электронная
480
печатная A5
400
16+
Обретая уверенность, вижу конец тикуна

Бесплатный фрагмент - Обретая уверенность, вижу конец тикуна

Объем:
88 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-3880-9
электронная
от 480
печатная A5
от 400

Спасибо моему учителю Даниэлю и очаровательной девушке Мириам. Вы открываете для меня и даёте узнать на практике, как высоко может подняться душа человека, родившегося на этой Планете.

Редакция и проверка: Надя Ершова

Перевод на английский: Люба Авраменко

Иллюстрации: Света Яковенко

Предпечатная подготовка и печать: Леа Голуб,

Паша Шипилин

ОБРЕТАЯ УВЕРЕННОСТЬ, ВИЖУ КОНЕЦ ТИКУНА

Поднимаюсь опять на свой пятый этаж,

Чувствую себя пьяным вдребезги,

Шатаюсь из стороны в сторону как последний алкаш,

В голове шампанского «Cristal» брызги.

Все хочу понять, где я сейчас, и здесь, Как избавиться от зависимости.

Хочешь быть цельным, абсолютно весь,

Укрепляя слева, справа добиться мягкости.

Кажется, сердцем любовь познал, Нет же, опять испытание в лицо дышит!

Перетерпел. Увидел. Плюнул. Обнял.

А оно сильнее всех, что уже были ниже.

Собираешь, как карточный домик, душу Наверху, чтобы её вином наполнить. В безумном стремлении порой, не видя опоры, С пятого этажа Grand Cru испробовать.

Знакомство с дорогой

Несколько тысяч лет до нашей эры люди поняли, что в обычной повседневной жизни чего-то не хватает. Всё время не чувствуешь абсолютного наполнения, и поэтому задаёшь вопросы, кто мы и как быть счастливыми. В то время землю населяли гиганты мудрости, и поэтому ответ был довольно скоро найден. В мире существовала одна загадочная дорога, очень длинная, наполненная разными препятствиями и мистическими чудесами, а в конце дороги место, где каждый получал то самое наполнение, о котором мечтает. Дорога называлась древним словом «Тикун». Что это за наполнение? В этом месте каждый чувствовал всю свою силу, ощущал себя уникальным и единственным и в это же время был един со всеми. Основными принципами являлись в этом месте безусловная любовь, бесконечное желание иметь всё и автоматическое наполнение, а также каждый буквально жаждал всем сердцем делиться всеми своими благами. Всё находилось в абсолютной гармонии и было без капли изъяна.

Что же представляла собой эта дорога? Если вы решили идти по ней и вдруг, на каком-то участке пути, свернули, то потом вы не могли вернуться на ту же точку, вас отбрасывало немного назад, и чем дальше вы ушли вправо или влево, тем большее расстояние приходилось потом преодолевать повторно. Были, конечно, исключения, когда людям удавалось вернуться туда же, а иногда, в совсем редких случаях, даже сократить путь. Также чем больший путь вы преодолевали, тем разнообразнее становились препятствия: они были сложнее, изысканнее и их становилось всё больше. Каждое препятствие сталкивало человека с его внутренним «я» и будто бы подстраивалось под него. Ходят слухи, что кто-то доходил до конца и рассказывал, что есть участки, где всё покрыто ямами, обрывами, всё горит, а вокруг дикие животные и другие опасности. Никто точно не знает, доходил ли кто-то до конца, и если дошёл, почему не вернулся и не провёл уже знакомой тропой? Ведь если в конце царит безусловная любовь, он не может не вернуться за остальными.

Шли столетия, тысячелетия, и первоначальные цели и способы преодоления препятствий постепенно менялись, забывались. Осталась только дорога и знание, что в конце есть что-то, что исполняет все желания.

В какой ещё стране мира это могло случиться?

Дело было в России, в наше время, поэтому дорога была особенно разбитой. Чудесным образом дорога появлялась для каждого там, где он в состоянии начать путь, потом иногда уводила в другие концы планеты, но это сейчас неважно. Энтузиастов, кто верил, что конец дороги существует, и там в конце всё действительно так, как описано в древних сказаниях, осталось совсем немного. Таких людей никто не понимал, их считали фанатиками и многих не воспринимали всерьёз, кто-то считал таких людей слабаками, неспособными принять современную реальность: ведь это так тяжело принять, что страдания, боль, смерть вечны, — считали они, — вот эти слабаки и верят в романтические идеи о безусловной любви и конце дороги. Вдоль самой дороги самые сильные мудрецы построили перевалочные пункты, чтобы помогать людям идти к цели. Эти мудрецы дошли уже довольно далеко и научились иногда возвращаться без потерь для себя.

Почти весь мир называл эти пункты «дорожной сектой»

Один человек, наш герой, пытался быть замечательным, стремился приносить пользу, работал над своей внимательностью, эти знания получил он на своих первых километрах. Его желание быть осознанным, уметь уважать, ценить, научиться безусловной любви было довольно сильным, и всё это помогало ему в пути, конечно. И он шёл по этой дороге с ощущением счастья, потому что знал — это хорошо; дойдя до конца, он всё это получит уже в полной мере. Но вот задача, он иногда сбивался с пути, как и многие, падая в ямы, где царили все его дурные наклонности. Он никак не мог увидеть, как можно радоваться за тех, кому ты, если честно, завидуешь. Как можно любить так сильно, что даже когда ты не понят, не чувствовать себя раздавленным, а продолжать видеть всё прекрасное в этом человеке. И на его пути таких ям становилось всё больше, и были они глубже. Не говоря уже о более сложных препятствиях. Однажды он решился на отчаянный поступок. Нанял всех экскаваторщиков города и приказал им засыпать ямы, все, которые они смогут. Так и произошло, и человек устремлялся всё дальше и дальше, не встречая преград. Пока не начался сезон дождей… Целых семь недель продолжался ливень, с начала апреля и почти до конца мая. И дорогу размыло ещё сильнее, кругом непролазная грязь, сплошные ямы, скользко и вообще не видно никаких очертаний дороги. Куда идти — не ясно. Пришлось ждать лета и за это время успеть найти иной способ преодолеть путь. Всё усложнялось тем, что не всегда ясно было, что брать с собой в дорогу: веревку, лестницу, снегоступы. Всё сразу не унести, а понадобиться может всё, что угодно, ведь непонятно, какое препятствие будет завтра, через месяц, через год.

И вот в один из дождливых вечеров человек сидел, размышлял о своём пути. Он думал так: «Чего я хочу? Я хочу стопроцентную гарантию того, что закончу путь. Этого больше чем достаточно. Ещё я хочу видеть, куда иду, что меня ждёт там. Хочу это почувствовать сейчас. Ни одного шага больше вслепую». Он хотел этого так сильно, что все остальные желания трансформировались. Ему уже не нужно было становиться просто хорошим, просто осознанным, дарующим, умеющим уважать. Эти все замечательные качества как бы прилагались к изначальному вопросу. Он сидел всё утро, перечитывая записи из дневника, пил кофе и пытался найти ответ. В этот момент к нему в дверь постучали.

Путник

«Странно… — подумал человек, — я ни с кем не знаком, кроме экскаваторщиков, в этом городе, да и живу здесь всего неделю. Может, это хозяин квартиры, хочет попросить оплату немного раньше?» Человек открыл дверь и на автомате начал быстро тараторить: «Здравствуйте! Вы знаете, я заплачу вам завтра в обед и уже… постойте, кто вы?»

Это был путник, крепкий мужчина с глубоким взглядом, весь мокрый, но на удивление чистый, словно грязь не касалась его. Он стоял на пороге и улыбался, от него исходил приятный аромат, а сам он вселял уверенность и уважение. А ещё человек почувствовал в нём что-то родное, как будто это его брат, которого у него никогда не было.

— Заходи, — сказал путнику человек. — Я сейчас принесу сухую одежду, хотя вряд ли у меня найдётся такой большой размер. Если нужен душ — это туда, сейчас я заварю чай. Я сам очень гостеприимный на самом деле, но, признаюсь честно, удивлён тому, что кто-то гуляет по городу в такой ливень. Хотите…

— Ничего этого не нужно, — оборвал его путник, — Лучше приготовь что-нибудь поесть, да сходи за вином, а мне нужно буквально пару секунд. В этот момент путник что-то пробормотал себе под нос, и одежда на нём высохла и даже стала сиять ещё ярче. От этого волшебства и от уверенности, которую излучал путник, человек даже не смог спорить, и прямо в домашних тапках и трениках выскочил на улицу, под ливень, бежал сломя голову по грязи в ближайший винный магазин. Он купил самое дорогое, самое редкое вино в магазине, потратив все свои сбережения, потому что что-то внутри него говорило: этот путник изменит всю твою жизнь, изменит твою жизнь, изменит твою жизнь! Человек мигом вбежал на свой пятый этаж с бутылкой вина, лучшими продуктами, санкционным сыром, хотя обычно подъем к себе на этаж доставлял ему множество трудностей, неважно, в каких квартирах он жил: на втором, на третьем, на десятом этаже.

Всегда было трудно.

Они ели, пили вино, и у них, конечно, завязался разговор.

— Кто ты? — Спросил путник

— Я человек

— Нет. Кто ты?

— Я человек, который идёт по дороге к любви, дороге желаний, чтобы быть осознанным. Я иду по пути, который приведёт к абсолютному наполнению

— Это замечательно, но, я вижу, тебя что-то очень сильно волнует. Что за вопрос у тебя? Ты накормил, напоил меня, и я готов отвечать.

— Я постоянно встречаю препятствия на пути: то это ямы, то дикие звери, то лёд, по которому невозможно двигаться, если нет хотя бы коньков, иногда всё в огне. Я хотел бороться с ямами и засыпал их все, но стало ещё хуже. Более того, я не могу предусмотреть всё, что понадобиться в пути. А брать с собой постоянно коньки, лыжи, спички, оружие, аптечку, снегоступы и всё остальное невозможно. И ещё я уже почти отчаялся. Я бы и рад идти дальше, так легко, как в самом начале, но хочу найти способ, чтобы увидеть конец пути сейчас, хотя бы одним глазком, чтобы быть уверенным. У меня уже почти нет мотивации двигаться дальше. Да и в каком направлении, если этот дождь размыл всю дорогу? Я так же хочу знать, дойду ли я, вдруг в конце непреодолимая стена? Вот это всё не даёт мне покоя.

— Очень хорошо, — сказал путник

— Что!? Хорошо? Ты издеваешься?

— Подожди, дай насладиться, уж очень люблю это вино. Очень хорошо, что у тебя есть эти вопросы. Значит я как раз вовремя подоспел. Я помогу тебе, только сначала ты мне ответь. Когда ты последний раз радовался за таких же, как ты, когда они обгоняли тебя в пути?

— Не помню. Уже несколько лет я расстраиваюсь от этого, а последнему вообще плюнул в спину. Но он мчался так быстро, что даже не заметил.

— Да, интересно. А на чем он ехал?

— Это была какая-то летающая штука, бронированная, обвешанная оружием, разными приспособлениями. И быстрая, быстрая. Как истребитель, только с открытой кабиной, и летает в тридцати сантиметрах над землёй.

— А ты думал достать такую?

— Нет, я слишком занят дорогой, чтобы тратить время на заработок. Такой аппарат очень дорогой.

— То есть тебе важно прийти первым?

— Ну, думаю одним из первых, да!

— А зачем, ведь в конце пути, как ты говоришь, безусловная любовь, радость, счастье, уважение. Какая разница, кто первый, кто последний. Любви для всех хватит. Кстати, не переживай, он застрял через сто километров после того, как обогнал тебя. Пытался вытереть твой плевок, отвлёкся и врезался в дуб. Теперь чинит свой аппарат.

— Ой, какой кошмар. Я не хотел. И правда, я не думал об этом, неважно, кто первый, и я больше не хочу завидовать тем, кто обогнал меня, ведь если они обогнали, и я их ещё раз не повстречал, значит, путь точно можно преодолеть, хотя бы тот участок, по которому они шли. А этому бедолаге, что пострадал от меня, вообще хочу теперь помочь. Но он далеко впереди… я сожалею.

— Молодец, ты быстро соображаешь. Так, ты говорил ещё, что не знаешь, как предугадать, что встретится тебе на пути, и поэтому не знаешь, что брать с собой, а всё взять невозможно. Верно?

— Да, не знаю, как быть, препятствия становятся всё более разнообразными.

— На самом деле всё взять можно, но сейчас не думай об этом. Скажи, а ты пробовал поговорить с теми, кто идёт тем же путём? Может быть, вместе вы справитесь лучше, каждый возьмёт определенные вещи и будет отвечать за определенные препятствия. — Да, теперь-то я это понимаю. Это раньше я ненавидел их и злился на то, что обгоняют меня. Теперь как раз жажду поговорить об этом с ними. Но среди них много таких же, как я, они не захотят говорить со мной, потому что тоже хотят быть первыми. И как быть?

— Теперь в тебе живет сознание уважения, и ты умеешь радоваться по-настоящему за других, поэтому тебе встретятся точно такие же люди на пути. Те, кто понял, что неважно, кто первый, а важно дойти. А те люди, которые пока не обладают этими качествами, увидев вашу силу, захотят присоединиться.

— Хорошо, это звучит убедительно. Что мне теперь делать с размытой дорогой, я вообще не вижу направления?

— Да, это была твоя ошибка, что ты пытался не пройти все эти ямы, а засыпать. В этот раз я помогу тебе. Помнишь, как я высушил свою одежду, так же я восстановлю дорогу. Но знай, это бонус, потому что ты мне понравился, и ещё это и было причиной, почему я пришёл к тебе. Я увидел, что кто-то решил нарушить баланс, разузнал в городе, кто это натворил, и все указывали на тебя, поэтому если ещё раз попытаешься избегать ям подобным способом, придётся справляться самому. А сейчас посмотри в окно.

— Хорошо, я понял. Спасибо тебе, путник. Кстати, кто ты? Откуда? Как ты делаешь эти чудеса?

— Посмотри в окно, я говорю!

Человек подбежал к окну и увидел величайшие чудеса. Дождь закончился, выглянуло тёплое яркое солнышко. Дорога восстановилась и даже стала немного ровнее. Несколько сотен ям куда-то исчезли.

— Но всё же кто ты, путник?

— Ты узнаешь позже, обещаю. Кажется, у тебя было ещё одно желание — увидеть хоть одним глазком, что ждёт тебя в конце дороги. Так вот, я отвечу так. Я вижу, что ты чувствуешь мою ауру уверенности, поэтому будь уверен тоже, совсем скоро ты это увидишь и даже почувствуешь. А теперь можешь принести мне сигаретку?

— Да, да, конечно, сейчас, они на балконе!

Когда человек вернулся в комнату, путника уже не было. Он хотел закурить, но вдруг вспомнил, что избавился от этой зависимости полгода назад, смял пачку, и начал улыбаться. Улыбка переросла в смех, вдохновение и такой восторг, какого он не испытывал уже лет десять! Он допил вино, которое, кстати, не заканчивалось, пока путник был в комнате, поэтому выпил он ещё целую бутылку. И уснул. А в голове остались удивительные ответы, вопросы о путнике, и приятное вдохновение.

Новое утро дороги

Человек проснулся, осмотрелся. Попытался вспомнить, что вчера произошло, обрадовался тому, что не болит голова, хотя в общей сложности вчера он выпил литра четыре. «Сезон дождей! — вспыхнула мысль у него в голове, — вчера путник его отменил». Он побежал к окну, и улыбка расплылась по его лицу до самых ушей. Сияло солнце, дорога просматривалась на многие километры вдаль, и даже страшные ямы и скалы не казались больше столь ужасными. Он начал собирать свой рюкзак. «Соберу то, что считаю самым важным, а остальное найдётся в нужный момент, — подумал он, и с этой мыслью, сложил в рюкзак аптечку, пару банок консервированного тунца, бутылку колы, швейцарский нож, любимый штопор, запасной комплект одежды и зачем-то гаечный ключ на двенадцать. Просто он его увидел, и ему показалось это хорошей идеей. Теперь нужно созвониться с хозяином квартиры, заплатить ему за аренду. Все дела были сделаны, и человек был готов продолжить свой путь. Как всегда он вернулся к участку дороги, где остановился в прошлый раз, на то место, где принял решение засыпать все лужи, и как всегда его отбросило назад. Но теперь не как обычно на километр, а всего метров на сто. Он оказался перед огромной ямой, в которой уже был, и именно она стала причиной вчерашних событий. Ну что ж, ещё попытка. Эта яма называлась «правда»: попадая в неё, взор затуманивался, слух притуплялся, и другие органы чувств будто атрофировались. Чтобы выбраться, человеку требовалось приложить огромное количество усилий, ему виделись видения, слышались голоса, и, при условии почти отключенных чувств, всё казалось настоящим. Видения и голоса казались настоящими людьми, ктото звал в прекрасные путешествия, и говорил, что нашёл способ как пройти всю дорогу быстро и легко, кто-то обещал огромные богатства, на которые можно было купить любой транспорт и долететь на нём до конца дороги за считаные дни без особых потерь, некоторые говорили, что, напротив, эти все мысли о конце дороги полная ерунда и выдумки, и звали жить здесь и сейчас, мотивируя всевозможными благами. Существовал единственный способ выбраться из этой огромной мерзкой ямы: нужно было говорить только правду, то, что ты чувствуешь и при этом не забывать о прошлых умениях, полученных в пути. К примеру если один из голосов начинает зазывать тебя делать то, что тебе резко не нравится, ты обязан сказать ему не просто правду, что ты чувствуешь, а сделать это так, чтобы он не был подавлен и морально убит, ведь навык уважения уже был приобретён ранее в пути. Если всё не получалось, была возможность выбраться из ямы, но только назад, что совсем не интересовало нашего героя. Итак, в этот раз к человеку пришёл образ группы людей, которые вселяли уважение, многие из них говорили мудрые вещи, обещали поддержку в пути, а за это просили лишь выполнять всё, что они потребуют. Но просьба их была хитрой, они не говорили этого напрямую, они просто сообщали: «ты хочешь помогать всем, а собой не занимаешься, ты засыпал ямы, но послушался какого-то путника, да это вообще местный алкоголик с рынка. Ты сделал полно ошибок, поэтому так медленно двигался, а теперь ещё и не хочешь нас слушать. Подумай, может стоит стать чуть-чуть таким, как мы просим, и весь дальнейший путь мы будем тебе помогать».

— Соблазн велик, но нет, — решительно ответил человек. — Отныне я честен с самим собой. Да, я ошибался, да, я поверил путнику, потому что в нём есть какая-то сила, и я занимаюсь собой, помогая другим, так я раскрываю себя, пускай медленно, но это мой путь. И да, я вижу в ваших словах добрые намерения, и даже обещаю подумать о них, но в данный момент мне нужно идти, и я пойду вперёд. — Ты бы ещё подумал, ведь мы желаем только хорошего тебе — сказали очень уж реалистичные видения, но, чувствуя твёрдое намерение человека, начали постепенно растворяться.

Постепенно начала пропадать пелена, защипали кончики пальцев, слух усилился и восстановились остальные органы чувств, а человек обнаружил, что стоит уже с другой стороны ямы, путь открыт. Теперь он знает, что ему придётся быть честным с самим собой и на всех следующих препятствиях, иначе он рискует снова оказаться у этой ямы, которая совсем уже надоела. Наш герой отправился дальше, преодолел с лёгкостью яму добра, где нужно было не поскупиться и отдать что-то ценное, он отдал нож, с опаской, конечно, но отдал, проскочил задымлённый участок под названием «упорство» почти бегом. Попадая в него, нужно было тушить траву очень интересным способом — каждую травинку отдельно — иначе, если, например, захочешь выплеснуть из ведра всю воду на определённую площадь, тебя выбрасывало в начало задымлённого участка. Нужно было подходить к каждой травинке, здороваться с ней и аккуратно тушить. Человек потратил целый день на это и, наконец, справился.

Конечно, все эти испытания могут показаться странными для тех, кто ни разу не был на дороге, но всё объяснялось. Дело в том, что с начала сотворения Дороги под названием «Тикун» и до наших дней, вдоль всего её протяжения тянется невидимой нитью сила космического интеллекта. Его нельзя пощупать, понюхать, увидеть, его аспекты можно только почувствовать сердцем, постепенно продвигаясь всё дальше по пути. Так вот, эта сила умеет проникать внутрь любого человека и подбирать для него особые иллюзии, очень реалистичные иллюзии. Зачем это нужно пока неясно на все сто. В сохранившихся древних рукописях мудрецов говорится, что так было задумано ещё до появления первого человека. Кстати, наличие этой силы объясняет ещё тот феномен, что на одних и тех же участках дороги у каждого, кто идёт по пути, встречаются совершенно разные препятствия, но иногда бывают и одинаковые. А какие-то препятствия и вовсе не работают для одних, а для других очень сложные. Ну ладно, мы отвлеклись, а наш герой тем временем уснул прямо на дороге, укутавшись в капюшон куртки, благо было очень тепло сейчас по ночам, всё-таки тяжелый был день.

Неслучайная встреча

Для всех людей, однажды решивших идти по дороге, загадок и удивительных чудес становилось намного больше, чем для остальных. Какие-то вещи они научились воспринимать спокойно и с радостью, зная, что случиться может всё, и это всё лежит в сознании человека. Сегодня нашего героя разбудили яркие лучи утреннего солнца, которое, как по заказу из его сна, взошло на севере, а не как обычно на востоке: просто человек хотел, чтобы солнце грело его утром там, где он хочет, и во сне всё это себе вообразил, притянув и на реальность дороги. Ну это сейчас не столь важно. Потому что вдалеке послышались мелодичные звуки, и они уверенно приближались.

Мужчина лет тридцати напевал что-то и стремительно, почти вприпрыжку, приближался к нашему герою.

— 

В бескрайнем лесу, в светлый день, Где силы природы умели творить.

Однажды увидела свою тень

Лисица с желанием всё получить.

На, на, на-на, ла, ла, ла-ла..!

У рыжей всё было: нора и еда, И лис — защитник семейный.

Лисята, что были ещё детвора.

На труд лишь не было времени.

На, на, на-на, ла, ла, ла-ла..!

И мало рыжей однажды стало, Хотела добиться лисица сама.

Её желание всё получить не пропало.

На закате плутовка просто ушла.

На, на, на-на, ла, ла, ла-ла..!

Вот теперь темный лес, ничего кругом, Только холод болота и страх.

Забыла лисица дорогу в свой дом,

Но ищет тропу в самых темных местах.

На, на, на-на, ла, ла, ла-ла..!

Рыжая знает, что только трудом,

Любовью к тому, что имела,

Сможет найти светлый свой дом

И действительно всё получить, как хотела.

На на… …кх, упс

Ой, привет! Наверное я тебя разбудил своей песней. Меня зовут Кен, потому что я всегда говорю «да». А ты тоже идёшь по дороге или просто заблудился?

Хотя этот вопрос был больше ради вежливости. Тех, кто идёт по дороге, легко было отличить от остальных, их глаза всегда горели, сияли яркими искрами, что-то в них было такое, чего нет в глазах остальных людей.

— Привет! Да, я вот тут привал устроил, вчера был тяжёлый день, попалась яма «правда»; для меня таким трудным казалось раньше быть честным с самим собой. Был в этой яме?

— Да, приходилось. Но это была так, лужица, прошёл с первого раза, даже не почувствовал.

— О! Очень рад за тебя. Что за песня у тебя странная про лисицу? Почему нет счастливого конца в песне? Похожа на детскую, а для детей обычно пишут песни со счастливым концом.

— Песня… эту песню я сам придумал для своей дочери. Пел её ей, пока моя жена не подала на развод и не забрала дочку с собой. Она сказала, что я слишком увлёкся дорогой и целью получить для всех ключ к абсолютному наполнению, и ещё сказала, что не может так больше. Я ответил: «Да, хорошо, конечно. Буду горевать, но продолжу путь». Вот так. А песню хотел, конечно, дописать, но не успел. Я придумал её, когда изучал рукописи древних мудрецов, и мечтал, что, когда дочь вырастет, отправится со мной в путь, вот и переделал рукописи на детский манер. Но, видимо, не судьба теперь… Хожу теперь, пою эту песню, она напоминает мне о дочери. Слушай, так как зовут тебя?

— Я просто человек. Интересная у тебя история, скажи, а ты всегда говоришь «да», не пытался ли ты высказывать свою точку зрения?

— Почти всегда мне легче согласиться, чем спорить. У меня есть цель — дойти до конца, и эти споры лишь отвлекают.

— А ты не думал попытаться наладить контакт с женой, возможно, попытаться убедить её в благородности своих намерений? Вдруг бы она согласилась, и вы бы пошли вместе по дороге, ведь всей семьёй веселее.

— Да, может ты и прав. Ну, мне пора. Рад был знакомству, незнакомец!

— Подожди, ну что ты опять соглашаешься. Давай так: сейчас мы идём вместе, пока наша дорога не разделится для каждого, но при одном условии: ты по пути учишься высказывать свою точку зрения; так и польза будет, и время скоротаем, да и от пути не будем отвлекаться.

— Да, давай.

— Пфффф, опять это «да». Ну ладно, Кен, пошли.

И так человек продолжил свой путь вместе с новым знакомым, Кеном. Человек всю дорогу пытался ставить острые темы на обсуждение, чтобы найти хоть что-то, с чем Кен не соглашался. Но пока всё было безрезультатно, максимум, что получилось, это добиться ответа типа: да, это странно, но, если ты так говоришь, значит так тоже может быть, ок! А в глубине души человек сейчас радовался словам странного путника, с которым недавно встречался. А ведь действительно вместе веселее, и почему я раньше избегал этих людей, кто меня обгоняет. И вот встретился же мне тот, кто тоже не прочь объединиться, пусть и чудак, ну это лучше, чем ничего, лучше, чем одному.

Так они шли несколько часов, пока не наткнулись на высоченную кирпичную стену, на которой было граффити в виде дерева с корнями и надпись: «быть причиной». Это было очередное препятствие.

— Ого, какая высокая! — сказал Кен. — Как будем её преодолевать?

— Ну, можно попробовать цепляться как скалолазы за выбоины в стене, и, помогая друг другу, возможно, сможем преодолеть.

— Да, хорошая идея, давай попробуем

— Ок, я первый, подсади

Так они пытались взобраться на стену несколько часов. Ничего не выходило по той причине, что чем выше они поднимались, тем стена становилась более гладкой, кирпичи на ней становились практически одним сплошным монолитом.

— Нет, так не пойдёт, — сказал человек

— Да, это похоже на бесполезное занятие

— Слушай, ты надоел со своим постоянным «да». Ты что-то предложить сам можешь?

— Да, могу, конечно… э-эх… сейчас…

— Тьфу. Ну тебя. Ладно, потом с тобой разберёмся. Я вот, знаешь, что думаю: дерево тут неспроста нарисовано. Что бы оно могло значить, может, подсказка…

— Я видел такое в древних рукописях. В них пишут, что такие деревья растут в конце дороги, и если съесть плод с такого, то ты становишься всесильным. Ну, типа, можешь чудеса всякие творить, мертвых оживлять, воду в вино превращать, ха-ха.

— А мы же с тобой не пробовали лезть по стене вдоль дерева, ну и пусть, что оно нарисовано, сам же знаешь, на дороге всякое происходит. Давай попробуем так, словно мы не на стену хотим забраться, а по дереву лезем. И ещё эта надпись — «быть причиной». Ну ладно, давай пока с деревом разберёмся, причём тут стена и причина вообще не понимаю. Как тебе идея? Ах, ну точно, опять «да».

— … А что я ещё должен ответить? Действительно хорошая идея. Да, давай попробуем.

— Что ответить, что ответить, — проворчал наш герой, — да хоть бы для галочки сказать «нет» однажды или что-то своё предложить. Ну ладно, извини, я опять завёлся, просто не могу уже так с этими бесконечными препятствиями.

Замечательная идея с деревом тоже не помогла, хотя им и удалось забраться чуть выше, и они даже начали думать, что разгадали секрет стены, но, добравшись по стене до самой верхушки дерева, опять начался плоский непреодолимый участок. До самого верха оставалось ещё примерно пять метров. Пришлось спуститься и думать дальше. Наши герои решили перекусить, у Кена оказался с собой свежайший армянский лаваш и консервированная гречка, а наш герой торжественно вынул из рюкзака две банки консервированного тунца. Одну отдал Кену, вторую оставил себе. За обедом они размышляли о надписи «быть причиной».

— Ты знаешь, — сказал Кен, — я честно не понимаю, почему на меня все так злятся, когда я соглашаюсь. Ведь я же обдумываю слова людей и действительно вижу в них здравые идеи. Если будет что-то, что мне покажется нелогичным, я не соглашусь.

— Понимаешь, то, что соглашаешься, лично меня и не особо-то раздражает, больше не нравится то, что ты тем самым ограничиваешь свою ответственность. Вроде как это же кто-то так сказал, а ты просто был не против. А где же твоя ответственность, Кен? — Ну, соглашаясь, я принимаю ответственность за это дело, я же как бы говорю: да, я поступлю так тоже. Значит, отвечаю.

— Новых идей, твоих идей, твоих и только, совершенно нет. Ты вообще, когда шёл один, как смог сюда добраться?

— Ну, тогда мне приходилось придумывать идеи самостоятельно, и я их придумывал и просто шёл вперёд, несмотря ни на что.

— Слава Богу, что ты так умеешь, — засмеялся Человек — а то уж я хотел обидеться на дорогу, что она таким безыдейным, как ты, позволяет идти легко, а меня заставляет страдать. Шучу! Слушай, так если ты говоришь, что просто шёл, давай попробуем твою идею. Да, точно. Всё, с этого момента я ничего не предлагаю, чтобы у тебя не было возможности согласиться!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 480
печатная A5
от 400