электронная
72
печатная A5
364
16+
Одержимый

Бесплатный фрагмент - Одержимый

Объем:
196 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-8844-6
электронная
от 72
печатная A5
от 364

Глава I

Ночь давно опустилась на город. Почти во всех окнах погас свет, только кое-где мерцали огоньки — это любители поздних сериалов засиделись у экранов телевизоров. Горел свет и в одном из гаражей у парка в самом центре города. Двери были прикрыты неплотно, и сквозь щели пробивались лучи электрической лампочки. Зазнавшись, они пытались спорить с самой луной. Она была полной в эту ночь, и благодаря ей все вокруг было освещено мягким серебристым светом. Но, несмотря на это, свет из гаража хорошо видели настороженные глаза. Неизвестный долго не решался подойти к дверям, но затем, переборов себя, осторожно ступая по асфальтированной дорожке, подкрался к гаражу, прислушался к происходящему внутри и, вдруг насторожившись, так же тихо отбежал в сторону…

— Ну, все, мужики, на сегодня хватит! Больше я не пью… Завтра на работу. — Иван пьяными глазами посмотрел на часы и поправил самого себя: — Вернее, уже сегодня. Час ночи на дворе, а в полседьмого нужно вставать. А еще минут двадцать до дома топать.

— Вань, брось ты… Будто впервые мы так засиживаемся… — встрял в разговор его закадычный друг Александр Александрович. — Тем более сегодня, когда у нас такой повод — день твоего рождения. Тебе ведь сорок лет стукнуло. Да ложи ты на нее, свою работу! Когда мы еще так посидим?

— И вправду, Вань? — заговорил, чуть ворочая языком, Антоха. Хоть он и был постоянным участником всех пирушек компании, но особым авторитетом не пользовался: все больше на побегушках, когда нужно в магазин за бутылочкой сбегать, и служил громоотводом, если назревал во время пьянки скандал. — Оставайся здесь. В гараже и переночуешь!

— Не, мужики, — поколебавшись, ответил Иван. — Иду домой, там Светка ждет. Опять скандал будет.

— Ну тогда на посошок! — протянул рюмку другу Александр Александрович. — На огурчик и сала кусочек. Ванька, понюхай, как сальце пахнет… М-м-м… Смак!

Иван выпил, закусил предложенным огурцом и кусочком сала, кивнул головой, ничего не говоря, открыл дверь и шагнул за порог.

В гараже воцарилась тишина. Ее прервал шебутной Антоха:

— Что-то Иван какой-то сегодня не такой! Раньше мужик как мужик был, а теперь…

— Лучше помолчи! — прервал его Александрович, потянув собутыльника за козырек кепки. — Что ты о нем знаешь? Если бы знал, что мы творили с ним по молодости, то сидел бы сейчас и сопел в две дырочки. Наливай лучше… Единственное, что у тебя хорошее есть, так это рука легкая, так что знай выполняй свои обязанности.

Антоха обиженно шмыгнул носом, потянулся к бутылке, в которой оставалось еще достаточно водки. И в этот момент, казалось, совсем рядом раздался страшный крик. Антоха испуганно посмотрел на Александровича. Тот настороженно привстал со своего места.

— Что это? — тихо спросил он и, не дожидаясь ответа, сделал шаг к двери. — Кажется, это Иван кричал.

— И мне так показалось, — так же тихо ответил Антоха.

— Идем посмотрим, что там происходит! — Александр Александрович развернулся и взял в руки лежавшую на верстаке монтировку. И приказал Антохе: — А ты захвати фонарь, он в шкафчике лежит.

И тут снова раздался страшный крик. У Александровича волосы зашевелились на затылке. А протрезвевший Антоха не мог удержать в руках фонарь. Луч света бегал по стенам и потолку гаража.

— Дай сюда! — вырвал из его рук фонарь собутыльник. — Иди за мной.

За воротами было светло. Полная луна хорошо освещала дорогу среди гаражей. Александрович сначала шел быстрым шагом, а затем перешел на легкий бег. Отстав от него на несколько шагов, семенил Антоха. Метров через тридцать дорога поворачивала вправо, за гаражами начиналась парковая зона. И там, в тени деревьев, происходило что-то страшное. Разглядеть это было трудно. Лишь только злобное рычание в ночной тишине неизвестного зверя, который кого-то терзал. Перепуганный Александр Александрович направил луч фонаря в сторону звуков. В свете фонаря он разглядел лежащего на земле человека. Голова его была неестественно повернута набок. А над ним склонился огромный пес. Его уши настороженно ловили каждый звук, глаза в свете фонаря горели двумя зелеными огоньками. Пес скалился окровавленной пастью и глухо рычал. У Александра Александровича от увиденного свело скулы; теряя самообладание, он закричал и замахнулся на зверя монтировкой. Зверь нехотя соскочил с неподвижной жертвы, продолжая пристально смотреть на человека, который так не вовремя появился здесь. Видимо, зверь о чем-то раздумывал, и только приближение отставшего Антохи заставило его отступить назад, в темноту. А у Александра Александровича не хватило силы духа проследить за ним даже лучом фонаря. Дождавшись подбежавшего Антоху, он осторожно подошел к телу. Уже догадываясь, кто перед ним лежит, он нагнулся и направил свет фонаря в лицо жертвы. На него смотрели мертвые, полные ужаса глаза Ивана…

Глава II

Олег опаздывал на работу. Настроение у него в это утро было прескверное. Голова болела, сердце стучало, губы пересохли. Все это — результат его вчерашней попойки, которой завершилась длинная цепочка его предыдущих пьянок. А все началось около месяца назад. В тот день он договорился со своей девушкой Алиной вечером встретиться и посидеть в ресторане. Он заметил, что в последнее время их отношения зашли в тупик. Даже приглашая девушку по телефону на свидание, он ощущал в трубке холод. Она согласилась прийти, хотя в какой-то момент Олегу показалось, что она откажется. Он понимал, что во многом сам виноват, отдавая слишком много времени работе и все меньше уделяя внимания Алине.

Вечером, перед тем как выйти из дома, он снова набрал номер Алины.

— Здравствуй, здравствуй, радость моя!!! — ответил он на ее сухое «да». — Я сейчас выхожу из квартиры, такси уже ждет меня у подъезда, и я еду к тебе. Ты готова?

На том конце трубки — затянувшееся молчание.

— Але? Алина? — не вытерпел ожидания Олег.

— Ты понимаешь, — наконец ответила девушка, подбирая слова, — тут такое дело… Я никуда с тобой сегодня не поеду.

— Почему? — растерянно спросил Олег.

— Потому, что считаю, что наши отношения были большой ошибкой, — с вызовом ответила Алина. — И думаю, что нам лучше больше не встречаться.

Пока Олег пытался осмыслить услышанное и что-нибудь сказать в ответ, связь оборвалась короткими гудками. Он попытался вновь дозвониться до Алины, но она упорно не отвечала, а затем и вовсе отключила телефон. Растерянный Олег подошел к заветному шкафчику, достал бутылку коньяка и налил себе половину стакана. Выпив его одним глотком, запил колой. Коньяк заставил быстрее бежать кровь по венам. Присев за кухонный столик, Олег достал из пачки сигарету, прикурил. Мысли в голове понеслись резвее, душа стала чувствительнее, а сердце отдавало нудной болью на каждое воспоминание об Алине. Он снова потянулся к бутылке и налил еще полстакана. А память меж тем вернулась к дню их знакомства. Это произошло примерно год назад. Олег попал в больницу, где ему провели небольшую операцию на ноге. Еще только поступив в отделение хирургии, он обратил внимание на молодую симпатичную медсестру. Она ему делала обезболивающий укол перед операцией. Олег улыбнулся и на прощание сказал ей: «Спасибочки!» Он подумал, что хорошо было бы с ней познакомиться. Но сразу после операции он был прикован к постели и с девушкой увиделся только на следующий день. Утром она ставила капельницы больным, в том числе и в палате, где лежал Олег. Она вошла и поздоровалась с пациентами. Те дружно поприветствовали Алину. И только Олег, дождавшись, когда прозвучит хор приветствий, вставил свое коронное «Здрасте!» Они встретились взглядами. Олег улыбнулся. У молодой женщины в ответ дрогнули уголки губ. Но только лишь на мгновение, она тут же отвела взгляд от пациента.

Вот так, изо дня в день, они встречались утром палате, приветствуя друг друга взглядами и улыбками. Олег стал замечать, что уже с нетерпением ждет нового дня. Просыпаясь в шесть часов, он спешил к умывальнику — умывался, чистил зубы, брился… И ждал восьми часов. В это время начиналась смена Алины. Что таить, она понравилась Олегу — высокая, стройная, глазастая. «Хорошая какая, — мечтательно думал о ней он. — И не пустышка: подумает, прежде чем что-то сказать или сделать». У товарища по палате, который уже полтора месяца лежал на вытяжке со сломанной ногой, он расспросил о ней. Тот рассказал, что у Алины есть маленький сын, живет она недалеко от больницы и наверняка у нее есть муж. Известие о муже сбило пыл Олега, но каждое утро улыбки и перестрелка взглядами продолжались, и он убедил себя, что никакого мужа у его знакомой нет.

А вскоре Олега выписали. Забирая больничный лист, он столкнулся в коридоре с Алиной.

— До свидания, — грустно улыбаясь, сказал Олег. — Меня выписали. Я домой.

— Уже? — только и спросила молодая женщина. В ее глазах Олег прочитал сожаление.

— Да, — снова улыбнулся он.

— Ну, удачи тогда, — ответила Алина и запнулась, так и не сказав что-то важное. Ее в этот миг позвал дежурный врач, и она, как-то виновато улыбнувшись, ушла. Олег, спускаясь по лестнице, ругал себя последними словами, что так и не попросил у нее номер мобильного телефона.

А на следующий день он неожиданно для себя обнаружил, что к нему на страничку в «Одноклассниках» заходила Алина. И, несмотря на то, что Олег был значительно старше девушки, они начали переписываться, встречаться. Новогоднюю ночь они провели вместе. А ведь люди говорят: «Как Новый год встретишь, так его и проведешь…» Так казалось и Олегу. Но оказывается, не всему можно доверять, в том числе народным пословицам и поговоркам. Несмотря на горячую любовь, в их отношениях случилось то, что случилось…

Выпив еще одну порцию коньяка, Олег заказал такси. Ожидая машину, он выпил еще и еще. Когда такси подъехало к дому, он вышел и, сев рядом с водителем, назвал адрес Алины. Ехать было не слишком далеко. Таксист пытался разговорить парня, но тот отвечал односложно, погрузившись в собственные мысли.

— Приехали, шеф! — ухмыльнулся водитель. — Плати деньги.

Олег, расплатившись, вышел из машины. Уже темнело. Мужчина посмотрел на окна Алины, света в них не было. Олег вошел в подъезд и поднялся на второй этаж. Позвонил в двери. Но в ответ — тишина. Олега охватило чувство тревоги. Он стоял и звонил, звонил в дверь, будто не в силах был оторвать палец от кнопки звонка.

В соседней квартире щелкнул замок, скрипнула дверь и показалась седая голова пожилой женщины.

— Молодой человек, вы к Алине? — спросила она. — Так зря стараетесь! Никто вам не откроет. Алиночка вместе с сынишкой с утра куда-то уехала на шикарной такой машине…

Вот после этих слов Олега и понесло. Он обошел все кабаки города, где пил, пил и пил… Звонил Алине, но ее телефон был отключен. Он был отключен и в следующие дни. Олег попытался встретиться с Алиной на работе, но оказалось, она взяла отпуск и куда-то уехала. Олег запил. Пил по вечерам, по выходным дням, не переставая названивать Алине. Безрезультатно. А вскоре их общие знакомые сообщили, что видели Алину с сыном и каким-то парнем в магазине на рынке. Олег пытался застать ее дома, но выяснилось, что она сдала квартиру какой-то молодой семье. Квартиранты сказали, что хозяйка квартиры живет где-то за городом. Номера телефона ее не дали, сколько он ни выпрашивал. Сказали, будто бы сами не знают его. Шел день за днем. Боль и обида притухали. Но временами они накатывали с новой силой. Особенно грустно было по выходным. И тогда он открывал бар, доставал бутылку и шел на кухню. Друзья советовали прервать это затянувшееся пике. Олег и сам понимал, что его пьянство — не выход из создавшегося положения, и уже клятвенно обещал самому себе: «Все! Я в завязке». И, кажется, он уже почти преуспел. Но в минувшую пятницу, сразу как вернулся с работы, в дверь его квартиры кто-то позвонил. Олег только что натянул на себя спортивные штаны и майку. Он даже представить не мог, кто решил зайти к нему в гости.

— Кто там? — спросил он.

Из-за дверей ответили:

— Олег, открой. Это я.

Стрелец не мог перепутать этот голос ни с каким другим. Он тут же открыл запоры. На пороге стояла Алина.

— Ты?

— Да, я, — деловито ответила гостья.

— Я очень рад тебя видеть… — начал было Стрелец.

— Олег, я прошу, не надо расшаркиваться, — остановила его Алина. — Я пришла потому, что хочу расставить все точки над i.

— Хорошо, я выслушаю тебя. Проходи в гостиную. Посидим, поговорим.

— Извини, мне некогда. Меня ждут.

— Кто? — дрогнул голос у Олега.

— Это неважно.

— А что важно? — не выдержал Стрелец.

— Пожалуйста, не начинай. А что на самом деле важно, я тебе отвечу. Я уже месяц живу с другим человеком.

— Кто это?

— Тебе это знать не обязательно. Ты должен понимать, что между нами все кончено. Поэтому я хочу, чтобы ты больше не звонил мне, не искал и не расспрашивал обо мне. Это действует мне на нервы, на мое физическое состояние… А мне сейчас нельзя волноваться. Ты понимаешь, о чем я говорю?

— Нет!

— Я беременна.

— Понимаю, — уставившись куда-то в стену, ответил Олег.

— Ну, вот и хорошо! — облегченно вздохнула Алина. — Значит, мы с тобой договорились, что больше никаких розысков и звонков.

— Можешь быть уверенна — никаких звонков больше от меня не будет.

— Ну, вот и хорошо, что ты все понял! — Алина быстро чмокнула Олега в щеку и тут же вышла из квартиры. А он продолжал стоять, упершись рукой в стену. На душе у него творилось что-то непонятное, и, чтобы разобраться в себе, Олег распечатал бутылку коньяка и налил стакан… Выходные пролетели как один день.

И вот сегодня, больной и злой на весь мир, и прежде всего на самого себя, Олег опаздывал на работу. В редакции он тут же попался на глаза ответственному секретарю Андрону Сергеевичу. Тот, глянув на него из-под очков, таинственно сообщил:

— Тебя тут шеф уже обыскался. Приказал, чтобы ты сразу шел к нему в кабинет.

Олег было развернулся, чтобы тут же бежать в кабинет редактора, но Андрон Сергеевич дернул его за рукав:

— Выглядишь ты совсем неважнецки.

Олег только махнул рукой и через минуту уже стучался в дверь редактора.

— Да, войдите! — раздался голос шефа. Олег открыл дверь и сразу же уперся в строгий взгляд редактора, который удобно расположился за большим столом.

— Здрасте! — поздоровался Олег с начальством.

— Где тебя носит? — вместо приветствия начал орать на журналиста редактор, указывая на часы, висевшие на стене. — Уже почти одиннадцать, а тебя все нет на рабочем месте.

— Извините, Эдуард Эдуардович. Занимаюсь расследованием последнего вашего задания.

— Какое это такое задание? — с плохо скрываемой издевкой спросил, чуть успокоившись, редактор. — Напомни мне, пожалуйста, о нем…

— Ну как какое? — переспросил шефа Олег. — Я провожу расследование, сбор материалов по поводу позавчерашнего нападения псов на девушку.

— Ах, по поводу нападения псов, говоришь, — редактор, покрутившись в кресле, тут же задал вопрос. — Ну, тогда ты уже должен знать, что этой ночью произошло еще одно нападение, которое отличается от предыдущего тем, что мужчина, на которого напали псы, погиб. Что тебе об этом известно?

Олег замялся:

— Пока ничего…

— Правильно, ничего! — редактор вновь повысил голос, порывисто встал со своего удобного кресла и вышел из-за стола. Ходя по кабинету, он кричал: — Вот так мы и работаем! Уже по телевидению местному, радио об этом сообщили, а мы молчим, как будто ничего и не произошло. Зачем такая газета людям? Объясни мне, пожалуйста! Не можешь? Так я тебе скажу — хоть люди и винят в чем-то газету, но не она виновата. Виноваты недотепы-журналисты, работающие в ней. Ведь именно от нас с тобой, Стрелец, будет зависеть, подпишутся ли на нашу газету люди, купят ли ее в киосках. А чтобы это произошло, газета должна быть интересна читателю. Надеюсь, ты это понимаешь?

— Эдуард Эдуардович…

— Что «Эдуард Эдуардович»? — перебил подчиненного шеф. — Мне уже сорок пять лет, из которых лет семнадцать меня так называют. Но не думал я, что доживу до такого позора. Это надо — мои журналисты не могут раскопать «горячую» и интересную для читателя информацию!

Редактор вдруг остановился напротив Олега, внимательно посмотрел ему в глаза и махнул рукой.

— А, да тебе как с гуся вода… — вернувшись к столу, он плюхнулся в кресло. Немного успокоившись, продолжил: — Итак, свяжешься с полицией. Насколько я знаю, на это происшествие выезжал твой хороший знакомый Овечкин. Поговори с ним, разузнай все, что возможно. Ты не новичок в журналистике и должен понимать, что нам по этим происшествиям нужно подготовить интересный, объемный материал. Такой, чтобы в городе о нас заговорили. Анонс последнего случая мы даем в сегодняшнем номере. Его подготовил Васильев. А чего ты стоишь? Иди работай. Распустил я вас здесь…

Выйдя из кабинета, Олег сразу же направился к Васильеву. Тот сидел за рабочим столом и уминал булочку, запивая ее кефиром.

— Извини, тебя не было на месте, — не прожевав, начал оправдываться коллега. — Шеф налетел, кричит: «Пиши, мол, информацию!»

— Ладно, успокойся. Я на тебя не в обиде, — ответил Олег совершенно лысому бородатому коллеге. — Что там произошло?

— Да я особо ничего не выяснил. Расскажу буквально в двух словах, — дожевав, ответил Васильев. — Значит, так: вчера вечерком собрались в гаражном массиве на Володарского три приятеля. Решили отметить день рождения одного из них. Выпили в этот вечер они хорошо. Хотели посидеть, еще выпить, поговорить. Но один из них, кстати, именинник, заартачился и сказал, что больше пить не будет. Мол, жена уже дома давно ждет. Сколько ни уговаривали его приятели, он ни в какую. Ушел, а через несколько минут его собутыльники услышали страшный крик. Пока спохватились, раздался еще более жуткий крик. Каким-то тринадцатым чувством они поняли — кричит их товарищ, и побежали. Добежали, но было уже поздно. Их приятель был мертв. На месте происшествия они смогли разглядеть огромную собаку, которая тут же исчезла.

— Ясно, — ответил Олег. — Будем разбираться.

— Э, Стрелец, ты на меня не в обиде? — снова спросил мнительный Васильев.

— Не парься, ты здесь ни при чем. Не зря же говорят: «Кто долго спит, тому день мстит»! — уже из коридора ответил Олег.

Войдя в свой кабинет, он тут же налил воды в электрочайник. Чашечка горячего кофе в этот момент ему была ох как нужна. Разговор с редактором и Васильевым основательно подорвали его силы. Нужно срочно восстанавливаться, приходить в форму. Его рука уже чуть было не потянулась к сейфу, где в запаснике у него стояло грамм двести водки. Но усилием воли он подавил этот предательский порыв и вместо водки всыпал в кружку кофе, сахара. Дожидаясь, пока закипит вода, он позвонил в полицию и попросил к телефону капитана Овечкина. На удивление, отыскали того быстро. Капитан был хорошим приятелем Олега, и договариваться о встрече долго не пришлось. Но Овечкин назначил ее в кафе, и Олег по опыту прошлых встреч понял: без водки не обойдется. Попивая кофе, в душе он твердо решил: пить не буду. Даже в качестве лекарства.

Перед уходом из редакции он заскочил к ответственному секретарю и предупредил его, что направляется на встречу с Овечкиным. Тот в ответ сморщил лоб, на его лице мелькнула тень усмешки:

— Ты смотри не перебери там с ним. Тебе еще материал готовить нужно.

— Андрон Сергеевич, да что ты говоришь? Я с Овечкиным пить не собираюсь. Мне нужна информация.

— Да знаю я тебя и Овечкина тоже знаю. Ладно, иди. Если редактор спросит — отвечу, что ты идешь по следу собак-убийц. — Орлов засмеялся собственной шутке. Но Стрелец его уже не слушал. Он прошел быстрыми шагами по коридору, спустился по лестнице и вдохнул свежего воздуха, которого ему так не хватало в редакции. Немного постояв на крыльце, он направился в сторону остановки.

Глава III

Маршрутное такси подошло быстро. Ехать до «Миража» было недолго. Три остановки, пять минут пешком — и ты уже у двери кафе. В это время здесь было мало посетителей. Не успел Олег войти, как его тут же окликнул сидевший за столиком Овечкин:

— Корреспондент, я здесь!

Олег подошел, и они пожали друг другу руки.

— Здравствуй, Гена! — Олег осмотрел столик и с усмешкой добавил: — Я вижу, ты уже и заказ сделал?

— А что время тянуть? — оскалился в улыбке следователь. — Приглашаю на поляну. Посмотри на водочку. Кажется, что она сама просится — выпей меня!

Олег вздрогнул от вида холодной водки в слегка запотевшем графине. Его замутило. Он, переборов себя, отвел взгляд от стола и уселся на стул.

— Ты что, с бодуна? — спросил Овечкин.

— Да, — скупо ответил Олег.

— Ну, тогда сам Бог велел тебе остограммиться. Да и серьезненько.

— Нет, спасибо. Пить не могу. Перед начальством сегодня стоял по стойке смирно. Редактор сильно наехал из-за того, что я ничего не знаю по последнему эпизоду в этом собачьем деле.

— Понятно, — сочувственно отозвался Овечкин, который сам не раз получал нагоняй от начальства за свою любовь гульнуть. — Юля, принеси нам, пожалуйста, пару перепелиных яиц и стакан! — крикнул он официантке, стоявшей у бара. — И еще, если можно, сварганьте супчика для моего приятеля.

— Будет сделано! — улыбнувшись, ответила симпатичная официантка. Через пару минут яйца и стакан были на столе. Овечкин, облизнувшись, налил в стакан граммов семьдесят водки. Затем взял перепелиное яйцо, разбил его и содержимое влил в тот же стакан. То же самое он повторил и со вторым яйцом. Затем добавил щепотку соли.

— А теперь вот это тебе нужно выпить, — сказал он Стрельцу, который молча наблюдал за ним. Олег взял стакан в руки и, скривившись, одним глотком проглотил содержимое. Не успел он продохнуть, как Овечкин сунул ему в руки полный стакан томатного сока. Олег с удовольствием допил его до дна.

— Вот и чудесно, — заулыбался следователь. — А сейчас тебе принесут горячего супчика, и это будет последним ударом по твоему похмелью. Конечно, в идеале после этого тебе нужно бы поспать, но, как я понимаю, на это у тебя время нет.

— Это точно. Я в цейтноте. Спасибо тебе за лечение, но давай поговорим о деле, — сказал Олег, доставая блокнот с ручкой.

— А может, сначала поедим? — ухмыльнулся капитан.

— Давай в процессе…

— Уговорил, — выпив рюмку водки и закусив кусочком лимона, ответил Овечкин. — У меня сегодня хорошее настроение, так что давай спрашивай.

— Расскажи мне, что произошло позавчерашней ночью? Я по поводу нападения стаи псов на девушку.

— Ты знаешь, — дожевав лимон, ответил Овечкин. — Случай, конечно, трагический. Но, по моему мнению, именно случай. Это могло произойти, а могло и нет. Просто пострадавшая оказалась в том месте и в то время, когда там пробегали бездомные псы.

— Во сколько это было и где?

— Это произошло около полуночи в районе Первомайской. В этот вечер, или точнее сказать — ночь, потерпевшая девушка провожала свою подружку, которая забежала к ней в гости домой. Они за разговорами засиделись и не заметили, как пролетело время. — Капитан прервал свой рассказ, увидев, что к их столику подходит официантка с большой тарелкой супа. — Спасибо тебе большое, Юленька! Век буду благодарен! — весело улыбаясь, поблагодарил он девушку. А затем, повернувшись к Олегу, сказал: — А ты бери ложечку и кушай супчик, лечи свое подорванное здоровье.

— Спасибо! Давай дальше рассказывай…

— А что рассказывать? Ну, проводила подружка подружку почти до самого дома, распрощались. Потерпевшая повернула и зашагала назад. А где-то посередине пути на нее напала стая озверевших собак. Они сильно ее порвали. Даже очень. Могли бы и насмерть загрызть, но, на ее счастье, мимо проходил какой-то мужчина. Он схватил лежавшую у обочины металлическую трубу и кинулся на стаю.

— И что? Отбил? — Олег, оторвавшись от еды, уставился на Овечкина.

— Ха, не только отбил, но и прибил одну из собак, а еще двух покалечил. Они там, на месте происшествия, лежали, скулили, когда приехали скорая и полиция.

— Прямо какой-то не мужик, а ангел-хранитель, — заинтересовавшись рассказом, молвил журналист. — А кто он, этот герой?

— А вот имени этого ангела-хранителя мы не знаем, — развел руками офицер полиции.

— Как? Почему?

— Да потому. Разобравшись с псами, он взял и ушел.

— Как ушел? Бросив покалеченную девушку умирать?

— Да никого он не бросал. Успокойся, Олег. Тебе в твоем состоянии нельзя волноваться, — ухмыльнулся Овечкин. — Услышав крики потерпевшей и визг собак, на место происшествия прибежала ее подруга. И чуть не потеряла сознание от увиденного. Мужчина влепил ей несколько пощечин и кое-как привел в чувство. Приказал вызвать медиков и полицию. Но девушка все еще пребывала в шоке, и тогда он взял ее мобильный и сам вызвал скорую и полицию. А затем, отдав телефон, ушел.

— Да, вот это история! Но спаситель все же какой-то странный. Вы будете его разыскивать?

— Для нас он важен как свидетель, — ответил Овечкин. — Мы, конечно, пробиваем его по своим каналам, но было бы хорошо, если бы ты в своем материале написал о том, что мы разыскиваем его как важного свидетеля.

— Да не вопрос. — Олег почувствовал себя лучше. В голове как-то просветлело. Мысли начали работать в правильном направлении. — А что ты расскажешь о втором случае? — спросил он товарища.

— С этим случаем не так все ясно, как с первым, — ответил тот, выпив еще рюмочку водки и вновь закусив кусочком лимона. Олег, проследив взглядом за этой процедурой, поинтересовался:

— Как ты в отделение в таком виде пойдешь?

— Да запросто! — осклабился полицейский. — Там меня другим и не видят. Ха-ха, да ладно… А то ты решишь, что я и правда на работу пьяным хожу. Если честно, то я с дежурства сегодня. И если бы не твое срочное дело, то я бы уже давно дрых на своем уютном диванчике. Так что, друг мой, слушай и не перебивай, так как ты нагло пользуешься моим личным временем.

— Извини…

— Да ладно, давай без лирических отступлений, — махнул рукой следователь. — Вообще, второй случай чем-то похож на первый. И в то же время непохож. Сидели в гараже три мужика, выпивали. Был повод — отмечали день рождения одного из них. Кстати, погибшего. Затем именинник заторопился домой, попрощался с собутыльниками и ушел. А минут через пять те услышали крик. Кинулись из гаража на помощь. Подбежав, в свете фонаря разглядели лежавшего на земле друга, а рядом здоровую и рычащую на них псину. Отогнав ее с помощью захваченной в гараже монтировки, бросились к другу, но ему их помощь была уже не нужна. Тогда они вызвали нас. Вот и все, если коротко.

— Если коротко… — повторил конец фразы Олег. — Значит, в этот раз собака была одна?

— Вот этого конкретно сказать не могу. Может, и не одна. Даже, скорее всего, не одна. Одна бы так быстро с мужиком, пусть и пьяным, не разобралась бы.

— А следы собачьи видны были?

— Какие следы? — махнул рукой Овечкин. — Там земля твердая, сбитая. Ничего не рассмотреть.

— А ты не подскажешь, как можно найти товарищей жертвы?

— Да нет вопросов, друг. Один из них, Александр Степанов, работает мастером в ЖЭКе №5. Второй, Антон Сребренников, слесарит там же.

— А с девушкой потерпевшей встретиться нельзя?

— Какое встретиться? Я же тебе говорил, что с ней произошло. Лежит она в больнице под капельницей в тяжелом состоянии. Дай Бог, если врачи отстоят ее жизнь.

— А как найти подружку потерпевшей? — не отставал от капитана журналист.

— С ней можно. Зовут ее Надя Зорина. Учится в педагогическом университете на отделении филологии. Ну что, записал?

— Да, — оторвавшись от блокнота, ответил Олег.

— Я свободен? — ухмыльнулся Овечкин.

— Свободен, — Олег улыбнулся в ответ приятелю. — Спасибо тебе большое за информацию и лекарство.

— Спасибо не булькает, — шутливо ответил капитан. — Не тушуйся и если что обращайся. Всегда чем смогу, тем помогу.

Глава IV

Распрощавшись с Овечкиным, Олег вышел из кафе. Чувствовал он себя намного лучше, чем с утра, и поэтому решил сразу же поехать на поиски Степанова и Сребренникова.

«Время не ждет! — думал он. — Если повезет, найду этих двоих. Ну или хотя бы одного из них. Расспрошу, как все было. А вообще, эта история странная какая-то. Что-то в ней не то, и одно со вторым не сходится».

Олег глубоко вздохнул, пытаясь выгнать из сердца непонятное беспокойство. Оно начало зарождаться после рассказа Овечкина о первом происшествии, и, чем дальше тот рассказывал, тем неспокойнее становилось на душе журналиста. «Почему вдруг ни с того ни с сего начали нападать на людей псы? — думал Олег. — Что-то их подтолкнуло на это. Не может же так просто пес, друг человека, в которого генетически заложено помогать людям, вдруг напасть на человека и порвать его! Все это нужно выяснить и размотать клубок этой трагической истории».

Ему вдруг показалось, что она как-то касается и его судьбы. И если он раскроет эту тайну, то вместе с ней найдет и ответы на вопросы, которые волновали его в последнее время…

Мысли Олега прервал телефонный звонок. Он достал из кармана мобильный телефон и посмотрел на монитор: «Редактор».

— Да, Эдуард Эдуардович? — ответил он.

— Что «да»? — сердито крикнул в телефон шеф.

— В смысле, я так отвечаю на ваш звонок, — Олег понял, что настроение у начальника до сих пор дурное.

— Ты не на звонок отвечай, — прервал сердито редактор. — А сообщай, как у тебя продвигается расследование «собачьего дела». Надеюсь, ты не прохлаждаешься в какой-нибудь там кафешке?

— Да что вы, Эдуард Эдуардович! Вы же меня знаете, — возразил на незаслуженную обиду Олег. — Поговорил с Овечкиным. Он рассказал кое-какие подробности об этих двух происшествиях. Посоветовал, где и как найти свидетелей. А еще пообещал, что, если узнает по этим делам что-то интересное, обязательно сообщит мне…

— А куда ты направляешься сейчас? — снова прервал его редактор, не дослушав отчет до конца.

— Я сейчас еду на место работы двух свидетелей по второму делу. Затем, если успею, заскочу в педагогический университет. Хочу пообщаться с подружкой потерпевшей по первому происшествию. Овечкин сказал, что она не видела нападения, но, может, все-таки наши правоохранительные органы что-то упустили, и я узнаю от девушки что-нибудь горячее.

— Разведай, — голос редактора потеплел. — Но тебе будет еще одно задание. Для полноты картины заскочишь в клуб любителей собак «Собачья правда». Поговори с председателем клуба Владимиром Овчаровым, другими любителями собак, которых найдешь на месте. Задай вопросы типа: «Присуще ли псам нападать на людей?», «Если да, то в каких случаях это происходит?», «Какие породы собак наиболее опасны для людей?». Одним словом, не мне тебе объяснять, что нужно делать.

— Эдуард Эдуардович, я все это понимаю, но успею ли сделать все это за сегодня?

— Успеешь, даже не сомневайся. Заседание клуба в 17:00. Да, понимаю, тебе придется поработать сверхурочно. Но я думаю, что ты сам хочешь реабилитироваться за сегодняшнее опоздание. Ты меня понял?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 364