электронная
200
печатная A5
531
12+
Об истинной истории древней Руси

Бесплатный фрагмент - Об истинной истории древней Руси

Объем:
424 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4483-0863-5
электронная
от 200
печатная A5
от 531

Вступление

Занимаясь изучением истории родной страны, я имел возможность познакомиться с достаточным количеством материалов, которые в разных аспектах освещают далекое прошлое России. В печатной литературе имеется большое количество трактовок зарождения и эволюции русского народа и появления первой государственности на русской земле. Это естественный процесс, когда исследователи пытаются докопаться до истины. Значит, многих из них не устраивает существующее положение вещей в российской истории, значит, есть достаточно фактов, которые не укладываются в предлагаемую академической наукой версию истории государства Российского. А что же такого предлагает наша наука? Ярчайшим образцом академической точки зрения на российскую историю является книга «История. Полный курс» (мультимедийный репетитор подготовки к ЕГЭ, издание 2013 г.).

Представляя данную книгу, я просто процитирую несколько отрывков из нее, которые позволят Вам читатель понять суть академической концепции истории России, которую предлагает наша наука. Я бы добавил, не только предлагает, но и отстаивает свою точку зрения всеми имеющимися у науки административными ресурсами. Итак, цитирую….

«Древнейшая история славян содержит много ЗАГАДОК (выделено автором и далее), но с позиций современных историков сводится к следующему. Сначала в III — середине II тыс. до н. э. НЕКАЯ праиндоевропейская общность из НЕЯСНЫХ районов вокруг Черного моря (возможно, с полуострова Малая Азия) переместилась в Европу». И далее. «Существуют несколько версий историков по поводу места, где же именно сформировалась славянская общность (теории возникновения славян): первой была выдвинута Карпато-Дунайская теория (родина славян — район между Карпатами и Дунаем), в XX в. родилась и стала основной Висло-Одерская теория (славяне возникли севернее Карпат), затем академик Б. Рыбаков выдвинул компромиссную теорию, согласно которой славяне возникли ГДЕ-ТО в Восточной Европе — от Эльбы до Днепра. Наконец, существует версия, что прародиной славян было Восточное Причерноморье, а их предки — одна из ветвей скифов — скифы-пахари». И т. д. К этому необходимо также добавить производимое в книге объяснение названия славян — «происходит от слов „слово“ и „ведать“, то есть означает людей, язык которых понятен, в отличие от „немцев“ (как бы немых) — так славяне называли иностранцев». Согласитесь, все это очень интересно и даже занимательно.

Не знаю как Вас, уважаемый читатель, но меня все эти доводы типа — ЗАГАДКИ, НЕКАЯ, НЕЯСНЫХ, ГДЕ-ТО, не просто не удовлетворяют, но и наталкивают на мысль, что это какое-то намеренное извращение имеющихся фактов. Я исхожу из того, что у академической науки должны же быть силы и средства, чтобы разобраться и внести ясность и определенность в нашу историю. Судя по выше отмеченному, никакой ясности, и никакой определенности нет. Почему у науки нет, а у меня есть, хоть и не полная, но обширная информация о древнейшей истории русского народа. И свою концепцию Русской истории я изложил в рукописи «О древнейшей истории России». Неужели среди наших российских ученых-историков нет ни одного патриота, ни одного порядочного человека, который бы раскритиковал бы ту ложь, навязываемую нам всем уже около 300 лет, и занялся бы профессионально распутывать поставленные наукой «загадки». Иначе, это не наука. То, что я вам представил выше нельзя назвать наукой. Где в слове СЛАВЯНЕ есть или просматривается значение «слово»??? Откуда можно сделать вывод о наличии в слове СЛАВЯНЕ значения «ведать»??? СЛАВЯНЕ — значит «славные». Это прямой и самый правильный посыл, который приходит на ум, и этому значению уже около 5 тысяч лет (если не больше). А вот почему «славные», с этим надо разбираться. Но у нас есть ответ на этот вопрос.

Там же в книге «История. Полный курс» объясняются ВЕРСИИ происхождения слова «Русь»: «…либо от названия реки Рось — правого притока Днепра (данная версия предложена академиком Б. Рыбаковым, но сегодня считается устаревшей), либо от названия варягов (по летописи Нестора), либо от слова „roots“, что означает „корабельные гребцы“, которое затем преобразовалось в „ruotsi“ (современная версия)». Уважаемые господа ученые — да побойтесь Бога! О таких вещах говорить в XXI веке. И что самое страшное, этим всем забивают голову нашим детям, намеренно формируя у них комплекс неполноценности и зависимости от запада.

В представленной книге далее отмечается. «Важнейший источник о событиях русской истории с древнейших времен до начала XII в. — первая русская летопись (древнейшая из сохранившихся) — «Повесть временных лет», первую редакцию которой создал монах Киево-Печорского монастыря Нестор приблизительно в 1113 г.». И на этом «документе» (почему в кавычках будет ясно чуть позже) академическая наука строит свою концепцию истории России. Да есть много и других интереснейших документов, которые освещают нашу древнейшую историю. Но почему-то именно летопись Нестора у академиков главная. Посмотрим, на что опираются в своем заблуждении историки. Основной посыл официальной науки таков. Русская княжеская династия зародилась в Новгороде. В 859 году северные славянские племена изгнали за море варяг-норманнов («северных людей»), выходцев из Скандинавии, которые незадолго до того навязали им уплату дани. Однако в Новгороде начинаются междоусобные войны. Чтобы прекратить кровопролитие, в 862 году по приглашению новгородцев пришёл «княжить» варяжский князь Рюрик. Норманнская дружина со своим предводителем явилась стабилизирующим фактором в борьбе за власть между боярскими родами». На такую точку зрения мы выдвигаем здесь свои контраргументы, опровергающие догмы академической науки:

Русская княжеская династия зародилась задолго до появления Рюрика в Новгороде. Там правил до этого Гостомысл, который был 19-м (!!!) по счету князем от известного князя Вандала (Вандаларий — 365 г. рождения)

Рюрик был внуком Гостомысла (сын средней дочери Гостомысла), а это значит, что Рюрик был русским по крови.

Никаких междоусобных войн в Новгороде не было. После смерти Гостомысла там сел на княжение старший его внук Вадим. А Рюрика приглашали всего лишь на княжение в Ладогу.

Дружина Рюрика была дестабилизирующим фактором на Руси, с помощью которой Рюрик и его родня захватила силой власть в Новгороде.

Ни одному здравомыслящему человеку не придет в голову пригласить на княжение человека незнакомого, не имеющего отношения к действующей династии князей, а уж тем более из каких-то там норманнов, которых только что выгнали из страны за море и которым платили дань.

Все представленные аргументы будут раскрыты чуть позже. Но и этого достаточно для того, чтобы продемонстрировать — «важнейший источник» академической науки не соответствует по своему содержанию реальным событиям. К этому также можно пока кратко добавить, что Дир и Аскольд никакого отношения к Рюрику не имели, они не были варягами и тем более братьями, как нам преподносит наша историческая наука.

Что же собой представляет «Повесть временных лет»? Это, скорее всего, литературное произведение, а не хроника. Центром внимания летописца Нестора является крещение Руси князем Владимиром из рода Рюриковичей. Все события до крещения готовят читателя к этой кульминации, все последующие — напоминают о ее важности. Русь как бы появляется из тьмы прошлого небытия незадолго до своего крещения. Автора «Повести…» мало интересует дохристианское прошлое славян, хотя в его распоряжении тогда, за 1000 лет до нас, наверняка имелись исторические сведения, различные мифы и сказания, а возможно и рукописи, доставшиеся от языческой эпохи. Именно на таких материалах и сведениях, которые сохранились с тех времен, далее мы выстроим реальную история древнейшей Руси. Получается, что Нестор намеренно исказил история русского народа, а иными словами выполнял чей-то заказ.

Идем дальше. Раз в летописи говорится о событиях XII века, то автор жил не ранее. Но при этом встает вопрос: каким образом автор, живя в киевском монастыре в XII веке, мог знать то, что было в IX веке в Великом Новгороде, — при огромных трудностях тогдашних дорог и «безграмотности» всей страны? Ответ только один — никак не мог!!! А потому вся Несторова летопись есть простое сочинительство со слов других лиц или по слухам и времен более поздних. И это убедительно доказано в книге С. Валянского и Д. Калюжного «Забытая история Руси». Там говорится, что «древнейший из всех списков «Повести временных лет» — Радзивиловский — был изготовлен лишь в начале XVII века. Его страницы содержат следы грубой работы фальсификатора, вырвавшего один лист, вставившего лист о призвании варягов и подготовившего место для вставки потерянного «хронологического листа». И этот материал, кем-то сфабрикованный, принимается за источник знаний??? А для читателя еще более удивительным будет узнать при этом, что нашел этот список, т.е. предъявил всему миру, царь наш Петр Алексеевич, про которого в известных кругах давно ходили слухи, что царь-то «не настоящий». Я имею в виду момент «подмены» настоящего царя Петра, который уехал учиться в Голландию в сопровождении 20-ти (!!!) дворянских детей, а возвратился оттуда только с одним Меньшиковым, в то время как все остальные либо умерли, либо исчезли в расцвете лет в Голландии. Интересно, не правда ли.

В своем исследовании С. Валянский и Д. Калюжный высветили еще один интересный факт в летописи, который касается половой зрелости наших предков. Оказывается, по сравнению с другими княжескими династиями, например Германии и Англии, «наши князья в промежуток от X до XII века достигали половой зрелости только на тридцатом году своей жизни». Это настолько поздно в сравнении с другими династиями, что «поверить такой хронологии невозможно, а значит нельзя считать достоверными и летописи, живописующие деятельность представителей этих династий».

Есть и другие немаловажные моменты, связанные с содержанием летописи. Например, в летописи Нестора не отмечены или были сдвинуты по времени сведения о кометах, затмениях луны и солнца. Также в летописи отсутствуют какие-либо сведения о Крестовых походах и, особенно об «освобождении Гроба Господня из рук неверных». «Какой монах не возликовал бы по этому поводу и не посвятил бы этому дню не одну, а многие страницы как радостному событию для всего христианского мира?» Но если летописец не видел небесных затмений, происходивших на его глазах, и не знал о событиях, гремевших на весь мир при его жизни, то как же он мог знать что-нибудь о князе, призванном за 250 лет до него? Во всяком случае, так называемая «начальная летопись» переходит целиком на положение позднего апокрифа», т.е. сочинения, авторство которого не подтверждено и маловероятно. Вот такие вот дела.

Сошлемся также на мнение первого нашего историка В. Татищева. Он отмечал, что «все русские историки почитали за первейшего и главного писателя Нестора — летописца». Но В. Татищев не понимал, почему сам Нестор никаких древних авторов не упомянул, в том числе и об Иоакиме епископе. В. Татищев был уверен, и по сказаниям это было видно, что древние истории письменные были, но до нас не дошли. Историк полагал однозначно, что задолго до Нестора были писатели, например, Иоаким новгородский. Но его история почему-то осталась безызвестной для Нестора. И весьма несомненно, по мнению В. Татищева, что Иоакимова история у польских авторов была (т.е. существовала), так как многие дела у Нестора не упоминались, а у северных (польских) авторов имелись. Также В. Татищев отмечал, что «все манускрипты, которые он имел, хоть и начало от Нестора имели, но в продолжении, ни один с другим точно не сходились, в одном то, в другом другое прибавлено или сокращено».

Е. Классен обстоятельно анализировал вопрос, на чем же основано убеждение о начале самостоятельности русского народа или о его государственности только со времен призвания Рюрика. На летописи Нестора или на заключении о его сказании Л. Шлецера. Из летописи, считал сам автор, ясно и несомненно видно, что племена, призвавшие варягов, вели жизнь политическую, государственную, так как составляли уже союз, общину из 4 племен — Руси, Чуди, Славян, Кривичей, занимавших до 1 миллиона квадратных верст в северо-восточном углу Европы и имевших города — Новгород, Старую Ладогу, Старую Русу, Смоленск, Ростов, Полоцк, Белозерск, Изборск, Любечь, Псков, Вышгород, Переяславль. Баварским географом было насчитано 148 (!) городов у восточных славян. У дикарей, полагал Е. Классен, и с ним мы согласны, на таком протяжении живущих, нельзя даже предполагать и взаимных отношений, а тем еще менее единства мыслей, что выразилось у Руси, Чуди, Славян и Кривичей относительно вызова к себе князей на престол. И самое главное, дикари не имеют городов!

О Несторе упоминал также в своих исследованиях С. Лесной. Он отмечал, что «Нестор писал не столько историю Руси или южной Руси, сколько династии Рюрика. Как показывает сравнение с Иоакимовской и 3-й Новгородской летописями, Нестор совершенно намеренно сузил свою историю. Историю северной, т. е. Новгородской Руси он почти обошел молчанием. Он был летописцем рюриковской династии, и в его задачи вовсе не входило описание других династий, поэтому он опустил и историю южной Руси, никакого отношения к рюриковской династии не имеющей. И самое главное, сведения о доолеговской Руси могли быть сохранены языческими жрецами или лицами, явно враждебно настроенными против христианства. Но именно монахи, подобные Нестору, уничтожали малейшие следы, напоминающие о язычестве». А также: «Нестор умолчал об этом княжении (Гостомысла), лишь упомянув сам факт. И можно понять почему: он писал летопись южной, Киевской, Руси, и история северной его не интересовала. Это уводило его в сторону от задач, поставленных перед ним церковью. Это видно из того, что первым князем на Руси он считал Олега. Рюрика русским князем он не считает, ибо Новгород тогда русским не назывался, а назывался словенским. Возможно, Нестор и вовсе не упомянул бы Рюрика, если бы не его сын Игорь: нельзя было не сказать, кто был его отцом».

Вот такое фактическое положение дел с нашей древней историей. Первоосновой нашей государственной истории по академической науке является «Повесть временных лет», которая, по сути, является сфальсифицированным документом — подделкой. Закрепили такое положение дел с нашей историей далее иностранцы, призванные государями, для написания Российской истории. Мало того, что они не знали русский язык, так они открыто презирали все русское, ту страну, в которой они жили. Ярчайшим примером может служить академик Л. Шлецер (1735 — 1809 гг.). Представим одно из шлецеровских «умозаключений» относительно древнейшей русской истории (речь идет о VII веке!!!): «Повсюду царствует ужасная пустота в средней и северной России. Нигде не видно ни малейшего следа городов, которые ныне украшают Россию. Нигде нет никакого достопамятного имени, которое бы духу историка представило превосходные картины прошедшего. Где теперь прекрасные поля восхищают око удивленного путешественника, там прежде сего были одни темные леса и топкие болота. Где теперь просвещенные люди соединились в мирные общества, там жили прежде сего дикие звери и полудикие люди».

Коротко подытожим сказанное. Нестор был идеологом рюриковских князей, воплотителем их интересов. Признать, что новгородские князья древнее Рюриковичей, что русская княжеская династия существовала задолго до Рюрика, — считалось недопустимым. Это подрывало право Рюриковичей на первородную власть, а потому это беспощадно искоренялась. Вот почему в «Повести временных лет» нет ни слова о Словене и Русе, которые положили начало русской государственности на берегах Волхова. Точно так же игнорирует Нестор и последнего князя дорюриковской династии — Гостомысла, лицо, абсолютно историческое и упоминаемое в других первоисточниках, не говоря уж о сведениях из устных народных преданий. Вот поэтому «Повесть временных лет» никоим образом нельзя считать источником о нашей древности, и наша историческая наука обязана признать этот факт и в кротчайшие сроки создать реальную правдивую историю нашего государства. Это так нужно нашему обществу, это сильно поможет в нравственном воспитании нашей молодежи, не говоря уже о фундаментальном положении — не зная прошлого, не построишь будущее!

О фактах древнейшей русской истории и государственности у Русов нами ранее были подготовлены две рукописи: «О древнейшей истории России» и «История Русичей по Велесовой книге». Там представлены убедительные доказательства о высокой культуре древних славян и наличие государственности у наших предков задолго до прихода Рюрика в Новгород. В данном исследовании предполагается продолжить работу в этом направлении, чтобы по фактическим данным представить вариант истории русского народа с древнейших времен. В работе будем опираться в основном на летописные материалы, которые не имели широкого хождения и не воспринимаются академической наукой в качестве исторических источников. Среди них: «Сказание о Словене и Русе», «Велесова книга», «Будинский Изборник», «Родословная славяно-русского народа, его царей, старейшин и князей от прародителя Ноя до Великого князя Рюрика и князей Ростовских», «Сказы Захарихи» и другие.

Об используемых источниках

При рассмотрении вопроса о древнейшей истории Руси, по нашему мнению, надо исходить из следующих двух очень важных моментов, которые напрямую влияют на построение истории древних русов, и как следствие на наше правильное восприятие этой истории. Первое, «Повесть временных лет» не является аутентичным документом и не может рассматриваться в качестве основного источника по истории древней Руси. Это намеренно сфабрикованный «авторами» документ, который к тому же впоследствие был явно отредактирован. Второе, непосредственная история русов начинается 4500 лет назад, когда на Русской равнине в результате мутации возник новый гаплотип, идентификатор родовой принадлежности мужчины, который на данный момент имеют до 70% всего мужского населения России, Украины и Белоруссии. Имея это в виду, постараемся далее с определенной долей вероятности, конечно же (истина не достижима), показать читателю реальную историю наших предков, которая будет базироваться на достаточном количестве исторических фактов. Необходимые сведения возьмем из выделенных нами исторических источников. В качестве таковых источников еще раз отметим: «Сказание о Словене и Русе и городе Словенске», Иоакимовская летопись, «Велесова книга», «Родословная славяно-русского народа, его царей, старейшин и князей от прародителя Ноя до Великого князя Рюрика и князей Ростовских», «Сказы Захарихи», «Будинский Изборник».

В данной главе представим каждый из этих источников, чтобы читателю было понятно происхождение самого источника, из чего он мог бы уже сам определиться со своим отношением к излагаемым там фактам и в конечном итоге к самому источнику. Подробное историческое содержание источников было представлено в одной из работ «О древнейшей истории России». Итак.


«Сказание о Словене и Русе и городе Словенске»


«Сказание о Словене и Русе и городе Словенске» (далее Сказание) — позднелетописная легенда XVII века об эпических предках русского народа и заселении окрестностей Новгорода племенем Словен, а также о дальнейшей истории Руси до Рюрика. До наших дней сохранилось более 100 списков «Сказания о Словене и Русе и городе Словенске» (с вариантами названий), датированных в основном второй половиной XVII века, в том числе в Летописном своде патриарха Никона 1652 1658 годов, «Хронографе» 1679 года, Новгородской III летописи, Мазуринском летописце Исидора Сназина. Современные издания чаще основываются на списке из «Хронографа» 1679 года.

Историки предполагают, что «Сказание…» было составлено основателем сибирского летописания митрополитом Киприаном (1626—1634 гг.), хотя версии о миграционных передвижениях Словена и Руса, их взаимоотношениях были известны еще задолго до XVII века. Так, арабо-персидские авторы с XII века приводили сказания о русах и славянах с упоминанием имен Рус и Славянин. Иногда средневековые авторы ретроспективно связывали русов с более ранними событиями до VII века. Ещё с XIV века в западнославянском эпосе фигурируют Чех, Лех и Рус (Мех).

В «Сказании…» излагаются сведения о происхождении народов Скифии. Предками русского народа называются в нём князья Словен и Рус, потомки князя Скифа. По преданию, в 3099 году от сотворения мира (2409 год до н. э.) Словен и Рус со своими родами начали уходить в поисках новых земель с берегов Чёрного моря и через 14 лет вышли на берега озера Мойско (Ильмень), где Словеном был основан город Словенск (позднее именовался Великий Новгород), а Русом — город Руса (современная Старая Русса). «Сказание…» даёт объяснения гидронимов и топонимов в районе Новгорода от имён родственников Словена и Руса, упоминает о расселении славян в то время до Белого моря и Урала, военных походах на Египет, Грецию и другие «варварские» страны. Рассказывается о различных эпизодах истории славян, в частности, о Грамоте русским князьям от Александра Македонского, о посещении Руси апостолом Андреем, войнах с уграми, правлении князя Гостомысла и призвании варягов. Исходя из перечисленного, летопись представляет несомненный интерес и требует к себе повышенного внимания для ее изучения.

«Сказание…» было широко распространено в русском государстве в XVII — XVIII веках, его пересказ или сходная информация содержится в Новгородском летописце, у М. Ломоносова, В. Татищева и других. Частично используют сказание «Летопись, сказующая деяния от начала мира бытия до Рождества Христова» св. Дмитрия Ростовского и приписываемая Феофану Прокоповичу «Подробная летопись от начала России до Полтавской Баталии». Сведения о Словене и Русе имеются и в «Велесовой книге».


Иоакимовская летопись


В. Татищев, работая над сочинением полной и ясной древней истории страны, выискивал для этого всюду манускрипты для списания или прочтения. В том числе, он просил ближнего своего свойственника Мелхиседека Борщова (который по многим монастырям игуменом был, наконец, архимандритом Бизюкова монастыря стал), чтобы дал он сообщил, где какие древние истории в книгохранительницах находятся, а если в Бизюкове монастыре есть, то чтоб прислал ему для просмотра. В. Татищев знал, что свойственник в книгах мало разбирался и мало охоты к ним имел. На просьбу В. Татищева М. Борщов отреагировал следующим образом: «По желанию вашему древних историй я никаких здесь не имею, хотя в Успенском Старицком и Отрочем Тверском монастырях и в других, где я прежде был, старых книг письменных есть немало, да какие, подлинно не знаю, из-за того что описей им нет и мне их ныне достать и к вам послать невозможно, разве впредь где достать случай иметь буду. А ныне монах Вениамин, который о собрании русской истории трудился, по многим монастырям и домам ездя, немало книг русских и польских собрал. Я его просил, чтоб из русских старинных книг хоть одну для посылки к вам прислал, и я ему обещал залог дать для верности, да он отговорился, что послать не может, а обещал сам к вам заехать, если его болезнь не удержит; я ему на то обещал за подводы и харч заплатить. Однако ж он не поехал, сказав, что за старостию и болезнию ехать не может, а прислал три тетради, которые при сем посланы, и прошу оные, не медля, мне возвратить, чтоб ему отдать».

Как видим, первоисточником в данном случае являлся монах Вениамин, который о собрании русской истории трудился. В. Татищеву от него было прислано три тетради, по разметке 3-я, 4-я, 5-я — Иоакимовская летопись (далее Иоаким). Историк предположил, что эти тетради нарочно для посылки к нему списаны откуда-то и просил прислать все материалы, а если это невозможно, чтобы прислали первые три и из следующих несколько. Но свойственник В. Татищева, через которого автор получил указанные тетради, внезапно скончался, а бывший при нем за казначея монах рассказал, что такая книга была, и что списал свойственник ее в Сибири. Книга была чужая, и он никому никогда не показывал ее. После смерти свойственника данную книгу в оставшихся его пожитках не обнаружили.

В. Татищев был уверен, что тот монах сам сего не сочинил, да и сочинить так довольно сложно было, ибо требовалось для этого много древних книг прочитать и в языке греческом искусным быть. К тому же многое в этой летописи находилось, чего ни в одном из древних Несторовых манускриптов не было, а было в Прологах и польских историях, которые, как М. Стрыйковский говорил, из русских сочинены были. Сам автор сильно сожалел, что разные древние истории в разных руках находились, от чего многое от всеобщего ведения оставалось в сокрытии. Иоакимовское сказание, переданное В. Татищевым, всего лишь краткая страница нашей истории, но историк был уверен, «что это хоть и первый шаг к изъяснению древности и Нестора темного сказания, но может послужить многим, пока полнейшая тех времен история не отыщется, чтобы остающиеся неясные моменты разъяснить и пополнить».


«Велесова книга»


«Велесова книга» (далее ВК) — это летописный текст, впервые опубликованный в 1950-е годы русскими эмигрантами Ю. Миролюбовым и А. Куренковым на страницах журнала «Жар-Птица», печатного органа Русского центра в Сан-Франциско. Текст летописи списан Ю. Миролюбовым, согласно его рассказам, с утерянных во время войны деревянных дощечек, созданных примерно в IX веке. «Велесова книга» — уникальный памятник древнеславянской письменности, была вырезана на деревянных дощечках славянскими волхвами-кудесниками. Книга охватывает почти двухтысячелетнюю историю миграций славяно-ариев (XII в. до н.э. — IX в. н.э.), отражает их религиозно-философское мировоззрение, а также взаимоотношения со многими другими народами Европы и Азии.

Все сведения об истории текста до момента публикации исходят от эмигранта, автора художественных произведений и сочинений по славянскому фольклору Ю. Миролюбова. Отметим особо, большую роль в судьбе «Велесовой книги» С. Лесного, профессора биологии в Канберрском университете в Австралии. Он получил от Ю. Миролюбова тексты некоторых дощечек, не печатанные в журнале «Жар-птице», и опубликовал их. Ему же принадлежит первый перевод некоторых дощечек и обширный пересказ содержания «Велесовой книги». На текущий момент есть три основных источника, содержащих тексты дощечек: машинопись Ю. Миролюбова, публикации в «Жар-птице», публикация в книге С. Лесного «Влесова книга». В дальнейших многочисленных изданиях текст памятника значительно менялся в зависимости от уровня перевода текста по сравнению с публикациями в «Жар-птице» и у С. Лесного.

«Велесова книга» излагает историю восточных славян, именуемых русичами, от легендарных праотцов до появления варягов на Руси. Собственно история излагается непоследовательно. География представлена в расплывчатых границах, соединяя отдалённые друг от друга местности. Большую часть текстов занимает прославление богов, перечисляются языческие боги. В целом книга дает огромные знания о жизни русского племени.

«Велесова книга» представляет собой сборник языческих поверий, обычаев и летописных фрагментов по истории славянских племен с ХII в. до н.э. до последней четверти IX в. н. э. Этот период отечественной истории скудно отражен в письменных источниках, что привлекает особый интерес к «Велесовой книге». Книга посвящена одному из главных языческих славянских богов — Велесу. Сама книга как бы заповедь наших пращуров, передача нам потомкам опыта наших отцов, который основывается в первую очередь на их сложной и кровавой судьбе, что непосредственно связано с их историей. В 2015 году проведена экспертиза «Велесовой книги» группой ученых под руководством А. Клесова. На основе результатов работы этой группы выпущена книга «Экспертиза Велесовой книги», в трех томах, где изложены все аспекты анализа аутентичности «Велесовой книги». Исследование однозначно показало подлинность летописи, ее большое значение, как великого памятника древнерусской истории и литературы. Любой может познакомиться с данным изданием.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 531