электронная
270
печатная A5
520
16+
Облачный мальчик, или 10 историй из жизни

Бесплатный фрагмент - Облачный мальчик, или 10 историй из жизни

Объем:
318 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-9103-2
электронная
от 270
печатная A5
от 520

Посвящается

Моим родителям, которые всю жизнь безусловно любят и безоговорочно верят в мою счастливую звезду.


ОТ АВТОРА

Я пишу по ночам. Дом отправляется отдыхать и наступает тишина, необходимая для моих мыслей. Круговерть дня с десятком неотложных дел сменяется неспешностью позднего вечера, переходящего в ночь. Иногда я ложусь спать, когда за окном начинает вставать солнце.


Каждый день я делаю шаг. Пусть это всего пара страниц, но они написаны. Постепенно появляются глава за главой, часть за частью. На пути встречаются сомнения и неуверенность, потому что точной карты не существует. Выход один — продолжать идти, сверяясь с чувствами, которые являются самым точным компасом.


Написать книгу — моя мечта, и у меня есть все ресурсы, необходимые для этого. Время, пусть даже ночное; силы, которые порой берутся из ниоткуда; люди, поддерживающие и верящие в меня. И мой жизненный опыт, благодаря которому эта книга в принципе появится на свет.

ВВЕДЕНИЕ

Эта книга родилась более двадцати лет назад. Мне тогда было семнадцать, и я проводила каникулы у бабушки. Когда я приезжала в ее дом, наполненный ароматом грибного супа и сотней кроссвордов, я возвращалась к своим корням. Она очень любила меня. Вечерами мы засиживались допоздна, смотря и обсуждая фильмы, щелкая семечки и листая большую советскую энциклопедию в надежде отыскать затерянный остров.

В ее дом всегда шли люди. Без звонка и предупреждения. Совершенно разных возрастов и профессий. Принося в одной сумке конфеты, картошку, сигареты, радость и боль, чтобы поделиться или оставить их здесь. Бабушка всем была рада. Угощала, выслушивала, успокаивала, обнимала, а кого-то укладывала спать. Иногда приходило три человека, иногда — пятнадцать. В маленькую квартирку на первом этаже.

Именно тогда у меня появилась мечта написать книгу. Я всегда много читала, любовь к этому занятию мне привила мама. Вечером она приходила ко мне в комнату и начинала читать, а я слушала её родной голос, постепенно проваливаясь в безмятежный детский сон. Ее библиотека, насчитывающая несколько тысяч экземпляров, очереди в книжных магазинах, где мы простаивали не один десяток раз, сдача макулатуры в обмен на подписные издания — всё это сформировало особое отношение к книгам, сделав меня их постоянным читателем. Но мысль написать что-то самой до этого в голову не приходила.

На тот момент я окончила первый курс мединститута и весь мой писательский багаж представляли сочинения по литературе и несколько стихотворений о неразделенной любви. Такой же опыт, как у большинства других. Недолго думая, я выбрала тему о взаимоотношениях мужчин и женщин. Если вы спросите «почему», я не отвечу. Это то, что пришло в голову, наверное, потому что мне было всего семнадцать. Я придумала рабочее название: «X и Y» и написала четыре страницы. К сожалению, текст не сохранился, а мне бы так хотелось прочитать его сейчас, спустя многие годы.

Каникулы закончились, и я вернулась в свой город, через некоторое время позабыв свои литературные подвиги. Впереди меня ждала вполне осязаемая профессия врача.

Прошло более двадцати лет, и однажды я вспомнила те летние дни, когда в полумраке кухни сочиняла рассказ, стесняясь кому-нибудь в этом признаться. На тот момент я уже имела опыт работы врачом-психиатром, получила образование психолога и сделала карьеру в области управления персоналом.

Я начала всерьез обдумывать написание книги, не понимая, с чего следует начинать и как вообще их пишут. Я была абсолютно уверена, что для этого понадобятся годы и соответствующее образование. В одной из соцсетей я познакомилась с писательницей, также являющейся литературным коучем. Записавшись к ней на консультацию, я подумала: «Я скажу ей, что хочу написать книгу. Наверное, она знает, что с этим делать».

За несколько часов до встречи с Еленой всё происходящее показалось мне бессмысленным и глупым. Я взяла телефон, чтобы отменить встречу, подержала в руках и положила обратно. Консультация состоялась, мы проговорили полтора часа.

— Вы знаете, книгу можно написать за три месяца, — сказала Елена.

— То есть как? Я думала, книги пишутся годами или десятилетиями, — удивилась я.

— Можно, конечно, и годами, это зависит от Вас. Но абсолютно реально сделать это за несколько месяцев, — повторила она. — О чем Вы хотите написать? У Вас есть идея? Или какие-то мысли на этот счет?

У меня был один вариант, не так давно пришедший мне в голову и казавшийся интересным. Елене идея понравилась, она задала ряд вопросов. В процессе общения я периодически ловила себя на мысли: «Меня никто ни к чему не обязывает, я всегда могу отказаться».

— Скажите, а у Вас есть время на книгу? — неожиданно задала вопрос Елена.

Моя дочь через месяц должна была идти в первый класс, сын — в восьмой. Школа, уроки, дополнительные занятия, немалое количество домашних обязанностей — всё это заставило меня признать, что свободного времени у меня не так уж и много.

— Мне нужно время подумать, — ответила я.

Встреча закончилась. Я отключила Skype, закрыла ноутбук и решила отложить этот вопрос до завтра. На следующий день ничего не произошло. И на третий тоже. Только спустя несколько дней я поняла, в чем дело: то, что было задумано на бабушкиной кухне, стало возможным. Можно всю жизнь носиться с хрустальной мечтой, придумывая аргументы, почему ее невозможно осуществить. Упускать возможности, объясняя это объективными обстоятельствами. Как бы абсурдно это ни звучало, иногда мы боимся, что всё получится. В моей жизни настал момент, когда нужно было выбирать: похоронить мечту или дать ей шанс исполниться. Перекладывать ответственность было не на кого, да и незачем.

Я сообщила Елене, что приняла решение. Продолжая обдумывать идею, я взяла лист бумаги и набросала видение того, о чем будет книга. Что-то не нравилось. За следующую неделю концепция была дважды переделана и то, что она представляет собой сейчас, имеет мало общего по сравнению с первоначальным вариантом.

Через несколько дней я села писать. Два часа спустя передо мной был первый рассказ. Он не вошел в книгу, но именно он определил то, о чем и как она будет написана. На следующий день я почти до утра не спала, не успевая печатать то, что приходило на ум. Иногда мне казалось, что кто-то диктует текст, который я только фиксирую. Нет плана, сюжета, почти нет действующих лиц — и вот через пару часов на листе бумаги возникает история. Что это? Коллективное бессознательное? Вселенский разум? Фантазии из детства? Услышанные, увиденные и пережитые события? Воображение? Или всё вместе?

Рассказы создавались по-разному. Одни рождались моментально и сразу превращались в законченную историю. В других изначально были только персонажи — прототипы реальных людей, затем возникали детали. В третьих существовали только ситуации, а действующие лица появлялись намного позже. Не всегда прямым текстом, с небольшой долей вымысла и сказки, что не влияет на основную идею, а скорее помогает правильно ее донести, все они имеют в своей основе нечто общее — нашу сегодняшнюю жизнь.

Мы встречались с Еленой несколько раз в месяц, она давала мне обратную связь, став моим коучем и вводя в писательский мир, в котором я абсолютно не ориентировалась. Предвосхитив часть вопросов, ответив на остальные, поддерживая на всех этапах, она сопровождала меня в этом процессе, предоставив выполнять свою работу так, как я считаю нужным.

Я поняла, что значит получать удовольствие, занимаясь своим делом, которое, как оказалось, я нашла в семнадцать и прошла мимо, не обратив внимания. Поэтому «трудно» в привычном понимании слова не было, несмотря на то, что я писала по ночам. В это время «маам, а маам» укладывались спать, оставляя мне тишину, чай с кофе и ноутбук. Я не научилась записывать идеи на обрывках салфеток и красиво оформлять мысли за десять минут, но я действительно написала книгу за три месяца.

Здесь много о выборе, который мы совершаем постоянно, осознаем мы это или нет. Что выбрать: одиночество, ответственность, позицию жертвы, благодарность? Мне было важно донести точку зрения, оставив читателю право на свою. Эту книгу прочтут те, кому она нужна. Остальные о ней просто не узнают. Кто-то найдет здесь то, что ему важно услышать, ответит на волнующий его вопрос, поймает ускользающую до этого мысль, совершит какой-то поступок, а может, напишет ответ в виде собственной книги.

Наступает век осознанности. И это не может быть просто данью моде, это потребность, которая созрела в нашем обществе. Мы все больше задаемся вопросами, которые раньше считались сугубо философскими: ищем смысл жизни, стремимся мечтать и задумываемся о своем предназначении. Не просто так, а потому что от этих вопросов современному человеку не отмахнуться. Они стали влиять на наши жизни.

Наши слишком мудрые дети уже рождаются с этим, а нам предстоит их догонять. Но мы сможем, потому что мы — переломное поколение в отношении той самой осознанности. В первую очередь, относительно самих себя. А также мира, в котором мы живем, и будущего, которое строим. Темы, которые здесь затрагиваются, вечны. Обсуждаемые в прошлом веке, переживаемые в нынешнем, они будут актуальны и в следующем. Только немного по-другому, в зависимости от того, что мы в них привнесем.

Я не увижу Вас в тот момент, когда Вы прочтете последнюю страницу. Но если, закрыв книгу, Вы еще немного посидите в любимом кресле, на диване, в машине, держа ее в руках, а на Вашем лице будет улыбка, я это почувствую. Именно так, мне кажется, выглядит благодарность писателю за хорошо или вовремя написанное произведение.

Эта книга — первая и любимая. Все последующие тоже будут для меня особенными, но уже по-другому. Теперь я точно знаю, что мечты сбываются. Рожденные на бабушкиной кухне под свет настольной лампы, запах грибного супа и звук часов с кукушкой. Пусть даже через двадцать с лишним лет. Иногда достаточно просто разрешить себе воплотить их в жизнь.


ХРАНИТЕЛЬНИЦА

В глухой сибирской тайге на одной из опушек стоял покосившийся домик. Потемневшие венцы сруба, скрипучие ступени, местами прогнившие от старости, облупленный забор, грязные стекла небольших окон наводили на мысль, что он заброшен. Но дым, периодически клубящийся из трубы, говорил о том, что здесь еще кто-то живет. Вокруг всё так заросло бурьяном, что, выходя из леса, можно было и не заметить чье-то присутствие. Вьющаяся между кочек тропинка, ведущая к лачуге, была еле заметна человеческому глазу, привыкшему к асфальту и бетону.

Дверь дома приоткрылась и из нее, шаркая обувью, показалась старушка. Закутанная в шаль, постоянно поправляя очки, которые держались на затылке за счет потертой резинки, она остановилась, опираясь на кривоватую палку. Постояв немного, прислушиваясь к звукам леса, хозяйка мелкими шагами пошла к облезшему штакетнику. Старческие руки, раздвигая траву, нащупали то, что искали. Это были клубни картофеля, выкопанные несколько дней назад из земли.

Забрав с грядки будущий обед, старушка не торопясь обошла дом, и направилась к сараю. Около пятнадцати метров в длину, он причудливо огибал избу сзади, как будто охраняя ее от лесных жителей. Его внушительные размеры объяснялись количеством содержимого, которое не оставляло внутри даже квадратного метра свободного пространства.

На полу в несколько ярусов стояло множество коробок, чемоданов и ящиков всевозможных размеров. Кое-где они высились почти до потолка, поставленные один на другой, как детские пирамидки. Некоторые уже начинали разваливаться от времени в отличие от других, совсем новых, как будто только что сошедших с конвейера. Между стандартными предметами встречались даже сундуки и ларцы, о существовании которых можно было узнать только из сказок или увидеть в театре. Последние выделялись из общей массы своим внешним видом, но здесь некому было этому удивляться: в это помещение не так часто кто-то входил. На стенах по всему периметру висели серые холщовые мешки. Судя по неправильным очертаниям, каждый из них что-то хранил в своей темноте, не показывая соседям. Совсем маленькие со спичечный коробок и огромные, в которых можно было спрятать даже велосипед, они были подвешены на гвоздях разного диаметра.

Отдельно стоял стеллаж с банками, пузырьками и причудливой формы сосудами. Когда солнечные лучи проникали сюда через узкие окна и попадали на стекло, сарай расцветал изнутри коричневыми, зелеными и желтыми бликами. Каждая емкость была чем-то наполнена, но паутина и пыль мешали рассмотреть, что в них находилось.

У самой двери расположился массивный шкаф. Когда-то покрытый лаком, потрескавшимся почти по всей поверхности, он занимал огромный угол сарая с величественностью хозяина. Протоптанная по направлению к нему дорожка на пыльном полу говорила о повышенном внимании к этой персоне. На полках шкафа стояло множество небольших ящичков, заполненных черными пластиковыми прямоугольниками. Сотни, тысячи, десятки тысяч — сложно было даже приблизительно посчитать их количество — карты памяти были повсюду.

Старушка неслышно вошла в помещение, привычно окинула его взглядом и так же тихо вышла, прикрыв за собой дверь. «Давно никого не было, люди совсем забыли дорогу сюда», — подумала она с грустью.

***

Алексей ужасно хотел спать. Глаза закрывались сами собой, напоминая о трехчасовом сне и необходимости отдохнуть. Проведя с друзьями часть ночи в клубе, а утром убежав на работу, он абсолютно не выспался. Перспектива упасть на кровать и уснуть была самой приятной из всех возможных. И он ею воспользовался, перейдя границу между явью и царством Морфея за несколько секунд.

Ночь пролетела как одно мгновение. Обычно Леша не запоминал сны, но сегодня они были достаточно яркими. Ему приснилась Сибирь, где ему еще не приходилось бывать. Живя в столице, он не находил ничего интересного в местах восточнее Москвы, считая это провинцией. А оказаться в новой географической точке ночью, да еще совершенно бесплатно, было как минимум забавно.

В одном из сновидений он очутился в густом лесу. Огромные деревья, задевавшие своими кронами краешки облаков, были похожи на добрых исполинов. Вокруг пели, перебивая друг друга, птицы. Алексей чувствовал себя спокойно, несмотря на то, что последний раз в подобном месте он был очень давно — в детстве с дедушкой, собирая опята на трухлявых пнях и в высокой траве.

Ориентируясь на просвет между деревьями, молодой человек двигался достаточно быстро. Вскоре он вышел на небольшую поляну, где стоял домик. После этого часть событий выпала из памяти. Всё, что он смог вспомнить, это старушку, которая стояла у калитки и приветливо махала ему рукой. И ее голос, повторявший, что она давно ждет его, чтобы что-то отдать.

***

Утро выдалось не совсем бодрым. Сказывался недосып и перебивающие друг друга сны. Проглотив яичницу без кофе, Леша впрыгнул в кроссовки, набросил на плечи рюкзак и выбежал из дома. Пятьсот метров от подъезда до входа в метро быстро спасли его от промозглой сырости, и уже через час он показывал свой пропуск охраннику бизнес-центра.

Алексей почти три года работал в компании, занимающейся торговлей бытовой техникой по всей стране и ближнему зарубежью. Устроившись на рядовую должность в IT-отделе, вскоре он перебрался на вторую ступеньку своей карьерной лестницы, став старшим менеджером. Впереди еще была позиция ведущего, затем менеджера проекта, руководителя группы, начальника отдела, а учитывая развитую филиальную сеть компании, его дальнейшая судьба здесь имела многолетние перспективы.

Леша не был трудоголиком, но знал и выполнял свою работу хорошо. За исключением тех дней, когда всё валилось из рук. Объясняя это убывающей луной, стечением обстоятельств или просто усталостью, он терпеливо ждал, когда закончится этот период, пытаясь отыскать в своей работе хоть какой-то смысл для себя. И ужасался, когда не находил. Через некоторое время всё приходило в норму и Алексей с новыми силами брался за дело, наверстывая упущенное.

В тот день он не мог сосредоточиться. Постоянно отвлекаясь, его мозг перепрыгивал с одной задачи на другую в попытке решить хоть что-нибудь. В какой-то момент Леша поймал себя на том, что уже десять минут смотрит в монитор, пытаясь понять, где лежит нужный файл.

«Вот что с этим делать? Просто так уйти не получится, а отпроситься — повода нет», — думал он, продолжая сидеть в одной позе. Ночной сон всплыл в памяти, окончательно переключив его мысли на нерабочий лад. «И что эта старушка имела в виду? Что там за вещь у нее может быть? Ерунда какая-то».

Еле досидев до шести часов, Алексей выключил компьютер и исчез с рабочего места. Дома он больше часа бессмысленно переключал каналы на телевизоре, поужинал без особого аппетита, попытка почитать журнал тоже не увенчалась успехом. В итоге решил лечь спать пораньше и проснуться с отличным настроением.

***

— Ты думаешь, это случайность? — тихо спросила старушка, опираясь на палку. — Едва ли.

— Я вообще не знаю, что думать, — растерянный вид молодого человека подтверждал его слова.

— Иногда лучше просто верить.

— Чему? Что мне приснился какой-то странный сон, который не выходит у меня из головы?

— Тому, что через сны мы иногда получаем важную информацию, которую никак не хотим замечать наяву. Слышал, наверное, про бессознательное?

— Естественно. Правда, сильно в подробности не вникал, — проворчал Леша.

— Ну да. В них никто особо разбираться не хочет, а потом люди удивляются, почему их жизнь из-под контроля выходит, — по-доброму усмехнулась женщина.

— А я, кстати, смотрел в Интернете. Видеть избушку во сне — это к жизненным переменам, а старушку, если она не в черной одежде — к хорошей вести.

— Забавно. Разгадать пытался, значит, — улыбнулась она. — Молодец! Скоро будильник зазвенит, поэтому перейду к делу. Я тебе в прошлый раз сказала, что у меня есть то, что тебе нужно забрать. Но не успела объяснить, как меня найти.

— В смысле?

— Самолетом до Красноярска, дальше любым транспортом чуть меньше трехсот километров в сторону Енисейска, а потом пешком придется. Сюда уже никакой транспорт, кроме своих двоих не ходит. Там разберешься, не маленький. Только не задерживайся, время теряешь, — будто не услышав его, закончила объяснение старушка.

Не успел Алексей задать следующий вопрос, а их у него было с десяток, как ее образ начал медленно таять и окончательно растворился в мелодии Bon Jovi. Было семь часов утра.

***

Пока Леша добирался до работы, ночной диалог не выходил у него из головы. «Давно я таких своеобразных снов не видел. Как будто кино в нескольких сериях: вчера одна, сегодня — другая».

Сидя в метро, он рассматривал пассажиров напротив. Еще сонные, не успевшие в полной мере осознать, что наступил новый день, они ехали каждый по своим делам, спеша или, наоборот, не торопясь. «Вот бы доехать на поезде до той лесной избушки!» — неожиданная мысль вызвала улыбку на лице Алексея, которая тут же исчезла, столкнувшись с реальностью. «Какой поезд? Куда доехать? Ты здоров? Даже, если бы эта старушка и правда существовала, кто тебя с работы отпустит? Отпуск через три месяца» — более трезвые мысли пришли на смену первой.

Леша чуть не проехал нужную станцию, успев выскочить в последний момент. Выйдя на улицу, он обнаружил, что, задумавшись, вышел на противоположной стороне магистрали. «Что ж такое? Надо как-то просыпаться», — он попытался сосредоточиться. «Может, я просто по приключениям соскучился? А тут сон в руку. Квест, так сказать. И маршрут она примерный назвала, и названия городов реальные. Может правда поехать?»

С этими мыслями он зашел в офисное здание.

***

— Леша, ты в своем уме? Какой отпуск? Да еще в конце квартала! — начальник отдела размахивал руками, периодически не стесняясь в выражениях. — Вот через месяц, пожалуйста, подходи, сейчас не отпущу.

— Петр Иванович, мы же не в бухгалтерии работаем. Это у них там отчет на отчете. Мне за свой счет. Неделю всего.

— Ну и что? У нас работы меньше что ли?

— Мне очень надо. Знаете же, я редко в отпуск хожу.

— Редко, но метко. Что случилось-то? Почему срочность такая? — Петр Иванович понемногу успокаивался.

— Дело у меня одно появилось. В Сибирь надо слетать.

— У тебя там родственники?

— Да не то, чтобы родственники, — замялся Алексей. — Бабушка скорее.

— А бабушка что, не родня? — удивился начальник. — Заболела?

— Да нет… не знаю… надеюсь, нет. Но ждет меня очень, — пробормотал молодой человек, отводя глаза.

— Странная молодежь пошла. Про свою бабушку толком не знает ничего. Куда мир катится, — горько вздохнул Петр Иванович, вспоминая, что его сын тоже не звонил ему уже месяц. — Ладно, иди, но только на неделю, чтобы как штык второго числа на работе был.

— Спасибо большое! — громко выдохнул Алексей, хватая подписанное заявление и исчезая за дверью.

***

Сорок тысяч на самолет, не считая дороги дальше и накладных расходов, представляли собой кругленькую сумму, которой у Леши не было. Отпускных не хватало, а лететь нужно было в ближайшее время. До конца он и сам не понимал смысла этой поездки, да и со стороны это выглядело абсолютно глупой затеей. Но внутренний голос настаивал, а он привык ему доверять. Алексей сел поудобнее и начал обзванивать по списку потенциальных кредиторов.

— Саня, привет! — первым он набрал коллегу, с которым они периодически занимали друг у друга деньги.

— Здорово!

— Саш, займи денег! — сразу взяв быка за рога, спросил Алексей.

— Сколько?

— Сколько есть.

— Дружище, максимум пару-тройку тысяч могу. Только что запчасти для машины купил.

Потратив на телефонные переговоры почти два часа, он решил лично поехать к тем, до кого не смог дозвониться. К вечеру Леша собрал три четверти суммы. Оставались варианты занять недостающую сумму у родителей или взять кредит. Ему не нравился ни тот, ни другой. В очередной раз просматривая записную книжку, он наткнулся на номер одноклассника, который периодически обращался к нему за помощью в программировании. Последние два раза Алексей отказался, так как работы было много, а вознаграждение небольшим. Но выбора не оставалось.

Если бы кто-то сейчас спросил, зачем ему всё это нужно, он не смог бы дать вразумительный ответ. Но может, не всё в жизни должно поддаваться разумным объяснениям? Согласившись про себя с этими доводами и договорившись на подработку, он начал планировать детали неожиданного путешествия.

***

Старушка присела на скамеечку рядом со шкафом. «Приедет или нет?» — этот вопрос она задавала себе уже несколько дней. «Таким способом связи я давно не пользовалась, вдруг не сработает?»

Скользя взглядом по предметам, окружающим ее много лет, она могла рассказать историю каждого из них и безошибочно назвать их владельцев, даже тех, кого никогда не видела. Самым грустным было замечать, что в определенный момент, как по мановению волшебной палочки, какой-то гвоздь вдруг оказывался пустым, а от коробки на полу оставался только след. Ей не было известно, куда исчезали эти предметы, она знала только причину. В последнее время они пропадали всё чаще, иногда по несколько сразу, и старушка никак не могла на это повлиять. Она могла только верить в людей, что и делала.

***

Не считая пробок в аэропорт и регистрации на рейс за несколько минут до ее окончания, Алексей без приключений добрался до Красноярска, после чего ему пришлось почти сутки искать попутку. Не доехав пятидесяти километров до Енисейска, он поблагодарил водителя и вышел на трассе у одной из проселочных дорог. Дальнейший маршрут он представлял слабо. Обрывки разговора со старушкой не давали ясной картины, указывая только приблизительное направление. Пройдя по грунтовке с полчаса, он увидел идущего навстречу мужчину лет тридцати.

— Добрый день! — поздоровался он первым.

— Добрый, — отозвался тот.

— Подскажите, там, откуда Вы идете, Вам избушка не встречалась? Там старушка, божий одуванчик, живет.

— И ты туда же? — задал странный вопрос мужчина.

— Куда?

— К бабуле этой.

— Ну да, а что? — опасливо спросил Алексей.

— Да ничего. Я со вчерашнего дня здесь, даже в лесу ночевать пришлось, так и не нашел. Так что нет смысла, возвращайся, — дал совет путник.

— Зря я за несколько тысяч километров прилетел что ли?

— Смотри сам. Вчера я еще несколько человек встретил, они неделю по этому лесу ходили. Ищи, если есть желание.

С этими словами мужчина хлопнул его по плечу и направился к трассе.

Леша отправился дальше с уверенностью, что сегодня же отыщет избушку несмотря ни на что. Перспектива расположиться на ночлег у подножья дерева под уханье филинов его не привлекала. А если честно, то пугала. Во сне лес выглядел приветливо, а наяву вокруг него была тайга. В которой он был один, не считая затерянной где-то в чаще одинокой старушки.

Через час дорога превратилась в лесную тропу, а под вечер Алексей уже еле угадывал ее между корнями и поваленными стволами, кое-где перекрывавшими ему путь. Но внутреннее ощущение, что он правильно идет, не покидало его. Сгущавшиеся сумерки заставляли всё чаще поглядывать на часы, и Леша продолжал двигаться дальше, не теряя времени.

«Господи, и зачем я ввязался в эту авантюру?» — он присел на один из пней, стоящий прямо посередине тропы, чтобы перевести дух. «Взял отпуск, улетел в глушь, ищу какую-то виртуальную избушку, которую ни одна живая душа в глаза не видела. Никто даже не знает, где меня искать, если что».

Ему стало страшно. Он ведь на самом деле никому не рассказал, куда отправляется, цель этой поездки до сих пор была в его голове за гранью понимания.

«Ничего, главное, не раскисать. На крайний случай переночую в лесу, а завтра буду искать дальше. У меня еще несколько дней отпуска. Успею». С этими мыслями он поднялся, сделал несколько шагов вперед и увидел сквозь ветки деревьев выход на поляну.

***

— Здравствуй, Леша, ждала я тебя, — ее старческий голос звучал доброжелательно.

— Добрый вечер!

— Называй меня Хранительница. Имени своего я уже и сама не помню, — она махнула морщинистой рукой. — Как добрался?

— Неблизкий путь проделал, — ушел от прямого ответа Алексей.

— Отдохнешь с дороги или торопишься?

— Потом отдохну. Я хотел бы забрать то, что Вы хотели отдать.

Старушка замолчала, чему-то улыбаясь. Леша переминался с ноги на ногу, не решаясь побеспокоить хрупкую тишину.

— Пойдем, раз торопишься, — сказала Хранительница и показала в направлении сарая. — Нам туда.

Пропустив Алексея вперед, она зашла вслед за ним. В полумраке все предметы казались окутанными тайной, придавая помещению таинственный вид. Молодой человек остановился, как зачарованный, внимательно осматриваясь вокруг.

— Что это? Какой-то склад? — обернулся он к старушке.

— Можно и так сказать, — уклончиво ответила та.

— А что во всех этих мешках и коробках? Инструменты?

— Хорошее сравнение, — улыбнулась Хранительница. — Я живу здесь очень давно, почти вечность. Мой дом всегда был гостеприимным и радостно встречал любого, кто здесь появлялся. Мы садились за стол, пили чай с баранками, а потом я отдавала людям то, за чем они приходили. Со временем здесь стало появляться все меньше и меньше гостей. Даже тропинка заросла: еще немного — и просвета не останется. Видишь все эти мешки, банки, чемоданы, коробки? В них лежат очень ценные вещи. Они принадлежат людям из разных уголков страны, за ними они и приезжали. Как ты, — подытожила старушка.

— А что за вещи?

— Сейчас покажу, — сказала Хранительница, развязывая один из холщовых мешочков.

Женщина вытащила на свет книгу в твердом переплете зеленого цвета. Алексей аккуратно взял ее, повертел в руках и отдал обратно.

— Она необычная. Это — не написанная книга, — продолжила старушка.

— Как так? — оторопел молодой человек.

— Вот так. Один из людей на земле мечтает ее написать, и она хранится здесь до тех пор, пока он не проделает к своей Мечте определенный путь. Не всегда простой.

Хранительница повесила мешок на место. Пройдя пару шагов, она открыла небольшую коробку и извлекла из нее странное изобретение, на вид напоминающее гибрид детской коляски и пишущей машинки.

— А это что? — не понимая назначение предмета, спросил Леша.

— Механизм, который кому-то еще предстоит сконструировать, чтобы облегчить жизнь людям.

— А что вон в том огромном сундуке? — рукой показал молодой человек, перестав стесняться.

— Здесь еще не построенный дом, — откинув крышку, ответила старушка. — По новой технологии, которую еще тоже предстоит придумать. А вот не сочиненная пьеса, композиторы сейчас редко встречаются, — поднимая вверх нотную тетрадь, произнесла она.

— Вот это да! — с восторгом произнес Алексей. — Такое богатство.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 270
печатная A5
от 520