электронная
180
печатная A5
348
18+
Очерки раздолбая

Бесплатный фрагмент - Очерки раздолбая

Сборник стихов

Объем:
186 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-8157-7
электронная
от 180
печатная A5
от 348
До конца акции
7 дней

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

От автора

«Очерки раздолбая» — это стихотворный набор мыслей, переживаний, историй и образов, которые нацелены на описание жизненных ситуаций и размышлений части представителей молодого поколения.

Часто детей середины и конца 90-ых, а также начала 2000-ых называют потерянным поколением, чьи жизненные цели и мировоззрение становится загадкой для людей старше. Автор как представитель данного поколения поставил задачу передать атмосферу существования подобных людей в обществе с помощью стихов.

Лирический герой — это собирательный образ, который нельзя применить ко всем представителям поколения. Скорее его задача отобразить самых «потерянных» — немного асоциальных людей, которые постоянно ищут внутри баланс для более уверенного ощущения себя в этом мире. Идея баланса просекается во многих стихах — баланс между внутренними порывами, между дорогой к мечте и серой реальностью, между любовью и собственным эгоизмом, между стремлением к прекрасному и падением в омут грехов и пороков.

По сути, «Очерки» не являются цельной историей, ибо она подается отрывками и не ведет по сюжету от начала до конца, каждый стих сам по себе является отдельной историей, однако некоторые имеют общий контекст и переплетаются между собой.

Основными темами для стихов являются вполне простые вещи, которые волнуют почти всех молодых людей — взаимоотношения мужчин и женщин, взаимоотношения с обществом, проблемы поколений и самореализации, а также личностных падений и подъемов.

На создание многих стихов меня вдохновили конкретные люди и их истории, за что я хочу выразить им свою благодарность за участие в написании сборника, быть может и не совсем очевидное для некоторых. И может быть, для них участие в создании подобного не является чем-то важным, но все же автор благодарен им от всего сердца.

«Пустота» — поэма, рассказывающая годовой жизненный цикл лирического героя. Строчки обращаются к простым, но актуальным проблемам современного молодого человека — неопределённость в жизни, душевные переживания, пороки и разгул, внутренняя гармония и другие. Автор не ставил перед собой задачу максимально глубоко раскрыть эту тему, скорее показать читателю, что многие проблемы ему тоже близки.

Отдельная благодарность моему доброму другу и художнику — Рине Гольдшмидт, за ее чудесные картины, ставшие иллюстрациями для стихов, а также за общий вклад в создание сборника. Ее стиль живописи отлично дополняет основные мотивы сборника, да и сама она является героиней нескольких стихов.

Обращаясь к читателю, хочу пожелать приятного чтения, и надеюсь, что он сможет хотя бы частично проникнуться идеями и атмосферой ниженаписанного, узнать для себя что-то новое или же, наоборот, столкнуться с чем-то знакомым и приятно для себя осознать, что он не один переживает подобные вещи.

Пустота
Поэма

Часть 1

Запомни.

Дела нет до все выживших, дышащих,

Слышащих, о нас что-то думающих мелких людей.

Тени крадутся к твоему телу, мы не виделись несколько дней.

Напомни.

Почему до сих пор номера недоступны,

В крови твои ступни,

А куча распутных мыслей людей поглотили твою рутину и бытие?

Там меня нет, меня нету нигде,

Где мы могли встретиться,

Подсознание бесится,

От неразвитых планов, бесполезных идей.

Вспомни.

Два одиноких космических спутника встретиться так и не смогут,

Кружась по орбите.

Ирония в том, что я попытался,

Выжимая все соки,

Хоть не верю в красные нити.

Еще 20 грамм,

И твой инстаграмм проверять есть искушение,

Но лучше на шею

Тогда сразу петлю.

Кто-то скажет «люблю», кто-то скажет «не стоит».

Твой столик расчерчен, дорожные карты зовут.

Поэтому просто

Забудь.

Часть 2

«Цикл»

Утро.

Странное время.

И если датам компьютера верить, прошел уже месяц.

Никто не повесился, тв также бесит,

Видимо, потому что долго до пенсии.

Кофе пузырится в турке уютно,

Я вроде не больной и не глупый,

Но вспомнить месяц последний могу я с трудом.

Обед.

Стучит Александр,

Спасибо конечно, что не совсем утром ранним,

Но все равно — нет радости прихода гостей.

Лучше снова погрузиться в постель,

Достать придуманный скальпель

И медленно убивать себя в спальной.

Ритуал ежедневный, увы,

Такое вот чувство вины.

Сегодня дверь другу я все же открыл.

Для разговоров пустых,

Подобным бутылкам под старым столом.

Каждый новый совет — костолом,

Что непременно приносит порцию боли.

Не сказать, что я сам невиновен,

Но все же, простите.

И каждый, кто пытался помочь, становился смотрителем

Колонии исправительной,

Правда только с одним заключенным.

Но все же, за попытку — почет.

Вечер.

Прошел достаточно быстро:

Из чтения пресс-релизов, новостей, гедонизма, шуток за 300,

Звездных записок,

Критики сталинизма от обитателей различных социальных сетей —

Одним словом, из эскапизма.

Царство иллюзий длилось не долго,

Я бы даже сказал, скоротечно.

Конечно, говорят, что нету ничего вечного,

Но пара часов отрешенности были сродни дровам

Для только разгоревшейся печи.

Подобно вселенной,

В которой всегда что-то движется, либо вращается.

В моей голове

Хуевые мысли,

Как бумеранг,

Всегда возвращаются.

Ночь.

Про явления сновидений,

Загадочность образов, событий забвения

Пишут достаточно часто

Знатоки психоанализа, просто психологи,

Шарлатаны-астрологи и много других.

Не будем о них.

Приключения в Морфеевом царстве

Свойство имею забывать сразу.

Однако потом, как гром среди ясного неба в жару,

В случайный жизни момент мучает дежавю.

И только спустя много часов внутренних дум и прений

Понимаю, что природой тому образы сновидений.

Очнувшись утром дрянным и холодным,

Я опухший и полный,

А вот сновидений не помню.

Прискорбно.

Но гораздо печальней, почти вводящий в отчаяние,

Один факт,

Что весь вчерашний дня распорядок (не считая визита гостей),

Повторяется изо дня в день.

А нет ничего раздражительней, по моему мнению,

Чем цикличность во всех ее проявлениях.

И если все повторится по схемам прошлых недель,

Мне снова придется думать,

Мне снова придется вспомнить,

О ней.

Часть 3

Меланхолия,

Конечно, сладкое чувство:

Посмотрите! Я весь такой грустный, весь такой важный!

Мне так плохо и неуютно, открыт для всеобщей жалости.

И конечно своей, к самому же себе любимому…

Расскажу вам об этом в твиттере,

Дам ссылку на грустную песенку,

Мне плохо, а кто критикует,

Наверное, просто бесится.

Вот так могли бы далее проходить дни,

Если бы не попытка взглянуть со стороны,

И пресловутое, выше описанное

Чувство вины.

Но в голове, все равно оставался тот факт,

Что по сути, интернет теперь бал-маскарад:

Все прячут личины под масками вкупе с нарядами

(Ну или как раз-таки без нарядов, сами знаете,

Как процветает до сих пор в сетях секс-помешательство).

Добавьте сюда отыгрыш значимой роли:

Богемной девицы в кальянной

(у которой, правда, денег, на проезд до нее и до дома),

Альфа-самца, бизнес-тренера,

Четкого парня,

Живущего по законам чести и веры (конечно условно),

Грустной девочки, грустного мальчика, анимешника,

Битарда, хипстера,

Нигилиста с зависимостями, рэпера, ауешника.

И если раньше, чтобы попасть на бал,

Дворянский титул, родословная и денег вал за плечами желательны,

То теперь 500 рублей в месяц, а может и меньше,

Если взяли тарифы по акции.

Собственно, от твоего образа

Отвлекали мысли о позерстве,

Культуре сетей и форумов,

Лайков девочек полуголых.

В общем, рефлексия на тему даров цифровых,

С попыткой вывода:

Интернет — маскарад?

Или все-таки

Цирк?

Часть 4

Деньги.

Та вещь, что отсутствует в моем мире.

Потому, мне особо паршиво.

И не смогут помочь ни руки Шивы, ни мудрость Будды.

И непонятно, круто быть бедным и умным

Или все-таки богатым и глупым?

И, казалось бы, в наши года,

Их можно достать откуда угодно, нужно лишь желанье и силы:

Кикстартер, стартап, донаты и стримы.

Но все же, я обычный парень из глубинки России,

Ни одну из идей

Так и не смог

Монетизировать.

Подобные ситуации, обстоятельства и социальные неудачи

Дают почву для зависти, ведь пока ты считаешь сдачу,

Откладываешь каждый рубль на пачку

Отвратительных и дешевых табачных изделий,

Кто-то нежится по курортным отелям,

Питается вдоволь в компании женщин приятных,

К которым ты, возможно, был неравнодушен когда-то.

Остается только искать недостатки и злобно смеяться,

Кривляться и утверждать, что тебе-то без разницы.

Врать улыбаясь,

Внутри разрываясь на части,

Что скорее всего,

Не в деньгах

Счастье.

Иногда пробегает догадка,

Что несостоятельность личности, кармана упадок,

А также философия раздолбая и неудачника

Привели меня к этим реалиям.

Приходится искать жизнь в мониторе,

Просмотре твоих историй,

Алкоголизма по расписанию,

Осознанию,

Того,

Что все тщетно в итоге:

Я снова протянул ноги.

И вместо того, чтобы сделать что-то,

Не сделал ничего

В итоге.

Приходится сидеть дома с сердцем разбитым,

Как экран телефона.

Ты же при свите, неоновом свете,

Так сильно желаешь, чтобы кто-то заметил.

Твой дружок с глазом подбитым

По причине выпендрежных замашек.

Проплачен заказ, шоу должно продолжаться.

А я пока замуруюсь

В своем вечном

Каменном

Панцире.

Часть 5

Погружение.

Зима почти отошла, а значит прошла тошнота.

Состояние почти полного анабиоза сменяет состояние ожидание первой зелени, цветения почек.

И дело не в том, что холод и снег порядком так сильно достали,

Тут есть одна странность, что зима почти курс выживания, когда все входит в стазис.

Ведь леденеют не только улицы, реки, а также чувства, привычки и уже не хватает сил —

Поэтому я в ожидании вечном

Окончания зимы.

Интрига хранилась до последнего дня,

Что принесет эта буйная,

Эта страстная женщина,

Которую зову я Весна.

Еще пара дней,

И друг мой поверь,

Прогноз дал точный, словно синоптик со стажем —

Оттепель вернула жизни чувство, так же, как страсть к эпатажу.

Теперь мы будем делать искусство,

Теперь разукрасим тебя.

Ну а если по делу,

То хоть я бездельник,

Что в спячке стал почти ноющим овощем,

Все стало резко менятся вокруг, и замкнутый круг

Разорвался без чьей-либо помощи.

Что впереди — не знаю пока.

Что позади — не помню.

Я с девой танцую и бокалом вина,

Долой ощущение боли.

Но не стоит думать, что все в жизни наладилось, как пишут в пабликах дешевых цитаток.

Моя оттепель — грязь, прилипшая к ботинку сзади, что теперь ползет дальше.

Запачкает кучу платьев, разрушит пару мыслительных зданий,

Поглотит внутренний мир и знания неосторожно подошедших ко мне людей.

Это станет моим погружением в бездну, где вроде есть деньги, жизнь и успех.

Но вот только душу пришлось отпустить погулять, советь пустил на смех.

Пора выбрать мир, тонущий во мраке:

Девки, наличка и тряпки.

Но обо всем,

Будем говорить

По порядку.

Часть 6

Танцы в огне.

Так прекрасны, поверь.

Особенно, если не думать.

Время идет, и новые губы

Целуют меня этим туманным вечером.

Начинается буря.

Я вроде беспечен, но мне Фортуна улыбку подарит.

Дионис — виноградный подарок в бокале.

Афродита — красотку, хоть имя ее я не помню (да и честно не знал, но раз отрываться, то это надо делать по полной).

Ты куда-то пропала из головы, да и, наверно, не важно.

Сегодня я в лабиринте мест злачных, которые встретят меня на ура.

Возможно дурак, возможно не надо,

Но я со своими друзьями, они же спасают, а ты только рушила мир.

В котором я жил, в который я верил,

В котором мог умереть.

Теперь же те самые танцы в огне меня не сжигают ни капли (ну разве что душу),

Что не скажешь о девах, которые тлеют, глаза подгорают, после того, как со мной засыпали.

Погода еще не радует глаз, но стало теплее.

Не скопил еще на алмаз,

Но это лишь вопрос времени.

Главное то, что я жив во всех смыслах и тонкостях.

Похуй, что это падение в бездну — хотя бы не в одиночество.

И если алкоголь, деньги и девы зашьют мои раны, что оставили безделье, глупость и ты.

То почему бы и нет?

Побродим по мраку!

Я же не боюсь

Темноты.

Часть 7

Неон.

В барах прокуренных, в спальнях чужих

Уже вторую неделю себя находил.

Телефон давно выключен, есть куча наличности,

Стихи также пишутся, а значит все хорошо.

Хоть для тебя стал я чужим.

Утро теперь — это поиски кофе и сил,

Хоть и не дома, но привычка — инстинкт

Поведет меня в забегаловку.

Там есть розетка, и, заморив червячка,

Можно неспешно проверять почту.

Там чьи-то дочки, зовут ровно в полночь

Их меня навестить.

Снова куда-то идти, что-то пить и пытаться шутить?

Почему бы и да!

Моя кровь — кислота, мои слезы — яд,

А мама учила делиться…

Так что, птички мои, не летите,

Ведь я к вам на половине пути.

А ты, сердечко,

Прости.

Часть 8

Красота и искусство.

И поменьше о чувствах.

Итак,

Её красота

Синяков под глазами, размазанной туши

И помады губной, слегка заострённые уши.

Имя не помню…

Не имеет значения, наш рассказ не пестрит именами,

Успехами и достижениями в этом недружелюбном,

Как русские зимы,

Темном, но привлекательном мире.

Мы говорим о другом, но на привычном нам языке.

Кстати, ее язык тоже прекрасен,

Просто поверьте мне на слово.

Я этой встречи не жаждал и не желал,

Но мне ни капли не жаль, что теперь

Разогнав рутину и пресловутый застой,

Свою новую жертву оставлю пустой.

Это выбор только ее, и, словно копьем,

Мои речи пронзают ее.

Любовь.

Наверное, мне уже не понять,

Что заставляет людей страдать, терпеть и молчать.

Будь живым трупом, психованным, глупым, наивным обрубком

Себя прошлого.

Почему же так тошно мне?

Часть 9

Ответ очень прост.

Мне не нужен повод, телом движет похоть,

Оправдания не топят, приобрел полезный опыт.

Как следует

Выжить,

Если нерадостно

Жить.

Да и новые цели поставил, теперь знаю точно:

Как быть и что делать и где невозврата точка.

Недавно представил, что будь холстом для картины,

Где масляные краски — обстоятельств паутина,

И каждый цвет — определенный период, эмоция и событие,

То в итоге рисунок — бред хаотичный, но весьма представительный.

И восхитительный.

Черно-серый фон — это мы с тобой,

Точнее тени того, что унес страшный сон,

Посетивший нас одновременно…

Сумбурно, внезапно

Начиналась комедия,

Что закончилась драмой.

Непременно дешевой и никак иначе,

Ведь тогда бы пришлось искать кого побогаче.

Все остальные краски — удача,

Грехи, стопки, бонги, девчонки,

Стихи,

Вместе с ними и деньги хрустящие:

Ведь чем больше пишу, тем больше доход.

И в хаосе масляных красок я вижу себя настоящего.

С которым я точно не в ссоре,

Хоть в глубине души

Разочарован.

А я так хотел быть обычным…

Но что-то не так:

Человек не обычный — обычный мудак.

Не забудьте меня,

И на могилку мне киньте

Хотя бы пятак.

Часть 10

Солнце,

Мне нет особого дела

До твоего тела, походов налево, интереса к случайным изменам,

Твоих принципов и привычек.

Друзьяшками закадычными

Мы как-то не стали,

А уже приближается лето.

Я не Егор Летов, не Меркьюри Фредди,

Не стать мне великим и почитаемым после смерти,

Не сыскать людского восторга, наркотических оргий

И ключа

От людского разума и души.

И сколько себя не души, не выворачивай наизнанку,

После меня останутся строчки-останки,

К которым даже падальщик-некрофаг не притронется.

И пока ты хочешь ускориться, а тебе несут кольца,

Подарки, угощенья, цветы.

Я размышляю о том,

Как мне возвысится,

Чтобы достичь

Пустоты.

Часть 11

Дно бутылки

Пустое, как моя голова.

Мне не нужно наград,

Ваших почестей, одобрения.

Ведь чтобы достигнуть его, нужно пройти все круги унижения,

Лести и лицемерия.

В голове дырки, все мысли — труха.

Лучше не становился, а просто бухал.

Убегал.

От себя.

Но не надо думать, что я запутался, раскаялся и готов у себя просить прощения слезно.

Я делал все это осознанно.

Так получилось, что улица красных фонариков, квартал неоновых ламп,

Ежедневное ощущения праздника,

Хоть по сути разврат и падение в грязь лицом,

Позволяет быть честным к себе подлецом,

А значит ты больше себя не обманешь…

И конечно же знаешь, что, подняв знамя

Приличного гражданина, трудяги и семьянина,

Ты хочешь абсолютно другого…

Хочешь быть рок-звездою, посмотреть мир, прожить нескучную жизнь,

Пусть и короткую, но зато ни о чем не жалеть, извини.

Но быть пустословным желе, покрашенным в цвет социальных ролей

Все-таки не по мне.

Хотя таким может быть я тебе нравился больше.

Опора, надежность.

Стабильность.

И тебе уже тридцать.

Потом сорок и пятьдесят, поиск причин, что жил ты не зря,

И, конечно же, был чем-то важным,

А не винтиком смазанным маслом, чтобы полегче вытащить из механизма,

С заменой на более молодую деталь.

И, быть может, я всего лишь дикарь,

Что противится общественным нормам,

Боится стать клоном

Себя самого,

И что?

Сейчас я бреду пьяный домой,

Вокруг куча бездомных собак, шныряют коты,

А я просто бреду, но знаю,

Что достигну

Мечты.

Часть 12

Мир.

Он такой тусклый,

И как не было б грустно, полет эйфории крыльями тех задевает,

К кому настоящие чувства.

Я не помню, как говорил Заратустра, но тебе не хочу говорить ничего.

Ведь меня повело.

Куда-то опять не туда.

Зачем же тогда, я так низко падал?

В самую бездну пороков, возводил круги ада,

Что послужить должны были стенами…

Оградить меня от людей и общества,

Замуровать в своем одиночестве.

Но как-то не вышло, элемент неожиданности

Теперь внутри камнем лежит.

Грозы пройдут, туманы рассеются, а стены станут обломками.

Кому-то неловко, кому-то не важно,

А кто-то топчет ботинками пыль.

Мне нет до них дела, нет дела до бездны,

Вижу манящий свет от луны.

Я соберу звезды, достигну всех планок,

Это мой инстинктивный позыв.

Но это все фоном, сейчас мысли заняты:

В моей голове

Только ты.

Часть 13

Якоря.

Они уже потонули и прошлого не вернуть.

Не жалко ничуть, я вижу свой путь, а тропа станет чистым шоссе.

Мысли уже не драже, которые поедает ребенок, смотря бесполезные шоу на ютубе.

Развяжу свои путы, почищу ботинки,

Почищу себя.

Все что было не зря, но родители говорили, что хорошего понемножку.

Я, наверно, безбожник, но очень хочется верить в хорошее.

У меня своя муза, а значит, и тусы уже не так уж важны.

Я слушаю звук тишины,

А мы посидим, помолчим.

И, возможно, быть ближе нам не дано, а рой завистливой саранчи будет пытаться нас разлучить,

Но жизнь не проста, и ты просто не та, чьи удалял номера.

А значит есть шанс, что в следующий раз,

До звезд мы можем дойти.

Всех покорить, посмотреть мир,

И понять, что нужно самим.

Пить чай меня позови, а я напишу новый стих.

Об улочках неуютных и пыльных, что с тобой подобны арбату.

О людях-мутантах, на которых уже не так сильно обращаю внимание.

Пора повзрослеть, а обиды превращать в воспоминания.

И если мне завтра предложат

Вернуть ту любовь или тысячу баксов,

Я деньги возьму, куплю нам вина

И выпью за твое счастье.

Часть 14

Страх

Парализует волю.

Страх

Сопровождается болью.

Поэтому я давно не боюсь, и даже если это не плюс,

То хотя бы не минус, которых ты уже подметила много.

Загоны, заскоки, осуждения нотки, а мне наплевать.

С колокольни.

Мы будем свободны.

Мы будем едины, не в этом, так в следующем мире,

В параллельной вселенной, соседней галактике,

Жаркой Африке или в холодной Антарктике.

Да где угодно, я на все хочу посмотреть.

Возьму твой портрет, что заказал у подруги-художницы,

Если тебя не пустят со мной.

Буду представлять двор, в котором пили бы пиво,

Непринужденно шутя, что живем-то красиво!

И пусть все нам завидуют, пусть зависть сжигает их кости.

Главное, милая, помни,

Неважно, что было до, неважно, что будет после.

Просто живи

И не бойся.

Часть 15

Сладкая U.

Я с тобой постою.

Посмотрю на закат

Человечества, мира, надежд, философии и культуры.

Все утонет в этих лучах: наивные балагуры, шоубиза акулы, дел воротилы.

Словно от взрыва тратила, нас разнесет по ветру, увидим друг друга следы,

И будем верить, что не пролетим мимо.

А когда нас поглотит лимбо, я возьму тебя за руку…

Надеясь, что ты мне опять улыбнешься, как и всегда.

Но пока это все не беда, и только солнце садится за горизонт,

Я тебя провожу, отдам не пригодившийся зонт и побреду спокойно домой.

Я почти счастлив, почти стал худой, но в душе зато стал куда шире…

И сколько бы ты не грешил, сколько бы не рушил всего,

Ты рано или поздно найдешь того, кто с тобой воздвигнет новый фундамент…

Я провалюсь в своей спальне, нырну с головой в ожидании завтра,

Хоть осень не очень люблю.

Тебе завтра на маникюр, поэтому я просто усну, в ожидании нового дня.

Новой встречи.

Утром погаснет светоч

Керосиновой лампы, что я поджигал в дань традициям прошлого.

Умыться, кофе налить уже привычкой заложено,

А дальше натянуть тряпки и кроссовки с рваной подошвой

И в путь.

Часть 16

Куда не взглянуть, но день начинался лениво:

Еле двигались по дорогам машины, уставшие призраки брели на работу,

У бегунов выступают капельки пота, хотя только вышли они на маршрут.

И образ вдали меня осенил и тревожил, как нераскрывшийся парашют.

Там была Di.

И радость точно мне не сулит, но все же не спеша подойду.

Черт его знает зачем,

Но я знал, что дальше концерт,

В котором не зрителем быть, а скорее актером.

Кроссовками, что до дыр затерты, неспешно иду,

Тени мелькают то там, то тут,

А я делаю еще один шаг

В пустоту.

Глаза.

Они дышат презрением,

Напоминанием о том бремени, что сбросил я еще летом.

И не нужно быть модным поэтом, чтобы подумать об этом.

Ну привет, Di.

Я бы поговорил, но за нас решил фатум,

Случайность поставила ультиматум, а много недосказанных фраз так и не вырвались…

Ведь заметил девицу, которой нужно было помочь, спастись от погони,

Что было дальше — не помню, но если представить события как единый жанровый кластер,

То это, наверное, киношный блокбастер,

Что не сулит хэппи-энда, к несчастью.

И это лишь отрывки из гальки, волнами их размыло в памяти.

Хотел бы рассказать вам,

Но мою голову покрывает туман…

Мы стоим, колба ядовитого газа открыта.

Дмитрий нам говорит: «Не было выбора…

Смотрите, они наблюдали все время,

Как мы бежали, как пытались спасти эту деву.

Теперь лишь звонок изменил все, и чаша весов

Непреклонна, ведь иначе наши родные, наши друзья,

Обитатели нашего дома,

Сгинут также, как мы,

Извини.

Я сделал выбор.

Либо вы, либо они».

Ситуация хуже быть и не может,

Теперь я жертва того, что просто оказал помощь

Какой-то случайной девице на улице.

Зачем я вообще сегодня проснулся?

Зачем я куда-то пошел?

Встретил этих людей, Di встретил в придачу,

Конечно я рад, что судьба нас снова свела,

Но почему именно так,

С таким вот исходом…

На улице опять непогода.

Тоже бесит, ведь если и все здесь умрут,

То хотя бы в солнце лучах,

Но нет.

Осталось 30 минут.

Наша спасенная дама отреагировала достаточно странно:

Без истерик, слез и сбежать усердных стараний.

Она подошла к Дмитрию, что-то ему прошептала,

Он ей кивнул, видимо, выбор его поддержала.

Ну и пусть, паучиха уже вонзила в нас жало,

Так что менять уже что-либо поздно.

Di стояла с видом серьезным.

Видимо знала, о чем думаю я.

И что этот конец сентября,

Для нас оказался последним.

Это, конечно, трудно принять,

А минут осталось уже

25.

Простояв еще в ступоре от того,

Что не в силах поменять, предпринять что-либо

В силу сложившихся обстоятельств,

Я решил с нашими братьями по несчастью поскорей распрощаться.

Di все так же стояла ни слова ни выронив.

Может быть от осознания, что мы себе яму вырыли.

Я беру ее за руку и веду в направлении абсолютно случайном,

Это не знак отчаяния, просто я вспомнил начало:

Наши совместные праздники, вечера, новогодний «запой»,

И тогда понял, что жить я мог с кем угодно,

Но если мне умирать,

То только

С тобой.

Осталось 20 минут.

Все вокруг лгут.

И мы так же лгали друг другу не раз.

Но вот в последний наш час, давай делать этого мы не будем,

Времени не осталось почти,

А мы просто идем и молчим.

Осталось 10 минут.

Мир давно уже замер вокруг,

Прохожие лица смешались в серую массу.

Ну что же ребята,

Счастливо вам оставаться!

А я просто хочу скурить последнюю сигарету,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 348
До конца акции
7 дней