электронная
108
печатная A5
357
12+
О рыцарях, драконах и тихоходках

Бесплатный фрагмент - О рыцарях, драконах и тихоходках

Объем:
164 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4490-5947-5
электронная
от 108
печатная A5
от 357

Глава 1

Петя отложил книгу, потёр кулаками глаза:

— Эх, вот это приключения! А что сейчас? Выстрелил из-за угла ― и герой! Так неинтересно! А там бои на мечах, стрельба из луков. Рыцари сражаются с драконами. Эх, какие были времена!

Послышался мамин голос из кухни:

— Петечка, иди ужинать.

Мальчик прошёл в другую комнату, сверкающую никелем и стеклом кухню, оснащенную современной техникой. Он молча сел за обеденный стол, начал лениво ковыряться в тарелке. Мать стояла возле плиты, колдуя над сковородой, в которой жарились котлеты.

— Невкусно? — повернулась она к сыну, заметив, что он ничего не съел.

— А папа ел?

— Нет, дорогой, папа ещё не вернулся с работы.

— Чем он там занимается? Совсем его не вижу, — недовольно засопел Петя.

— А кто их, физиков, разберёт! — улыбнулась мать. — Я не вникаю в его исследования, своих достаточно! Это ты с ним постоянно обсуждаешь новости последних достижений науки. Решил всё-таки пойти по стопам отца?

— Мам, а нельзя как-то соединить историю и физику с математикой? Я не могу выбрать. Мне интересно и то, и другое.

Мать задумчиво посмотрела на сына:

— Сомневаюсь, что это можно соединить, хотя в наше время всё возможно. Вот ты и будешь первооткрывателем новой науки. — исторической физики или физической истории… Нет, название нужно какое-нибудь погромче выбрать. Чем тебе не нравится ксенофизика? Кажется, такая наука начинает завоёвывать мир.

— Да, я читал в Сети. Это новая фишка.

— Петя, что за сленг?

— Мам, меня и так в школе ботаником зовут, а ты ― «сленг». Я говорю слишком правильно для подростка.

— Пусть зовут, — наставительно подняла мать указательный палец. — Кто «зовёт»? Те, кто завидуют! Не обращай внимания! Я думала, ты выше насмешек этих хулиганистых пацанов.

— Мама, у меня совсем нет друзей.

— Сам виноват. Сколько замечательных юношей в секции, почему ты с ними не дружишь?

— Мам, они все старше меня, у них другие интересы — одни девчонки на уме.

— Придёт и твоё время, сынок, — засмеялась мать. — Тоже будешь о девчонках думать.

— Ну, вот ещё! Очень нужно! — возмутился Петя.

— Сынок, ты же у нас вундеркинд, поэтому и перепрыгивал через классы. Тебе всего одиннадцать лет, а ты уже в десятом классе учишься. Тебе бы в машинки играть, а не интегралы с папой решаешь. Иногда я боюсь за тебя. Совсем не отдыхаешь. Хорошо хоть, Айкидо занимаешься — хулиганы не обидят, — женщина отвернулась, смахивая слёзы.

— Мам, ну ты чего? — мальчик встал, подошёл к матери, обнял за талию, прижался к её спине.

— Ладно, — повернулась мать. — У меня котлеты горят. Садись, ешь, а то сил не будет.

Петя посмотрел на мать, сказал:

— Мама, сядь, давай вдвоём поедим.

Он встал, открыл холодильник, достал кетчуп, положил его на стол, усадил мать на второй стул, положил ей в тарелку макароны и котлету.

— Спасибо, сынок, — растрогалась женщина. — Ты такой внимательный. Жаль, что у тебя совсем нет времени.

— Ты права, мамочка, я совсем тебе не помогаю. Постараюсь исправиться.

— Да когда же ты будешь помогать! — вздыхает мать.

— Ты тоже занята, но находишь время ужин приготовить, вот и я найду, — заверяет сын.

Петя не привык бросать слов на ветер, он приступил к выполнению обязанностей по дому сразу после ужина: помыл посуду, вытер стол, плиту, подмёл пол.

Мать в это время ушла в свою комнату и сидела, радуясь, что у неё такой сознательный сын, а какой умница!

На другой день он пришёл из школы пораньше и решил вымыть полы во всей квартире.

Сначала он прибрался в своей комнате, а мыть пол с помощью моющего пылесоса ему даже понравилось.

— А ведь наши бабушки не знали пылесосов. Бедные! Или они привыкли? Зато моей бабуле уже девяносто лет, а дедуле и того больше, а они ещё фору дадут молодым, — рассуждал Петя, перетаскивая пылесос в комнату матери.

Мальчик ловко орудовал моющим аппаратом, даже напевал модную мелодию.

Его взгляд остановился на книжном шкафу.

— Новый том? Опять по кельтской культуре? Мама всё средневековье изучает. И меня с детства тянет в то время. Эх, мне бы тогда родиться! Как хочется своими глазами увидеть рыцарей Круглого Стола. Не верю, что это только легенда, но никак не проверишь, к сожалению.

Закончив уборку в комнате матери, Петя перешёл в кабинет отца. Когда мальчик был совсем крохой, вход в эту комнату был для него закрыт, но теперь кабинет не запирался — отец доверял сыну не только свои мысли, но и разработки. Мальчик с детских лет копался в его схемах, чертежах и формулах. Он выдвигал одну гипотезу за другой, от одних отец отмахивался, от других приходил в восторг.

Одна из идей была совсем фантастической: Петя предлагал построить машину времени. Его приводила в восторг возможность побывать в прошлом и увидеть рыцарские поединки.

Мальчик даже хотел записаться в рыцарский клуб, но придя туда, был шокирован тем, что помещение находилось в подвале, где было так грязно, накурено, пахло испражнениями, что больше туда Петя не пошёл.

Нет, он не был маменькиным сынком, просто рос в обеспеченной культурной семье.

Вспомнив этот эпизод, Петя вздохнул и включил пылесос.

Когда комната заблестела чистотой, мальчик сел за старинный дубовый стол, который сам и уговорил отца купить. Петя выдвинул ящик стола, в котором хранил свои расчёты и чертежи, и замер, рассматривая записи.

Неожиданно ему показалось, что он нашёл ошибку в одной из формул.

Когда далеко за полночь в комнату вошёл отец, то тут же выпроводил юного гения спать. Сам же начал собирать разбросанные по всему столу листы.

— Что это за формула? — заинтересованно воскликнул мужчина, поднимая с пола исписанный лист ксероксной бумаги. Затем он надел очки в тонкой оправе и сел на место сына.

— Надо же! — воскликнул он, взъерошив чёрные волосы, погладил твёрдый подбородок. — А ведь может получиться!

На другой день отец и Петя закрылись в кабинете и долго мастерили какой-то странный предмет, напоминающий детскую игрушку. Это было широкое кольцо с множеством кнопок.

— Испытания временохода проведём завтра, — сказал отец, устало почёсывая нос.

Петя еле высидел уроки, потом заставил себя сходить на секцию. Когда он вернулся домой, отец уже ждал его.

— Начнём с маленьких предметов, — сказал отец и, положив временоход на шариковую ручку, нажал несколько кнопок. Раздался вибрирующий звук, ручка начала терять очертания, а потом исчезла.

— Получилось! — обрадовано вскричал Петя.

— Это мы узнаем завтра, — сказал отец. — Я запрограммировал появление на следующий день, то есть в будущем.

Петя с нетерпением ждал вечера следующего дня. Спал он беспокойно, во сне ему снились рыцарские турниры и драконы, с которыми он сражался, будучи средневековым воином.

Мальчик ждал отца, разглядывая их детище. Ему показалось, появилась тень, нет, это ручка. Мальчик подпрыгнул от восторга;

— Всё-таки получилось!

— Теперь будем с большими предметами экспериментировать, — заявил отец.

Петя умоляюще посмотрел на временоход.

— Хорошо, — сказал отец. — Программируй ты.

Петя подошёл к столу, остановился в нерешительности, а потом смело начал нажимать кнопки, чтобы переместить в будущее массивный стол.

Тут послышалось громкое: «Мяу», это кот Мурзик прыгнул на столешницу. Петя вздрогнул, а потом положил на временоход обе ладони, пытаясь защитить аппарат от когтей Мурзика.

У мальчика закружилась голова, в глазах потемнело, а потом он потерял сознание.

Глава 2

Аннис быстро поднималась по винтовой лестнице, легко перескакивая с одной каменной ступени на другую. Вот и деревянная часть, которую девочка прошла медленно, опасаясь разрушить тонкие доски. Она вздохнула:

«Я бы всю лестницу сделала каменной, но нельзя: во время осады (девочка перекрестилась: не дай бог!) доски снимали, чтобы враг не смог подняться наверх».

Девочка оказалась на площадке перед зубчатой стеной. Она уселась на своё любимое место — между вторым и третьим зубцом стены — и посмотрела вниз.

Замок стоял на высоком холме. За донжоном, главной башней, где жили они с отцом, была вторая стена, поменьше. Аннис рассмотрела, что главные ворота уже открыты, подъёмный мост опущен, по нему едут несколько всадников, за которыми бежит свора борзых.

«Отец на охоту отправился», — вздохнула девочка, провожая любящим взглядом высокую фигуру рыцаря на огромном вороном коне.

Всадники скрылись в лесу, девочка отметила, что ворота тут же закрылись.

«Стражи хорошо обучены», — вновь вздохнула Аннис.

Девочка притянула колени к груди, обхватила их руками, продолжая своё наблюдение.

Деревня, расположившаяся у леса, уже проснулась: пастухи заиграли в рожки, выгоняя скот на пастбище, дымки над домами завивались в белые клубки — женщины готовили завтрак.

«Каждый день одно и то же», — подумала Аннис. Ей было скучно, потому, что она не любила заниматься домашними делами, хотя умела выполнять всю работу по хозяйству. Девочка с малых лет была хозяйкой в замке, ведь рано лишилась матери.

«Мама! Мама!» — отправила мысленное послание Аннис, подняв глаза к голубому небу. И пришёл ответ: ветерок игриво коснулся щеки, растрепал распущенные белокурые пряди, а потом послышалось грустное и ласковое: «Доброе утро, дочка!».

Дочь рыцаря никому не рассказывала об этом общении, ведь её могли обвинить в связи со злыми духами. Конечно, отец не дал бы её в обиду, но мог накликать на себя немилость короля. Аннис знала, как это опасно.

Их сосед, герцог Ульрих, был неосторожен в своих высказываниях, и что? На его замок напали, а на помощь никто не пришёл, ведь каждый рыцарь бережёт только своих подданных.

Давно это было, ещё при деде, отец тогда был оруженосцем у герцога и спасся чудом.

Вот и молчит Аннис о своих видениях. Она уверена, что мать жива и отправляет ей послания, чтобы она не была одинока.

Конечно, у неё есть добрая старая няня Сесилия,

выкормившая ещё отца, и верная Люсия, которую девочка считала не служанкой, а подругой.

— Леди, завтрак готов, — послышался тихий голос.

На последней ступени лестницы стояла девушка в тёмном платье и переднике.

— Иди сюда, Люси, — позвала Аннис.

Когда девушка нерешительно шагнула к госпоже, Аннис показала рукой вниз.

— Ты же бываешь за пределами замка?! — то ли спросила, то ли констатировала факт Аннис.

— Да, миледи, — присела Люсия в реверансе.

— Я же просила вести себя со мной наедине не как служанка. Ты — моя лучшая подруга, — недовольно поджала губы дочь графа.

— Да, мил… Аннис, — замялась девушка, придвигаясь к девочке.

— Мне так хочется погулять в лесу.

— Что вы… что ты, — замахала руками Люсия. — Это очень опасно!

— Ты же ходишь! — настаивала Аннис.

— И меня уже обижали, — призналась служанка.

— Кто посмел?! Как? — вскричала графиня, вскакивая на ноги и поправляя своё утреннее платье.

— Рыцарь Готфрид, — прошептала Люсия.

— Мерзавец! — воскликнула Аннис. — А казался таким галантным. Стихи мне читал, песни пел, играя на лютне.

— Так вы же дочь графа, а я?

— Настоящий рыцарь должен защищать всех дам, независимо от их положения в обществе, — заявила Аннис.

— Нет таких, миледи, — устало вздохнула служанка. — Простых девушек они за людей не считают.

— Ты права, — обняла подругу дочь графа. — Если уж у меня нет никаких прав, что говорить о тебе.

— Не наговаривайте, Ваше сиятельство — запротестовала служанка. — Граф очень хорошо к Вам относится — любит, лелеет.

— Точно редкую птицу держит в клетке, — возмущённо сказала девочка.

— Так для вашего же блага, леди.

— Хочу в лес, в поле, чтобы ощутить простор и свободу! — воскликнула Аннис, поднимая руки к небу. В этот момент её детское личико с большими голубыми глазами стало вдруг серьёзным. Девочка как будто повзрослела.

Люсия залюбовалась её точёной фигуркой с осиной талией, роскошными локонами цвета солнца.

«Выросла миледи», — с грустью подумала служанка. — «Не зря рыцари к нам на праздники зачастили, ведь только здесь они могут посмотреть на будущую жену. Неужели граф так легко расстанется с любимой дочерью? Надеюсь, госпожа возьмёт меня с собой в замок мужа».

Аннис опустила руки, вновь превращаясь в десятилетнюю девочку.

«Хорошо ещё, что лорд Раймунд не обручил Аннис ни с кем, а то уже через год она стала бы женой какого-нибудь рыцаря, а так, может, ещё нескоро будет её свадьба», — подумала служанка, но сама не поверила своим надеждам.

Ей хорошо жилось в замке графа: она была личной служанкой Аннис. Девочка её не слишком нагружала, была приветливой и доброй. Конечно, приходилось иногда прятаться от рыцарей, проживающих в замке, но Люсия научилась делать это очень ловко после того, как госпожа показала ей подземный ход и потайные двери.

Аннис попросила принести завтрак в свою комнату, ведь большинство жителей замка были на охоте.

Юная графиня сидела за маленьким столиком из дорогих пород дерева и нехотя ела кашу, запивая парным молоком.

— Всё, хватит, — Аннис отставила кружку, положила ложку.

— Пирога с вишней отведайте, миледи, — попросила Люсия. — Кухарка Роза так старалась, знает, что Вы только с вишней любите.

— Заверни, Люси, с собой возьмём.

— С со… бой? — заикаясь, спросила служанка.

— Надоело сидеть в клетке. — Аннис решительно встала. — Пойду на луг, прогуляюсь.

— Так Вас же никто не выпустит, миледи, — облегчённо выдохнула Люсия.

— Конечно, не выпустят. Отец стражам головы оторвёт, если поддадутся на мои уговоры. Когда я собираюсь на мессу, он двух рыцарей со мной отправляет, а это в крепости.

— Вот и не надо никуда ходить, миледи, — обрадовано сказала служанка.

— Люсия, ты меня знаешь! — строго посмотрела на подругу графиня.

Девушка обречённо вздохнула: она знала, что девочка никогда не бросала слов на ветер. Если Аннис что-то решила, то всегда шла к своей цели.

Она даже сумела уговорить отца давать ей уроки фехтования. Конечно, меч Аннис не смогла бы удержать, но с кинжалом управлялась хорошо. А как стреляла из лука — любой воин позавидует.

Граф, глядя на успехи дочери, только вздыхал. Возможно, жалел, что она не родилась мальчиком. Аннис была копией своей матери — леди Маргариты. Люсия её, конечно, не знала. Ведь графиня исчезла много лет назад. Но девушка видела портрет жены графа и могла с уверенностью сказать, что Аннис очень на неё похожа.

— Надеюсь, ты не откажешься пойти со мной? — спросила Аннис, вопросительно взглянув на служанку.

Люсия замерла, лихорадочно придумывая, как бы отговорить девочку от такого необдуманного шага, но ничего не смогла придумать стоящего.

«Если граф узнает, то выпорет меня. Это ещё я вытерплю, а если отправит на полевые работы? Или того хуже, в каменоломни? Оттуда живым никто не возвращается. Что делать?».

— Миледи, это очень опасно, — несмело начала Люсия.

— Мы пойдём днём и быстро вернёмся, — испытующе посмотрела Аннис на подругу, словно проверяя, можно ли ей доверять.

— Хорошо, — смиренно сложила руки служанка.

И вот девушки начали спуск в подземелье. Здесь сыро и пахнет плесенью. Люсия несёт факел, но света мало, остановившись у стены, служанка зажигает другой факел, который берёт графиня. Теперь света больше, и смелости у путешественниц прибавляется.

Аннис остановилась у одной из ниш, достала одежду, в которой она занималась с отцом. Здесь штаны и куртка, а также берет. Одежда в двух экземплярах, что радует Люсию.

Служанка помогла переодеться госпоже, быстро переоделась сама, мысленно благодаря Всевышнего за то, что Аннис такая предусмотрительная.

Переодевшись, девушки оглядели друг друга. Аннис похожа на мальчика, а вот Люсию выдают округлости, хорошо, что куртка широка.

Надо переобуться: Аннис надела сапоги, а Люсия осталась босиком, как и большинство простых крестьян.

Быстро преодолев подземный туннель, путешественницы вышли к лесу. Углубившись в чащу, они осмотрелись — никого!

Аннис упала в высокую траву:

— Как же хорошо!

Нехотя графиня встала, осмотрела полянку, понюхала цветы, дотронулась до листьев дерева.

— Ты не представляешь, Люси, как я мечтала об этом! Ведь я же всё время провожу в замке. Тебе этого не понять.

Люсия нашла спелые ягоды земляники, собрала их в ладошку, пока Аннис слушала пение птиц, закрыв глаза от блаженства.

«Вот и завидуй знатным госпожам», — подумала служанка. — «Миледи права: они сидят в замках, точно птички в золотых клетках. И так до замужества. А потом ещё неизвестно, какой муж попадётся. Чаще всего бывают тираны и деспоты. Они не разрешают супругам даже с родственниками общаться. Только в церковь и ходят они, бедняжки».

Люсия подошла к госпоже, села рядом, Аннис открыла глаза. Служанка достала узелок с пирогом. Девушки с удовольствием съели пирог, поделив пополам, а потом закусили ягодами.

— Теперь мы частенько будем сюда наведываться, заявляет Аннис, чем вызывает панику у своей подруги, но та молчит, смотрит на графиню с восторгом.

«Какая она бесстрашная, моя миледи!» — восхитилась Люсия, поддавшись очарованию местности и радости подруги.

Глава 3

Голова болела жутко. Мальчик с некоторым трудом разлепил глаза и увидел над собой… ветки с зелёными листьями. Испугавшись, наш герой тут же зажмурился, полежал несколько мгновений, поднял веки. Определённо, над ним дерево! Петя резко сел, покрутил головой. Вокруг лес, да не такой, как в парке. Деревья толстые, старые, в три обхвата.

«Наверное, я сплю, и всё это снится, — решил для себя Пётр, — не могло же»…

И тут будто молнией ударило, вспомнилось, как программировал машину времени. Прыгнувший кот.

«Не может такого быть! — мальчик вскочил, несколько раз вдохнул и выдохнул, закашлялся. — Воздух слишком чистый, даже для парка, знать, точно не будущее. Птички поют опять же. Если только потомки не взялись за ум и не восстановили экологию. Или я не попал в оазис».

Тишину лесной глуши разорвал шум и далёкие, еле слышные крики, явно не звериные.

— Раз кто-то кричит, значит, разумен, — сделал вывод наш герой. — Сколько отец будет налаживать машину, неизвестно. Однако надо отметить, что я тут был.

Петя отыскал неподалёку пень. (Не дерево же портить.). Вытащил из кармана складной ножик. Открыл. Вырезал на пенёчке:

«Папа, я был здесь. Пётр». И, на всякий случай, добавил год и день своего рождения. А после начертил стрелку, указывавшую на дерево с дуплом. Взял блокнот и карандаш, написал записку и сунул в отверстие в стволе. Теперь можно посмотреть, кто там шумит.

Следовало вести себя осмотрительно и осторожно, кто знает, вдруг враги какие?

Мальчик начал осторожно красться по лесу, прячась за деревьями. А шум становился всё громче и громче. Пётр вынырнул из кустов и охнул. Представьте себе дорогу проезжую, а на ней, на могучем богатырском коне восседает настоящий средневековый рыцарь в полном доспехе. Ну, и это не самое удивительное — атаковали воина некие существа волосатые, похожие на горилл, только прямоходящие.

— Так, раз передо мной не витязь в кольчуге, или я не в России, или застал гостя из-за границы, — пробормотал себе под нос наш герой. — Однако кем бы ни был бедняга, он явно попал в беду, надо помочь.

С одной стороны, как парень мог спасти воина в схватке с дикарями или чудовищами? С другой, острый ум и неожиданная атака бывают надёжнее тысячи храбрецов. Петя нагнулся и поднял с земли первый камень. Эхо в лесу должно быть хорошим. Враги вооружены дубинами, ни лучников, ни копейщиков. Бояться нечего.

И вот метнул мальчик камешек, угодил в затылок крайнего дикаря, заорал как ненормальный. Отбежал в сторонку, опять бросил, попал довольно точно. Волосатики замерли, ведь не ожидали внезапной атаки. А снарядики так и летели, попадая в цель. Да и рыцарь приободрился, атаковал врагов с удвоенной силой. Дикари, видимо, храбростью не отличавшиеся, с воплями ужаса побежали. Один, увы, в сторону нашего храбреца.

Вот когда Пётр порадовался, что из всех видов борьбы выбрал Айкидо. Мускулов особых не надо, размер как собственный, так и противника, не важен.

Волосатик, увидав юного противника, зарычал и накинулся на жертву, надеясь на лёгкую победу. Петя поймал летящий в него кулак, провёл приём. Отправил соперника в полёт. Крепко же здоровяк приложился о землю. Подняться смог далеко не сразу, а как вскочил — помчался прочь — не догонишь.

Мальчик же направился к спасённому воителю. (А доспех рыцаря оказался довольно интересен. Шлем изготовлен в виде драконьей головы, панцирь украшен чеканными чешуйками. На латных рукавицах когти стальные. Даже на щите вместо герба дракон изображён).

Петя поклонился низко. Воин заговорил. Сначала на древнефранцузском, потом на древненемецком. Увы, наш юный исследователь не говорил на этих языках. Зато неплохо знал классическую латынь. На ней и ответил.

— Доброго Вам дня, достопочтенный сер, — мальчик поклонился. — Простите, не знаю Вашего имени. Мог бы догадаться по гербу, но его нет.

— О, Вы неплохо образованы для столь юного возраста, — ответил латник на куда более грубой латыни. — Я — странствующий рыцарь. И пока не выполню клятвы, стану прозываться просто Драго.

— Питер к вашим услугам, — Петя улыбнулся.

— На простолюдина Вы не похожи, для сына горожанина или купца слишком храбры и искусны в рукопашной схватке, — рыцарь поднял забрало. — Далеко ли Ваше жилище?

— Увы, очень далеко, — мальчик вздохнул печально. — И за год не добраться. В данный момент я просто путник в чужой стране, без средств к существованию, друзей и знакомых.

— Послушай, а не хочешь стать моим оруженосцем? — поинтересовался воитель. — Я храбрецов за милю чую. Предшественник с месяц назад стал рыцарем и отправился своей дорогой. Слуги, увидев диких Гомблингов, разбежались в страхе.

— С радостью, — воскликнул Питер–Петя. — Мечтал о подобном всю свою жизнь!

Так наш герой исполнил мечту. Он теперь странствовал с доблестным Драго, учился у него всему, что должно знать рыцарю. А знать надо было немало: фехтование на мечах и шестах, стрельбу из лука и арбалета, искусство владения копьём и щитом. Больше всего Пете нравилась верховая езда, а вот игра на музыкальных инструментах, танцы и пение вызывали раздражение. Этикет и иностранные языки для мальчика с таким интеллектом давались удивительно легко.

Два года пролетели незаметно. Несколько раз возвращался наш храбрец к пеньку и дуплу. Проверял надписи, обновлял записки. Добавил он подробную карту местности, чтобы отец легко нашёл его. Время шло, но, увы, никаких признаков, что отец побывал в этом мире. Видать, проклятый кот серьёзно испортил машину времени, а может, темпоральный след отыскать оказалось непросто.

Здесь, дорогой читатель, необходимо упомянуть, что прошлое, в которое попал наш герой, существенно отличалось от того, что было описано в истории. Например, маги и всевозможные мифологические и волшебные создания были более чем реальными!

Пит подозревал даже, что его унесло в какой-то параллельный мир.

«А, может, я вовсе помер, и душа оказалась в сказке? Прямо как в кино или детской книжке. В таком случае понятно, почему не ищут. Оплакали, похоронили и забыли. Родителей жалко безумно, вот кому досталось! Увы, уровень технологий не позволял страннику во времени сконструировать свою машину времени или послать в прошлое координаты. Застрял, так сказать, надолго, если не навсегда».

Как узнал юный исследователь, Драго поклялся не возвращаться домой, пока не одолеет двести противников. И не думайте, что рыцарь был глупцом и забиякой. Если один дворянин побеждал другого в схватке, получал его доспех, оружие и коня. На турнирах чемпиону также полагался неплохой приз. И всё это можно выгодно продать, а деньги послать семье.

«Войны, к счастью, не каждое десятилетие начинаются, прислуживать кому-то неохота, а жить на что-то надо. Особенно если владеешь не огромным поместьем, а небольшим участком и одинокой башней, и род твой славен, но обнищал», — так думал Пётр о рыцаре Драго. А ещё он узнал, что не было у него сына — наследника, только юная дочка.

— Даже жаль, мой юный друг, что ты гол, как сокол, — вздыхал воитель. — О лучшем женихе для моей Аннис и мечтать не мог. Ты умнее многих из тех, кого я знал. Отважен как лев. Искусен во владении всеми видами оружия. На лошади сидишь, как влитой. В воде плаваешь не хуже рыбы. По стенам лазаешь, как белка. Любезен в общении, легко очаруешь любого. Если ты, на самом деле, и незнатен или неспособен предоставить родословную, никто и не догадается о сем печальном факте.

И добавлял, глядя испытующе на юношу:

— Если одеть в достойные одежды, придумать правдоподобный герб — истинный дворянин. А совершишь несколько подвигов ― и можно посвящать в рыцари. Единственное, уж больно ты добр, не любишь проливать кровь. Некоторые могут счесть подобное трусостью.

— Пусть попробуют заявить мне это в лицо, — отвечал обычно с улыбкой юный исследователь. — Не обязательно убивать кого-то, чтобы заставить его держать язык за зубами.

И вот пришёл тот славный момент, когда рыцарю удалось свалить двухсотого бойца — выбить его из седла. Получив награду за доспех, наши путешественники отправились в обратный путь.

Питер волновался, уж больно хотелось своими глазами увидеть жену своего господина и друга и, особенно, дочь. Уж столько счастливый отец хвалил обеих, описывал достоинства всевозможные, что наш храбрец заранее полюбил их, как приёмную матушку и добрую сестричку. Любой путь имеет своё начало и конец, и вот появилась вдали одинокая башня.

Увидев большой замок, Пётр удивился. А когда Драго поехал не к центральным воротам, а обогнул холм и двинулся по неприметной тропе, успокоился. Драго вёз доспех свой на запасной лошади, оттого сам смог спрыгнуть на землю, кинулся к неприметной двери, что вела в замок, забарабанил кулаком в створку. Оруженосец слез куда медленнее, взял лошадей под уздцы, приблизился.

И вот дверь медленно открылась и появилась дева красоты столь ослепительной, что Пит замер как вкопанный, прижав ладонь к груди.

Глава 4

Аннис посмотрела на незнакомца и утонула в глубине больших карих глаз, которые смотрели на неё с таким восхищением, что она смутилась. Девушка покраснела, опустила пушистые ресницы, пытаясь скрыть любопытство и смущение.

«Какой интересный рыцарь! Видно, что очень молод, чуть старше меня, а какой мужественный! Плечи широченные, руки и тело мускулистое, а лицо такое красивое: глаза добрые, нос прямой, подбородок твёрдый. Вот таких мужчин обожаю, а не слюнтяев. Уверена, что он благороден и знатен — вон какая выправка!».

Молодые люди молча рассматривали друг друга, не в силах вымолвить ни слова, пока Драго, стоявший рядом с юным рыцарем не воскликнул:

— Аннис, дочка!

— Отец! — поклонилась девушка.

— Какая взрослая стала! — воскликнул Драко. — Обнять отца не хочешь?!

Рыцарь развел руки в стороны, раскрывая объятия, куда и упала Аннис. Она прижалась к холодному железу и зарыдала.

— Ну, ну, — растроганно произнёс рыцарь. — Давно не виделись, но я же слал весточки. Чего рыдать? Всё хорошо!

Девушка вытерла слёзы белым передником, который закрывал почти всё её платье.

«Замок большой, хорошо укреплён», — подумал Питер. — Видимо, здесь живёт богатый рыцарь. А мы вошли с чёрного хода, а не с парадного. Значит, сэр Драго не хозяин, а вассал проживающего здесь рыцаря. Его дочь, скорее всего, на кухне работает, а жены совсем не видно».

Между тем девушка впустила рыцаря и оруженосца в коридор, провела по лестнице в главную башню.

«В главной башне живёт семья хозяина», — вспомнил Питер. — «Сэр Драго член семьи? Младший сын?»

Юный путешественник во времени хорошо знал обычаи Средневековья и понимал, что наследует титул здесь только старший сын, а младший вынужден сам заработать и замок, и состояние, и титул.

Драго заглянув в открытую дверь.

— Парадный зал в чистоте держишь, — сказал он, поворачиваясь к дочери. — Настоящая хозяйка выросла. Мама бы гордилась тобой.

«Что значат эти слова? Где её мать?», — мелькнула мысль в голове Питера.

Питер тоже заглянул в дверь, когда рыцарь и дочь отошли, но ничего не смог разглядеть, ведь в зале было темно.

«Окна, конечно, небольшие и защищены решётками», — успел отметить наш вундеркинд. — «Оконные проёмы закрыты стёклами, а не бычьим пузырём, следовательно, хозяин замка богат, очень богат. Кто же он?»

Питер поспешил догнать сеньора рыцаря и его дочь, ведь в замке он мог и заблудиться, так как не знал плана расположения комнат и коридоров, да и освещение с помощью смоляных факелов было скудным.

Наконец, Аннис остановилась около большой дубовой двери.

— Мыться будете, отец?

Гость из будущего был приятно удивлён этой фразой. Он знал, что рыцари не особо следили за чистотой тела. Сеньор Драго сначала подсмеивался над своим оруженосцем, который норовил искупаться в каждом водоёме, а потом и сам стал следить за чистотой тела и одежды.

«Как свежо и приятно!» — сказал он, искупавшись в первый раз. — «И насекомые не надоедают», — констатировал рыцарь через месяц.

— Помоюсь обязательно, — кивнул сеньор Драго. — Покажи комнату моему оруженосцу. Он тоже мечтает о том, чтобы избавиться от грязи.

Аннис кивнула Питеру и пошла в другой конец коридора. Открылась дверь, появилась миловидная девушка в белом чепчике и сером платье с чёрным передником. Она сделала реверанс.

— Сеньор рыцарь, — а потом повернулась к Аннис. — Миледи, комната готова.

— Спасибо, Люсия, ты просто читаешь мои мысли.

— Как же иначе, миледи. Мы же каждый день ждали графа, а как вы побежали к чёрному ходу, я сразу поняла, что сэр Раймунд вернулся.

Питер остолбенел от таких слов.

«Выходит, сэр Драго — граф Раймунд?! Вот так поворот! А его дочь ― единственная наследница, раз она миледи! Где же графиня?».

После того как помылся, Питер сидел в парадном зале за большим столом рядом с сэром Раймундом. Сидящие за столом рыцари поднимали кубок за кубком за здоровье графа и его дочери, а вот мать девушки так и не появилась.

Питер на вино не налегал, ел умеренно. На него сначала косились другие рыцари, а потом перестали обращать внимание, ведь сэр Драго сообщил, что его оруженосец — иностранец, приехавший из далёких краёв.

Питер заметил краем глаза, что Аннис тоже мало ест. Он несколько раз поймал её взгляд, и ему стало тепло и радостно, потому что юноша понял, что тоже заинтересовал девушку.

Ночью, лёжа на удобном мягком ложе, Питер не мог заснуть. Перед глазами стоял милый образ Аннис.

«А ведь мама предупреждала, что придёт и моё время, когда я заинтересуюсь девушками. И хорошо, что это милая и светлая Аннис, а не те девахи, с которыми проводили время мои товарищи из секции Айкидо».

Питер и Аннис сразу поняли, что созданы друг для друга, поэтому через день знакомства уже не стеснялись. Они часто делали вылазки в ближайший лесок.

Теперь Анис не пробиралась с подругой по подземному ходу, а выезжала в сопровождении нескольких рыцарей. Они скоро поняли, что мешают госпоже и оруженосцу, поэтому деликатно наблюдали за ними со стороны.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 357