электронная
90
печатная A4
574
6+
Обратная сторона времени

Бесплатный фрагмент - Обратная сторона времени

Объем:
122 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4496-5025-2
электронная
от 90
печатная A4
от 574

Предисловие. Сила рода

Год сменяется годом, век сменяется веком, человек рождается, человек умирает…

Остаётся ли что-нибудь?

Иногда остаётся память, и она влияет на будущее.

Память- это та дань уважения, которую все мы должны отдать тем, кто привел нас в эту жизнь. Тем, кто передал нам наши черты характера, таланты, образцы поведения. Комплектацию, цвет глаз, волос. Во многом- судьбу.

Настоящую силу можно черпать только внутри себя, ценить ту чудесную силу, которая в нас уже есть. Наша сила- в нашей крови. Крови- которую мы получили от своих предков.

Общая беда современной цивилизации- обратившись в сторону материальных благ, удовольствий, веселья, люди отвернулись от своей истории.

Спросите себя, каким предком станете вы для своих потомков? Будете ли вы тем, кого постараются забыть и кого будут считать причиной всех бед, происходящих в семье; или тем, кого будут благодарить, кем будут гордиться, чьё дело будут продолжать? На кого захотят быть похожими внуки и правнуки? В каких условиях окажутся те, кто идет за вами?

Ведь человек- это не только биологическое существо. Люди полагаются не на одни инстинкты, для нас огромное значение имеет культура, которая и является основной системой, благодаря ей мы передаём наш опыт потомкам. И культура почитания предков- это то, что связывает всех людей.

Нужно помнить, что все наши предки- это наши учителя, через них нас воспитывает род.

История нашего рода- это мы сами. В этой истории было всё: трагедии, счастье, ошибки, победы, сила, испытания, красота, мудрость. Через жизни наших предков, которые жили за десятилетия и века до нашего рождения, мы прикасаемся к истории и к самому течению времени. Тот мир, в котором мы живём, за это время коренным образом изменился, но сами люди внутри остались почти такими же. Мы мечтаем о том же, о чём мечтали и наши предки. Разве что просто используем для этого другие слова. И, кстати, одним из желаний наших предков было- чтобы в мире появились мы.

Каждый человек, у которого есть потомки, автоматически становится их предком. Нужно помнить об этом, проживая свою жизнь, — любое наше действие имеет шанс отозваться в будущем, на радость или на беду тех, кто будет жить после нас..

Сила духа рода питается вниманием потомков и их памятью. Наши предки существуют до тех пор, пока о них помнят.

Эта книга про память, про историю страны и семьи, про нас с вами, про что то очень тайное и сокровенное, которое, я надеюсь, поможет каждому читателю посмотреть вглубь себя под другим углом, и если где то внутри дрогнет хоть одна струна души, значит эти месяцы работы прошли не зря.

Часть 1

Эта история о том, как 100 лет назад, где-то в клеточных мембранах, в наборах хромосом меня привезли с Украины в Сибирь.

Чтобы лучше понять о ком идет речь в следующих главах, можно периодически обращаться к концу книги, там схематично изображены родственные связи предков и более наглядно видно кто кому и кем приходится.

Глава 1

Андрей (1906—1986) и Александра (1909—1998) Фоминич

Эта глава получилась самой длинной и подробной, все это благодаря моим долгим зимним вечерам, которые проходили за разговорами с моей бабушкой- бабой Алей. Она помнила многие детали жизни не только своих родителей, про которых и пойдет речь в этой части, но и свою бабушку, которая родилась еще в 80-е годы 19 века.

Итак..начинаем..

Саша родилась в 1909 году на Украине, в небольшой деревушке Черниговской губернии, в семье Екатерины и Тимофея Черняк. Жили небогато, но матери всегда было чем накормить своих пятерых дочек. Пришла беда откуда не ждали. По Украине прокатилась эпидемия тифа. Эпидемии меняют историю. Скончался отец маленькой Саши, а вместе с ним и вся надежда на хоть какое то будущее на родных землях. Ни осталось ни одного мужчины в доме, а значит не положено им теперь иметь земли для ведения хозяйства.

Проблема малоземелья остро стояла в те годы в Центральной России с её избыточным сельским населением. Да, да, Украина в начале 20 века была в составе России. Средний надел не достигал и пяти десятин (5 гектаров), это очень мало, тогда как в Сибири можно было распахать в несколько раз больше. Решено было переселяться в Сибирь.

Далёкая и полупустынная Сибирь не только пугала, но и манила к себе русского человека. Туда уезжали самые смелые, самые решительные. В начале 20 века десятки тысяч человек двинулись на Восток, среди них была и семья нашей Саши.

Сначала, дядя Антон, брат Екатерины, вместе добровольными разведчиками- «ходоками», поехал в неизведанную Сибирь, посмотреть место для будущих переселений. Именно там, где не было помещичьих хозяйств и существовали огромные массивы свободных земель и стали селиться украинцы. После того, как подходящее место было выбрано, он вернулся за своей семьей и сестрой с племянницами.

Когда Русский человек решается покинуть свои родные места, свой дом, своё поле, речку, а еще сельское кладбище с захоронениями предков, это всегда трагедия, русская трагедия. Страшила ли их новая жизнь на чужбине? Об этом можно только гадать. Одно ясно- искали они лучшей жизни-сытной, счастливой и вольной. Очень тяжело было расставаться с домом, со всем, что их связывало, ведь знали, что не вернутся они больше никогда на родину.

И вот выданы все документы, у каждого переселенца проходное свидетельство на типографском бланке, куда были вписаны необходимые сведения. Ехать решили летом, чтобы хоть как то успеть обустроиться на новом месте до наступления морозов.

До железнодорожной станции добираться нужно было на лошадях. Семья Саши села в телегу, обоз медленно тронулся. Впереди длинная дорога в «Сибирский рай», каждый еще не единожды обернется посмотреть на родную деревню, родные места.

Моросит дождь, лошади и повозки месят грязь уже много дней. Девятилетняя Саша приглядывает за своими сестрами- они жмутся к друг другу, пытаясь согреться. Она верит в бога и лучшую жизнь.

Раньше, в Пушкинские времена,20—30 гг. 19 века, до Сибири добирались чуть ли ни целый год. Ехали только на лошадях по разбитому Сибирскому тракту. Это конечно очень сдерживало освоение Сибири. Для переселенцев нужна была нормальная дорога, они не могут с семьями, с детьми, вещами, месяцами пробираться по бездорожью.

И вот в начале 20 века наконец была сооружена транссибирская магистраль. Это был прорыв- поставить перед империей задачу такого масштаба- протянуть через всю Сибирь рельсовый путь.

Как раз по этой магистрали в специальных вагонах и продолжила путь к сибирским землям семья маленькой Саши.

Вдоль всей железнодорожной ветки, в крупных городах, были организованы специальные переселенческие пункты. Пока поезд стоял на станции, нужно было успеть сходить в столовую, в баню, постирать бельё. Большинство услуг были бесплатны.

Перевалочный пункт дороги Украина-Сибирь. Обед.

И вот наконец, спустя много дней и ночей, доехали наши переселенцы до пункта назначения. Селиться решили в деревне Белёлик, которая расположена в пределах Боградского сельского совета республики Хакасия. Это место с неслучайно привлекло украинцев. С юга село огибает небольшой ручей, известный как источник мела, поэтому вода в нем молочно-белого цвета. Все здания в были построены из белого известняка, что дополнительно придавало населенному пункту некий колорит. На опушке соснового леса находился небольшой меловой карьер, местные жители были уверены, что глина с этого участка лечебна и способна оздоровить организм.

Сначала, переселенцы поставили шалаш, потом, кое-как, на скорую руку, сделали дерновую земляную постройку. Остальные дела пока откладывались в сторону, главное было успеть засеять поле.

На Сибирской земле, которая никогда не знала плуга, урожаи были просто сказочные, и не только хлеб, но и картофель, клевер, овёс, просо- всего вдоволь. Через 4 года в таком селе и в помине не было шалашей и землянок. На сельских улицах один за одним поднимались крепкие, добротные дома.

Екатерина Черняк

Младшую дочь Ефросинью, Екатерина отдала на воспитание старшему сыну своего родного брата Антона, который впоследствии дал приёмной дочке свою фамилию и сделал частью своей семьи. Так было лучше для всех, Катя это знала, но материнское сердце разрывалось на части.

Вскоре Екатерина вновь вышла замуж за вдовца Кириенко. У него было своих двое детей, поэтому Катиных дочек старались поскорее отдать замуж, а тех кто помладше отправляли пасти коней. Ни о каком образовании и речи и быть не могло. Учились только родные дети отчима.

1927 год- настала пора Александры выходить замуж. В соседней деревне Каскыр нашлась для 17-ти летней Саши подходящая кандидатура. Работящий парень Андрей Фоминич сразу понравился всем родственникам.

Семья Фоминич, как впрочем и подавляющее большинство Сибиряков, приехали переселенцами с запада. До великой аграрной реформы они жили в Пензенской области. Странным остаётся факт происхождение фамилии Андрея, так как у все его братья носили фамилию Фоминичевы.

В селе Каскыр родились у Александры и Андрея девочки погодки- Люба и Анна. Жили одной большой и дружной семьей- Андрей, его 4 брата, отец Андрея- Григорий Степанович и Александра с дочками. Мужчины целыми днями трудились в поле, на Саше был весь дом, хозяйство и дети. Сами выращивали лен, сами пряли, сам вязали и шили.

К слову, в те времена, прясть должна была уметь каждая женщина. В 5 лет Саша уже выпряла свою первую нить. Прядение считалось самым приличным времяпровождением в долгие зимние вечера. Вся семья собиралась вместе- Саша пряла на прялке и ткала холсты на специальном ткацком станке, изготовленном мужчинами. Из холстов уже шила одежду, которую вышивала красивым узором. Парни тоже не сидели без дела- плели лапти, корзины, шляпы, точили на переносных станочках веретёна.


Жизнь стала налаживаться, купили новый дом, молотилку для зерна, но политика партии внесла свои коррективы в мирную жизнь сельчан….

Середина 30-х годов 20 века.

Страна вступила на путь сверхбыстрой индустриализации, и основным людским ресурсом «великих строек» должно было стать крестьянство. Власти нужен был некий «универсальный работник», которого можно оперативно бросить на строительство новых промышленных производств. Нужна была полная ликвидация частной собственности: в советской экономике она объявлялась абсолютным злом. И зажиточный кулак, крестьянин-единоличник никак не вписывался в эту идеологию. Он был обречен. Впервые курс на «ликвидацию кулачества как класса» был дан Сталиным в 1929 году. (прим. И. В. Сталин- российский революционер, с конца 1920 годов и до 1953 года был лидером Советского государства)

1934 год. Александра Фоминич с дочками Любой и Анной


Официально, специально созданные отряды, должны были частную собственность богатых превратить в народное достояние бедных. Самым тщательным образом осматривали дворы, дома. Метод коллективизации превратился в обычный грабеж. Имущество отбирали теперь не только у купцов и зажиточных сельских жителей, но и у простых людей. Кулаком можно было стать даже за мешок зерна или несколько килограммов картошки.

Крестьян-кулаков угоняли из своих деревень буквально в том, в чем они были, оставляли их в труднодоступных местах строить себе жилье, раскорчевывать тайгу под полеводство. Оставшихся сгоняли в колхозы.

Семья Фоминич была одна из многих, кого не миновала эта реформа.

Однажды ветряным октябрьским вечером, когда все уже собралась вместе за ужином после трудового дня, бряцнул засов на воротах, впуская непрошенных гостей. Двор наполнился голосами, ржанием лошадей. Несколько высоких силуэтов проплыли по темному двору. Хлопнула дверь в сенях, дверь в избу. Товарищ председатель с помощниками уселись на широкую скамью возле окна. «Здравствуйте, Григорий Степанович, выселяем вас» -, сказал председатель колхоза, — «почему у вас собственность до сих пор не коллективная? Против власти идёте, единоличники? Лошадь почему не в колхозе?

Советские агитационные плакаты

— А корова?! — председатель кивает за окно, на стойло.

— Так ведь наша

— Наша… -передразнивает.-А мукомолка?

— Как же без нее в хозяйстве?

— То то и оно, на лицо все признаки закоренелого неисправимого кулака. Зато теперь все колхозное, наше, народное..Григорий Степанович, одевайтесь, поедем с нами.

Дом опечатали. Андрей с женой и дочками перебрались жить в баню. Зима 1932 года выдалась на редкость морозной. Всю страну охватил неурожай и страшный голод. Это был исторический слом, прошедший через семьи, и разрушивший всю социальную организацию деревни. Основные «точки роста» отечественного аграрного сектора были закатаны в асфальт именно тогда.

Весной Андрей пошел на поле, нарвать пшеницы, оставшейся с зимы, чтобы покормить детей. Нашелушил около 2-х кг., за что и был арестован на 3 года как враг народа.

Сашу с малышками, которым на тот момент было 3 и 4 года, выгнали из бани. Пришлось идти в лес. Хорошо уже ночи были не такие холодные, лето было все ближе. В логу построили шалаш из веток, на пол набросали соломы. Питались травой, ягодами. Неподалеку была избушка местного старика-бакенщика, он частенько подкармливал ребятишек- то рыбы даст, то хлеба кусок.

«Иди, девка, ко мне в избу жить» — сказал как то раз он Александре, — « Я все-равно один живу, всем места хватит». Перебралась Саша с девочками к старику. Бакенщик каждое утро и вечер уходил на Енисей, основной его работой было зажигание и выключение фонарей над речными отмелями, чтобы морским судам легче было ориентироваться на воде в сумерках. Саша помогала по хозяйству- убиралась, готовила, стирала. Так прожили они почти все лето.

Однажды Александра собирала хворост для костра, неподалеку от хижины, и тут услышала топот лошадиных копыт. «Кто бы это мог быть?» — подумала девушка. Из леса показался черный жеребец, на котором сидела младшая сестра Саши- Ефросинья, которая к тому времени тоже уже обзавелась своей семьёй. Пообщавшись, Фрося решила забрать сестру с девочками к себе домой, муж конечно был против- «как? Кулаков к себе в избу!!!?? А если проверка? А мы укрываем семью преступника, у нас же тоже дети, о них нужно думать в первую очередь». Но после долгих разговоров, решили- будь что будет, и Александра переехала к сестре.

Вскоре, на другом берегу Енисея, около села Унюк, в колхоз стали набирать доярок. Саша с дочками решила ехать туда устраиваться на работу. Им выделили место в общей комнате, кроме них там жило еще 3 семьи. Почти у всех были дети, так что скучать не приходилось. Утром Саша уходила на работу, дочки Люба и Аня оставались в комнате. Через некоторое время Александра тяжело заболела. Малярия приковала ее к кровати на много-много дней. Маленькие девочки трёх и четырёх лет сами ходили на реку за водой, чтобы хоть как то помочь маме.

Когда сил у Саши почти не осталось, она попросила председателя колхоза свозить её к врачу в село Краснотуранск. Осмотрев пациентку, врач прописал кое-какие лекарства и отправил её домой. На обратном пути председателя попросили передать соленья, бочки с огурцами и помидорами в колхоз. Дорога была не близкая, лошадь с телегой двигалась очень медленно по изрытой дорожной колее. «Санька, а давай по огурцу солёному съедим, хочешь?» спросил неожиданно председатель.

Александра на работе в колхозе

«Очень хочу», — ответила Саша, оказывается всю дорогу у неё мысли были только о еде и бочке с огурцами. Когда соленья были опробованы, она вдруг почувствовала себя гораздо лучше. Тут лошадь остановилась и председатель отошёл передать кое-какие бумаги. Александра не выжидая ни минуты, выпила еще около стакана огуречного рассола.

Удивительным остается факт, что в колхоз она вернулась уже почти здоровая. То ли лекарства помогли, то ли рассол чудодейственный, но поверье относительно малярии существовало в то время такое- как только человек съест то, что он хочет больше всего на свете, болезнь начнет отступать. Через день Саша уже вышла на работу.

Прошло 3 года. Сначала вернулся дед Гриша Фоминич, которого забрали партийцы при раскулачивании. Григорий решил поехать жить к брату в село Первомайское (до 1969 года село называлось Конезавод-42, совхоз «Боградский»). Затем выпустили и самого Андрея, мужа Александры, который тоже, как ни странно, поехал напрямую к отцу в Конезавод, не заезжая к жене и детям и стал жить там. Саша села на коня и поехала поговорить с мужем. Андрей долго уговаривал её переехать туда, где жили они с отцом, но девушка была непреклонна и вскоре они все вместе вернулись в свою родную деревню Каскыр. Государство вернуло им опечатанный ранее дом, признав дело о наложении ареста на имущество Фоминич незаконным.

Отец Андрея, Григорий остался жить в Конезаводе с младшими сыновьями. Но недолго длилась спокойная жизнь на новом месте.

Страну накрыла страшная волна сталинских репрессий. Иосиф Виссарионович Сталин был одержим идеей, что страной нужно управлять используя методы террора, только постоянно внушая своим согражданам страх, можно добиться результата. Любой, независимо от занимаемой должности, национальности, вероисповедания- мог быть арестован. Людей признавали «врагами народа», это все сопровождалось публичным признанием совершивших несуществующие преступления. Человеку ломали жизнь за одно неосторожно оброненное слово..

5 августа 1937 года был издан приказ, в соответствии с которым начиналась масштабная кампания по уничтожению «антисоветских элементов», которые якобы являлись зачинщиками разного рода диверсионных преступлений, как в колхозах и совхозах, так и некоторых областях промышленности. Перед органами государственной безопасности ставилась задача- самым беспощадным образом разгромить всю эту банду «антисоветских элементов», защитить трудящийся народ от их контрреволюционных происков. На основании этого приказа началась операция по репрессированию бывших кулаков, активных антисоветских элементов и уголовников.

Весна. 1938 год. Глубокая ночь. В дверь дома, где жил отец Андрея- дед Гриша с сыновьями кто то постучал. «Григорий Фоминич здесь живет?» — спросили большевики, а это были именно они, — «Одевайся, поедешь с нами»….

С тех пор никто больше о Григории ничего не слышал….

И только спустя 80лет, за несколько дней до нового 2018 года, нам открылась страшная тайна исчезновения прапрадеда. О великий и могучий рунет.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A4
от 574