электронная
100
печатная A5
316
12+
О полётах во сне и наяву

Бесплатный фрагмент - О полётах во сне и наяву

Сборник стихов

Объем:
84 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4485-7568-6
электронная
от 100
печатная A5
от 316

О полётах во сне и наяву

Сын земли ты, я — неба лазурного дочь

Мы с тобой — дети разных природных стихий

И подруга мне лучшая — звёздная ночь

С ней на пару давно сочиняем стихи

Как жесток твой, на мысли о небе, запрет,

Дорога слишком плата за нашу любовь

В клетке, пусть золотой, в крыльях радости нет

К облакам прикоснуться так хочется вновь

Может, стоит попробовать вместе летать?

Оторваться вдвоём от земной суеты

Хочешь, я научу о полётах мечтать,

Строить из облаков города и мосты?

Ты полюбишь бескрайнюю синюю высь,

Где свобода живёт и несбыточность снов,

Где реальность и вымысел переплелись,

Где оценишь сполна смысл несказанных слов…

Немного о себе

Казаться слабой не имею права

Судьбой назначено быть вечно на виду

Иным не по нутру чужая слава,

Вот потому по краю пропасти иду…

Как надоели домыслы и толки,

Твердят о том, чего в помине вовсе нет,

Мне кажется, вокруг не люди — волки,

Быть с ними с стае — то не выбраться на свет?!

Так и живу — летаю до бессилья,

Пуская избранных в свой яркий хрупкий мир,

День ото дня в полёте крепнут крылья

И будни серые я превращаю в пир!

Снег за зиму отбеливает душу-

Тогда и истину открыть немудрено:

Пускай в угоду — сплетен не разрушу, —

Просто на них не реагирую давно!

Теперь дышу свободно — я другая

И слышу только то, чего сама хочу,

Нашла решенье — формула простая…

Сейчас легко в пути и ноша по плечу

Дни прожигаю на пустое, в скоростях…

Дни прожигаю на пустое, в скоростях,

И коротаю за ненужными делами,

Под грузом тягостных сомнений, второпях,

Спасенья нить не промелькнет перед глазами…

И в сизой дымке притаившийся рассвет,

В кротком молчании небес, смущаясь, тает,

Воспоминания в палитре прошлых лет,

Нас от отчаянья, порой, уберегают

Как много в жизни этой сделано не так,

Но оправданиями сердце не утешить,

И, превращая поворот судьбы в зигзаг,

Позволим боль от бед неправедных уменьшить

Когда съедает холод душу изнутри,

То мир собой её, так просто, не согреет,

Сквозь призму времени на это посмотри,

Запомнив — каждый путь проходит, как умеет…

На чистый холст чарующей ночи

На чистый холст чарующей ночи

Ложатся звезд мерцающих мазки,

И тишиной усталость излечив,

Следа не остаётся от тоски

Тьма, растворившая дневную суету

В безмолвье синих бархатных небес,

Откроет созерцанья красоту,

Назначив время сказок и чудес!

Сплетая мысли будто пальцы рук,

Сменю тональность внутренних октав,

Глазами обнимаю лунный круг,

Миноры на мажоры поменяв…

В часы ночного откровенья…

В часы ночного откровенья,

Вскрывая светом вены грёз,

Бессмыслиц тайное значенье

Слетает музыкой со звёзд

И набежавших снов смятенье,

Хранит наигранно Луна,

В них город счастья, на мгновенье,

Стал неприступным как стена…

Коснувшись сожалений бренных,

Скрывает очертанья ночь,

На стёжках облаков нетленных

Любовь не в силах превозмочь!

Немного о свободе…

Здесь, в людской суете, невозможна свобода,

Сердце плачет навзрыд от потока лучей,

Скроет серость её, под дождём, непогода,

Зной смывая с уставших от ног площадей…

Будешь солнце искать, снова, слёзы скрывая,

Раз, узнав правды мир, не захочешь так жить,

В акварелях сырых, яркий свет, растворяясь,

Красок требует сочных и желанья любить!

Сердце бьётся с морем в унисон

Сердце бьется с морем в унисон,

Мысли растворяя в брызгах чувств,

Вместе со слезами горечь волн

Пьет с тоской песчаный берег пусть

Пряди капель превращает в рябь

Ветер, зелья синего испив,

Ноты грусти выстроивший в ряд,

Так, чтобы забыть её мотив

И лицом Фортуну повернуть,

Выдержав шквал жизненных невзгод,

И ладони к солнцу протянуть,

Встретив с благодарностью восход

В межсезонье коротких разлук

В межсезонье коротких разлук,

В перекрестках дорог наугад,

Я ищу как спасательный круг,

Твой родной всепрощающий взгляд

Монолог не озвученных фраз —

Дерзкий вызов шальным скоростям,

Безмятежностью преданных глаз

Он разгладит печаль по щекам

Как лекарство от призрачных снов,

Жизнь в которых давно истекла,

Стал сильнее объятий и слов,

Отраженьем цветного стекла…

И в сиропе густом из потерь,

Утонув в осознанье вины,

Я шепчу как молитву теперь:

Дай мне, Господи, сил сжечь мосты!

Звездного неба касаясь украдкой…

Звездного неба касаясь украдкой,

Время сжимает мгновенья в кулак,

Мыслей запрет, надоевший порядком,

В явь превращает любви пылкой знак

И тишину обнимает за плечи

Тайна блаженства в прелюдии сна,

Нежась в ночи, в ожидании встречи,

В мир миражей погружает луна

Вновь оказавшись в плену искушений,

Таю в небесной обители грёз

И, закружившись в метелях видений,

Ангел мне счастье на крыльях принёс…

Зимнее…

Замело все дорожки, тропинки,

В снежных шапках деревья, дома…

Погадай мне на счастье, на льдинках

Как на картах цыганка-Зима!

Ведь оно уже близко, я верю, —

Так ждала этой встречи давно

Распахну настежь окна и двери,

Всем метелям и вьюгам назло!

И в январскую зимнюю стужу,

Волю дам затаённым слезам,

Подставляя замёрзшую душу,

Беспощадным колючим ветрам

Снег в глазах, словно звёзды, искрится,

Замирая в морозном цвету,

Легкий иней дрожит на ресницах,

Все, что я потеряла — найду!

Блеск янтарный холодного солнца

Заполняет собой пустоту,

Проникающий внутрь до донца,

Заставляя поверить в мечту…

Время-песок…

Не всех нас возраст делает мудрее,

Но к каждому приходит осень в срок,

В уюте близких душ всегда теплее,

Но соблазняет множество дорог

На звёздных скоростях судьбе навстречу

Летим, забыв про главные слова,

И непосильный груз взвалив на плечи,

Несём согнувшись, кругом голова…

Но вот, придет пора остановиться, —

Ведь для любви и счастья создан мир,

Друзей случайных подлинные лица

Вдруг предстают все сразу, как один.

И чистый горизонт опять заплакан,

Раз солнца нет, то нет желанья жить,

И грязью розовый закат запятнан,

Исчезнуть хочется, глаза закрыть…

Тоска и грусть не ведают законов,

Надев на душу серый скучный быт,

Её терзают скупостью сезонов

Здесь веры нет — как приговор звучит!

Наша жизнь как теченье реки

Наша жизнь как теченье реки —

То быстра и бурлит, то тиха,

И шагаем по ней, вопреки,

Всем невзгодам и даже грехам…

Время гонит нещадно вперед —

На крыло уже встали птенцы.

Из гнезда, устремляясь в полет,

Отдохнуть не придётся в пути…

Стало тесно им в доме родном,

Повзрослев, растворились в делах,

Отдаляясь от нас с каждым днём,

Равнодушьем пугая в глазах…

Нет страшней для родителей мук,

Знать, что детям они не важны,

Их сердца и сквозь годы разлук,

Всё прощая, любовью полны

Скинет нежность рассвета в лучах

Облегченье от горьких обид,

И молитва при тусклых свечах,

Всех детей от беды защитит!

Блуждая средь ванильных облаков…

Блуждая средь ванильных облаков,

Слагает ночь туманные сонеты,

Ведёт на ощупь в галерею снов,

Раскрыв палитры радужной секреты…

Как силуэты призрачных теней,

Рассыпаны по дням осколков жизни,

Вдруг ослепляют яркостью идей

И расшифровывают коды мыслей..

И возвратив потерянное «Я»,

Наполним душу серебристым смехом,

И уплывает из под ног земля,

Пронзая пустоту далёким эхом…

Укрыто время бархатом ресниц,

Но будто наяву миг наслажденья,

Застывший в мимолетности страниц,

Написанных рукою наважденья

Одно желанье после этих грёз —

Подольше без тебя не просыпаться,

И слышать голос, сквозь скопленье звёзд,

И в мире сновидений затеряться!

На стремящейся ввысь колеснице…

На стремящейся ввысь колеснице,

В ночь спешит Королева-Луна,

Капли грусти на влажных ресницах

Серебром отражает волна

В окруженье блистательной свиты,

Покоряет ночной небосвод.

С ней печали земные забыты,

Сброшен груз повседневных забот…

Насладиться мелодией лунной

Приглашает на бис тишина,

Уставая от серости будней,

Погружается в праздность она…

И вбирая безмолвия счастье,

Мы горим от желания встреч,

И сиянье луны, в одночасье,

За собой может тайно увлечь!

В нём покой для истерзанных мыслей

И напрасно не пролитых слёз,

Непрочитанных строчек из писем,

Что хранит хоровод ярких звезд

Тихий вечер. За окнами сыро…

Тихий вечер. За окнами сыро.

Город в мокрый асфальт обут

Фонари взгляд отводят уныло

За не созданный должный уют!

А на струнах пустынных улиц

Дождь играет осенний блюз,

Капли ноты последней коснулись —

Растеклись как горошины бус.

Тяготит одиночеством сердце,

Обезумев в объятьях тревог,

Жизни пульс остановлен у дверцы,

Что ведет к лабиринту дорог

В небо удивительный полет…

Самолёт поднимается в небо всё выше и выше,

Так пленит и волнует лазури небесная ширь!

Корабли-облака с каждым метром становятся ближе,

Между нами стирая просторов своих рубежи

Всякий раз созерцая в полёте бескрайнее небо,

Облака предстают как гряда из возвышенных гор.

Простираются вдаль как равнины с серебряным снегом,

И плывут под тобой как искусно расшитый ковёр

Облака, облака! Их величья никто не осилит,

Ни одно существо никогда не приблизится к ним,

Белой птицы крыло душу чистую в небо поднимет

И сквозь серые тучи над нею появится нимб

И волшебная сила, ворвавшись в шквал яркого света,

Растворяет все чувства в свободе парящих лучей,

Неуместны слова, при рождении встречи с рассветом,

Учащается пульс при движенье плывущих морей

Грусть осенняя…

В лабиринте дождей заблудилось движение истин

Ветер гонит сентябрь, утонув в бесконечной тоске.

Осень стелет ковер из багровых сердец павших листьев,

Что сгорят, умирая, на мокрой продрогшей земле…

Одиночества шёпот погрузит в печаль откровений,

Небо светлой лазурью остудит пылание щёк

И холодность стекла возвратит диалог размышлений,

В нём, расчётам пустым, оправданье найдёт не в упрёк!

И ночами бессонными будешь искать смысл жизни,

Превративший стремленья твои и мечты — в боль потерь,

Ты повенчан с зимой и поэтому, кажешься лишним,

И на радость толпе держишь запертой накрепко дверь…

Играет ветер музыку желаний…

Играет ветер музыку желаний,

Развёрнутую молнией с небес,

Целует землю, с шёпотом признаний,

В его игре дух мудрости воскрес!

Аккордов бесконечное движенье

Сливается, в сознанье растворясь,

И оживает в чувственном уменье

Мысль воплощать, над ней имея власть

В молчанье пауз замирает небо,

Когда потоки звуков рвутся ввысь

И наполняя жизнь душевной негой,

Мир будто обретает новый смысл

О равнодушии

С бедой столкнувшись, ускоряем шаг!?

Отводим взгляд. А мне какое дело?

Ну не помог чужому, это же — пустяк…

Кто обвинит? Меня ведь не задело!

В сторонке Равнодушие стоит,

Бездействует, надеясь, не заметят!

Придёт другой — проблему разрешит,

Таков стиль жизни нового столетия!

Глаза пустые в небо устремив,

Оно не слышит крик души и боли,

Вокруг него бесцветен, пресен мир,

Что на «моё» поделен и «чужое»

Спят чувства серые, живое все убив,

Их не терзают никогда сомнения,

Прохожим быть — их жизненный мотив,

Зато без грусти и без сожаления!

Правда и Истина…

Вот наступил серебряный рассвет

И народился новый день — младенец.

Он жизнь в него вдыхает, как умелец,

Вновь погружая в суету сует!

В судьбе нет повторяющихся дней,

Возможна лишь похожесть ситуаций,

В сознанье став заложником оваций,

Ты в будничности утопил людей

Правда, она, у каждого — своя,

А человек — в нее одну лишь верит,

Сам не заметив, холит да лелеет,

Как превращается в её раба

И только Истина всегда права,

Не властны здесь желания и взгляды,

А Правда ходит где-то с ложью рядом,

Прощая неугодные слова…

Как в пользу Истины отказ велик!

Он, в царстве дум, продолжит поиск вечный…

И обнажится суть души беспечной,

Когда в пустые окна свет проник!

Недремлющее око Герострата

Тщеславия испитый смертный яд

В столетиях прославил Герострата,

И, вспомнив, содрогаясь говорят,

Какой ценой получена «награда»?!

Мечтая втайне знаменитым стать,

Подняться над безликою толпою,

Решил, что все должны о нём узнать,

Пусть даже ждет его судьба изгоя

Храм Артемиды украшал Эфес —

Рук мастеров великое творенье,

Искусство возвышая до небес,

Достойно восхищенья их уменье!

И тёмной ночью, нерадивый грек,

Задумал в пепел превратить святыню,

Без сожаления, не признавая грех,

Костром утешил тщетную гордыню..

Под пыткой, злодеяния секрет,

Открыл в тюрьме безумный поджигатель:

«Желанье славы» — был его ответ!

И принял смерть, тщеславья обожатель…

Решенье вынес городской Совет

Забыть позор и имя Герострата,

Провозгласив молчания обет,

Чтобы к бесчинствам не было возврата

Легенда эта, пережив века,

Указывает — для заветной цели

Все средства хороши, наверняка,

Если прославиться вдруг захотели

Как часто в жизни торжествует ложь

И самодуры празднуют победу,

Их голыми руками не возьмёшь-

Безумец-Герострат идет по следу..

Герострат — житель греческого города Эфеса (ныне территория Турции), который сжёг знаменитый храм Артемиды в своём родном городе летом 356 года до н. э., чтобы прославить своё им

Не предавайте, взрослые, детей…

Когда любовь уходит, рушится семья

И несчастливых прибавляется на свете,

Но каждый тянет одеяло на себя,

Забыв, при этом, что страдают рядом дети!

Нужны ребенку — и отец, и мать,

Жалеют их и любят — в равной доле,

Как много им приходится принять,

Став наблюдателями ссоры поневоле

Трудней всего бывает объяснить,

Что жить родители не могут больше вместе,

И рвется близости невидимая нить,

В душе теперь ей не осталось места…

Не предавайте, взрослые, детей,

Манипулируя их чувствами и страхом

Для воплощения амбиций и идей,

Фальшь в отношеньях — обернется прахом!

Пусть примут ваше расставание как факт,

Поймут, взрослея, и простят эти ошибки,

И уважение друг к другу сохранят,

Если и были отношения те зыбки…

Уж не смущает больше седина…

Уж не смущает больше седина,

Года смирили с отраженьем в зеркалах,

Остался прежним только блеск в глазах,

Еще — душа, что так задорно-молода!

Ведь до сих пор она мечтает и живет

В толпе незрячих, что стремятся в грязь втоптать,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 316