электронная
200
печатная A5
349
6+
Новые приключения Полины

Бесплатный фрагмент - Новые приключения Полины

Объем:
76 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4490-7006-7
электронная
от 200
печатная A5
от 349

Часть первая

Полина опять подросла. Ей исполнилось целых шесть лет, и тело девочки стало расти ввысь — как молодое дерево. Ноги вытянулись, и Полина напоминала теперь олененка Бемби с длинными, тонкими ногами. Волосы её стали еще длиннее, и косички достигали уже почти до попы. Она удивлялась, что — как в знакомой ей сказке про Алису — её ноги все более удалялись от головы, и маме приходилось покупать новые платья и ботинки. Впрочем, Полине это нравилось — платья, бантики, ботиночки. Она стала чувствовать себя девочкой, и довольно красивой.


Плюшевый пеликан продолжал быть её любимой игрушкой, хотя он был теперь потрепанным и потерял свой розовый цвет из-за стирок. Он стал более мягким, а цвет стал более пастельным, но Полина его любила и спала с ним каждый день.


Ей продолжали сниться сны, где она превращалась в разных зверей или птиц, но теперь это происходило более редко. Она ходила в подготовительный класс и готовилась к школе — изучала буквы, цифры и другие премудрости. Там, в приготовишке, она познакомилась с другими мальчиками и девочками, но им про волшебные сны она не рассказывала. Они все были заняты своими мыслями и игрушками, а на занятиях говорить не разрешалось. Полина училась дисциплине и послушанию, хотя это давалось ей нелегко. Ей хотелось задать кучу вопросов Нине Петровне, их молодой учительнице, но она стеснялась показаться неразвитой и быть осмеянной, поэтому копила вопросы для мамы и редко приезжающего к ним дяди. Вопросы она не записывала — писать правильно она пока не умела, а зарисовывала их в маленькую книжицу, который подарил ей дядя.


Книжица была с замочком, а внутри на цепочке был приделан маленький карандашик. Она прятала книжицу в рюкзачок, на котором была нарисована лиса, в секретный карманчик. Почему Полина таила свои рисунки от одноклассников, она и сама не могла себе объяснить, но это было её, личное, так же как трусы или походы в туалет — ведь не будет же она этим делиться со всеми, верно?


Зато дома она доставала свою книжицу, открывала замок, который отпирался, если набрать комбинацию цифр, и шла к маме или соседке, которая часто брала Полину к себе — ведь мама работала на двух работах. Жизнь стала дорогой, а Полине нужны были то новое пальто, то колготки.


Полина открывала рисунки, и её вопросы оживали. Почему кошка ластится и урчит, а собака — нет? Почему птицы не летят, когда она их зовут, а собака приходит? Почему у машины из задней трубы плохо пахнет? Почему надо дышать, и как же лягушки дышат под водой? Почему радиосигнала не видно, но слышно? Где у улиток туалет в их домике? Таких вопросов у нее скапливалось очень много, и когда она узнавала ответ — а это было далеко не всегда — она ставила красный крестик около своего рисунка.

И вот приехал её родной дядя Толя — как всегда поздно вечером, грязный, веселый, с большим рюкзаком. Он был биологом и ездил в экспедиции по всему свету. Теперь он вернулся из Италии.


— Хау ду-ю-ду? — спросила Полина его за ужином.


— Ого, племянница! Ты уже и по английски стала говорить — как настоящая Алиса в стране чудес.


— Да, мы учим английский в приготовительном классе с Ниной Ивановной. Ведь мне в школу идти на следующий год.


— Да, ты растешь. А я привез тебе новую историю — о лошади Рози. С ударением на первом слоге. Так её зовут.


— Ешьте, не болтайте!


Это была мама, которая принесла кастрюлю с дымящимися макаронами-по-флотски — с мясом и луком.


— А в Италии макароны называются спагетти, пенне, равиоли и другими словами. Существует более 30 видов макарон в Италии, и люди делают их дома сами — как мы делаем домашнюю лапшу.


Это сказал дядя, уминая мамины макароны.


— Вкусно!


Полина поела и попросила добавки


— Для роста! — сказала она.


— Да ты и так выросла за последние три месяца, — заметил дядя. А мама показала на отметки на двери, где она измеряла Полину каждые полгода.


— Посмотри, как вымахала! Туфли не успеваю покупать.


— Ну, друзья, поели, а теперь — марш по постелям, скомандовала мама. Полина тут же встала, поклонилась и как воспитанная леди произнесла, смакуя звуки: «Санк-ю, мамми!»


— Ну ты и впрямь как Алиса в стране чудес! Я приду к тебе рассказать историю, когда ты ляжешь, ладно?


Это был голос дяди, а Алиса уже была в ванной, чистила зубы и плескала на лицо воду. Она переодела длинную кружевную рубашечку в пол, взяла своего пеликана, уложила его рядом с собой на подушку, включила ночную лампу и позвала дядю: Дядя Толя! Я готова слушать твою историю про лошадь Рози.


— Запомнила, коза, её имя.


Дядя появился в дверях спальни, сел на стул рядом с кроваткой Полины и сказал:


— Ну, слушай, Поля!


— Высоко в горах Альпах, с Итальянской стороны гор — а горы там высокие — лежит старый монастырь. Он лежал здесь на пути пилигримов уже около тысячи лет, и был построен монахами, которые искали в горах Бога.

— И как, нашли они его там?


— Я не знаю, монахов там больше нет, а в монастыре находится гостиница для проходящих туристов, которые поднимаются в горы. Там-то и живет лошадь Рози. Живет она при монастыре уже десять лет. Летом она ест траву, ветки и груши из монастырского сада, а зимой её кормят сеном.


— В монастыре живет Луиджи, смотритель гостиницы. Он приносит каждое утро Рози корзинку с недоеденным туристами вчерашним хлебом. Рози очень любит этот чуть засохший, надкусанный кем-то хлеб. Она осторожно берет его из рук Луиджи своими мягкими губами и долго пережевывает каждый кусочек.


Дядя Толя сделал паузу.


— Рози — небольшая лошадка, цвета как молоко с кофе — светло коричневого, с белыми ножками, большими карими глазами, опушенными длинными, черными ресницами и улыбающимся ртом. Она служит при гостинице развлекательной лошадью, и туристы платят деньги, чтобы она их немного прокатила на своей спине — до соседней деревни. Дорога до деревни идет вниз, поэтому Рози легко везти туристов туда. Там она с ними расстается, и Луиджи ведет её назад в гору без ездоков, порожнюю, так как в гору подниматься тяжелее, да и воздух тут, на высоте 1500 метров, нее такой густой, как у моря.

— Рози иногда получает остатки супа с кухни или немного морковки, но редко, так как все продукты в монастырь надо перевозить на машине, а потом поднимать по канатной дороге, так как автомобильной дороги в монастырь не проложена. Сюда ведет только узкая тропа пилигримов. Только лошадь Рози да ослики, да еще редкие туристы поднимаются по этой тропе.


Дядя посмотрел на племянницу, а та уже спала, положив одну руку под щеку. Он выключил свет и осторожно вышел из спальни, прикрыв за собой дверь.


— Спи, маленькая принцесса! Чао!


Утром как только забрезжил свет в окне за московской шторой, он услышал голос Полины.


— Мамочка! Я ночью по горам бродила — я было осликом. Горным осликом. Я ела травку и колючки, а еще я видела пилли-гринов, таких больших птиц. Они там летают и ищут бога в горах.


— Полина! Что за бред? Какие пили-грины? А дядя Толя уже проснувшийся, сказал:


— Да я ей вчера про мои итальянские приключения рассказывал, да думал, чт она уже спит. Последнее слово было про осликов, вот они ей и приснились.


— Нет, не приснились! Я была осликом, горным осликом. Иа-иа!


И Полина стала бегать по кухне в одной ночной рубашке и весело кричать по ослиному.


— Ну, хватит, ослик мой! Иди умываться и марш к столу. Сегодня суббота, в школу не идти, а дядя с нами будет до понедельника. Так что он тебе еще историю расскажет, а сегодня мы пойдем в зоопарк смотреть настоящего ослика, хорошо?


— Ура! В зоопарк! Полина помчалась в ванну умываться, а мама стала печь блины.


Дядя Толя тоже проснулся и стал разбирать рюкзак, который не до конца разобрал накануне. Он вынул оттуда спальный мешок, фляжку для воды и пакет с орехами.


— Вот орехи для завтрака! Он отдал мешочек с орехами своей сестре, а та высыпала миндальные орешки на блюдечко.


— Это был наш обед в горах — орехи, сухари и вода, ведь там нет магазинов, да и вода не на каждом шагу. Он вынул три майки и шорты.


— Постирай, пожалуйста, сестричка! Я не стирал десять дней.


— Фу, как пахнет. Мама собрала белье и понесла к стиральной машине.

— Ну ты тоже гусь! Когда семьей своей обзаведешься?


— Когда весь свет объеду — не раньше, — улыбнулся дядя Толя.


— Кому нужен такой медведь-шатун?


— Мне! Мне нужен! На шее дяди повисла уже умытая и в новом платье Полина.


— Ты мне нужен! Можно я буду твоей невестой? Или женой? Её волосы рассыпались по плечам и отливали в утреннем солнце золотом, а на концах были смешные колечки.


— Ну ка давай я тебе косы заплету! — скомандовала мама.

— Да и блины готовы.

Через пять минут волосы Полины были убраны в две тугие косы, и все сидели за столом с блинами, маминым вареньем и дядиными миндальными орехами.

— Хау-ду-ю-ду? — сказала Полина и стала уплетать первый блин.

Часть вторая

После завтрака все оделись, и Полина, мама и дядя Толя отправились в Московский Зоопарк, на площадку молодняка. Здесь детям разрешалось поиграть и с осликами, покататься на пони, дать морковку кролику, увидеть козу. На площадке были работники зоопарка, которые узнали Полининого дядю — он был известным путешественником и участвовал и в телепрограммах о животных, и в радиопередачах,. Писал они и статьи для научных и общеобразовательных журналов — статьи о редких животных, о своих путешествиях, о нашем мире.


— Да ты дядя знаменитый — тебя все знают! — сказала гордо Полина, держа за руку дядю, который пытался посадить её на спину ослика.


— Да нет, далеко не все. Это тут в зоопарке мои друзья-биологи знают меня.


— А можно ослику дать мороженое?


— Нет, нельзя, Полина! Животные должны есть только природные вещи — как на воле. Мороженое — вещь искусственная, придуманная в Италии. Там оно называется — «желато».


— Почти как «желе», хотя на желе и не похоже, — отпарировала Полина, сидя верхом на ослике.


— Пру, пру! Она упиралась в его бока, но тот не сдвигался с места. Тогда дядя взял сочную морковку и повертел перед ослиным носом. Тот потянулся за морковкой и сделал шаг.


— Ура! Пошел! Полина была в восторге. Но тут ослик опять встал как вкопанный, и Полина полетела с его спины на траву. Она ойкнула, но тут же поднялась на длинные ножки.


— Вот чучело! Не хочет меня покатать!


И они пошли к пони. Пони были более сговорчивыми, и Полина прокатилась целый круг, сидя верхом на пони.


— Какая она тепленькая и меховая! Полина погладила понину спинку.

— Как Рози?


— Да, как Рози, только та еще более меховая, ведь в горах зимой холодно, и она не пони, а лошадка.


После трех часов в зоопарке Полина устала, и все отправились домой. Мама сварила грибного супа с перловкой, и они уселись обедать.


— Нет ничего вкуснее грибного супа с поджаристым черным хлебом! Заключила Полина после второй тарелки.


— А как же мороженое?


— Желато? — пропела Полина.


— Желато-желато! Хочу сливочног желато на дессерт!


Мама принесла три эскимо на палочке.


— Вот тебе «желато».


— Дядя Толя! А ты мне расскажешь дальше про Рози? Что с ней приключилось?


— Вот доем мороженое, и расскажу. После позднего обеда все уселись на диван, а Полина притащила своего пеликана — пусть тоже послушает. Она уронила головку на колени дяде, а тот продолжил свой рассказ, поглаживая мягкие волосы племянницы.


— Так вот, слушай, кнопка!


Мама ушла на кухню и вернулась с чудесно пахнущим чаем, куда она положила сухую малину. Чай она разлила по праздничным чашечкам с цветочками, а на блюдечки положила по крохотному печенью.


Дядя взял чашку в руки, отхлебнул ароматного чая, поставил чашку на стол, не разлив ни капельки, и продолжил:


— Когда я был в монастыре у Луиджи, туда прибыла группа туристов из Дании. Дания считается самой счастливой страной в мире.


— А почему, дядя?


— Потому что там люди заботятся друг о друге и помогают слабым.


— Аааа, как в большой семье?


— Да, как в большой семье. Так вот, в группе было 12 человек, среди который была одна русская девушка.


— А почему она была в этой группе?


— Да потому, Полина, что она тоже жила в Дании, и была членом этой туристической группы.


— А почему она не жила в России?


— Тому много причин, но некоторые люди живут не в тех странах, где родились, а в других. Так уж сложилась их судьба. Ольга жила в Дании, и у нее был датский муж, только он умер, и она осталась одна.


— Бедненькая! И никого у нее там нет, в этой Дании? Зачем же она там живет? Пусть едет к нам.


— Но у нее в Дании много новых друзей и работа. Вот она там и живет. Полина кивнула головой, согласившись.


— Ты ведь знаешь сказки Андерсена? А он жил в Дании. Там люди живут на островах, а вокруг одна вода.


Да ты я вижу, совсем устала от моей болтовни. Ты еще слушаешь?

Часть третья

— Да-да, рассказывай, пожалуйста, дальше! Полина взяла в руки пеликана.


— Вот и он слушает твои истории, правда?


Она покивала за пеликана его головой.


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 349