электронная
40
печатная A5
404
18+
Объект наблюдения

Бесплатный фрагмент - Объект наблюдения

Объем:
198 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-6331-1
электронная
от 40
печатная A5
от 404

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Объект наблюдения

— Что интересного?

— Все как обычно.

— Что, во всем секторе?

— У меня небольшой участок ответственности. А вот у тебя, похоже, что-то интересненькое имеется. Не правда ли?

— Мой сектор такой же, как и твой, кругом одно и то же.

— Ты слишком увлечен ими и если ты решил это обсудить с кем то, значит, тому должна быть очень серьезная причина.

— Жаль. Впрочем, это хорошо, что мы не в состоянии скрывать друг отдруга истинное положение вещей.

— Я заинтригован.

— Скоро все изменится.

— Конечное изменится, только вот скоро ли?

— В этот раз факторов сдерживания я не обнаружил.

— Это еще ничего не значит, мы это оба знаем. Однако у тебя еще что-то есть?

— Практически во всех секторах наши Наблюдатели отмечают всплеск активности Инакомыслящих.

— Подобное уже бывало и не раз.

— Ни в этот раз.

— Ты рискуешь.

— Я устал от них.

— Ты не можешь устать. Говори все на чистоту, раз уж сам начал этот разговор. В любом случае ты знаешь правила, и я не сделаю исключений даже для тебя. Почему я?

— Все начнется в твоем секторе.

— События принимали оборот и похуже.

— Но максимум в трех — четырех секторах. Сейчас это больше половины всех секторов и «Предание сдерживания» практически утратило силу.

— Это не наше дело.

— Я устал.

— Как ты можешь так говорить? Ты же был создателем Зоны.

— Они изменили Зону.

— Нас это не касается. Мы всего лишь Наблюдатели.

— Я думал, что Поле и Зона их изменят.

— Если бы это было возможно, то это не было бы инициативой Инакомыслящих. Ты не должен их недооценивать.

— Да нет, я не их недооценил, я переоценил проект с Наблюдаемыми. Они получили доступ к Знаниям, которые мы разместили в Поле по первоначальной договоренности с Инакомыслящими еще до запуска проекта с Наблюдаемыми. Я вынужден признать, что Инакомыслящих уже ничто не способно изменить, по крайней мере, я в этом бессилен.

— Ты для них сделал больше, чем кто-либо из нас. Я понимаю твою боль. Мы все ждали, когда же ты это осознаешь, но теперь, когда это случилось, мне действительно очень жаль. Твоя восторженная вера в удачную трансформацию Инакомыслящих была столь велика, что она ставила под сомнение нашу уверенность в обратном. Теперь же все стало как то слишком печально.

Я помню, как мы вместе сражались с Инакомыслящими, а потом заключили их здесь. Когда было решено запустить проект с Наблюдаемыми — именно ты предложил создать в этом месте нечто поистине потрясающее. Кто бы мог подумать, чтобы Зона, предназначенная для наказания, может быть столь великолепной и прекрасной, что подобного места нигде больше нет. Неужели ты думал, что внешние факторы способны их изменить?

— А почему бы и нет? Они фактически начали все с самого начала. От них прежних ничего не осталось и ты это прекрасно знаешь, как никто другой.

— Да, я свою работу выполнил отлично.

— Они все наши братья, некоторые из них были нам очень близки и несравненно дольше, чем они находятся здесь.

— Они сами сделали свой выбор. Мы оставили им шанс на исправление. Мы все сделали, делаем и будем делать, чтобы они имели возможность выбора.

— Я не учёл мощности силы влияния всплесков отторжения, которые увлекли наших братьев в прелесть Инакомыслия. Оказывается можно подавить сознание и все воспоминания, но они как были, так и остаются подвержены ее влиянию.

— Мы в первую очередь старались оградить их именно от воздействия всплесков отторжения. Этот фактор был нами учтен и фактически сведен к нулю.

— Сразу после поражения Инакомыслящих мы заключили в Зоне самых сильных из них, так как их долго сдерживать было опасно для их же безопасности. Их Суть была столь сильно поражена прелестью Инакомыслия, что благодаря ей, их все не устраивало и они видели смысл своего существования только в уничтожении всего сущего.

Полностью их уничтожить мы не могли, но и оставить их в том состоянии, в котором они пребывали, тоже было недопустимо. Мы им предложили согласиться на проект с Наблюдаемыми, где они по нашей задумке должны были бы переродиться. Включить их в этот проект без их согласия мы не могли, так как в любом случае приходиться считаться с их силой. Они дали свое согласие на проект при условии создания над Зоной информационного Поля. По общей задумке Наблюдаемый, то есть подверженный трансформации Инакомыслящий, при определенном образе жизни сможет получать фрагменты истинных знаний из Поля. И со временем Наблюдаемый, еще пребывая в Зоне, и не извлеченный нами из неё, сможет сложить картинку реального мира. Я предполагал, что это докажет возможность перерождения Инакомыслящих по их собственной воле. То есть они будут вести созидательный образ жизни. Постепенно в виде озарений они будут расширять своё мировоззрение и смогут принять мир таким какой он есть без желания его уничтожить. Это было бы великолепно.

В нашем же варианте, Наблюдаемый должен был добровольно вести созидательный образ жизни в ущерб собственным потребностям, руководствуясь лишь «Преданием сдерживания», которые мы им оставили как единственный вариант для успешного перерождения. Все шло как мы и предполагали, но похоже этому грядет конец.

После договоренности с предводителями Инакомыслящих и их трансформации, мы смогли без проблем подвергнуть этой процедуре и перемещению в Зону остальных Инакомыслящих, которые после поражения, были подавлены и ждали покорно своей участи.

Каждого из них поместили в специальную плотную капсулу, которую они, по иронии, должны считать своей неотъемлемой частью, не имея ни малейшего представления, что именно заключено в самой капсуле. У них были отняты память, знания и силы. Для них создали специальную Зону с искусственными условиями обитания, которые они считают своей реальностью. Они не способны осознать, кто они есть, где они есть, и что вокруг них происходит на самом деле. И вот, находясь в подобном жалком состоянии неведения, они, сами того не ведая делают выбор. Находясь в Зоне, они должны продемонстрировать, что их Суть очистилась от прелести Инакомыслия, и они могут вернуться и занять свое место среди нас.

Зона оправдала себя. Многие уже готовы вернуться, однако это так мало по сравнению с общим количеством Наблюдаемых.

Чем дальше, тем Наблюдаемые все больше и больше доказывают свою истинную принадлежность к Инакомыслящим. Они даже превзошли все наши ожидания в своей демонстрации злобы и жестокости. Они не могут остановиться, пока есть, что-то, что можно уничтожать.

— Мы все это знали с самого начала. Все так и было задумано. Так почему ты считаешь себя уставшим?

— Я начал бояться.

— Ты не можешь бояться.

— Я боюсь, что прелесть инакомыслия может вновь расколоть наши ряды…

Осколки жизни

1

Мы с комфортом летели в космическом корабле. Через огромный иллюминатор открывался прекрасный космический вид. Наш полёт всё больше и больше замедлялся перед планетарной системой столицы Союза Миров Света. Перед нами было огромное количество всевозможных космических кораблей, которые медленно сновали в разные стороны. Я удивлялся, как же все они не сталкиваются друг с другом. Было ощущение, что ты как будто находишься на автомобильной дороге, забитой автомобилями, которые один за другим потихоньку пытаются разъехаться на центральном перекрестке без регулирования. Корабли были и очень мелкие и очень большие, они были самых разнообразных замысловатых форм. Многие из этих кораблей были способны развивать скорость в десятки и сотни раз превышающую скорость света и для этого им не нужно было никакого топлива. Умные головы научились не только бороться с космической радиацией, сделав космические перелёты безопасными, но и стали использовать её в качестве энергии для космических перелётов. По внешнему виду сразу можно было определить, где военные, а где пассажирские и грузовые космические лайнеры.

В этот момент я почувствовал себя такой маленькой песчинкой в космосе, что от меня в этом мире осталось только переполнявшее меня чувство восторга от наблюдаемой мной картины. Я зачарованно любовался всеми деталями этого нереального места, наполненного невообразимым количеством разнообразных деталей. Нереальность происходящему добавляли непривычные цвета от освещения этого мира тремя разными по размеру и световому излучению солнцами. Всё вокруг было наполнено завораживающими звуками космоса, которые можно было слушать на любом диапазоне частот. У каждого солнца был свой неповторимый голос, так же как и у каждой планеты. Мне в данный момент больше всего нравилось слушать окружающее пространство, в котором скользили с невообразимой грацией тысячи космических кораблей.

Всё вокруг было залито ярким светом. Свет отражался ото всех космических судов, преломляясь во всех направлениях. Человеческому глазу невозможно было чётко отделить один цветовой оттенок от другого, так как всё перемешивалось и сияло то одним оттенком то другим.

У меня появилась мысль, что если я стану правителем, то всё это, будет двигаться в согласии с моей волей, и я буду задавать ритм движений всему этому величайшему упорядоченному хаосу. Казалось, что тогда я должен быть сверхличностью, ведь от моих решений будет зависеть судьба многих миров, из которых сюда прибывают одни суда, а отсюда отправляются другие. Но ведь, на самом деле я и тогда останусь тем же человеком, который в настоящее время просто утратил своё я и стал частичкой окружающего мира. Как же всё в мире относительно и иллюзорно.

Где бы тогда был настоящий я, здесь или там, будучи Правителем? Настоящий я здесь, и сейчас я мыслю здраво. Будучи Правителем и думая, что всё в моей власти, я бы просто забыл, что я песчинка. Значит, чтобы быть идеальным Властителем нужно в глубине души всегда помнить кто же ты такой на самом деле. Когда я осознал это, то я вдруг растворился в окружающем чужом пространстве, и этот мир меня принял, и мы слились в единое гармоничное созвучие…

Миссия на ЗерГа была выполнена. В ходе избирательной компании Великие Правители Союза Миров Света убедились, что ситуация под контролем и новый диктатор ЗерГа не собирается разыгрывать скандальную историю с Колыбелью.

Правитель ЗерГа составил для меня чрезвычайно лестные рекомендации для Правителей Союза. С учётом того, что я был причастен к миротворческой миссии, от которой зависело спокойствие и стабильность Союза Миров Света и тем, что один из Великих Правителей сложил свои полномочия, я должен был посетить столицу Союза.

Как вскоре окажется, мой Наставник и правитель ЗерГа предложили мою кандидатуру на вакантную должность Великого Правителя…

2

(Я вернулся домой. Прошло несколько лет)

— Алло?

— Здравствуйте! Компания «Слово». Рад, что вы решили нам позвонить.

— Здравствуйте! Я прочитал ваше объявление. Я хотел бы поговорить или вернее посоветоваться.

— Это моя работа, которая, кстати, мне и всей нашей команде очень нравиться. Мы рады, когда действительно кому-то бываем полезны. Меня зовут Иван. Как обращаться к вам?

— Меня зовут Павел.

— Павел. Очень приятно. Павел, вы впервые к нам звоните?

— Да.

— У вас вызвало интерес наше объявление?

— Да.

— Павел, я надеюсь, вы допускаете мысль, что мы вам сможем помочь решить хоть частично ваши хлопоты и ответить на волнующие вопросы?

— Ну, в общем-то, да.

Телефонный разговор в этот раз состоялся продолжительный. В общении с Павлом прошло около часа. У молодого человека возникли сомнения по поводу складывающейся обстановки в его трудовом коллективе. Это было его первое место работы. Работа ему интересна, сотрудники вроде бы доброжелательны, начальник вообще предмет его восхищения и обожания. Однако, проработав два с половиной года, сразу после института, Павел начал ощущать душевный дискомфорт. Казалось бы, все к нему также доброжелательны, но вот некоторые мелочи его беспокоили, казалось, что-то важное на работе происходило без его участия и это его очень огорчало. Он старался ничего поначалу не замечать, но каждая новая капля поневоле мутило всю чистоту отношений с сослуживцами. Поговорить с кем-нибудь об этом он не решался.

Конечное у него были родители, товарищи по учебе, но излить им все свои сомнения было как-то несерьёзно, в то время, как у других карьера шла только вверх. Он практически был уверен, что никто не поймёт его внутренних сомнений.

Родители, простые работяги и то, что они могут ему сказать, он знал наперёд и сам. Ему хотелось поговорить с кем-нибудь доверительно, кто знаком с подобной ситуацией и мог бы ему подсказать, как правильно было бы себя вести. И вот просматривая газету в поисках возможной новой работы, Павел прочитал наше объявление: «Три года мы уже с Вами. Наши клиенты бизнесмены, политики, служащие, студенты, домохозяйки, школьники. Мы рады всем и каждому. С нами Вы определитесь, что же Вам необходимо, чего Вы хотите по настоящему, где Ваше счастье в жизни. Вам нужно только набрать номер…»

И он позвонил.

Уже 20.30, я нахожусь в своем офисе. Расслабленно в полудреме полулежу в удобном кожаном кресле. В комнате полумрак. На большом столе горит небольшая настольная лампа, освещая телефон и раскрытую книгу-журнал с пометками последнего разговора с клиентом и ящичек с учетными карточками старых клиентов. Четыре голубоватые цифры 20.33 не мигая смотрят на меня, с электронных часов на настольном канцелярском приборе.

Да, сегодня 21 октября. Осень вступила в свою золотую неповторимую фазу. На деревьях листья пожелтели, частично опали и в воздухе появился запах листвы, готовой к переходу из этого мира в вечность.

За окном кабинета, расположенного на двенадцатом этаже, я, вглядываясь в огни вечернего города, наблюдаю как по центральной улице мегаполиса едут автомобили и троллейбусы, освещают друг друга фарами. На улице много прохожих. Кто-то прогуливается не спеша, а кто-то спешит с работы домой. В общем, жизнь любимого города плавно переходит в спокойное ночное русло. Городской ритм с дневного-делового сменяется для кого-то на вечерне-романтический, а для кого-то на родительски-воспитательный.

Только вот многие так и не понимают, что есть время для работы, есть время отдыха, есть время для любви и общения. Общение. Вот на этом слове стоит задержаться. Об этом все, всё давно уже знают, и что-же? Быть общительным и доброжелательным могут очень не многие, а жить этим, помогая другим, вообще единицы.

В настоящее время люди разучились полноценно общаться. Они всё чаще раздражаются без всякого повода, поэтому любой разговор может закончиться обычной ссорой. Плюс ко всему люди разучились мириться и уступать друг другу, что стало считаться проявлением слабости. Все стараются скрыть личные проблемы, чтобы ни дать повода знакомым позлорадствовать за своей спиной. Все вынужденно приветливы с окружающими, но на самом деле никто никому не доверяет и в этом нервном напряжении многие внутренне перегорают.

Мы же готовы выслушать, посочувствовать и постараться вернуть пошатнувшуюся веру в людей. Мир на самом деле не изменился, просто мы в гонке за благополучием утратили возможность радоваться простым вещам. Наша голова и мысли забиты всевозможными заботами, которые мы не успеваем решать. Нам просто некогда перевести дыхание, остановиться взглянуть на звёздное небо и, откинув все заботы, полюбоваться далёкими мирами…

Мне всегда хотелось жить среди счастливых и добрых людей, но это как оказалось невозможно. Фактически морально самореализовавшись, у меня возникло желание попробовать показать людям, что в жизни можно быть счастливым даже если ты живёшь в довольно нестабильном и недоброжелательном мире.

После возвращения из своей тайной миссии я решил открыть собственный бизнес, где я был на тот момент и босс, и подчиненный в одном лице. С того времени прошло чуть более трёх лет. Сейчас я, как говорят, имею неплохой малый бизнес, доход от которого позволяет мне планировать реализацию собственных проектов.

В настоящее время у меня переломный момент. Приходится выходить на новый более высокий уровень социальной лестницы. Друзья настояли, чтобы я расширил свой бизнес. И я наконец-то поддался их уговорам.

Друзья… Раньше у меня не было друзей. Настоящих, тех, которые готовы в любой момент примчаться к тебе, узнав о твоих проблемах. Их не нужно ни о чём просить, они сами сделают всё от них зависящее. Они любят тебя и ценят тебя таким какой ты есть, независимо от того как идут твои дела.

В моей конторе работает небольшой коллектив, который насчитывает 17 человек. Здесь есть все от школьников-курьеров до консультантов — довольно серьезных опытных людей.

Мой трудовой коллектив является предметом моей гордости. Отношения среди сотрудников такие, о которых я мог бы только мечтать. Я точно знаю, что хотел бы работать именно с этими людьми. Непросто было добиться дружественной атмосферы, приходилось применять и кнут и пряник, но результатом я был доволен. В принципе, каждый человек может быть позитивным, но ему мешает неправильная интерпретация окружающего мира и полученный на ложном подходе неверный жизненный опыт. Мне пришлось не только словами, но и делом доводить до их восприятия, что мои требования это не пустая формальная показуха, за которой скрывается элементарное подавление личности и манипулирование их поведением на рабочем месте.

Поначалу это была игра, где я вынужден был доказывать ложность их жизненного опыта, и что здесь все равны, что мои требования необходимо осмыслить и принять. Это был период психологической ломки. Я конечное, понимал, что навязываю им на самом деле отброшенные этим миром ценности, но я преследовал определённую цель. Они должны были увидеть, что утопия может иметь место в этом мире, что стремление быть добрым самаритянином кем-то поощряется. Взломав их восприятие, я всего лишь дал им право выбора остаться теми подозрительными по жизни субъектами жёсткого социума или, объяснив им правила игры, принести в жертву собственный эгоизм и пойти осознанным альтернативным путём…

Вдруг дверь в мой кабинет приоткрывается — ровно настолько чтобы просто привлечь моё внимание. Я вынужден вернуться к действительности. Со своей стороны я постараюсь, чтобы это всем доставило только удовольствие.

— Да, Клара. Я немного ушел в астрал.

Дверь открывается полностью и кабинет из дверного проема начинает наполняться светом. Клара моя правая рука в бизнесе, она стоит на пороге и ждёт, давая мне тем самым время собраться с мыслями.

— Иван Геннадиевич, возьмите трубку, ребята уже пятнадцать минут обрывают линию. Я больше не могу их сдерживать.

Телефон я отключил, а мобильный во время работы я возле себя не держу, чтобы не отвлекал от работы с клиентом. Объяснять это Кларе не нужно, она знает мои правила. Я её просто поблагодарил, затем включил телефон и взял трубку.

— Да, слушаю.

— Иван Геннадиевич, есть некоторые вопросы по поводу завтрашнего открытия Центра. Мы, конечно, можем сами разобраться, но вас хотят многие увидеть лично. Вы же не разочаруете их ожидания?

Да молодцы, я расплылся в довольной улыбке. Чувствуется моя школа. Пригласили так, что я, даже если бы не собирался к ним, всё бы сейчас бросил и помчался на встречу.

— Дмитрий, я же могу на вас положиться. Я думаю, так как вы знакомы со всеми нюансами — лучше вас я не справлюсь. Даже если я попробую во всём разобраться, мне придётся всё время обращаться к вам за консультацией. По-этому, если вы конечное не против, все карты вам в руки, а я немного побездельничаю. Что скажете, Дмитрий?

Людям нужно давать свободу действий. Во-первых, чтобы они росли и развивались, во вторых всё самому сделать невозможно, конечно если вы доверяете своим окружающим. Но плюс ко всему я знал, что Диме хотелось самому всё сделать как нужно, он в меру самолюбив и ему нравилось быть в центре внимания. Почему бы, не доставить ему это удовольствие?

— Хорошо, я так и думал. Ну ладно, уже поздно, а нам ещё много надо успеть. До завтра. Завтра ведь у нас начинается новая жизнь.

— До завтра, Вы хоть не забудьте немного вздремнуть, чтобы завтра на открытии не выглядеть австралийским ленивцем.

3

(Прошло еще несколько лет)

Да, сейчас оглядываясь назад, я понимаю, что был счастлив. Моя душа просто пела так громко от счастья, что казалось, её слышат все окружающие. Мне удалось всё то, о чём я только мог раньше мечтать. В моей стране люди жили и гордились тем, что они граждане этой страны, о своей стране они говорили с любовью, правительство уважали и прислушивались к советам государственных мужей. В этом была и моя заслуга. После нескольких лет смуты и полного разочарования в наших государственных мужах, я решил поучаствовать в политической жизни своей страны.

О том, чтобы претендовать на первое место в государстве не могло быть и речи, но попытаться определить, насколько податлив ход истории стоило попробовать. У меня была своя команда, охватывавшая все возрастные группы, к тому же они понимали правила игры и осознанно делали свой выбор, принимая свою жертву и её цель.

Для меня не было ограничений в средствах и возможностях, так как я мог запросить практически любую помощь и поддержку у правителей Союза Миров или моего друга правителя ЗерГа. Однако, я не собирался нарушать естественный исторически ход истории человечества, куда бы он не вёл. Чтобы скорректировать естественный ход истории, не раскрывая себя, нужна была третья сторона, которая была бы признанным игроком в глобальной политике нашей планеты. Этому игроку нужно было что-то предложить, что было за гранью достижений нашей науки. В принципе о существовании иных миров на высоком уровне было известно давно. Я решил разыграть эту карту. Правителю ЗерГа, который в своё время довольно много времени провёл на Земле, я предложил принять активное участие в моей авантюре. Исторической ход на нашей планете его интересовал не меньше меня, поэтому он с радостью отложил все свои неотложные дела и включился в уже нашу совместную затею, уладив, конечное, предварительно все бюрократические аспекты нашего «изучения геополитического исторического процесса на изолированной планете» в столице Союза Миров Света.

Он по-своим старым каналам вышел на спецслужбы интересующего нас государства и продемонстрировал им мощь кое-какого вооружения, имеющегося в его арсенале, пообещав уничтожить всё их стратегическое вооружение, тем самым выведя их из глобальной политики, намекнув при этом, что его сюда переадресовал другой политически игрок. Однако он может изменить свои планы, так как ему в принципе всё равно, где он сможет произвести грабёж ресурсов планеты. Его предложение на фоне тотального вооружённого превосходства и при условии предоставления некоторых научных разработок было принято. Одним из главных условий было не разглашение информации о произошедшем контакте. Утаить конечное этого не удастся, но нужно будет пустить уйму всевозможных слухов, на фоне которых докопаться до истины будет практически невозможно, а если кому-то и удастся, то это будут отдельные упрямцы, к которым никто и никогда не прислушивается.

Правительство выбранного государство брало на себя обязательства заявить на высшем неофициальном уровне о собственных интересах на территории, где предполагалось провести политическую авантюру. Весомым аргументом в этом вопросе были проведенные тайные военные учения с демонстрацией нового оружия. на эти учения были приглашены представители всех ведущих государств для их морального устрашения. Оружие принадлежало правителю ЗерГа, а он на самом деле никому и ничего передавать не собирался. Данная демонстрация ставила под угрозу вооружённые силы всех стран, демонстрируя тотальное превосходство политического игрока выходящего на совершенно новый иерархический уровень в международной политике. Правительство выбранного государства требовало негласно отдать в её распоряжения опредёлённые территории, а взамен обещало неприменение оружия в ближайшие лет тридцать, а затем, возможно, оно и поделиться собственными военными и научными разработками.

В ходе этой шумихи произошло смещение акцентов в мировой политике. Появившаяся новая общественно-политическая сила, за которой в глубокой тени стояли я и правитель ЗерГа, была признана в высших кругах государств представительницей интересов уже заявившего о себе иностранного государства, что не было чем-то новым в мире под Луной.

Моему человеку всё-таки удалось на выборах одержать победу. Это стало возможным благодаря тому, что политические оппоненты боялись вести слишком жёсткую предвыборную компанию с использованием механизмов обеспечивающих им 100%-й результат, так как они были уверены, что за нашей командой стоит государство, угрожающее всему миру, к тому же глобальные политические игроки заняли выжидательную позицию, соблюдая пока негласную договорённость на высшем уровне.

Что касается граждан, то люди всё-таки пришли на выборы и отдали свои голоса в первом же туре человеку, который пообещал, что для него превыше всего обеспечение каждого гражданина современной медициной, жильём, образованием, работой с достойной оплатой. Страны, на которые принято было ровняться на начальном этапе реформ были Япония и Германия. Нашей политической командой было обещано, что руководствоваться чиновники будут правилом, что государство для человека, чиновник для посетителя, что политика будет направлена строго на объединение граждан, все спорные вопросы, разделяющие граждан по каким-то критериям, откладываются как минимум на пятилетний срок, так как в настоящее время нет возможности решать подобные вопросы без ущерба государственной экономической и правовой стабильности.

Наши мужи не могут пока найти компромиссного решения по спорным вопросам, их дебаты отбрасывают нашу страну всё в более сложную ситуацию безверия, разочарования и нищеты. За пять лет граждане нашей страны сплотятся решением общих для всех проблем, мы полюбим и узнаем друг друга, а также проникнемся доверием друг к другу и создадим единую нацию, которая будет скреплена взаимным уважением, доверием и желанием созидать. В случае же если наша команда будет избрана повторно, мы продолжим решение экономических и социальных вопросов, продлив тем самым мораторий на неразрешимые вопросы ещё на пять лет. За это время мы вырастим новое поколение политиков, способных полюбовно решить сложные вопросы, если в этом ещё будет необходимость. Практически все, назло всем отдали свои голоса нашей политической силе.

Последующие пять лет были направлены на приобретение доверия у граждан нашего государства, мы решали запущенные экономические и социальные вопросы. Мы пять лет демонстрировали гражданам, что занимаемся реализацией обещанной предвыборной программы, за которую люди отдали свои голоса. В течение этих пяти лет в наши внутренние государственные дела не вмешивались другие государства, хотя их возмущениям и не было предела, но они сдерживались от активного вмешательства.

Для стимула и острастки государственных чиновников, на разных уровнях, были введены десятки позора и десятки заслуженных у народа чиновников. В зависимости от народного доверия можно было попасть в чёрный список, а попавших в этот список, очень пристально контролировали соответствующие службы. В конце каждого года все издания СМИ подбивали итоги работы государственных чиновников на разных уровнях по их успехам и промахам. Репутация чиновников и членов их семьи у всех была перед глазами. После этого каждый чиновник занимал соответствующее ему место в общем списке. Была также десятка доверия и десятка не доверия, десятка любимых и десятка тех, кого ненавидели. На Новый год в крупных городах перед администрациями выставлялись фотографии всех, кто попал в эти списки и народ мог в своих любимцев кинуть яйцом или выразить уважение за оправданное доверие.

Да было время, но оно позади, и я рад, что помог изменить ситуацию в стране в лучшую сторону. Чиновники были отделены от бизнеса. Бизнесменам, чей суммарный семейный доход составлял более 20 минимальных зарплат, дорога была закрыта в политику, поэтому появился стимул поднимать минимальную зарплату до должного уровня. Чиновники были лишены всех благ, они вынуждены были полюбить велосипеды и отечественные автомобили, они забыли о демонстрации своей роскоши. Репутация чиновника стала гарантией его завтрашнего дня. Нерадивых ждал открытый следственный процесс, конфискация имущества и выдворение из страны или тюремное заключение. На ура шло обновление всех социальных, общественных и исправительных учреждений, так как были закрыты все спецшколы и больницы для избранных, а в исправительных заведениях оказалось достаточное количество вчерашних влиятельных особ, которые предпочли всё-таки остаться на Родине и всё начать с чистого листа, так как на хороших специалистов всегда есть спрос и для них были разработаны специальные реабилитационные программы.

4

Сейчас я понимаю, что встреча с моим духовным наставником помогла мне многое осмыслить и понять. Он помог приобрести мне духовную свободу, благодаря чему я мог подсказывать и другим людям, куда и как им следует направить свою внутреннюю энергию.

Человек, вступая во взрослую жизнь, посвящает себя целиком и полностью удовлетворению собственных бытовых нужд. С наступлением эры эгоизма, человек ограничил свой мир сферой своей деятельности, как выразил это Р. Декарт — «я мыслю, я существую», что ограничивало мир людей границами их материального восприятия, как будто за границами нашего восприятия ничего нет. Ницше подвёл итог человеческого восприятия новой эпохи — «Бог умер», констатируя факт, что центр человеческого внимания сместился с познания Бога на самого человека. Эти философы выразили изменившееся умонастроение человечества, которое определило вектор дальнейшего развитие человеческого общества, на пьедестале которого был установлен человек и удовлетворение его запросов.

Следовать этим путём для человека неестественно, так как на человека нельзя накладывать рамки и помещать его в искусственно созданную среду обитания. Человек это создание, которое живёт в гармонии с окружающей его природой и внешним миром, за пределами его восприятия, но который каждую ночь напоминает о себе в виде бездонного звёздного неба и Луны, а в течение дня кругооборотом солнца. У человека нельзя ничего из этого отнять и он априори настроен на синхронизацию с окружающим миром, а здесь произвели подмену априорных форм чувственности и рассудка, которые должны провоцировать интенциональность ума на познание всего мироздания на апостериори. Это выдвинуло на первое место опыт познания, лишив человека применения и развития врожденных задатков, а также лишив его возможности быть счастливым.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 40
печатная A5
от 404