электронная
488
печатная A5
1152
18+
Обречённый играть

Бесплатный фрагмент - Обречённый играть

Объем:
584 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0053-0509-1
электронная
от 488
печатная A5
от 1152

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ОБРЕЧЁННЫЙ ИГРАТЬ

Раньше люди уходили в зеркала. Потом стали уходить в картины, в книги. И лишь недавно человек ушёл в игру. Но обо всём по порядку…

— 88 —

Дверь была обычной. Из тех, что не открываются.

Он знал этот район города не хуже своей комнаты, в которой сейчас сидел, пристально вглядываясь в экран, и потому не сомневался в странности происходящего: обшарпанные двери с яркими разводами граффити были не более чем продолжением стен, таких же грязных и отталкивающих. Подобные дома служили лишь тому, чтобы создавать узкие пространства улиц и закоулков, где при необходимости можно было скрыться от погони или без лишних опасений украсть средней паршивости тачку и укатить на ней подальше, в центр или, наоборот, на окраины. А вот там как раз открывалась чуть ли не каждая дверь, будь то в жилой дом, в магазин или в лобби офисного центра.

Он был почти уверен в том, что раньше уже проходил мимо этой двери. Давно, ещё когда только обживался в новом мире. Когда не знал всех правил его построения и отчаянно тыкался, куда ни попадя, проверяя и привыкая.

Сейчас замешкаться возле неё его заставило процарапанное прямо поверх граффити слово: FL@88. Точнее, не слово, а имя. Его имя. Так его звали в Игре, звали давно, когда Игра не была тем, чем стала сейчас. Да и писалась она тогда не с заглавной буквы, а с маленькой, просто «игра», каких в его детстве было не перечесть. В то время каждая из них имела собственное название.

Теперь в Игре все знают его под ником GR8M8.

Из той злосчастной квартиры №88 он переехал через неделю после исчезновения брата и почти сразу же решил тоже исчезнуть, то есть больше так себя не называть. Некоторое время примерял разные ники, потратил кучу денег на перерегистрацию непонравившихся, и именно из-за этого поначалу жутко невзлюбил Игру, которая с самого своего появления заставила всех говорить о себе исключительно в превосходных тонах. Нет, конечно, он тоже понимал, что произошла настоящая виртуальная революция, из тех, после которых, как говорится, «нет пути назад», но уж больно сильно она ударила по его карману.

FL@88 было процарапано небрежно, настолько, что обычный прохожий мог бы его даже не прочитать, хотя располагалось слово на уровне глаз. Подобные знаки оказываются заметны и понятны лишь тем, кто когда-то их носил.

GR8M8 толкнул дверь, удивляясь своей глупости. Дверь должна была ответить тупым или дребезжащим ударом, что она и сделала, но тут же жалобно скрипнула и — о, чудо! — поддалась.

Зазвонил телефон.

Не в Игре — сквозь наушники.

GR8M8 покосился на заваленный всякой всячиной стол, где из специальной пластмассовой подставки торчал его старенький «будильник».

Номер на экране не определился.

Незваным гостем мог быть только один человек.

— Я всё помню, — сказал GR8M8, сдвинув левый наушник на затылок и ставя телефон на громкую связь, чтобы лишний раз не подносить вредоносную гадость к уху. — Не опоздаю.

— Расклад поменялся, — ответила трубка, знакомым мужским голосом, лениво растягивающим слова. — Я сегодня не смогу.

Дверной проём манил непроглядной теменью.

— Почему?

— Долго объяснять. Я уезжаю. Ненадолго. Но пока не знаю, на сколько точно.

GR8M8 перевёл взгляд с монитора на старенький потрепанный календарик двенадцатилетней давности, которым можно было пользоваться как новым. Календарик были прибит к стене гвоздём и исчерчен крестиками.

— До конца месяца сможете всю сумму перевести?

— Конечно. Не переживай.

— Я и не переживаю.

— Вот и хорошо. — Голос выдержал многозначительную паузу. — Я по делу.

Ещё бы он звонил исключительно ради того, чтобы предупредить о своем отъезде! Только в корыстных целях и преследуя исключительно собственные интересы. Как настоящий клиент, который привык, чтобы его ублажали, и который считает, что стоит того. В данном случае он был прав.

— Ты про «Буси» уже слышал?

— На тему странствий самурая по средневековой Японии?

— Ну, вообще-то буси — это не самурай. — GR8M8 представил, как собеседник на том конце волны снисходительно кривит рот. — Самурай — это ты. А буси не служит никому, кроме своего меча и своего пути.

— Понятно. Да, слышал, разумеется.

— Подключайся.

— Вы хотите, чтобы я за вас на турнирах рубился?

— Для начала.

— Но там всё, как водится, по-кривому сделано, и на первых порах выигрыши придётся вбухивать в апгрейды оружия.

— Знаю. Вбухивай. Интересное потом начнётся.

— Что именно?

— Так я тебе по телефону и скажу! Не парься заранее. Говорю же, вбухивай, развивайся и проходи. Сумма на подключение и обустройство упадёт первой. Потом — твой гонорар.

— С надбавкой?

— Когда я тебя обманывал? Само собой, с надбавкой. Ты же лучший.

GR8M8 хотел ответить, но экран телефона уже вспыхнул сигналом «отбой», а в правом ухе завизжала резина об асфальт. Он поспешно поправил наушники и резко крутанул рукоятку джойстика, успев на чистой интуиции уклониться от короткой автоматной очереди.

Стена за спиной брызнула щебёнкой.

Второй рой пуль простучал тупой дробью по железу помойного бака, за который он перекатился.

Выхватить из-за спины помповый «Моссберг» с магазином на восемь патронов было для него секундным делом. Теперь только не спешить зря и не подставляться.

Чёрт! Как они его выследили? Не надо было останавливаться на переходе и заговаривать с той дамочкой. Чувствовал же подвох. Ладно, соберись!

Бак колотился от щедро всаживаемого в него свинца, грозясь не выдержать и превратиться в решето.

Снова визг резины.

Пальба прекратилась. Бак замер.

GR8M8 выпрямился и, не целясь, пальнул вслед чёрной тачке без номеров. Вильнув плоским задом, та скрылась за чугунными стойками железнодорожной эстакады. Припугнуть решили. Хотели бы укокошить, так легко не отделался бы.

Отряхнул колени. Посмотрел на по-прежнему распахнутую дверь. Подумал, почему спрятался за баком, а не нырнул в темноту, где больше места и стены прочнее. Вопрос был к интуиции, но интуиция предпочитала действовать молча.

Кстати, темноты стало меньше. Видимо где-то зашло солнце, смягчив контраст света и тени. Теперь внутри парадной стоял обычный полумрак.

Под ногами захрустели битые стёкла и куски отвалившейся от потолка и стен штукатурки. Если входная дверь открывалась и раньше, то он воспользовался ею впервые за долгое время.

Вверх уходили потёртые и поколотые ступени узкой лестницы.

Видимо, когда-то дом был всё-таки жилым. Влево тянется короткий коридор с заколоченными окнами. Через трещины между досками скудно пробивается дневной свет. Справа — глухая стена с зелёной дверью на амбарном замке. Подсобное помещение?

Интуиция позвала наверх.

Он поднялся по лестнице на второй из четырёх этажей. Или из пяти. Он точно не считал, но знал, что в этом районе все дома не выше пяти этажей. Либо дизайнеру не хотелось лишнее время возиться с заполнением уровня, либо разработчики игры пошли на поводу у физики и экономики, не позволявших раскошеливаться на мощные насосы, которые закачивали бы воду выше.

Только здесь он заметил, что по-прежнему сжимает «Моссберг». Отработанным движением сунул ружьё в кобуру за спиной и снял с пояса безотказный «Глок».

Любовь к этой австрийской марке ему привил брат. GR8M8 всегда предпочитал «кольты», считая все остальные пистолеты их клонами, однако брат подарил ему этот самый «Глок» на день рождения, а когда брата не стало, подарок сделался дороже, и постепенно GR8M8 с ним свыкся настолько, что теперь всегда выбирал в качестве «основного вспомогательного» оружия, если предполагалась непростая миссия. Неизвестно, сколько представители «Глока» заплатили авторам Игры, но их детище хоть и не имело такого набора для тюнинга, как другие марки, зато не давало осечек.

Второй этаж скрипел под ногами меньше, да и продувался так, что в правом коридоре, в самом его конце, хлопала ставня.

Как им удавалось воссоздавать ощущение ветра настолько, что хотелось поёжиться, он не знал. Он лишь умел использовать то, что ему давали, и делал это лучше многих. Возможно, лучше всех.

Все квартиры на втором этаже оказались наглухо заперты.

Третий этаж выглядел совсем иначе, чем первые два. Здесь все до единого окна были выбиты, а двери выломаны, так что дневного света вполне хватило на беглый осмотр.

Что он надеялся найти? Кто бы знал… Но этот символ на двери, его прежнее имя, оно там явно оставлено не просто так. Оно должно что-то значить. Всякие «Буси» подождут. Тщательность всегда отличала GR8M8. Он даже гоночные заезды умудрялся выигрывать как-то странно, не спеша.

Лестницу на четвёртый этаж перегораживала сорванная с петель и брошенная наперекосяк ступеням дверь. GR8M8 взялся за поручень и прошёлся прямо по ней, обратив внимание на… на что же он обратил внимание? Ах, да, ну конечно, на номер! Двери же обычно нумеруются. На этой вот в пластмассовом овале значилась цифра 76. Неужели три первых этажа занимало столько квартир? Или её сюда откуда-то занесло ветром?

Нет, сегодня он как раз был недостаточно тщателен, недостаточно внимателен, недостаточно сообразителен. Вот они, ответы на его глупый вопрос. Все под номерами. Номера на каждой двери. Почему он не заметил этого сразу и не понял намёка? Звонок отвлёк? Пожалуй что это единственное объяснение.

В совпадения GR8M8 не верил. Если бы кто-то хотел просто направить его в квартиру под номером 88, то ограничился бы двумя этими символами безконечности и не придумывал бы ребусов. Подсказка в виде FL@88 писалась исключительно для него. Хотя могла содержать и практический смысл, в чём он сейчас сам убедится.

Второй пролёт лестницы был сломан: отсутствовало сразу три ступени. Видимо, так и задумывалось, поскольку никаких следов обрушения под ними не наблюдалось, а перила шли, как ни в чём не бывало. По ним он и перебрался на площадку четвёртого этажа, действительно, оказавшегося последним.

Свернул сначала в коридор слева. Здесь нумерация обрывалась на квартире под номером 77. Соседняя дверь и в самом деле была выломана. Пересчитал остальные. Да, точно, одиннадцать штук на коридор. Итого двадцать две на этаж. Это какие же крохотные должны быть комнатки!

Ради интереса заглянул в проём 76-й. Судя по росписям на пустых стенах и горкам бутылок и банок в грязных углах, дверь вышибали не зря — квартирой успели попользоваться бомжи. А вот и шприцы в заляпанной раковине на кухне — следы нариков. Остов двуспальной кровати с изодранным матрасом. Остаётся только радоваться, что создатели не научились передавать запахов.

Изнутри помещение не казалось таким уж тесным. Наверное, всё из-за отсутствия мебели.

GR8M8 направился в коридор справа, последний. Думал даже убрать за ненадобностью пистолет, но тут услышал приглушённые голоса. Деревянная дверь под номером 81. Заперта. Ручка проворачивается. Зачем-то постучал дулом по стеклянному глазку. Голоса стихли, но сразу же как ни в чём не бывало возобновились. Постучал снова, настойчивее. Никакого внимания. Говорили громко, но спокойно, не ругаясь и не крича. Правда, совершенно неразборчиво. Ладно, не хотят открывать, не надо. Возможно, это вообще никакие не жильцы, а обычное радио или забытый телевизор.

Гораздо хуже было то, что одиннадцатой двери в этом коридоре не оказалось. Дверей было десять, и на последнем, треснувшем пополам овале значилась цифра 87.

Это открытие не имело логического объяснения.

GR8M8 выглянул в окно. Пустая улица. Свалки полиэтиленовых мешков между домами. Раздолбанная детская площадка с покосившимися качелями и заваленной набок горкой. Шум проносящегося за углом поезда, которому не хочется даже останавливаться.

Он уже не помнил, почему сам оказался здесь. Кажется, он кого-то преследовал в лабиринте переулков, когда его мотоцикл задел рулём фонарный столб, и он чуть ни втемяшился в чугунную решётку забора.

Или преследовали его?

Да, конечно, преследовали его. Потому что он преследовал того мотоциклиста в ярко-красном шлеме. Если бы он его догнал, то завладел бы ключом от сейфа с весьма аппетитной начинкой. Поэтому и нашлось немало желающих ему в этом помешать. Обычная история.

Красный шлем он ещё обязательно найдёт и догонит. А вот дверь с номером 88, похоже, исчезла из-под самого носа.

GR8M8 сбежал на первый этаж и уже хотел было звонить, чтобы ему прислали такси и не пришлось перебираться в нужную точку Игры своим ходом, когда взгляд упёрся в амбарный замок на подсобке. «Подсобкой» он машинально окрестил её ещё при входе потому, что зелёная дверь была голая, железная, лишённая каких-либо цифр или других опознавательных знаков. Но ведь если подойти к ней с его излюбленной тщательностью, то шла она по ходу дела как раз следом за 87-й…

Поскольку это происходило в игре, а не в реальной жизни, GR8M8 решил по привычке вскрыть замок, выстрелив в него. Кто придумал, будто такое возможно кроме как в фильмах, история умалчивала, но обычно этот нехитрый трюк при наличии хотя бы пистолета срабатывал исправно.

Только не сейчас.

Грохот выстрела стих, а звон от срикошетившей в перила пули ещё некоторое время стоял в пустом парадном.

Стрелять второй раз как-то сразу расхотелось.

Игра на глазах становилась всё реальнее.

Он стряс с плеч неразлучный рюкзачок и порылся в поисках отмычек.

Выстрел оставил на замке едва заметную вмятину.

В каждой из игр, которые проходил на своём веку GR8M8, отмычки действовали по-разному, однако не так давно он обзавёлся последней разработкой, которую в силу дороговизны мог позволить себе далеко не каждый даже профессиональных геймер — универсальным набором, подходившим почти ко всем замкам любой игры. Следующим этапом, разумеется, будет усовершенствование самих замков, чтобы пришлось покупать новые приспособления или апгрейды старых. Поскольку как раньше вирусы и антивирусы чаще всего придумывались и совершенствовались одними и теми же компаниями, будь то интернет или фармацевтика, так и сегодня были общие производители брони и оружия, замков и отмычек, шоколадных батончиков и чая для похудения. Пока нареканий у него не возникало.

Вот и сейчас отмычка справилась с задачей безупречно, заставив замок щёлкнуть и безвольно повиснуть на крючке дужки.

GR8M8 потянул за ручку. Дверь слегка поддалась, но сразу же заартачилась, будто что-то удерживало её с противоположной стороны. Вероятно, так оно и было. Двери частенько блокируются изнутри, чтобы тем интереснее было искать обходные пути. Очень некстати.

Попытался заглянуть в тоненькую щель — полный мрак.

На столе призывно замигал сигналом о пришедшем сообщении телефон.

Всё тот же неопределяемый номер.

Ты куда пропал?? Мне нужен буси. Давай, а то ронином останешься.

Не останусь, подумал GR8M8. Таких, как я, тебе долго искать придётся.

Однако со странной дверью, похоже, действительно, приходилось завязывать. По крайней мере, на время.

— ПЛАТФОРМА —

Всюду у этого прохвоста свои глаза да уши! Уже кто-то успел доложить, что он не спешит с регистрацией. А почему он должен по первому же требованию всё бросать и мчаться покорять новую вселенную? Обзоры «Буси», кстати, были не такими уж радужными. Что, конечно, могло делаться и специально, чтобы не разжигать лишний ажиотаж…

GR8M8 поставил игру на паузу и вышел в общее меню. Проделал необходимые манипуляции с кодом и получил доступ к кошельку.

Обещанные деньги капнули. Двумя переводами. Первая сумма — «на обустройство» — оказалась даже больше второй — гонорарной, хотя прохвост не обманул: аванс учитывал роль будущего меченосца.

Их договорённость с самого начала заключалась в том, что первого числа каждого месяца он получает деньги за половину отработанного в прошлом и половину как аванс в наступившем.

GR8M8 всегда считал, что зарабатывает, мягко говоря, неплохо. Во всяком случае, для геймера, который не разменивается на кучу мелких клиентов и спонсоров. Те, кому хватало времени и нервов общаться с толпой желающих «сесть на хвост», могли в итоге наваривать и больше, чем он, но только зачем? Сколько на его веку было таких историй, когда игрок быстро выматывался, сдавал позиции и постепенно терял всех клиентов! Умные люди всегда исходили из принципа, что клиент клиентом, а нужно ещё хоть немного оставлять для себя.

Он оставлял. И немало.

Теперь, к примеру, он сможет осуществить свою давнишнюю мечту и выкупить в собственное пользование баскетбольную команду «Сиэтл Шутерс», за которую в качестве полевого игрока провёл несчётное количество сезонов и получил все мыслимые и немыслимые трофеи. Чем и займётся сегодня же, как только зарегистрируется в этом дурацком «Буси».

Разница в суммах намекала на то, что при удачном стечении обстоятельств и продолжении сотрудничества он сможет уже в следующий раз запросить повышение гонорарной ставки. У прохвоста деньги водились. И не в последнюю очередь благодаря их сотрудничеству, то есть благодаря ему, GR8M8.

Прежде чем выйти из меню, он перевёл всю «японскую» сумму на свой внутренний счёт игры, превратив виртуальные деньги в ещё более виртуальные, если такое вообще возможно.

Теперь это было возможно и ещё как!

Появление Игры стало равноценно появлению в своё время интернета. Молодому поколению геймеров было уже трудно себе представить, что когда-то не существовало ни того, ни другого. Появились они почти одновременно — игры чуть раньше — потом их объединили, однако долгое время далеко не все выходили через игры в он-лайн, чтобы побегать неизвестно с кем в тупые мультиплеерные стрелялки, покататься с друзьями-бездельниками на танках или выложить в сеть свои сомнительные достижения. Большинство предпочитало гордое одиночество перед захватывающим действом на экране. Рано или поздно действо подходило к развязке, за плечами оставался исхоженный вдоль и поперёк «открытый мир», куда уже не хотелось возвращаться, и игрок-одиночка либо вздыхал и покупал доступ в сетевое продолжение, которое на поверку оказывалось далеко не таким увлекательным, как обещала реклама, и быстро надоедало, либо просто стирал всё лишнее и закачивал новую игру с новой историей.

Конец всему этому был положен в одночасье, когда сперва игроки, а следом за ними и обычные обыватели из социальных сетей узнали о существовании некой перспективной, как тогда говорили, «платформы» под провокационным названием BubEsLab.

Название сразу же разделили на три слова и стали гадать, что бы оно могло значить. Авторы гипотез сходились лишь на том, что последний слог следует понимать как «лаборатория». Второй, Es, вероятно, как-то связан с происхождением создателей, поскольку очень похож на домен верхнего уровня, соответствующий Испании. Провокационным и вызывавшим наибольшее количество домыслов был слог первый — bub. На интернациональном английском этот иероглиф мог означать и «бухло», и «сиська», и «пацан». Проблема была в том, что ни одно из этих значений к сути платформы не подходило, разве что последнее, да и то с натяжкой.

Потому что суть BubEsLab была до гениальности проста и сложна одновременно.

Платформа объединяла одним разом все игры.

Конечно, не все, и не только игры.

Друзья рассказывали друзьям о том, что в интернете появился целый настоящий виртуальный мир. Именно так: настоящий и виртуальный. Какая разница, правда? Первые простаки — не из геймеров, которые, разумеется, сразу оценили потрясающие перспективы — повелись на эту идею потому, что им она показалась новым видом социальной сети. К этому моменту и обычные социальные сети стали почти виртуальными, утрачивая грань между реальными и вымышленными событиями из жизни не то живых людей, не то компьютерных ботов. BubEsLab никого не обманывала. Её участник изначально создавал себя сам. Создавал таким, каким хотел бы себя видеть. Любого пола, возраста и вероисповедания.

С некоторыми важными ограничениями.

Например, раз войдя в BubEsLab под утверждённой личиной, нельзя было себя изменить. Только самоубийство позволяло начать игру заново, но тогда терялось всё нажитое в том мире, включая деньги, друзей и карму.

Не предусматривалось никаких сверхъестественных сил, никакой магии, никаких драконов и эльфов с орками. BubEsLab воссоздавала вполне обычную действительность, в которой твоему персонажу предстояло жить полноценной жизнью с её трудностями и радостями.

При этом, как и в жизни, персонаж вольно и невольно развивался, становился сильнее, умнее, беднее, богаче и т. п. Именно это обстоятельство и стало постепенно, а потом всё быстрее и быстрее привлекать в BubEsLab остальную часть обитателей обычного Интернета. Опять-таки без какой бы то ни было рекламы. Ведь это же так здорово и так понятно! Любая девушка любого возраста и внешности могла теперь, к примеру, не напрягаться в залах, чтобы когда-нибудь в будущем подыскать подходящий ракурс и выставить на всеобщее обозрение удачную фотографию своей попки, а провести значительно меньше времени в BubEsLab и показать гораздо более впечатляющий результат. Её аватару, правда, тоже приходилось платить виртуальными деньгами за пребывание в качалке и тратиться на свежую «органическую» еду, включая всяческие диетические добавки, но чего не сделаешь ради красоты и популярности, особенно когда и делать-то ничего особенно не надо — сиди себе дома или в уличной пробке и нажимай на кнопки, отдавая команды и следя за прогрессом.

Фотографии виртуальных пляжей, гор и древних крепостей получались куда привлекательнее обычных. Виртуальное автомобилестроение дало обычному резкую фору: за треть, а если повезёт, то и за четверть цены теперь можно было показать себя на фоне крутейшей тачки и заполучить даже большее, чем раньше, количество поклонников и завистников.

Поначалу, конечно, не все на это велись, многие смеялись, называя «баловством» и «детской дурью для взрослых», однако когда внезапно выяснилось, что в BubEsLab можно зарабатывать и там же, в интернете, тратиться, причём на вполне реальные вещи, пошла вторая волна ажиотажа, охватившая и поклонников, и критиков. Многие знакомые GR8M8 по всему миру побросали осточертевшую работу и стали сутки напролёт проводить в «бубе», подрабатывая или даже зарабатывая кто кем — от наёмного убийцы или парикмахера до владельца собственного ресторана или лётчика. Не было только профессии космонавта — космоса пока не предполагалось. И никаких серьёзных рисков, только немного смекалки и упорства — и вот тебе вполне ощутимая выгода! Деньги из игр легко выводились в виртуальные кошельки, а с этих кошельков так же виртуально уходили на оплату квартир, кредитов, телефонов и того же интернета. Или даже прямиком на пластиковые карточки, если у тебя были хорошие знакомые в соответствующих структурах.

Как ни странно, GR8M8 вошёл в BubEsLab не с первой волной и даже не со второй. В его случае можно сказать, что BubEsLab сама пришла к нему. Когда из виртуальной тусовки превратилась именно что в платформу, к которой стали подключаться любимые им игры.

На практике это означало буквально следующее.

Контракт в качестве того же игрока баскетбольной команды стал приносить не просто доходы на покупку красивых трусов с майками и прочей ерунды, а деньги, которые при желании можно было вывести в другую игру, где ты, скажем, сражался за свободу и независимость древней Спарты, и тебе не хватало средств на новые доспехи, без которых тебя мог запросто зарубить более прокаченным мечом или топором первый встречный перс или афинянин. Победив врагов, ты мог дальше сам открыть, допустим, гончарную мастерскую или школу гладиаторов — какая разница, что Спарта и Рим не совсем одно и то же, если всё и так придумано историками — а заработанные деньги перевести дальше, на покупку мощного вертолёта и наём команды головорезов, которые вместе с тобой или под твою указку будут лихо выполнять контракты в горячих точках и получать прибыль, которую ты в следующей параллельной игре вложишь в выпуск… ну хотя бы тех же вертолётов или тачек для более миролюбивых дамочек. Или откроешь для них спа-салон, оснащённый скрытыми камерами, записи с которых можно тоже неплохо продавать любителям «клубнички». Или, наоборот, откроешь детективное агентство и будешь таких любителей отлавливать — либо за гонорары с их невольных жертв, либо этих жертв гнусным образом шантажируя. Причём всё бодро, весело и без лишнего напряжения. Потому что суды и тюрьмы в BubEsLab до сих пор находились в стадии разработки. Аватары — не люди и не подпадали даже под авторское право.

Когда преимущества новой платформы, точнее, единого агрегатора, стали очевидными для невооружённого глаза, GR8M8 влился в BubEsLab под именем FL@88. Потом пропал брат, он сменил квартиру, сменил имя, разонравился себе, убил аватар, перерегистрировался, создал новый, переназвался, снова неудачно, но в итоге постепенно свыкся с одиночеством утром, днём и вечером, продал дорогую гитару, купил себе мощную игровую приставку PS6x и стал посвящать жизни в виртуальном мире всё свободное время.

То есть всё время.

Клиент, не любивший, чтобы номер его телефона высвечивался, появился примерно через год, когда GR8M8 проявил себя в BubEsLab незаурядным геймером и достиг вершин мастерства сразу в нескольких популярных на тот момент играх. Таких, где требовалось действовать быстро и решительно. Потому что в играх на деловую смекалку он, напротив, постоянно прогорал. И оттого постоянно нуждался.

Клиент подошёл к нему сначала под видом шерифа в игре про дикий американский запад, поинтересовался, чем GR8M8 занимается так поздно в салуне их спокойного городка, а когда они слово за словом разговорились, выбился из обычного сценария и написал мокрым от пива пальцем прямо на барной стойке:

Как тебе позвонить?

Видимо, подозревал, что их прослушивают, и боялся.

GR8M8 вывел рядом номер своего телефона.

Клиент позвонил в тот же вечер и предложил сделку. Он нанимал GR8M8. Нанимал для того, чтобы тот за него играл. Развивался, ставил рекорды, зарабатывал, одним словом, жил.

Он так и сказал:

— Мне нужны твои руки и время.

GR8M8 задумался, а поскольку понял, что перезвонить не удастся и нужно либо соглашаться, либо отказываться, согласился.

На следующий день ему пришла посылка. Не виртуальная, настоящая. В посылке лежала новенькая приставка, ещё производительнее, чем его PS6x, джойстик и перчатки. Три одинаковые пары. На всякий случай. Таких перчаток он никогда прежде не видел и даже не догадывался об их существовании, хотя сразу оценил практичность.

В BubEsLab существовало ещё одно принципиальное ограничение. Каждый мог жить в тамошнем мире только за себя. Неважно, кто ты, но джойстик был устроен таким образом, что с пальцев, лежащих на кнопках, время от времени считывалась дактилоскопическая информация, то есть узоры на подушечках должны были соответствовать тем, что существовали в базе. Если они не соответствовали, если ты передавал свой джойстик знакомому, тот автоматически входил в BubEsLab под своим аватаром.

Перчатки клиента были тонкими, похожими на медицинские и содержали точную дактилоскопическую копию его ладоней и пальцев.

Когда GR8M8 подключил к своему экрану содержимое посылки, надел «вторую кожу» и, затаив дыхание, вышел в BubEsLab, оказалось, что зовут его Генели. Просто Генели (Geneli). Не то итальянец, не то грузин. Очень слабая карма. Но и не так много времени проведено в игре. Аватар снимает квартиру в Париже 1930-х годов. Пописывает картины. Не женат. Несколько раз участвовал в гонках и теннисных турнирах, но выше третьего места нигде не поднимался. Гораздо удачнее обстоят дела со ставками на ипподроме. На них и живёт. Знакомые есть, хотя не сказать, чтобы много. Судя по отражению в зеркале, недурён собой, но и не красавец, подумывающий о том, что возможно стоит забросить бритву подальше и отпустить бородку.

GR8M8 на всякий случай проверил содержимое меню. Точнее кошелёк этого самого Генели. Сумма там лежала более чем убедительная, правда, даже перчатки с хозяйскими пальцами не давали возможности распорядиться ею по собственному усмотрению. Ещё чего захотел! Те, кто умеют скрывать свой номер и делать такие вот съёмные пальчики, всегда всё заранее продумывают и не пренебрегают «защитой от дураков». Наверняка предупредительный сигнал о попытке доступа к кошельку моментально ушёл на какое-нибудь навороченное приспособление реальному Генели. Ну и что? Неужели он не ожидал, что GR8M8 окажется настолько нелюбопытным? Конечно, ожидал. Поэтому и подстраховался.

Кстати, впоследствии Генели ни разу не намекнул ему о том, что знает про ту попытку.

Общались они нечасто. Генели звонил и говорил, в каком направлении хочет, чтобы его персонаж развивался. В каких турнирах участвовал. Во что вкладывал заработанные средства.

GR8M8 все инструкции честно выполнял, стараясь убедить себя в том, что его это интересует не более чем как исполнителя чужой воли. Как некий хедж-фонд, которому интересны не деньги инвесторов, а та прибыль, которую они ему приносят. Хотя, чего греха таить, конечно, GR8M8 было иногда обидно за то, что результаты его побед уходят в чужой кошелёк. Несколько раз он попытался повторить некоторые стратегические ходы своего клиента. К примеру, зайдя позже в тот же фрагмент игры под собственным именем, он вкладывался в акции тех же фирм, что и незадолго до этого, в надежде сорвать хорошие дивиденды. Иногда это срабатывало, иногда — нет. Видимо, в зависимости от времени менялся алгоритм.

Когда GR8M8 таким образом играл за себя, Генели мог не позвонить, а неожиданно проявиться в самой игре, причём не обязательно под своим аватаром, и дать очередные указания. Из этого GR8M8 делал вывод о том, что его клиент либо сам располагал несколькими счетами, не только Генели, либо на него трудилась целая группа наёмников вроде GR8M8. А возможно, он просто понаделал себе кучу самых разных перчаток с разными дактилоскопическими рисунками и таким нехитрым образом обманывал BubEsLab.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 488
печатная A5
от 1152