

— Виз, я хотела сказать… — робко начала она.

— Я гулял сегодня утром, ну то есть ещё раньше. И увидел их, они напомнили мне тебя. Ну, то есть они красивые и ты…

— Виз. Мы не можем быть в месте. — отрезала она.

Всё вокруг в один этот момент поблёкло в его глазах.

— Что? — парень явно оторопел. — Но, почему?

— Отец не хочет, что бы я… в общем он очень разозлился когда узнал.

— Ну, тогда, я поговорю с ним. — в душе возникли порывы бури негодования, и даже безоблачное небо перестало казаться таким же синим как секунду назад.

— Нет, нет! — запротестовала девушка.

— Почему?

— Виз, он говорит, что это не серьёзно.

— Он послушает меня! — настаивал парень.

— Виз, я тоже так думаю… — сказала она неуверенным и тихим голосом. — Боюсь, у нас ничего не выйдет. Прости. — добавила она и бросив на него последний взгляд, развернулась и закрыв ладонями лицо пошла к подругам.

В душе образовался колючий клубок чувств, и парень был уверен, что он серого цвета. Виз и вправду планировал взять девушку собой и своей командой, а возможно и остановится где-то вместе с ней, в конце концов, он развернулся и медленно побрёл обратно. Выйдя снова на дорогу, понурив голову, он пошёл назад, в деревню и солнце светило ему, теперь уже в спину. На браслете из червонного золота появилась надпись «дрянь». Пёстрый букет валялся на дороге под солнечными лучами.

2

На постели лежали двое, парень и девушка. Длинные, ниже пояса волосы укрывали покрывалом кареглазую очень пригожую дочь местного чиновника. Она лежала на боку и разглядывала молодого человека, спящего рядом с ней. Он периодически вздрагивал и кажется, видел нечто увлекательное во сне. Сначала девушка пыталась угадать, что же ему снится. Варианты были всякими, например, какой не будь монстр, которого он убил своими колдовскими чарами и как из его огромного посоха летели магические потоки пламени. И бестия просто растворилась в воздухе в ярком магическом свете. Однако посоха у него не было, по крайней мере, она ни разу не видела его посох или хотя бы волшебную палочку. В сказках волшебство творилось всегда чем-то подобным. Вчерашний ужин был, пожалуй, лучшим за последнее время Амалия никогда не считала себя открытой настолько, чтобы изливать душу незнакомцу, но этот человек каким-то образом, расположил к себе. Возможно, он просто слушал, что она говорит. Амалия рассказала, как она училась в одном из великих городов и приехала сюда словно в ссылку, не имея возможности покинуть дом. Как она устала сопротивляться попыткам отца выдать её замуж, и о недавней смерти брата и матери. Только сейчас глядя на его закрытые глаза, она поняла, что он сам не чем не делился. Есть ли у этого охотника на чудищ семья, возможно, ему снятся родные, его дом. Интересно бывает ли у колдунов вообще семья. Его звали Шион и он был частью отряда Чёрных Ясеней, довольно знаменитых убийц чудовищ, считалось что все они храбрые воины, но сейчас перед ней лежал обычный парень, слегка улыбающийся во сне, в полной безмятежности. Возможно, ему мало её наяву и во сне она так же с ним. Было бы приятно, думала Амалия. Этот парень, колдун, очевидно, выглядел совершенно, так же, как и все другие, знакомые ей мужчины. У него были слегка волнистые медно-коричневые волосы, которые при нужном освещении могли показаться рыжими, девушка даже думала, что возможно, он покрасил их, чтобы ни быть рыжим совсем, она слышала, что иногда волосы красят пираты. Так же большой лоб и широкие брови. Высокие скулы и мягкие губы. По лицу от правой брови до левой скулы проходила тонкая, еле заметная, линия шрама. Она была совсем немного светлее, чем вся остальная кожа на его теле. Колдун был довольно смуглый, рассуждала она. Возможно, он и правда раньше служил, на каком не будь корабле, странные волосы были единственным хоть как-то выделяющей его из всех остальных людей чертой. Но на корабле, думала она, его бы это не выделяло, всё как у всех, руки, ноги и так далее. Но была в нём и другая странность. Сначала она думала, не касаясь, что это рисунок. Но вчера ночью, когда она в темноте касалась его кожи. Она поняла, это нечто другое. На коже этого человека, по всей правой руке, по плечу и груди растянулись символы и рисунки. Начало они брали на третьем и четвёртом пальцах правой руки. Доходили до плеча и по груди спускались на бок, в итоге доходя до самого бедра. На другой стороне их не было, только на тыльной стороне левой ладони был круглый рисунок в том же стиле. Гладя на них не отрывая взгляда, у Амалии кружилась голова. Они будто ускользали от её сознания, и она не могла разобрать или принять мысленно, что же там было изображено. Там были разные неведомые ей буквы и символы, каждый из которых не задерживался дольше мгновения. Так же она видела нечто большее, эпизоды, она видела людей и быков. Драконов и хищных птиц. Пламя и прекрасных женщин. Пар и туман, но не могла задержаться на чём-то одном. Она сдёрнула с колдуна одеяло, чтобы видеть картину целиком, но это было безуспешно. Девушка встала, и одеяло упало на пол, она отошла на три шага от кровати и посмотрела с большего расстояния. Символы не остановились, они просто приняли вид бессвязных линий и полос. Амалия вернулась в постель и почти положила голову на грудь Шиона. Так что слышала биение его сердца. Девушка заметила, линии имеют лёгкий отблеск. Она провела по ним рукой. Это было очень странным, ощущение, словно держать огонь, при этом не обжигаясь. Амалия не знала, как можно трогать пламя свечи и не чувствовать боль, но почему-то была уверена, что будь это возможным, всё было бы именно так. Колдун перевернулся на бок. Символы под её прикосновением ощущались очень чётко. Это шрам — поняла девушка. Всё это множество шрамов. Но как такое могло случится? Разве есть люди способные сотворить с собой такое, или пережить, если это следы, оставленные каким-то волшебным врагом. Прикосновения, как и ночью от его кожи она ощущала импульс и тепло как от печи или огня, словно он был разогретым железом. А шрамы ощущались как резьба, но только на живом человеке.

Амалия умозаключила, что эти знаки, явно волшебного рода были нанесены безболезненно, иначе человек лежащий рядом с ней просто умер бы от боли. Так оно и было, повторила она себе. Она просто продолжала водить по коже парня, по его отметинам словно завороженная. Всё сильнее и сильнее они нагревались под её ладонью. Как вдруг из-под ладони вылетела пара искр, и она отдернула руку, от неожиданности Амалия рухнула с кровати. Колдун открыл глаза и приподнял голову, оглядываясь сонными газами. Девушка начала дуть на покрасневшую ладонь. Ей стало не по себе, гнетущие ощущения безысходности и могущества, словно она стояла и смотрела на бурю за окном. Чувствовала её.

— Леди Амалия? — спросил Шион. — Всё хорошее? Что ты делаешь?

— Да вот, руку отлежала. — сказала девушка, промедлив секунду.

— Хорошо. — сказал Шион пол минуты переваривая увиденное.

После чего он сел на кровать и принялся тереть глаза руками, зевнул словно кот и снова бухнулся на кровать.

— Присоединишься? — спросил он с сонной улыбкой.

Амалия вернулась в кровать и села, глядя в его серо-голубые глаза. Он тоже поднялся.

— Я тут поняла, что не вежливо было так тебя загружать своими проблемами. Я ведь тебе даже слова не давала вставить вчера.

— Ну что ты, мне было очень приятно. Правда. — улыбнулся Шион.

— Можно теперь я у тебя что-то спрошу? — вопрос прозвучал неуверенно, почему то ей казалось, будто она лезет совершенно не в своё дело.

— Ну, конечно, — ответил Шион. — спрашивай обо всём кроме этого. — он указал взглядом на свои рисунки.

— Это большой секрет?

— Нет, это что-то вроде проклятия, но не бойся оно только моё. Это случилось, когда я готовился стать жрецом, это было уже очень давно.

— А мне они показались очень красивыми. — сказала она протягивая руку и остановившись за мгновение до прикосновения к линиям. Рука всё ещё была красной. — Это злая магия?

Шиона это сильно рассмешило, она убрала руку.

— Нет, конечно. Не бывает «злой магии». — ответил он смеясь.

Девушка возмутилась.

— А как же все истории о тёмных колдунах и ведьмах, которые творят зло?

— Скажи, что такое нож? — спросил он, прекращая смеяться.

— Нож? — не понимая, куда всё идёт, переспросила девушка. — Это столовый прибор. — ответила она.

— Для тебя да, но для кого-то это оружие, средство для убийства людей. Неужели ты думаешь, что нож, которым зарезали парня во время драки «злой». Нет, просто он был у злого человека.

— Хочешь сказать волшебство — это тоже, своеобразный нож?

— Самый острый и опасный нож из всех.

— Когда мама заболела, отец созвал со всех сторон магов, целителей, лекарей и прочих. Но всё было зря.

Шион смотрел ей прямо в лицо, не отводя взгляда, и накрыл её руку своей.

— Некоторые вещи нельзя исправить даже этим способом. — грустно сказал он. — Принято думать, что волшебство — это щелчок пальцев, который решает все проблемы, на самом деле это всё тот же опаснейший нож, которым никто не умеет пользоваться.

— Значит, нужно учится им пользоваться. — сказала девушка и снова протянул ладонь к Шиону, тот подался вперёд и её ладонь легла на множество пересечений тонких линий.

— Этим и занимаюсь. — улыбнулся парень.

— Шион, я хочу сказать тебе кое-что?

— Говори…

Она обдумывала, что как только монстр будет убит, он уедет и они, скорее всего никогда больше не увидятся.

— Можно, я уеду с вами?

Шион оторопел.

— Зачем тебе это? Ты с ума сошла?

— Возможно. Но пойми, я не хочу тут оставаться. Я, хочу быть с тобой.

— Моя жизнь, она не подходит для тебя. — он встал напротив неё и глядя в глаза сказал. — Ты будешь жалеть, и я не хочу быть в этом виноват.

Раздался стук в дверь. Девушку это напугало. Она вскочила и заметалась по комнате, схватив одеяло, закуталась в него. Её тут быть совсем недолжно.

— Господин Шион! — раздался голос, из-за двери сопровождая стук. — Вы там!

Стало ясно, это помощник, слуга её отца. Амалия растянулась на полу и заползла под кровать. Осознав, как плохо убирают в этом трактире, где поселил всех четверых наёмников её отец, она начал задыхаться от пыли. Неосторожно вдохнув, ей отчаянно захотелось кашлять, она зажала рот руками.

Правда в том, что Амалия как знатная девушка, дочь местного главы всегда получала всё что хотела. И когда отец отправил её в Башенный, учится, она вела не самую прилежную жизнь, делала только то, что она хотела. Лучшее время в её жизни. Но потом пришлось возвращаться домой. И к её ужасу отец завёз её и сестру сюда. На этот край мира. После того как князь пожаловал эти земли её отцу за героический подвиг, сына, посмертный подвиг. Будто это могло его вернуть. Собственно, на этом всё интересное в её жизни закончилось. Потом наступила скука и однообразие. А потом новая проблема, новый кошмар, отец решил, что ей, пора замуж, раз уже исполнилось восемнадцать. Это могло бы стать её билетом из этой глуши, но увидев предлагаемых женихов, Амалия разумно рассудила, что умереть одинокой старой девой в этой деревне, не самый худший вариант. Колдун, с которым она познакомилась две недели назад был почти в три раза моложе некоторых из них, и в два раза, всех остальных. Хотя в глаза колдуном Шиона никто не называл, здраво опасаясь. Говорят, что творцы магии обладают скверным характером, но она этого не заметила, он был умным, нежным и очень смешным, когда они были вместе. Заставлял её улыбаться. И казалось, она и вправду понравилась ему. Стук в дверь продолжался. Она начала кашлять не сдержавшись.

— Войдите! — громко крикнул Шион, дабы заглушить её.

***

Пару недель назад Амалия с сестрой гуляли по саду, летняя жара доканывала всех, но других занятий девушки просто не нашли. После чего сидя на веранде обсуждали вместе со служанками то, что обсуждали всегда. Ими театрально делался вид что пьют они «чай». И ничего алкогольного. Этот страшный зверь утащил очередную девушку вчера ночью. Напал на двоих, когда те возвращались домой с речки. Даже ночи не было, смеркалось. Теперь он выходит на охоту раньше.

— Может он голодный. — предположила Анасья, младшая сестра Амалии. Девочка была воспитанницей семьи и стала её частью.

— Ну да, и с каждым разом, бедняжка всё голоднее и голоднее. — ответила она тогда.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 560