электронная
144
печатная A5
563
16+
Очертание тьмы

Бесплатный фрагмент - Очертание тьмы

Приют окаянных

Объем:
456 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-8411-0
электронная
от 144
печатная A5
от 563

Пролог. Олс

Бедой повеяло еще с лета. Шесть часовен из тридцати на святом пути из Тимпала к Тэру дали трещины, а одна, что стояла у северных ворот Гара, так и вовсе рухнула. Рухнула и рухнула: чего пустое перемалывать: значит, время ей пришло, ничто не вечно под солнцем, кроме Эдхарского моста, ну так ведь не о нем речь? Мост стоял и стоять будет, говорено, что выйдет его срок тогда, когда весь Талэм свернется и высохнет, как кленовый лист в канун зимы. Тем более, новую часовню за неделю из бревен срубили и поставили рядом, свежие руины расчистили, поправили фундамент, да на прежнем месте начали строить уже настоящий собор. Давно было пора — все-таки на шесть сотен лиг только один подорожный храм сиял золотым колесом на шпиле, да и тот в стольном Сиуине. Не считать же подорожными храмами соборы в начале и конце дороги? Один — Белый Храм Священного Двора Вседержателя — для боли и печали начала пути, другой — Черный Храм на месте бывшей Черной Башни — для скорби и слез окончания странствия, и оба они для того же самого в обратном порядке, потому как колесный ход в две стороны прокладывается — от Тимпала до Тэра и обратно. По двадцать лиг в день от часовни к часовне — чтобы топать без устали весь второй и третий месяцы осени. Хоть раз в жизни всякий колесник должен проделать его в одну сторону, а если послушание какое на паломника накладывалось, или сан располагал, то и с возвратом, и порой не единожды.

Сначала казалось, что все обошлось. Прочие часовни поправили еще до осени, да и всем остальным строгий надзор учинили, шутка ли, тысячи людей пойдут святым путем, будут прикладывать лбы к древним камням, хвататься за них, поливать слезами. Хлопот королевской страже на два месяца — глаз не сомкнуть, да только служба — она служба и есть, дело привычное. Другого бояться следовало: если пакость какая-нибудь вдруг всплывет, воровство разовьется или ведун без королевского ярлыка народ смущать станет. Или же, что еще хуже, магия волю поимеет. Вот как раз с магией в тот год беда и вышла. В самом начале осени, когда работы в Гаре уже шли полным ходом, тимпалский голубятник поймал птичку от гарского сэгата, как раз от того, у которого часовня рухнула. На птичьей лапке болталось послание, в котором, как водится, были выписаны восхваления и Вседержателю, и мученику Нэйфу, имелась благодарность главе Священного Двора за помощь в строительстве нового храма, но вслед за обязательным почтением размещалась жалоба, и как раз в ней перечислялись навалившиеся на приход беды и тревоги. Сэгат сетовал, что с самого обрушения прежней часовни в городе творится непотребство. Стали являться зловещие призраки и странные знаки, производящие смущение населения. Кроме того среди достопочтенных горожан, не меньше половины которых числятся благоверными прихожанами Храма Нэйфа, обнаружились сразу три оборотня-имни, коих стража, конечно, порубила, но пока до рубки дошло — от оных пострадала куча народу, в том числе полегло насмерть множество невинных подданных тэрского короля. А те, что увечьями отделались, вовсе забыли о скором святом шествии и поголовно твердят о каком-то явлении и страшатся его пуще смерти, хотя смерти продолжаются, во всяком случае пропавшие и ненайденные среди горожан числятся. Все это, продолжал сэгат, наводит глубокую печаль и тревогу, к тому же вкупе с недавним обрушением часовни отвращает людей от святого престола в пользу Храма Присутствия и прочих кощунственных верований.

Забегали, засуетились после ужасной вести послушники Священного Двора. Ни о каком явлении, правда, никто из них толком не слышал, да и прежние вести об оборотнях оказывались обычно фантазиями, хотя нечисти в дальних краях хватало, но всякая смерть чаще всего объяснялась просто, потому как нет ничего проще смерти. Однако до начала колесного хода оставалось не так много времени, а большего вреда вере, чем от смущения умов, произойти не могло, поэтому престарелый Ата вызвал сэгата Белого Храма и приказал отправить в Гар лучших храмовых старателей. То есть служителей, предназначенных для разбирательства противоестественных дел, а именно: судью, усмирителя и защитника или, как порой говорили в народе, — судью, палача и печальника.

Выехали старатели из Тимпала в тот же день, меняя на каждом дозоре лошадей, добрались за неделю или около того до Гара и приступили к разбирательству. А в первый день второго месяца осени, когда должно было начаться шествие и тысячи паломников ждали полуденного удара колокола, чтобы двинуться вместе со священной процессией с севера на юг из Тимпала к Тэру через тот самый Гар, в городе появился всадник. Его одежда была изодрана, глаза — красны от бессонных ночей, лошадь почти загнана, однако он продолжал вонзать в ее бока шпоры. Всадником был отправленный в Гар судья Эгрич.

Он миновал Известковую слободу, спугнул стаю ворон, ждущих жертвенных отрубей в кронах священной дубовой рощи, поднялся по широкой Гончарной улице к верхнему городу, миновал нижние ворота, махнул рукой дозору верхних и спрыгнул с коня только у главной лестницы, но не потому, что добрался до места, а потому что загнанное животное упало у первой ступени и испустило дух. Паломники, заполнившие площадь, замерли.

— Что стряслось, Эгрич? — насторожился старший дозора.

— Беда, — прохрипел тот и побежал по лестнице к храму.

— Двое за мной! — рявкнул дозорный и поспешил за вестником.

Сто шестьдесят ступеней Эгрич преодолел, не останавливаясь, хотя дыхание его прерывалось, и хрип в груди заглушал шелест осенней листвы под его ногами. Лишь на самом верху судья остановился, чтобы преклонить перед вратами Белого Храма колено и нарисовать ладонью святое колесо у себя на груди, но тут же поднялся, поморщился, как будто мучился от невыносимой головной боли, и побежал по узкой лестнице, опоясывающей храм и ведущей в верхний зал, в котором шла праздничная служба. Когда, миновав двух последних стражников, судья вбежал под священные своды, силы его были на исходе.

Обряд уже завершался. Голоса младших сэгатов, славящих мученика Нэйфа, сливались с прозрачными нотами, извлекаемыми служками из даланских дудок, и взмывали под светлый купол Белого Храма. От блеска одеяний старших сэгатов рябило в глазах. Со священными кубками в руках высшие служители кружились вокруг золотой чаши, возле которой в белой тиаре и вышитой золотом сутане стоял сам Ата, предстоятель Священного Двора. В одной его руке был старый медный черпак, в другой — серебряный нож. Кровь стекала по рассеченной ладони старца, капая в чашу. Тридцать кубков должны были наполниться вином, смешанным с кровью. Тридцать часовен ждали участников колесного хода. Тридцать дней мучений святого Нэйфа, когда вместо воды, о которой просил он, ему подносили только сладкое, приторное вино, повторялись уже больше тысячи лет как священный обряд.

— Ата! — закричал Эгрич, падая на пол.

Смолкли дудки. Осеклись голоса. Замер седовласый Ата.

— Ата, — приподнялся на локтях, с трудом встал на колени, оглянулся на замерших за спиной стражников Эгрич. — Беда, Ата.

— Что случилось, судья? — грозно спросил Ата.

— Он вернулся… — прошептал Эгрич.

— Кто он? — не понял Ата.

— Старший слуга убийцы. Ужас Тэра. Мучитель Нэйфа, — страдальчески скривился Эгрич, пытаясь встать на ноги. — Он вернулся.

— Где? Когда? Кто?! — закричал в раздражении Ата.

— Здесь, — прошептал Эгрич, выпрямляясь. — Сейчас. Я.

Последнее слово было вымолвлено не так, как предыдущие. Оно не было произнесено голосом запыхавшегося, пожилого, едва стоявшего на ногах человека. Оно было произнесено тихим голосом, сила в котором колыхалась словно океанская волна перед страшной бурей. Ата побледнел. Перед ним стоял не Эгрич. Непостижимым образом измученный судья обратился в сухого, чуть сутулого незнакомца среднего роста с лысым черепом и чертами лица, которые, казалось, повторяли линии все того же черепа.

— Кто ты? — с трудом вымолвил Ата, подавая охране знак.

— Олс, — ответил незнакомец, и рванувшиеся к нему стражники словно наткнулись на невидимые клинки, потому что плоть их разверзлась, и они, роняя оружие, пали замертво.

— Мало крови, — рассмеялся, поднимая один из мечей, тот, кто назвал себя Олсом. — Не жалей крови, Ата. В каждый из тех тридцати дней, в которые Нэйфа везли из Тимпала в Тэр, бедолага пролил ее куда больше. Не жадничай. Хочешь, я тебя научу?

Никто не заметил, как Олс оказался возле Аты. Только что он был в двух десятках шагов, и вот уже встал рядом, и Ата захрипел, потому что меч вышел у него из груди, и в чашу, на край которой осел предстоятель, хлынула кровь. А потом началась бойня.

Когда зал наполнился мертвыми телами, незнакомец остановился и потянулся словно после сладкого пробуждения. Затем огляделся, отбросил меч, вдохнул полной грудью, захватил ноздрями дурманящий запах смерти и облизал ладони, с которых, как и со всей его одежды и даже с головы, стекала кровь…

«В первый день второго месяца осени в часы начала священного шествия великая беда пришла в Белый Храм Тимпала, в сердце Священного Двора Вседержателя Талэма. Некто, назвавшийся Олсом и указавший на себя как на старшего слугу убийцы, ужас Тэра и мучителя Нэйфа, явился в образе судьи Эгрича в храм и учинил массовое убийство, пощадив троих человек, но лишив жизни — восемьдесят семь».

Писано в закрытый кодекс во Дворе Вседержателя в 1265 году от восхождения и растворения святого мученика Нэйфа, да пребудет его добрая воля с детьми его и братьями его до скончания этого мира.

Часть первая. Вой

Глава первая. Цай

Городишко Граброк, который сверкнул отблесками заката на черепичных крышах вроде бы за ближайшим взгорком, сначала попытался отгородиться от путников вечерним дождем, затем прикрылся еще парой холмов, спрятался в ночной туман, но был обнаружен и, раздосадованный, притворился деревней. Тонущая в темноте улица баловать закутанную в дорожные плащи четверку всадников фонарями и деревянными тротуарами не стала, однако подобием светляка собственное начало отметила. Старший крохотного отряда спрыгнул с лошади, поскользнулся, выругался, повиснув на сбруе, но выправился и, волоча налипшие на сапоги пласты глины, подошел к сторожевой будке, в которой как будто мерцал свет.

— Вот так встреча, — удивленно воскликнул он, смахивая с лица капли дождя. — Дойтен! Смотри-ка. Твой должник Цай жив-здоров.

Тот, кого назвали Дойтеном, подал лошадь вперед, наклонился и, разглядев при свете зыбкого огонька масляной лампы похрапывающую усатую морду, лениво сплюнул:

— Три года уж минуло. Да и что там было монет? И на бутыль одисского не хватит…

— Добрый ты, — равнодушно заметил первый.

— Буду добрым, когда брюхо наполню, — ответил Дойтен, выпрямившись в седле.

— Воняет от него… — пошевелил ноздрями первый. — Что они тут пьют? Я такой дряни и не упомню. И бледный он какой-то. Сдал Цай за три года, сдал… И что за темень? Ни огонька…

— Ты смотри, Клокс! — раздался уже в отдалении голос Дойтена. — Кажись, частокол горожане справили. Боятся, что ли, кого? Точно поперек улицы. Оттого и огней не видно. Вроде свежий. Ворота… Неужто весь город укрепили? Чего ж тогда Цай спит снаружи?

— Спросишь, когда протрезвеет, хотя в прошлый раз тебе с этим не повезло, — пробормотал старший и вдруг замер. Сквозь шум ветра, торопящегося продуть сырые кусты и деревья, донесся отдаленный вой. На прояснившемся на мгновение небе проявился узкий серп месяца. Лошадь Клокса задрожала и натянула уздцы.

— Ты слышал? — понизил голос старший, посмотрев на вернувшегося из темноты Дойтена.

— Волк или собака, — с тревогой предположил тот, поглаживая шею своей кобылы. — В этакую погоду я б и сам завыл. И завою еще, если не опрокину в глотку кубок вина. Что делать-то? Цая будить? Или в ворота биться?

Клокс задумался на мгновение, словно голос неведомого зверя мог изменить его планы, но затем потянул коня в сторону:

— Нам другие ворота нужны. Демон их раздери, где они? И с этой стороны частокол? Похоже, и будка не на месте? Где трактир?

— Здесь! — раздался из темноты негромкий голос третьего путника. — Стучать?

— Стучать? — взъярился первый. — Сносить, камень мне в глотку. Еще немного, и я промокну до нитки. Не жалей кулаков, Юайс! Да что там? Ногой вдарь! Знал, что трактирщик глух как булыжник, но что и слуги у него только на отбивные годны…

Слуги на первый взгляд не были годны и на отбивные. Во всяком случае, старик, что приоткрыл ворота, высох, не дождавшись смерти. Рука его была столь худой, что вознесенная ею над головой лампа просвечивала сквозь кожу. Однако по мановению этой тонкой руки и кивку лысой головы ворота распахнулись, и вслед за тем неожиданно сухой, укрытый навесом двор наполнился топотом и храпом лошадей. По ступеням застучали башмаки, заскрипели двери, замерцали во мгле лампы, где-то в отделении, за толстыми стенами подали голос куры, пахнуло теплом.

— Чтобы лошади и поклажа были в порядке! — погрозил старший немалым кулаком в темноту двора, соскоблил глину с сапог о ступени и, шумно высморкавшись, толкнул тяжелую дверь.

Трактир удивил уютом, или слабый свет ламп скрадывал запустение, но выстроившиеся вдоль длинного зала столы не блестели от впитавшегося жира, с косых балок и убегающей под крышу лестницы не свисала паутина, а выскобленные лавки как будто не грозили занозить натруженные долгим пребыванием в седлах зады. Откуда-то из недр спящего заведения доносилось потрескивание углей, тянуло дымком и даже запахом тушеной баранины. Только охотников за вечерним или уже ночным угощением оказалось немного. В середине заведения, положив голову на локоть, дремал плечистый горожанин или путник в сером дорожном плаще и суконном треухе, а за соседними столами в блюда с кушаньем макали куски лепешек еще двое: мужчина средних лет в зеленом котто и зеленой же шапке, из-под которой вились седые кудри, и лысый толстяк в черном балахоне с лекарской треугольной бляхой на груди. На поздних гостей, которые появились на отгороженном перилами возвышении для важных особ, никто из едоков особого внимания не обратил, разве только седовласый кивнул незнакомцам, приложив руку к груди.

Между тем Клокс, которым оказался пожилой, но еще крепкий седобородый мужчина, довольно крякнул, распустил на груди шнур плаща, бросил его на перила, похлопал по отсыревшим плечам и бедрам, очертил ладонью круг на собственной груди от бороды к пупу и обратно и, поклонившись столам, едокам, балкам и скамьям, обернулся и проследил, чтобы положенный жест был повторен и его спутниками.

Их было трое. Дойтен — высокий и чуть грузноватый мужчина средних лет с торчащими подобно наконечникам копий усами и бородкой — со стуком приладил о пол ружье в кожаном чехле, распахнул плащ, звякнул ножнами меча и уселся на тяжелую скамью, с легкостью отодвинув от нее стол носком сапога. Уступающий Дойтену весом, но не ростом или шириной плеч Юайс сбросил капюшон, обнаружив под ним длинные светлые волосы, скрывающие его лицо не хуже ткани, и замер, оглядывая помещение из-под локонов. Третий — неожиданно тонкий и не слишком высокий — остался за спиной Юайса, но мелькнувшие под мокрой тканью тонкий нос, прядь темных волос и как будто изогнувшиеся в ехидной усмешке губы не оставляли сомнений: младший в отряде — девчонка.

— Отдыхай, Гао, — сказал Юайс, не оборачиваясь. — Здесь хорошо.

Девчонка чуть слышно фыркнула и присела у выхода.

— Было хорошо, — проскрипел Дойтен. — Всякий раз нужно убеждаться заново. Кстати, кроме наших — четыре лошади под навесом. И стоят тут, кажется, уже не первый день. Ты заметил, Клокс?

— Нет, я ослеп на старости лет, — кивнув выскочившим из-за лестницы служкам с тряпками и холстиной, потер виски седобородый. — Два вороных, один гнедой и один серый. И все жеребцы, что редкость. Я ничего не пропустил, Юайс?

— Не считая хозяйской живности за воротами сарая, еще был осел.

Светловолосый потрогал сухими пальцами острый, начинающий покрываться щетиной подбородок, тоже потянул шнуровку плаща и добавил:

— За крайним жеребцом. Или же у того было восемь ног.

— Осел? — пожал плечами Клокс и тоже приладился на скамью, отпихнув того из служек, что пытался застелить стол. — А ну хватит уже натирать доски. И тряпок не нужно. Хозяина зовите. И еды несите. Еды!

— И вина! — вторично громыхнул ружьем о пол Дойтен и раскатился хриплым смешком вслед помчавшимся прочь мальчишкам.

— И где же седоки четырех прекрасных коней? — прищурился Клокс. — Может быть, тоже укрылись в сарае? Эти трое непохожи на них. Что скажешь, Юайс?

Светловолосый, который было начал приглядываться к едокам, обернулся:

— Все еще проверяешь меня, судья? Не надоело? Я ведь под твое начало не набивался. Или винишь в том, что Брайдем не дал тебе Роута?

— Думаю о его резонах, — пробурчал Клокс. — Если Роут так ему нужен, выходит, он дал мне ненужного? И что это значит — Роут не справится? С чем Роут не справится, с чем справишься ты? Что ты умеешь такого, чего не умеет Роут? И откуда Брайдем может знать, что нам предстоит?

— А откуда мне знать то, что знает Брайдем? — спросил Юйас.

— Однако за что-то он тебя привечает, — с досадой заметил Клокс. — Ты же в приюте всего три года? Так?

— Как и все прочие, — согласился Юайс. — Но камень в его стены не клал. Обитель восстанавливали без меня.

— А раньше кем был?

— Кем только не был, — произнес Юайс. — Странствовал…

— Бродяжничал, что ли? — покосился на Дойтена Клокс. — Не похож ты что-то на бродягу… Хотя, ладно. То не моего ума дело, кого Брайдем в наставники подбирает, но вот здесь, в Граброке, расхлебывать мне придется, чего бы ты ни наворотил. Ты да… подопечная твоя.

— Брось, старина, — скривился Дойтен. — То ты всю дорогу дуешься, как сурок на взгорке, то брюзжишь. Брайдем на возок барахло не сгрузил бы. Он тебе, кстати, о Роуте тоже в свое время рассказывать отказался. И что? В Стеблях дешевки не обретаются. Я там кое-кого из стражников знаю: поверь мне, такие воины не то что в Сиуине, во всей Ардане наперечет. И насчет воспитанников от самого Двора повеление идет. Приют под покровительством Аты. Надо, значит, надо.

— Никак ты в защитники записался? — оторопел Клокс.

— А что тебе не нравится? — оскалился Дойтен. — Или не ты полдороги на девчонку глазом зыркал? Да и то сказать, не все же на мою рожу любоваться?

Последние слова Дойтена вызвали повторное фырканье из-под капюшона Гаоты, отчего Клокс тут же поджал губы.

— Ладно, — махнул он рукой. — Брайдем — умница, каких мало, спорить не стану. Пожалел Роута, значит, пожалел. Только если бы я знал, что так выйдет, не стал бы в приют заворачивать. Дождался бы возвращения второй тройки, взял бы их защитника.

— Ага, — хмыкнул Дойтен. — Так бы тебе и дали ждать… Нужда не терпит.

— Да знаю я все эти нужды, — отмахнулся Клокс. — Вечно какая-нибудь ерунда да обманка. Мерзости хватает, это правда, и чем дальше, тем больше, а вот подлинная нужда редко случается. Ты вспомни, когда в последний раз ружье свое заряжал? А? То-то… Только нужда нуждой, а дело — делом. А Роут в последнем деле был неплох. И в предпоследнем. И в первом из трех, что случились, как… — Клокс сплюнул. — Только привыкли, опять незнакомца дали, да еще и с дитем.

— Ты вроде насчет Роута еще громче плевался? — зевнул Дойтен. — Орал, что никто не сможет заменить Мадра?

— Однако Роут каждую мелочь на просвет видел… — раздраженно повысил голос Клокс.

— Ладно, — поднял руку Юайс. — Я, конечно, не Роут, но успокоить тебя, судья, постараюсь. Знаю, защитник должен видеть все и даже то, что невидимо. Защищать невинных точным разбирательством и собственным вниманием. Так вот, насчет седоков, — светловолосый присел напротив судьи и понизил голос: — Их в зале нет. Тот странник в зеленом прибыл в Граброк на осле, двое других — пешие. Все непростые. Кто в чем — пока не знаю. Но в Граброке, помнится мне, четыре трактира, каждый из которых имеет и комнаты для ночлега. Из них на отшибе три, в том числе и этот. Но здесь-то как раз не дешевая ночлежка. Так что эту троицу к бродягам отнести никак нельзя. Однако и те, кто может позволить себе хорошего коня, селятся на окраине не просто так. Сейчас они в городе, не настолько он велик, что верхом из конца в конец добираться. И если их нет здесь, то они сидят в трактире Юайджи. Слышал о такой? Должен был слышать… В ее заведении шумно и многолюдно. А их интерес там, где развязываются языки.

— Это еще что за интерес? — не понял Клокс. — Они мытари, что ли?

— Охотники, — ответил Юайс. — Черные егеря.

— Здесь? — усомнился Клокс, в изумлении повернулся к Дойтену, хлопнул себя по коленям. — Что им здесь делать? Разве мы у Бейнского леса? Или у Черной Гряды? Мы в добром Сиуине, да будет благословен его славный король. Какие егеря? Я уж забыл, когда и поодиночке с ними сталкивался!

— Все четверо, — кивнул Юайс. — Но каждый — сам за себя. Один из них мискан, как Гао, другой, как и ты, снок. Третий — дорчи. Четвертая — женщина. Ардка.

— Чтоб я сдох! — разинул рот Клокс. — Ты слышал, Дойтен? Он издевается. Роут веселил меня не раз, но насмехаться надо мной себе не позволял. С чего ты взял всю эту чушь? Я не заметил буквиц на крупах коней.

— Не туда смотрел, — с улыбкой поправил усы Дойтен. — Сколько можно тебя учить, Клокс? Ты судья или я? А ведь ты ходил и в защитниках. Только мискан украшает сбрую коня всякой ерундой, и только снок кладет под седло потник с кожаной бахромой. Не согласен — выйди во двор да погляди на свою кобылу, если ее еще не расседлали. Или ты сам не заезжал на рынок в Сиуине и не подбирал себе снокский потник? Что касается третьего коня, только всадник высокого роста ладит так стремена. Значит, третий — ард, сеол или дорчи; кто еще отличается высоким ростом? Я ард и, признаюсь, не встречал ни одного снока, который хотя бы сровнялся со мной ростом. И я согласен, что на вороном в Граброк прибыл дорчи. Вот уж у кого поучиться скромности. Ничего лишнего в сбруе, зато каждый ремешок чуть шире обычного. И ни одной ненужной заклепки. Только то, что надо. А те, что есть — зачернены. Я, правда, не понял, почему они все охотники?

— Однако на сером жеребце тоже ничего лишнего не было, — сдвинул брови Клокс. — А стремена выставлены так же, как и на гнедых. И заклепки зачернены. Почему ардка, и почему женщина?

— Кстати? — поднял брови и уставился на Юайса Дойтен.

— Потому что во всей Ардане есть только один такой конь, — ответил Юайс. — И он принадлежит женщине, которая смогла с ним сладить. Я бы без особой нужды не взялся седлать этого жеребца.

— И кто она? — спросил Клокс.

— Глума. Слышал о такой?

— Глума?.. — донесся изумленный шепот из-под капюшона Гаоты.

— Что-то витало, — прищурился Дойтен. — Кажется, в предгорьях Черной Гряды ее зовут безумной бабой?

— Ну, я тоже слышал, что один из усмирителей Священного Двора слегка безумен, — рассмеялся Юайс.

— Гнусный поклеп, — отмахнулся Дойтен. — Если так и говорят, то только про усмирителя из первой тройки. Про Дэта. Я в порядке.

— Не сомневаюсь, — кивнул Юайс. — Только про Дэта говорят, что он безумен не слегка.

— Он сам когда-то был черным егерем, — пробурчал Клокс. — Это просто так не проходит.

— Пожалуй, — прищурился Юайс. — Правда, сам недугами не страдаю. Но знаю по именам многих охотников с этой стороны гор, не только Глуму. Хотя с Дэтом не сталкивался… И поверь мне, Клокс, егеря в Граброке не просто так. И мне это не нравится.

— Значит, все-таки не бродяга? — крякнул судья. — Из егерей? Чего же не сказал раньше?

— Зачем? — пожал плечами Юайс. — К тому же это было давно.

— Давно? — фыркнул Дойтен. — Сколько тебе лет, наставник? Тридцать? Ну, тридцать пять? Что такое, это твое «давно»?

— Десять лет прошло, — сказал Юайс. — Хотя я… наезжал к старым знакомым и позже.

— Поохотиться? — хохотнул Дойтен. — А до того? Ты что же, зеленым юнцом пристал к егерям? Или тебя таскали с собой, как мы вот эту девчонку? И ты стал егерем? Не смеши мою кобылу!

— Я был бы рад повеселить твою лошадку, но…

Юайс сдвинул рукав и показал серебряный браслет.

— Мать моя… — вытаращил глаза Дойтен. — Тэрский запяст? Именной? С заговором от укуса бешеного зверя и от колдовства? С клеймом тэрского короля? Говорят, что не так просто пройти испытания тем, кто хочет стать егерем. А уж чтобы получить такой знак…

— Жизнь испытывает, — пожал плечами Юайс. — Только дело не в браслете. Тем более что от укуса бешеного да и любого зверя он не спасает. Я снял с него все наговоры, незачем тянуть на себя внимание колдунов. А вот проходить с ним граничные дозоры королевств самое то…

— Все ясно… — скривился Клокс. — А я еще дивился на твой меч… Отчего же ты… Впрочем, не мое дело. Кажется, что-то начинает сходиться. Вот, Брайдем, старый пень! Ты ведь наставляешь воспитанников в следоведении?

— В том числе, — кивнул Юайс.

— И есть толк? — покосился на девчонку судья.

— Скоро узнаем, — неопределенно вымолвил Юайс.

— Узнаем… — пробормотал судья. — А почему Брайдем сделал из тебя защитника? Почему не усмирителя? Почему у него усмирителем баба? Эта… Пайсина?

— Может быть, потому, что я ее могу заменить, а она меня нет? — предположил Юайс. — И, кстати, защитника он из меня не делал. Мы с Роутом были представлены ими Двору по его просьбе. Разве не Белый Храм покровительствует Приюту? Верховные сэгаты мудры, если смогли предусмотреть необходимость подмены.

— Подмены… — напряг скулы Клокс. — Такого защитника, как Мадр, никто не заменит. Если бы он не пропал год назад, я б до сих пор горя не знал…

Клокс хотел сказать еще что-то, но из глубины трактира донесся странный, как будто судорожный хохот, сменившийся рыданиями. Вслед за этим сидевший в зале лекарь отодвинул пустое блюдо, поднялся, «околесил» брюхо и затопал к лестнице.

— Смотри, судья, чтобы Дойтен не пропал, — склонил голову, блеснув из-под локонов голубыми глазами, Юайс. — А то ведь выдаст тебе Брайдем на подмену Пайсину. Тогда ты точно наплачешься.

— С чего это я должен пропасть? — удивился Дойтен. — Хотя, Клокс, по мне лучшего усмирителя, чем баба и не придумаешь. Я, правда, так и не понял, с каким горем ты познакомился после исчезновения Мадра, но ты бы лучше в самом деле прикинул, что за охота намечается в Граброке? Уж не за нашей ли добычей прибыли умельцы?

— Бред, — отмахнулся Клокс. — Нет никаких драконов не только в этом королевстве, но и в соседних. Их вообще нет в Талэме. Попомни мои слова!

— Вот и посмотрим, — зевнул Дойтен. — Только я сначала прикончу трактирщика. Где, демон меня раздери, еда и вино?

Здоровяк хотел уже в третий раз испытать прикладом ружья прочность пола, но стук башмаков раздался снова, из-за лестницы показались служки с подносами, на которых исходило паром что-то горячее и, судя по запаху, восхитительно вкусное, за ними мелькнула еще чья-то гибкая фигурка — одна или несколько, зазвенела жесть, загремела струя воды, и возникшая вокруг путников суета тут же обратилась приятностью. Четверке пришлось стянуть с уставших ног грязные сапоги, но жестяные корытца с горячей водой стоили мелких хлопот. Ловкие пальцы содрали со ступней подкисшие обмотки, направили ноги в горячее, подстелили ветхие холстинки и подставили низкие валенцы. Да что валенцы, если уж и запах баранины окончательно поселился в ноздрях, да и сама еда на придвинутом к лавкам столе требовала не только немедленно внимания, но и немалого усердия? До разговоров ли, если рот полнится слюной? Видно, хозяин трактира знал об этом, потому как появился только когда часть угощения уже перекочевала в животы путников. Седой трактирщик был не только ниже ростом и шире телом, чем старик, что открывал четверке ворота, но и куда моложе его годами. Впрочем, ни его возраст, ни изрядный живот не умаляли его же бодрости, а уж шириной улыбки с ним состязаться было и вовсе бессмысленно. Правда, на мгновение он ее стер, когда прикрикнул на служек, повелев им убираться с глаз долой, да поторопил рыжую девчонку, которая шустрила под столом, ублажая ноги гостей трактира теплой водой, хотя и показала удивленное лицо из-под стола только однажды, когда обнаружила в своих руках не пару провонявших от долгой дороги мужских лап, а две тонких и изящных ступни.

— Фиу! — весело присвистнула, заставив снова спрятаться под столом девчонку, Гао. — Не надо!

— Транк! — едва не расплескав воду, вскочил с места, обрадовался подошедшему старику Клокс. — Жив еще, развалина?

— А что мне сделается? — поправил дрожащей рукой прижатую к уху слуховую трубку старик. — Или не мой отец дверь вам открывал?

— Так это Аол был? — поразился судья. — Однако не признал я его, не признал. Был белым, а стал лысым, что мое колено. Но прежней стати не растерял, хотя и высох до костровой треноги. Похоже, ты объедаешь отца? Ну ладно, я рад тебя видеть. Выходит, еще помесишь глину Граброка?

— Это вряд ли, — хмыкнул трактирщик, поочередно поклонившись гостям и усаживаясь напротив. — Отца жизнь сушит, а меня квасит, как и мою матушку квасила, и долголетия ей это не прибавило. Ты же знаешь, засушенное дольше хранится. Да и зачем месить глину, если на улицах города устроены дощатые тротуары, а кое-где имеется даже и мостовая? Да, новый бургомистр не оставляет Граброк своей заботой. Так же, как и наш славный король. Младшего брата прислал для проверки готовности города к очередному празднеству, самого герцога Диуса. Как всегда, впрочем. Так что на улицах — чистота и порядок, в сердцах — благоволение. Только это ж все в городе, а не за его стеной. Или ты опять с востока? Если всю жизнь околицами пробираться, то нечего на дороги пенять. Иска! Ишь, затихла… А ну брысь отсюда! Посматривай издали. Если трапеза затянется, будь готова горячей воды подлить. Давно у нас не было таких дорогих гостей. А вы как думали? Помощница моя каждому встречному-поперечному корытце с теплой водой под ноги не тычет. Я вас уже три дня как жду. Все здесь? Как положено? Судья, палач, печальник? Или как там? Защитник?

— Не палач, а усмиритель, — поправил трактирщика Дойтен, выуживая из блюда кусок мяса на кости и запуская в него зубы.

— Кому усмиритель, а кому и смертушка в полном обличии, — с уважением пробормотал Транк и поклонился Дойтену еще раз. — И девка с вами?

— За околицей поймали, — скорчил гримасу Клокс, покосившись на девчонку, которая так и не сдвинула на затылок капюшона. — Комната готова?

— Три! — расплылся в улыбке трактирщик. — Три комнаты с чистыми постелями заждались уже. Как голубь прилетел, ко мне сразу нарочного из ратуши, — мол, едут. Так что все чин по чину. И поесть, и поспать, да простят меня все сэгаты Сиуина. И что же теперь? Четыре комнаты ладить?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 563