электронная
72
печатная A5
334
6+
О вечном и земном

Бесплатный фрагмент - О вечном и земном

Объем:
146 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4496-0618-1
электронная
от 72
печатная A5
от 334

Стихи и афоризмы

Тебе, поэзии любитель,

Судьба творений вручена.

Так будь же строк моих ценитель!

Моя рука была верна,

Служила совести и чести

И в час, когда мне слали сны

Из вдохновенной тишины

Находок радостные вести.

Я чтил миры библиотек,

Сии сокровищницы знаний.

Как много сделал человек!

Как труден путь без подражаний!

Приятно было мне затем

Касаться рифмой дум и тем.


***


Пусть велико влиянье речи,

Порой бессильна и она

Всю гамму чувств, противоречий

Постичь и выразить сполна.

Поэзия — дань мудрости и красоте мира.


С помощью афоризмов понятия доводятся до логического совершенства.


Если бы Бог знал, как он выглядит, то не изобретал бы зеркало разума; вообразить Творца может только разум; мир — единое целое с человеком и человеческое мировосприятие не может быть не всеобщим, хотя и в своей маленькой частности.


Амбиции человека выходят за пределы реального мира; высокие цели и жизненные желания, — пусть даже преувеличенные, — но подкрепленные трудом, упорством, настойчивостью, — и есть амбиции; и если бы не устремленность в сочетании с неуемной фантазией, не стало бы очевидным многое из того, что ранее казалось невероятным.


Соперник — лучший учитель.


Давайте сверим часы наших устремлений; вектор времени может свести на нет все наши усилия.


Добродетель — это образ жизни, иначе ее просто нет; нередко добрый поступок служит откупной.


Человек с умом не должен быть несчастным; все в его силах.


Лакомство зрения — красота, лакомство слуха — музыка, а обед по расписанию.


Жизнь подобна эстафетной палочке, нам передали — мы должны передать; (речь идет только о человеческой жизни).


Труд из материала неудач созидает постамент победы.


Просто жить — мало, нужно оправдывать свое существование. (Постулат налоговой службы).


Благодеяние — это труд не по найму, а по внутреннему побуждению.


Хороши афоризмы, к которым нечего добавить, но прелестны те, которым можно возразить собственными высказываниями.

Мелодии природы

Поры не различает года

Живая музыка природы.


Теперь послушайте, как лето

Шлет гимны солнечного света,

Как в цветомузыке лугов,

Аккорды слышатся громов,

Как птиц залетная капелла.

Поет изящно и умело,

Как раздаются дружно хоры

В амфитеатрах бора.


Полна минорной грустью осень,

И ветер по лесу разносит

С березки ре, с осинки си…

Что близко сердцу — то проси!

Вам повинуются оркестры,

Вы — дирижер, кумир, маэстро.


Спешит за осенью зима.

О ней написаны тома;

Там своенравие натуры,

Командный голос слышен бури,

Звук бубенцов, колокола…

Летят звоны-перепела,

Как в бубен, бьют в ледок копыта,

Все белым пологом укрыто,

Летите вы на быстрой тройке

С веселой дружеской попойки…

Готовит вьюга свой сюрприз:

Петь собирается на бис.


Едва метели просвистели,

Забарабанили капели…

И вас приветствует весна;

Она надеждою полна,

Преображает мир цветеньем,

Влечет к любовным приключеньям;

Вновь под фантазию ручья

Ликует голос соловья.


В пространствах мироздания звучит

Одна из удивительных сюит.


***


С природой наши слиты души,

С ней веселимся, с ней грустим,

Ее, как музыку, мы слушать

Умеем, если захотим.

С волшебным осязаньем счастья

Из венка сонетов

Надежд распахнута светлица.

Златое лето наяву.

Приятно сладко утомиться

И лечь в пахучую траву;


Быть и вселенной, и частицей,

Лелеять неба синеву…

Читаю мудрости страницу:

Я был, я буду, я живу.


Чуть тронув струны откровенья,

Уходит бытия мгновенье, —

Так гинет свет во мгле ненастья.


О, как тебя я видеть рад

С волшебным осязаньем счастья

В тунике тоненькой до пят.

Прогноз

Июнь начался днем ненастным,

Дрожит, качается сирень,

Согнулись ветви ветром властным,

По крыше капель дребедень.


Земля не чувствует отрады,

И тучи с севера плывут

Неутомимой кавалькадой,

Поигрывает рябью пруд.


Но, может быть, клонясь к примете,

Иссякнет холода поток,

Земля в другом предстанет свете,

И с неба туч слетит платок.

Примета: если первые два дня июня ненастные, то лето будет теплым

Предвестники

С утра трава совсем сухая,

Росы не видно и следа;

На небе, полосы свивая,

Резвится ветер-тамада;


Готовит бурное веселье,

Легонько пробует басы.

Какое чудное везенье

Для нив — пришествие грозы!


Умолкли в зарослях цикады,

Не пляшет резво мошкара,

Ненастья движется армада,

Блестит смолой сосны кора.


Цветов густеют ароматы,

Закрыли ставни муравьи,

Громов далекие раскаты

Упали эхом в ковыли.

Видеоклип

Жаре поднесен сюрприз

Раскатами грома,

От ливня холодных брызг

Убежала Истома.


Собакой была она

Бездомной, бродячей,

Копировала вьюна,

Подаяние клянча.


Бродила среди двора,

Доверчиво глядя;

Со всеми была добра,

Выживания ради.


От молнии вспышки злой

Нашествие страха.

Казался старик седой

Порождением праха.


Расправил прохлады миг

Усталости складки,

И солнца растаял лик

В переполненной кадке.

Утренние видения

Рассветной, чуткою порою

Птиц вдохновенны голоса.

Восходит солнце над горою,

Пронзая светом небеса.


Вселенной тайные структуры

Рождают мыслей буруны.

Какие цвета партитуры!

Как будоражат чувства сны!


Ромео жив, жива Джульетта,

И чувства не померкнут их.

Вражды окончена вендетта,

Скрепляют дружбу тост и стих.


Орфей выводит Эвридику

Из царства мрака и теней.

Ее чарующему лику

Не страшен заговор очей.


Росы прозрачные навески

Играют радугой цветов,

И оживают арабески

Тенистых рощиц и лугов.


Жаль, но над прошлым мы не властны

И мифов нам не изменить,

Все, что случилось, не напрасно.

Событий неразрывна нить.

Драгоценность

Даль солнце огранило,

Земля, как бриллиант.

Небесное горнило-

Наш жизненный гарант.


И в каждой яркой грани

Открыт чудесный вид:

Вот степью мчатся лани,

Там гор восстал гранит.


Суровые пустыни,

Зеленые поля,

То проблеск моря синий,

То вся в цветах земля.


Творения природы

В коллекциях планет.

Под светлым небосводом

Прекрасней мира нет!

Летний вечер

Солнца янтарного диск догорал,

Звезды с востока спешили на бал.


Небо свои раскрывало границы,

Чтоб с бесконечностью соединиться.


Светится крайней избушки окно,

Дальше у леса туманно, темно.


В прошлом осталась та жизни ступень,

Только не ты, не любовь, не сирень.


К счастью душа увлеченная чутка,

Вновь расцвела под окном незабудка.


Годы умчались с той дивной поры.

Мы исчезаем. Исчезнут миры.


Что-то незримое все ж остается…

Может быть, эхом оно отзовется?


Белая церковь сквозь дымку видна,

Тучкой-вуалью прикрылась луна.

Фотоэтюд

Закат укрылся в синей туче;

Мелькнула стая лебедей,

Раздался голос их певучий,

Начав прелюдию дождей.


Летели медленные звуки

Переходя в эфир иной.

Ветров ласкающие руки

Садов не рушили покой.


Во мраке вспыхнула зарница…

Был памятен фотоэтюд.

Въезжала ночь на колеснице,

Громов рассыпался салют.

Рябиновая ночь

Земля взяла грозу, не протестуя.

А вот уже и первые гонцы —

Из туч упали дождевые струи,

И засверкали неба изразцы.


Огнем рубина брызгают гардины,

И пауза, как ноша, тяжела…

Испепеляя полумрак гостиной,

В саду сгорает молнии стрела.


Слепящий свет, громов раскаты

Сопровождают ливня монолог.

В разгаре гроз небесные парады,

И все в одном — и финиш и пролог.

Вторжение

Был испорчен образ лета.

Грозы, бури тут и там.

Молний началась вендетта,

Путь открылся холодам.


Ураган в избытке силы

Шел по лесу напролом;

Ветром крышу покосило,

Отозвался дом стеклом.


Ливень хлесткий рухнул разом

На покосы и сады,

Не бодрило солнце взглядом

Нивы, рощи и цветы.


Грома слышались рулады,

Ожерельем к стежкам град.

Не нашел сокровищ клады

Злой и алчущий пират.


Флибустьерские вторженья

На зеленые поля

Не изменят курс движенья.

Капли зла стряхнет земля.

После ненастья

Земля дождями щедро полита

И зеленью пылают ветки.

Стремнина вод у речек поднята,

К весенней движется отметке.


В полнеба ширина лазурная,

Выходит солнце на арену.

От лип ложится тень ажурная,

Обозначая перемену.


Потоки шумные низринувши,

Промчалась ливней эстафета,

И лентой радуга на финише

В подарочном наборе лета.


Ее стремительно касается

Веселый ветер-победитель.

Все в мире только начинается,

Уходит навсегда лишь зритель.

Исповедь тишины

Из грозовой тучи

Щедрым дождем

Сад напоен и громом озвучен

Весь окоем.


Ствол вековой дуба

Молнии след

Затянул надежно и грубо

Кольцами лет.


В небе разлив сини

Солнцем расцвел,

Наполняет запах полыни

Улицы сел.

Леди

Во фраке туч на солнечной карете

Спешил закат на звездный бал ночей.

Я видел вас, пленительную леди,

В сиянии оранжевых лучей.


У ваших лет иное измеренье,

Ваш силуэт, как тонкий аромат.

«Вы дивное, вы чудное творенье!» —

Мне в сердце откликается стократ.


Но вы живете в «параллельном» мире…

Я чту за день привычно полумрак,

А вы в своей сверкающей квартире

Без солнца не обходитесь никак.


Вы чувств разнообразите оттенки, —

Они еще непостижимы мной;

Внимания восторженные сценки

Вам милой представляются игрой.


Во фраке туч на солнечной карете

Умчал закат на звездный бал ночей,

Оставив вас, прекраснейшую леди,

Среди земных раздоров и страстей.

Звездная ночь

Земля ждала божественных оказий…

Рядами трав исчерчен был покос.

Величие небес разнообразя,

Сыпнула ночь созвездьями вразброс.


Вампир в окно открытое стремится,

Тревожа чей-то безмятежный сон,

Обличье обретает небылица,

И страхи начинают перезвон.


Пасутся кони в пойменной низине,

Оттуда слышен лошадиный всхрап…

И на всю ширь речного серпантина

С небес луна свой выбросила трап.


Казалось, по нему сходили звезды

На подиум равнинный с высоты…

Там таяли белесые борозды,

Здесь серебрились листьями кусты.

Комета

С визитом небес королева — комета;

За нею шлейф призраком белым плывет.

На бал она прибыла. Так и одета.

Юпитер избранницу радостно ждет.


Летят очертя астероидов шквалы,

Казалось мне — слышен их гибельный крик.

Сверкают знакомых созвездий кораллы…

К величию мира душой я приник.


Оспины земли это кратеры-шрамы;

Там лава вздымалась, кипел океан;

Но время лечило последствия драмы

И новой надеждой был путь осиян.

Витязи

Сонет

Какие светлые денницы!

А ароматы как бодрят!

Здесь эхом можно полечиться.

Как отголоски весело летят!


Сюртук лугов, герань в петлицах —

Равнины солнечный наряд.

Держа мечи в своих десницах

Былинный движется отряд.


Обходят ратники дубравы

На рубежах своей державы.


Восток малиновым сияньем

Едва касается летка…

Пчела летит уже с заданьем

Найти вселенную цветка.

На взгорье

Там, где тихие затоны,

Камыши растут стеной,

Лилий белые короны

Примеряются волной.


Хороши короны лилий!

Строй равняют тростники;

И стоят по пояс в иле

Их несчетные полки.


Солнце яркое в зените,

Озерцо — сплошная гладь.

Миг величия событий, —

Ожидая, встала рать.


С травянистого пригорка

Виден лес и край земли.

Облаков далеких шторка

Еле двигалась вдали.


Небо в водах отражалось;

Луг рассыпал лепестки;

Позабыли про усталость,

Сидя в лодках, рыбаки.

Сумерки

На мелководье поили коней,

Сидя верхом, ребятишки.

Низко летали ватаги стрижей,

Шустрые птички-малышки.


Берег пологий, густые кусты.

Темь начинает сгущаться…

Банные срубы у самой воды —

Близко с полка окунаться.


Лунная скатерть, ржаные поля —

Радость души вековая.

Как часовые стоят тополя,

Сон деревень охраняя.

Посвящение высоте

Орнаменты из разноцветных туч

В небесном движутся калейдоскопе;

Хранят ветра земной погоды ключ

И гонят с севера дожди Европе.


В иную пору ветер нежен, тих;

В курчавых облаках, плывущих с юга,

Уже не намечается интриг.

Открыта солнцу панорама луга.


На землю сверху смотрят облака —

Там рощи и зеленые равнины,

Среди полей текущая река,

Поросшие кустарником низины…


Всегда непостоянен их маршрут:

Под ними то желтеющие степи

Часами утомительно плывут,

То вечных льдов заснеженные крепи;


Или раскинутся пески пустынь

С маршрутами верблюжьих караванов,

А дальше океанов бурных синь

И жемчугов коралловые ванны.


Летают тучи, — стражи высоты, —

У Перуна на службе канониры.

Взирают гималайские хребты

На суету земную с «Крыши мира».

После Ильи

Средь березовых рощиц белесых

Голубые разливы видны;

И плывут по протокам и плесам

Летних дней расписные челны.


В золоченых челнах парусами

Белоснежная ткань облаков;

И орудует ловко снастями

Удалая команда ветров.


Проплывают челны расписные,

Через год лишь вернутся назад.

Рассыпает плоды наливные

С бескорыстною щедростью сад.


Держат курс они прямо на осень

Через август, подняв паруса.

Скоро нивы созревшие скосят

И багрянец украсит леса.

Прибой страды

Ржаные нивы, словно море, —

Волна несется за волной;

И каравеллы выйдут скоро,

И скирды встанут за кормой.


Прибой страды по краю нивы

Собьет и в желтые гряды

И опадут неторопливо

В садах забытые плоды.


Стога укутают туманы,

Пройдется дождик по стерне,

Кустов дремучие бурьяны

Уснут в замшелой тишине.

Хроника осеннего дня

Осыпался лист с осины,

Во дворе дождя возня.

Осень вбила клин гусиный,

Расколов колоду дня.


И распались половинки

С сердцевиной золотой —

Полдня яркие картинки,

Проблеск неба синевой.


Солнце глянуло в прореху

Между серых облаков,

От шоссе к деревне пехом

Путник вышел прямиком.


Деревянная церквушка,

И дворовые ряды;

Неуемные старушки

Не уходят с борозды…


Даже, если день воскресный,

Даже, если сериал

Ежедневный интересный,

Урожай чтоб не пропал.


Как осенняя палитра

Удивительно щедра!

Вдохновенная молитва —

Откровения сестра.

Жертвенная нежность

Опять мечтательная осень!

Обворожительный сезон!

Возврат тепла уже не прочен,

Он бабьим летом наречен.


Его обманчивые ласки

Умрут под вздохами дождя,

Пройдет виденье чудной сказки,

И ветер выпорхнет шутя.


Взлетят молекулами жизни

Растений разных семена…

Так исступленно править тризну

Умеет осень лишь одна.

Амнистия

Звенят пронзительные краски

Мелодией багряной ветки.

Я чувства передал огласке,

Как птиц, освободив из клетки.


Пускай летят искать приюты

И душ влюбленных цветники,

Пусть не погубит холод лютый

Судьбу их в трудные деньки.


И если к вам влетит с посланьем

Волнений трепетный гонец,

Почтите вы его вниманьем

И дружелюбием сердец.

Контрасты

Вокруг торжественно и грустно,

И пышный бал, и нищета,

И угасание, и буйство,

Немой покой и суета.


На всем печать противоречий,

Преобразующих стихий.

Словами множества наречий

Звучат об осени стихи.


С природой наши слиты души:

То веселы мы, то грустим.

Ее, как музыку, мы слушать

Умеем, если захотим.

Окончания двух сонетов

Теплом последним день обласкан —

Для октября подарок редкий,

А чаще дождь, туманы, бури,

Где нет ни нежности, ни ласки.

Мы гибнем, как и наши предки,

От стрел коварного Амура.


Любовь последняя волшебна,

С неизгладимою печалью,

Как опустевшая аллея,

Но и она душе потребна,

Всегда как будто за вуалью

Ушедших лет — и тем милее.

Отлет

Покинутое поле,

Стогов соломенные слитки,

Снимает роща поневоле

Багряные накидки.


Стремительно, со свистом,

Осенний воздух рассекая,

Промчалась клином в небе мглистом

Гусей пугливых стая.


В распахнутые дали

Заторопились дружно птицы.

Места гнездовий покидали

Их нынче вереницы.

Прощание

Лес-храм златится куполами,

И мчатся птичьи караваны,

Тревожа небо голосами

И нив покинутые станы.


Холм с одинокою сосною

Ориентиром был летящим,

А поле с желтою стернею,

Как дверь, ветрам открылось настежь.


На крыше дома листья липы

Легли волнистой черепицей,

Снопов узорчатые кипы

Сложили аккуратно жницы.


И вот уж проблески рассвета

Смывает дождик моросящий.

Мелькнуло солнце, как монета,

В ладони осени дарящей.

Сны

Седовласые туманы…

Сероглазые дожди…

Без доверия обмана

В жизни просто не найти.


Вопреки обидам прошлым,

Наступившим холодам

Откровениям всенощным

Память сердца не отдам.


С днем коротким умирая,

Погружался мир во тьму.

Чутких снов спешила стая

К изголовью моему.


Словно вестники, кружили

В непроглядных небесах,

В них неведомые силы,

Не грозит земной им прах.

За гранью чувств

Выразил ветер стремление

В каждом осеннем листе;

Ожило дня отражение

В сердце во всей красоте.


Нивы златятся оттенками,

Утро надеждой бодрит,

Потчует хрупкими гренками,

Чаем брусничным поит.


Я покорюсь неизбежности,

Чувства признаю я сан.

О, твои дивные нежности —

Самый великий обман.


Жизнью и смертью доказано —

Время не движется вспять.

То, что в словах не досказано,

Можно лишь сердцем понять.

Жизнь по интересам

Сортируют грачи, как банкиры,

Облетевшую с ясеня медь.

Опустели гнездовья-квартиры…

И пора о грядущем радеть.


Ожидают их южные дачи,

Благодатных земель красота…

Напоследок в колках посудачив,

Покидают родные места.


А воронам привычна зимовка

В общежитиях старых куртин;

Есть и опыт у них и сноровка

Скоротать холодов карантин.

Заморосило

Мохнатым тучам стало лень

Тянуть тяжелые обозы,

И золотой осенний день

Стал жертвою метаморфозы.


Дождь лил на пестрые зонты,

На скверы, клумбы, тротуары,

На пожелтевшие кусты,

На крыши зданий и бульвары…


Был неотступен и упрям,

Обрел характер постоянства,

И, нагулявшись по дворам,

В иные уходил пространства.

Листопад

Вновь рощи теряли свой яркий наряд;

На память приходят знакомые стансы;

Гаданием занят в саду листопад;

Опавшие листья ложатся в пасьянсы.


Как путники тучи по небу брели;

Умолкли мелодии летней эстрады;

Роскошные клумбы давно отцвели;

Прозрачными стали живые ограды.


Безлюдны аллеи, лишь стаи ворон…

И робкие, тая, снежинки летели;

Афиши театра у белых колонн

Заполнили драмой надолго недели.


Под пальмами грезились мне острова;

Хотелось покинуть туманы и осень.

Повсюду на склонах пожухла трава,

Лишь вид неизменен у елей и сосен.


Лихих каруселей свободны места,

Но время настало готовить салазки;

И капля за каплей стекали с куста

Осенней палитры янтарные краски.


Так осень теряла свой яркий наряд,

С дождями, порой, заключая альянсы.

Последние дни доживал листопад,

И вихри сметали из листьев пасьянсы.

Разгул

Голос потока груб.

Ветер пугает свистом.

Речь водосточных труб

О дожде-рецидивисте.


Он из банкиров-туч

Мглы выбивает ссуду.

Севера взгляд колюч

И неуютно люду.


Осени шел грабеж

Мрачно, неотвратимо.

Стоили медный грош

Тусклого дня картины.


Нынче, казалось, зло

Свободно гуляло в мире…

Ветром листву несло,

И эхо стреляло в тире.

Непогодь

Небо упало рогожей;

Площадь — свидетель скандала;

Улица в лица прохожих

Снега крупинки бросала.


Лужи шарахались резво

В стороны из-под машины.

Люка открытое жерло

Вод поглощало пучины.


Северный злящийся ветер —

Автор холодных пощечин.

Вихрей тяжелые плети

Били по спинам обочин.

Флюиды ночи

Горел фонарь, извечный полуночник,

И плыл тумана белый фимиам…

Казалось, напрягая позвоночник,

Тянулся столб к нависшим проводам.


Любил он света вылиться потоком

И мнил, что недостаточен накал.

С луною мрак расправился жестоко, —

Сквозь тучи блеск ее не проникал.


Я не искал душевного покоя,

Эдема мне не представлялся сад, —

Я жил любви прекрасною мечтою

И чувству вдохновения был рад.


В знакомом парке прокричали птицы,

Взлетели стаей, начали кружить;

Дождя опять засеребрились спицы,

С клубка у тьмы разматывая нить.

Агония

Колючих капель мелкая шрапнель

До боли ранила лицо и руки;

Кружилась вихрей лихо карусель,

И корчился ноябрь в предсмертной муке.


Потоки, распирая берега,

Неслись в бурливом русле речки;

Из туч летела снежная фольга

И думалось о теплой русской печке.


На зданиях дрожали витражи,

До горизонта небо было хмуро;

Все круче исполняла виражи

Над городом бушующая буря.


Веселья не мигали маяки;

Неся с предгорий вой шакалий,

Шершавые ненастья языки

Листву с дерев последнюю срывали.

Похищение света

Печальным узником, несущим груз оков

Без радостей, надежды и привета,

Казался день под толщей облаков, —

И все попытки солнца были тщетны, —


Сияние с высот запрещено;

Смотрела роща в поле безучастно,

Как рассевалось снежное пшено

На черноземы и суглинки пашни.


Среди осенней непроглядной хмари

На лучшее никто не уповал,

А снег с дождем разбойничали в паре, —

И лес с себя последнее снимал.

Акт осенней драмы

Осенний исполнялся ритуал;

Нагие ветви затрясло в ознобе;

Свет робок и все время убывал;

Мерцало солнца жалкое подобье.


Дождь шапкой-невидимкою таясь,

Закуролесил по дорожным лужам…

Теперь событий временная связь

Все откровенней проявлялась стужей.


Один в своей сквозящей конуре

Спал чутко пес, подергивая бровью;

Безрадостно, пустынно на дворе…

Деревней овладело чувство вдовье.


В березняке на кронах гроздья гнезд

Чернели перезрелыми плодами.

Расклевывал на ветке что-то клест,

А снег летел и лип к оконной раме.

Весело о грустном

Ноябрьское каприччо,

Гаданье перемен.

Качается привычно

Осенних дней безмен…


Здесь солнце бросит глянец,

Там капель перемет,

То вдруг закружит танец

Пушистый снег вразлет.


Что нынче перевесит,

Стоит теперь вопрос:

Сырой погоды плесень,

Иль грянувший мороз.

Крушение

Как в ноябре беднеет парк!

Сорил богач — в итоге нищий.

С казною царской призрак-барк

По сумрачным протокам рыщет.


Прощанья наступает час…

Открылось взору запустенье —

Ограблен был иконостас

Зимы воинственным вторженьем.


В руинах свищут сквозняки…

Зияют с севера проломы.

Порой приходят старики

Взглянуть на бывшие хоромы.

Репетиция

Ветров осенние оркестры

Уже звучат наперебой.

Ветрам, конечно, слышать лестно

Хвалу несомую листвой.


В аллеях парка, в гулких скверах

Свои пюпитры разместив,

Без объявления премьеры

Они играют свой мотив.


Порой осенние оркестры

Меняют свой репертуар,

Определив событий место,

В жестяный бубен шлют удар.


Беля береговые кручи,

Венчая осени сезон,

Завьюжил снег из сизой тучи.

Он первый, — значит обречен.

Вопреки календарю

Упорно осень затяжная

Деньки ворует у зимы,

По скверам пышно полыхая

Кострами яркой желтизны.


Сорит увядшею листвою,

Плодов подносит ассорти

И увлекает за собою

На вдохновенные пути.


А птиц нечаянная стая

Все веселится на пиру,

Блаженствует, не замечая

Морозов утренних игру.

Фантазия на тему осени

Капли дождя застучали

Гулко по клавишам-крышам.

Музыку города-рояля

Я неожиданно услышал.


Ива грустна каждой веткой,

Туч проплывают эскадры.

Небо дождливое редко

Шлет вдохновение барду.


Клены бросали под ноги

Веером ворохи листьев.

Метились щедро дороги

Осени желтою кистью.


Город живущий, звучащий —

Радость, печаль и отрада.

Слушайте, жители, чаще

Улиц своих серенады.

Торжество света

Зажегся неба зодиак

И блещет тысячью свечей;

С востока угасает мрак,

Бежит от солнечных лучей,


В таежных прячется чащобах,

В пространствах гротов и пещер,

Где бег у времени особый…

Какой там век у них теперь?


Дождей закончилась декада;

Бескрайне веселится даль;

Рассвета алые плакаты

Сатирой стали на печаль.

Жертвоприношение

В саду тигрица-осень…

Все явственней за листопадом

Зимы белеющая проседь…

Все ж не о том баллада.


Жаль, ураган-охотник

Не пощадил ее в капкане;

Метлою вымел шкуру дворник,

И сжег, как сор, на яме


С кленовою листвою

Шуршащею и золотистой,

Увы, опавшей, неживою

Туманным утром мглистым.

Завьюжило

Отцвело, прошелестело…

Даже в полдень нет тепла,

И покров стелился белый

В даль глухую от села.


Снега падали лохмотья

И свисали с веток лоз.

Клюкву красную в болоте,

Подсластил уже мороз.


А скакун метели прыткий

Резво бросился в карьер

И с единственной попытки,

Взял он осени барьер.

Зима является в ночи

Ночью вскружило ненастье,

Снегом поля замело;

И поутру в одночасье

Выставкой стало село.


Сколько чудесных полотен!

В речке конструкции льдов;

Белый покров был не плотен,

В свежих гирляндах следов.


Пышного снега охапки

Яблони держат в саду.

Елей ступеньками лапки,

Словно тропа в высоту.


С хвои и бронзовых шишек

Иней слетал шелестя.

В школу гурьба ребятишек

Шла, веселясь и шутя.

Театральная площадь

Пейзаж зимы на свежих лужах создан;

Блеск фонарей рассыпался по льду.

Случайные поблескивали звезды,

Суфлер-снежок вел роли на лету.


Он опускался вниз неторопливо,

Заглядывая в яркое фойе,

Где блики света множились игриво

На разноцветье платьев и колье.


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 334