электронная
54
печатная A5
292
16+
Объект «Укрытие»

Бесплатный фрагмент - Объект «Укрытие»

Объем:
100 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-0985-2
электронная
от 54
печатная A5
от 292

Чернобыльская катастрофа прогремела на весь мир своей трагичностью, вызывая чувства страха и ужаса. Множество жертв, последствий… Но с каждым годом все меньше и меньше вспоминают о тех, кто рисковал своей жизнью спасая других. Ведь было место подвигу, так почему нет места для этого в памяти в наше время?!

События книги происходят в современности. Василиса помнит и понимает, как много жизней было загублено этой катастрофой и собирается почтить память экскурсионной поездкой в город-призрак. Но прошлое не отпускает. Оно не хочет быть забытым и держится за тех, кто готов помнить, продлевая тем самым жизнь тем, кто совершил Подвиг. Мы помним! Мы готовы нести вперед эту память.

Библиография Рогозиной В. О.

Реальная нереальность

Мизантропия реальности

Вечная Агония Реальности

Декаданс Реальности

Искажение Реальности

Неназванная книга

Нереальный экскапизм*

Нереальность девианта*

Объект «Укрытие»

Объект «Укрытие». Версия 2.0*

Скажи, что любишь меня*

Пароль «Счастье для тебя» *

Записки графомана о любви к жизни

Рок-н-рольный роман

Следующая остановка Жизнь*

Спираль Смерти*

365 дней счастья*

Истинная сила времени*

Письмецо Аномалии Вольтера*

Идиотка. Welcome to Reality*

Гороскоп «Хорошее настроение» *

Здесь кто-нибудь есть? *

КнИгиня. ОжиданиеVSРеальность*

— От автора-

В любой ситуации есть место подвигу.

Помните героев и никогда не забывайте о них.


С уважением, Рогозина Виктория

— Пролог-

От Совета Министров СССР

На Чернобыльской атомной станции продолжаются работы по ликвидации последствий происшедшей аварии. В результате принятых мер за истекшие сутки выделение радиоактивных веществ уменьшилось, уровни радиации в районе АЭС и в поселке станции снизились.

Проводимые специалистами измерения с помощью контрольной аппаратуры свидетельствуют о том, что цепной реакции деления ядерного топлива не происходит, реактор находится в заглушенном состоянии.

Развернуты работы по очистке загрязненных участков прилегающей местности, к их выполнению привлечены специализированные подразделения, оснащенные необходимой современной техникой и эффективными средствами.

Некоторые агентства на Западе распространяют слухи о том, что якобы при аварии на АЭС погибли тысячи людей. Как уже сообщалось, фактически погибли 2 человека, госпитализировано всего 197; из них 49 покинули госпиталь после обследования. Работа предприятий, колхозов, совхозов и учреждений идет нормально.

из газеты

— Глава Нулевая-

Рожденные в СССР

Дятлов Анатолий Степанович (1931–1995) — заместитель главного инженера Чернобыльской АЭС. Считается одним из виновных по официальной версии, поскольку руководил злосчастным экспериментом. Осужден по ст. 220 УК УССР — неправильная эксплуатация взрывоопасных предприятий (при том, что в перечне взрывоопасных предприятий в СССР атомные электростанции не значились). Получил большую дозу облучения (550 бэр). Книга «Чернобыль. Как это было» была написала в последний год жизни, а издана уже после смерти.


Октябрь, 1982 год

— Блин, ты уже слышал?

— Что? Не дает покоя?! — насмешливо спросил парень. — Бориску на царство!? — пародируя «Иван Васильевич меняет профессию» уточнил он.

— Обидно знаешь ли, — Борис толкнул друга в плечо. — Слушай, я у этого Дятлова в прошлый раз пытался все на учебу отпроситься. И он меня не отпустил. Медведева, кстати тоже. Сказал, якобы мы с Григорием Устиновичем все и так прекрасно знаем, пусть молодые учатся. А когда вопрос повышения зарплаты встал, так этим желторотикам подняли, мол они же учились. Где справедливость, Мирослав?!

— Ты мне про справедливость рассказываешь?! — парень закатил глаза. — У нас только недавно на первом энергоблоке было частичное расплавление активной зоны. И что, думаешь сделали выводы? Да если бы, только замалчивать и умеют. Если бы эксплуатационники не рассказывали что творится, вряд ли бы и знали. Персонал частично облучился. Меня, слава Богу, Бог миловал. Как там Ходемчук поживает, кстати? Я его что-то давненько не видел.

— Да нормально, — парень задумался. — Как Васек?! Все обучение проходит? — Боря отложил регламент, обернувшись к другу. — Вы все еще вместе?

— Да. Думаю, через пару лет свадьбу сыграем. Сейчас копим.

— Так серьезно? — удивился он.

— Да, — Мирослав кивнул. — Ее кстати утвердили.

— Перевели на Дугу?! Да ладно? — обалдел Борис.

— Она молодец, — улыбнулся Мирослав. — У нас будет прекрасное будущее.

Так им казалось. Время никогда и никого не щадило. Расставленные пешки на доске, будущие планы, счастье, семья… Людям свойственно верить в лучшее, даже не зная доживут ли они до тех времен. Но и молодым людям не верилось, что может пойти что-то не так. Да и жаловаться особо-то и не на что. Город энергетиков развивается и процветает, стремясь стать первым городом Будущего, олицетворением счастья и идеала. Шикарная перспективная работа. Умница и красавица невеста. Что может пойти не так?!

Посмотрев на часы, Мирослав цокнул языком:

— Ладно, мне пора. Я пригласил Василису на свидание.

— Вы все как в первый раз.

— Завидуй молча, — со смехом отозвался друг. — Все, я ушел.

Поправив рубашку, молодой человек поспешил покинуть станцию. Уже подбегая к остановке, Мирослав увидел подъезжающий автобус, поэтому ускорился, успев заскочить внутрь. Пробив билетик в компостере, парень сел на свободное место, безучастно глядя в окно. Дорога до Припяти не заняла много времени. Выйдя на нужной остановке Мирослав неспешно шел по проспекту Ленина. Приятная теплая погода, солнышко припекало и настроение всеобщего умиротворения приятно грела душу. Зайдя в кондитерскую, парень выбрал тортик и подождав пока его упакуют в прочную картонную коробку, весело зашагал по проспекту. В цветочной палатке взял два букета гвоздик.

Василиса уже ждала его, мирно переминаясь с ноги на ногу у колоннады со стороны аллеи Ленинского Комсомола.

— Прости-прости-прости! Я опоздал, — покаялся парень, протягивая девушке букет.

— Ладно, две секунды прощу, — девушка шутливо погрозила пальчиком. — А за цветы — спасибо! Как дела на работе?

— Опять небольшие разборки с Дятловыми и Фоминым. В общем-то все по-старому. А как ты?

— Ну мне удалось устроиться на работу мечты, — Василиса улыбнулась. — И вообще мама ждет нас на чай. Пойдем скорее?

Они неспешно шли держась за руки по аллее, и выйдя на Спортивную прямиком направились в 4-й микрорайон.


***


«Широкое внедрение АЭС в энергетику определяется рядом причин.

Остановимся на наиболее существенных из них.

Это прежде всего усиливающаяся концентрация промышленности и, следовательно, увеличивающееся энергопотребление в наиболее освоенных центральных районах страны, где запасы органического топлива и гидроресурсов использованы уже практически полностью. Транспортировка сюда органического топлива от далеко расположенных мест его добычи экономически невыгодна, так как необходимо перевозить колоссальные количества топлива, ведь для работы только одной ТЭС (тепловой электростанции) мощностью 1 млн квт требуется около 10 тыс. тонн каменного угля в сутки… В то же время в реакторе на получение тепла, необходимого для суточной мощности АЭС мощностью 1 млн. квт, расходуется 100 кг ядерного горючего. Именно поэтому стоимость электроэнергии, полученной на АЭС, работающих в европейской части Советского Союза и некоторых отдаленных районах, ниже стоимости энергии, вырабатываемой тепловыми станциями.

Существенную роль играют и экологические факторы. Электростанции, сжигающие нефть или мазут, выбрасывают в атмосферу сернистый ангидрид, углеводороды, окислы азота, серы, свинца, ртути, а ТЭС, работающие на каменном угле, — кроме того, еще и огромные количества золы.

…Благодаря… мероприятиям (по обеспечению безопасности работы АЭС. — Ю. Щ.) радиоактивная обстановка во внешней среде в районе расположения АЭС практически не отличается от естественной.

…Сейчас в нашей стране на ближайшие 10—15 лет определились два основных направления в развитии атомной энергетики: одно базируется на реакторах водо-водяных с корпусами под давлением (типа ВВЭР — водо-водяной энергетический реактор), а другое — на канальных уран-графитовых реакторах (типа РБМК — реактор большой мощности, канальный). В уран-графитовых реакторах канального типа… замедлителем служит графит, а теплоносителем — вода.

…Одно из самых важных требований, предъявляемых к ядерным энергетическим реакторам, — безопасность АЭС во всех режимах ее работы, как нормальных, так и аварийных… Должно быть обеспечено надежное прекращение цепной реакции деления при любых аварийных ситуациях; надежное охлаждение активной зоны в нормальных эксплуатационных, а также аварийных режимах, связанных с выходом из строя различного оборудования… Гарантировать выполнение всех этих условий призвана система управления и защиты (СУЗ) реактора.

…Исследование аварийных ситуаций, связанных с выходом из строя технологического оборудования, показало, что в ряде случаев нет необходимости останавливать реактор, а достаточно снизить его мощность до безопасного уровня. Сохранение энергетического режима существенно улучшает технико-экономические показатели АЭС.

…В результате исследований определены признаки обнаружения аварий, алгоритм срабатывания аварийной защиты, температурный режим тепловыделяющих элементов, схема, параметры и алгоритм срабатывания системы аварийного охлаждения реактора… Все эти данные используются для управления атомной электростанцией, которое осуществляется централизовано с помощью информационно-вычислительного комплекса «Скала».

Следует подчеркнуть, что весь комплекс принятых мер обеспечивает возможность надежной и безопасной эксплуатации энергоблоков с реакторами РБМК-1000».


Из статьи К. Полушкина «Атомный богатырь»,

журнал «Наука и жизнь», 1980 год, N11:

— Глава 1-

Я сейчас и в прошлом

Фомин Николай Максимович — бывший главный инженер Чернобыльской АЭС. До аварии на ЧАЭС попал в аварию, в которой получил перелом позвоночника. По некоторым данным, утверждал программу испытаний. Принимал активное участие в ликвидации последствий. Был осужден и получил срок лишения свободы — десять лет.


Наше время.

Сон, приснившийся накануне, вновь пробудил во мне дикое любопытство. Все это напоминало мне меня саму, будто к жизни возродилась генетическая память. На самом деле все это очень странно, но…

Я обычный среднестатистический человек. Закончила институт, переехала в Москву, наивно надеясь покорить столицу, как многие до меня и после, но что-то не задалось. В итоге снимаю квартиру где-то на окраине. Все время уходит либо на дорогу, либо на работу. В жизни ничего не происходит, да и некогда чему-либо происходить. Знаете, живешь и не понимаешь зачем, ведь все гладко, тихо и совершенно однообразно и серо. Пожалуй, если бы не сны, то я давно сошла с ума от некой безысходности, ибо перспективы даже не наклевывались. Только там, за гранью этой реальности я стала по-настоящему счастлива, проводя время с любимым человеком. Он не был идеалом или красавцем с обложки, но меня в нем все полностью устраивало. Возможно, в силу возраста, я идеализировала наши отношения, но во сне они выглядели великолепно. Высокий молодой человек рядом с которым я, как за каменной стеной. По характеру спокойный, размеренный, в отличии от моего более эмоционального и взрывного. Ах, мы были отличной парой. Жаль, что только во сне. В этой жизни мне такого даже близко не светит. Никто не смотрит на тихоней, до них нет дела. Все хотят встречаться с моделями. Позже жалуются на меркантильность таких дам.

И вот очередной день не сулит ничего хорошего. Постоянный загруз на работе, куча никому ненужных бумажек, которые срочно нужно заполнить, подписать, поставить печать, еще раз подписать, куда-нибудь отправить и все, после этого они валяются нафиг никому не нужные. Но нервы потреплют основательно, если вдруг не сдать все вовремя или, не дай Бог, не сделать.

— Вась, служебки напишешь? — в кабинет вошла моя коллега. Собранная, активная и вечно «правильная», но лишь внешне и для тех, кто выше нее по служебной лестнице. По сути просто знает, как произвести впечатление на руководство и каким местом повернуться для более «удобного» повышения.

— Напишу-напишу, — устало согласилась я, ибо выбора все равно не было, а давать повод стучать пожалуй не стоит.

Она также быстро вышла, как и зашла, оставив после себя лишь ощущения чего-то липкого, неприятного. Сверившись с часами, я ушла на обед. В это время я люблю пить чай с каким-нибудь бутербродом и читать книгу «Пароль «Счастье для тебя», либо журнал «Это Rock`n`Roll!». Несмотря на то, что рок я в принципе не слишком-то люблю, но с удовольствием слушаю группу «Феникс». Группа уникальна тем, что выпускают свои альбомы во всевозможном звучании и от этого у них много поклонников.

День тянулся невыносимо долго, хотелось чего-то изменить в своей жизни. И кстати в книге про счастье было написано, что не стоит существовать теряя драгоценное время. Еще писалось, что надо научиться мечтать.

Мечтать… я мечтаю встретить того молодого человека в реальности. Хочу, чтобы он меня любил также, как во сне и у нас все было хорошо. Мы сыграли бы скромную свадьбу, гуляли, работали, обустраивали быт. Когда мы встанем на ноги, появятся прекрасные дети, похожие на него. Но это все мечты.

Приехав домой, я устало плюхнулась на диван, думая о том, что хотелось бы что-то изменить в своей жизни, но как. Больше беспокоили последствия. Что будет, если я потеряю съемную квартиру, работу? Куда я потом подамся? Не знаю у кого как, но мне было не по себе оттого, что я могу потерять все. Хотя, что все? Своей квартиры нет. Стабильной работы нет. И каких-либо перспектив тоже нет.

Сидя за компом я все думала, что когда-нибудь решусь на смелый поступок, брошу все. Так и уснула незаметно для себя.


***


Вообще, я привыкла верить знакам, верю мыслям и снам.

Сегодня мне снова приснился Чернобыль-2. И это не было неожиданностью, во сне я отлично ориентировалась, даже знала Лиманск, хотя никогда не была на Украине.

Я загадала на первый ответ в интернете, не глядя, наугад, нажала ссылку и был мне ответ «Вы обратились к своей генетической памяти…». Восемьдесят шестой год… если мы перерождаемся, то такое вполне возможно.

Но почему так мало известно о пострадавших, о ликвидаторах… Почему мы так редко о них вспоминаем? Порой реже, чем о ветеранах девятого мая. Мой прадед прошел всю войну в окопах и был весьма интересной личностью. Мудр и молчалив. Он много рассказывал, но моя, тогда еще детская память и сознание не могли понять всего того ужаса. Прабабушка Марфа рассказывая, как потеряла всех братьев на войне. У нее была жуткая жизнь, в которой оказалось огромное количество несчастья: и голод, и холод… Мама моя мне повествовала, что прабабушка Марфа очень любила селедку, но из-за длительного голода в период войны, она больше не могла ее есть. И это воспоминание впечаталось мне в память намертво. Но возвращаясь к тому с чего я собственно начала.

Чернобыльская авария безусловно затронула всех. Добровольно-принудительно отправлялись мужчины на ликвидацию катастрофы рискуя собственным здоровьем и жизнью. Я много читала об этой аварии о допущенных погрешностях. Во многом свою роль сыграла халатность и русский авось.

Но при этом всем ликвидаторов редко вспоминают. Они как призраки. Нет даже точных списков погибших. Но ведь как так?!? Это коснулось всех и героев надо знать. Я писала пост в интернете 26 апреля 2017 года о том, что в новостях даже ничего не писали по этому поводу. Припять, ЧАЭС, Чернобыль-2… Вот они были, а теперь память стала подводить. Призраки. Припять — город теней. Парк аттракционов, который так и не успел встретить счастливых посетителей. А ведь люди жили. Никто не мог предположить такого. Теперь здесь площади не дорожают, да и вряд ли кому-то нужны. Зараженная гавань пристани. И кроме страшного и неизведанного слова «радиация» есть еще одно, не менее ужасающее — мародеры. Сколько облученных деталей в машинах по стране, которые сняли с зараженной технике. А сколько инвалидов-детей?

Сколько тех, кто заживо умирал от радиации, поскольку врачи даже не знали, чем и как лечить, пробуя все подряд, пытаясь хоть как-то спасти человеческую жизнь.

Будильник вывел меня из раздумий, сообщая о том, что пора вставать и выезжать на работу. Как быстро прошла ночь. Собравшись с духом и настроив себя на положительный лад, рывком поднялась и неспешно побрела в ванную, чистить зубы.

В метро было все также душно и тесно. Обозленные не выспавшиеся люди спешили на нелюбимую работу. Измученные недовольные лица. Они все чувствуют себя несчастными. Но завтра утром мы опять все встретимся, и снова будем ехать уставшие от своего существования. Дорога до работы проскакивает всегда незаметно для меня. А там, в офисе все как обычно, без изменений. Какая-то ругань, возмущения, сплетни… Всё, как всегда.

— Вася, заполни сегодня отчет.

— Вась, отработай таблицу.

— Вась, почему проект не доделан? Срочно! Сегодня!

— Служебки нужны.

— Вася…

— Вася..

— Вася.

Весь этот поток слился в одно сплошное недоразумение нарастая, гудя… От меня постоянно что-то хотели, требовали, орали, бесили. У нас не могли спокойно все сообщить, только в последний момент, в критической ситуации, в состоянии полного нервяка. Меня не отпустили на обед, каждые десять минут звонили, в хамской манере давали все новые задания. Недавно у нас сменилось руководство и работа пошла по наклонной. За пятнадцать минут до конца рабочего дня мне дали обрабатывать еще пять таблиц для «сиюсекундной» отработки. Решение, обдуманное ранее, было теперь принято окончательно. Заявление на увольнение одним днем. Здесь и сейчас. Чернильная ручка выводила ровные буквы без лишних штрихов, лишь сухо, по факту:

«Прошу уволить меня по собственному желанию».

В графе причины указала «самодурство руководства и несоизмеримая зарплата по отношению к огромному количеству работы». Дата, подпись. Дело сделано. Ни о чем не жалеть и двигаться вперед. Не хочу больше мучиться и рассуждать правильно или нет. Просто жить. На надрыве, так чтоб можно что-то вспомнить и говорить: «Да, это было круто!». Офисная работа не давала ничего, кроме унижения и вечного давления впахивать за гроши. Но теперь я нашла свой путь.

Уже выходя вечером из офиса я точно знала, чем займусь. Билеты, благодаря интернету, заказать не проблема, из вещей брала немного и самое необходимое. Уже завтра я начну совершенно другую жизнь.

В девять часов вечера я покидала Москву с киевского вокзала и уже на следующий день в девять сорок утра я прибыла в Киев. В интернете при оформлении самой желанной поездки я указала жизненно важный для себя аспект «принять с табличкой». Я очень боялась потеряться, поэтому меня встретили и проводили в гостиницу. Номер я заказала простенький. Небольшая комната с теплым освещением.

Плюхнувшись на кровать, я смотрела в потолок и не могла поверить, что я смогла решиться на то, что решилась. Десять утра, среда, а я в гостинице, в Киеве. Особых мыслей в голове не было, и лишь сердце продолжало стучать в ускоренном ритме, выдавая внутреннее волнение. Завтра будет сложный день, в поезде выспаться не удалось.

Собравшись в кучку, решила чуть-чуть погулять по городу. В конце концов, уже завтра я поеду на самую желаемую экскурсию.

Неспешным шагом прохаживалась по Крещатику, любовалась прекрасным городом с богатой историей, новой обстановкой. По дороге взяла жареные каштаны. Не знаю, я впервые их пробовала. Да я и не помню, когда в последний раз так позволяла себе отдохнуть. Постоянно работа, совершенно не хватало времени. Время дорого ценится мной, поскольку мне столько всего хочется успеть, но пока не удается. Рано вставала, полтора часа еду на работу, потом девять часов мучений в офисе и полтора часа поездки домой. На прогулки не хватало сил. Отношения?! Да о чем вы? Тяжело «понаехавшей» строить отношения в столице, поскольку чаще всего видят в этом «злой» умысел с материальным подтекстом. Но я не стремилась найти свою любовь. Сложно объяснить почему. Просто, такое ощущение будто человек, который является моей судьбой, однажды меня встретит. Это самонадеянно, хотя точнее, это похоже на розовые сопли, на некую надежду. Но шансов у меня как таковых нет.

Ну вот что тут можно найти?! Я остановилась напротив стеклянной витрины внимательно всматриваясь в собственное отражение, попыталась найти плюсы. Ну небольшого роста, миниатюрная, средняя длина волос мелированных во все цвета радуги. Обычная. Я не претендую на оригинальность. Не стараюсь быть модной. Зачем так странно покрасилась?! Захотелось. Просто решила, что я хочу так, и я могу себе это позволить. Серые глаза. Наверное, это самая красивая часть во мне. Стального оттенка с мягким карим вкраплением.

Неумолимо текло время и вот уже вечерело. Пришлось вернуться в гостиницу, ибо нарываться на неприятности в чужой стране в потемках не хотелось. Приняв горячий душ, блаженно закуталась в халат и плюхнулась в теплую кровать. Сон настиг меня моментально.

Мне снова снилась Припять еще до аварии. Счастливые люди, прекрасная погода и четкая вера в совершенное будущее, которому оказалось не суждено свершиться.

Ошибки возникли еще с самого начала на этапе строительства реактора. Даже тип реактора выбрали не самый удачный, который носил неоднозначные отзывы ученых и разработчиков. А дальше больше. Форсирование событий, недостающие строительные материалы… и все по наклонной. Усугублялось это с каждым по следующим действием в данной области, когда к примеру квалифицированных опытных сотрудников, не всегда отправляли на учебу, вместо них засылая молодых, в последствии повышая совершенно не тех, кого следовало бы. А кумовство? Кто кому родственником приходится, найти местечко потеплее да с зарплатой повыше.

Мой жених из сна с красивым именем Мирослав относился к этому флегматично, строя собственную карьеру исходя из личных знаний и опыта, постоянно повышая квалификацию и стремясь достигнуть новых высот. Ему нравилась атомная энергетика и он планировал посвятить ей всю жизнь. Ну и мне конечно же. У нас сложились восхитительные отношения. Мы познакомились случайно в парке после работы.

Погода была чудесной и я решила прогуляться. В парке оказалось немноголюдно, но общим настроением безмерного счастья накрыло и меня, поэтому взяв кукурузу, я размеренно прохаживалась дыша чистым воздухом и просто радуясь жизни. Экзамены позади и я работаю там, где мечтала, хоть и не совсем женская работа. Мне достался чудесный начальник, хотя и порой ворчливый, но это простительно.

— Добрый вечер, — молодой человек подошел ко мне со спины и я, не ожидая, что ход моих мыслей будет прерван, подпрыгнула от неожиданности.

— Простите, не хотел напугать, — он тепло улыбнулся. — Позвольте с Вами познакомиться?

— Василиса, — я растянула губы в улыбке, мельком оценив спортивное телосложение. Симпатичный, а вкупе с вежливостью просто восторг и восхищение.

— Мирослав. Позволите составить Вам компанию в прогулке по парку, если никуда не торопитесь?

Я согласилась и мы неспешно побрели к парку аттракционов. Мирослав оказался интересным собеседником, эрудированным. Мы прекрасно провели время. Он предложил встретиться еще и я согласилась. Мы часто гуляли по городу, общались. Пару раз ходили в кино. Все это было предопределено судьбой и я даже не заметила, как от обычных приятельских встреч они перешли именно в разряд отношений. С ним всегда спокойно и надежно. Первый раз придя ко мне в гости, он стремительно исправил изъяны, которые девушкам сложно отремонтировать собственными силами. Мы были прекрасной парой.

И я почти уверена, что это воспоминания, которые были реальностью. Но доказательств у меня нет.

— Глава 2-

Вы не знали об этом подвиге

Валерий Ходемчук — погиб на 4-ом энергоблоке. Погребен под завалами, тоннами бетона. Тело не смогли найти.


26 апреля 1986 года

Звук ревущего пламени пугал, нервировал. Чувство опасности, чувство неизбежности, тревоги преследовали мужчин. Но они продолжали идти вперед, поставив себе одну единственную цель — спасти людей. Глаза горели, кожа покрывалась буро-коричневым загаром, а легкие словно были забиты стронцием. Дышать становилось тяжело, каждое движение отзывалось болью во всем теле. Но цель была превыше этого. Людей надо спасать!

Валерий Иванович шел вперед, невзирая на рев пламени. Следом пробирался Борис, стараясь не отставать от своего руководителя. Воздух ощущался очень тяжело и запах был резким, будто озон, но сильнее. Черный пепел хлопьями летел во все стороны, сильно чадило, кругом дым. Дышалось тяжело и все больше жгло глаза. Из разбитых труб хлестало обжигающее масло.

Страшный завал был виден в алых отсветах огня. Битый кирпич, бетон и куски графита усыпали пол, все кругом существовало черным-черно, как в самом мрачном фильме ужасов. Увиденное никак не укладывалось в сознание, ведь это несло страшный смысл — это был графит из реактора. Но ведь реактор цел?! Или нет??! Такого не может быть. Клекот и шум огня отвлекал и пугал. Легкие жгло. Густой дым кругом мешал видимости. Проломленная кровля держалась из последних сил, покачиваясь панелями перекрытия над пропастью машзала. Везде разбросаны раскаленными кусками топливо и графит.

Валерий Иванович Перевозченко и Курносов Борис Станиславович смогли застать начало аварии и они видели то, из чего можно было сказать со стопроцентной уверенностью, что реактора нет. А если нет реактора, то надо спасать людей. Сотрудников, коллег, подчиненных — их всех нужно выводить. Боря вызвался помочь. Валерий Иванович — начальник смены реакторного цеха, родился 6 мая 1947 года в городе Стародуб Брянской области. На АЭС пришел в 1981 году, в конце апреля. Коллеги по работе его уважали. Стойкий, волевой. Физик очень быстро и одним из первых понял весь ужас происходящего.

Все это должно было случиться. Слишком много недочетов, нарушений. Карты пали на сегодняшний день. Город спит, в то время, как здесь уже погибают люди. Тогда еще не знали, что скоро эта зона станет самым страшным напоминанием во всем мире.

Мужчины пробирались через завалы, чувствуя на теле силу невидимых лучей. В горле першило, стал появляться сухой кашель, навалилась усталость. Отвага и долг вели их вперед, заставляя продираться через радиационный ад. У них не было респираторов и каких бы то ни было элементарных средств защиты, они спешили спасти Владимира Шашенок и Валерия Ходемчука, которые в момент серии взрывов находились в центре событий, в районе гэцээновского помещения. Темный короткий коридор освещался карманными фонариками. Но вскоре мужчины остановились потрясенно глядя в звездное небо. Помещение было разрушено и сквозь отблески пожара виднелось небо. Кругом валялось крошево бетона, куски реактивного графита и топливо, множество разрушенных строительных конструкций, изуродованных до неузнаваемости. Пробитые трубопроводы и искривленное оборудование. «Светило» мощным излучением повсюду, куда только не кинь взгляд.

Упрямо мужчины продолжали искать Валеру, желая его спасти. Не обращая внимание на ухудшающееся самочувствие, искали и прислушивались, вдруг будет хоть одна подсказка, где искать. Переворачивая балки, откидывая куски топлива и графита, не обращая внимание на жжение в руках, не отвлекаясь на десятки тысяч хватаемых рентген. Все тело жгло, но люди не обращали внимания на это. Пробравшись через завалы в дальнюю сторожку, где был пост Ходемчука, помещение главных циркнасосов, продолжали поиски. Но ничего.

Помещение озарялось языками пламени, свирепствующее в ночном небе над крышей машзала. Где-то за ревом огня слышались крики пожарных. Наваливалась усталость от ядерного ада. Мирный атом оказался не таким уж и мирным насколько это было принято считать. Каждый шаг давался с трудом, титаническая усталость и боль по всему телу, радиация поражала все естество. Они пробрались к лестнично-лифтовому блоку, двигаясь вперед, превозмогая боль и ужас.

Где-то в районе тридцать шестой отметки в огне гибнут люди… Киргиз и Генрих, которые по счастливому стечению обстоятельств смогли выжить во взрыве, хотя и порядком облученные, продолжали действовать. Нужно спасать тех, кто выжил и вытаскивать тех, кто не может самостоятельно покинуть место аварии. Валерий и Борис не знали, что стажеры и операторы покинули помещения, но продолжали искать, ведь людей надо спасти.

В это время Радыгин Мирослав Владимирович бежал к своей невесте, понимая, что счет времени идет на минуты. Мужчине ночью не спалось, и он вышел на балкон, подышать прохладным чистым воздухом и наслаждаясь красотой ночного города он видел то от чего содрогнется Советский Союз. В этой тишине особенно страшно наблюдался взрыв четвертого реактора. Небо окрасилось в бардовый цвет, или ближе к малиновому, освещая этим жутким заревом станцию. Если ад есть, то он выглядит именно так.

Несмотря на относительно молодой возраст, всего двадцать шесть лет, Мирославу хватило одного этого вида, чтобы понять, что авария сродни катастрофе и скажется на жителях этого «города Будущего». Единственное, что ему хотелось — спасти девушку, которую любил. Быстро одевшись, мужчина поспешил покинуть первый микрорайон и побежал прямиком через городской парк. Он нигде не тормозил, боясь упустить драгоценное время. Влетев в подъезд, перепрыгивая через две ступеньки взбежал на девятый этаж и забарабанил в дверь.

— Вася! ВАСЯ!!! Открой!

— Мирослав?! — спустя две минуты раздался сонный встревоженный голос девушки.

— Да! Вася, открой! — воскликнул мужчина, не беспокоясь о том, что может разбудить весь подъезд.

Щелкнул замок и дверь отворилась. Мирослав бросился внутрь и схватив девушку за плечи быстро затараторил:

— Собирай вещи, маму в охапку и срочно нужно покинуть город.

— Мама у бабушки, в Брянске, — робко ответила девушка. — Что происходит, Мирослав? Что случилось?

Она выглядела сонной и взъерошенной, как воробушек, но крайне мило. Глядя на своего жениха, девушка окончательно растерялась, не понимая происходящего.

— Собирай вещи, тебе нужно уехать из города на несколько дней, — он помогал активно собирать сумки с вещами. — Деньги, документы и ценные вещи хватай с собой, но лишнего не бери. Я видел аварию на станции и что-то мне подсказывает, что бесследно это для жителей города не пройдет.

— Серьезная авария?!?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 54
печатная A5
от 292