электронная
7
печатная A5
239
0+
Новые истории про Кузю-Музю

Бесплатный фрагмент - Новые истории про Кузю-Музю

Книга вторая

Объем:
68 стр.
Возрастное ограничение:
0+
ISBN:
978-5-4493-8842-1
электронная
от 7
печатная A5
от 239

История первая

Кузя-Музя знакомится с аистом и узнает о том, что находится за лесом

Как только за лесом садится солнце, в лесу на краю черничного болота, под старым пнем в своей норке просыпается Кузя-Музя. Как обычно она умывается, причесывается, застилает свою постельку и, повязав на голову красный бантик, выходит в лес погулять. Вы, наверное, удивитесь, как это она не боится гулять одна в темном лесу ночью? Но ведь у нее в лесу есть очень много друзей — и старый ворчливый филин, и колючий ежик, и веселый зайчонок и еще много-много друзей, которые всегда готовы прийти на помощь. Да и сама Кузя-Музя очень храбрая и очень добрая. К тому же она еще и очень любопытная. Ей хочется узнать обо всем на свете, и она постоянно донимает своими расспросами всех, кого встречает в лесу. Из-за своего любопытства Кузя-Музя постоянно попадает в разные истории.

Как-то вечером она взобралась на вершину самой высокой ели и стала считать звезды. Ей нравилось это занятие, потому что она хотела узнать, сколько звезд на небе. Но ей никак не удавалось сосчитать их все. Кузя-Музя постоянно сбивалась, и ей приходилось начинать все заново.

Так вот, Кузя-Музя сидела на краю ветки и, болтая ногами, считала звезды. Вскоре она опять сбилась со счета и стала просто смотреть по сторонам.

— Справа лес. Слева болото. Впереди снова лес и позади тоже лес. Интересно, а что там — за лесом? Неужели тоже лес? А может там что-нибудь другое? А если что-нибудь другое, то как оно выглядит? Так хочется посмотреть на это другое. Решено! Я сейчас пойду и посмотрю, что там за лесом, — Кузя-Музя слезла с дерева и зашагала по лесной тропинке все прямо и прямо.

— Если идти, никуда не сворачивая, — говорила она сама себе, — то, наверное, лес кончится, и я смогу узнать, что находится там — за лесом. Только нужно идти прямо, никуда не сворачивая.

И Кузя-Музя шла все прямо и прямо, никуда не сворачивая. Шла между молоденьких елочек, перелезала через сучья, пробиралась через заросли малины. Но лес все не кончался.

— Этот лес, кажется, никогда не кончится! — обиженно пыхтела Кузя-Музя, упрямо продолжая идти вперед. Вдруг она зацепилась за ветку и шлепнулась на землю.

— Противная ветка! — Кузя-Музя рассерженно пнула ветку ногой и заплакала.

— Это кто тут плачет? — послышалось откуда-то сверху.

— Я плачу! — ответила Кузя-Музя, не поднимая голову.

— Кто это я?

— Кузя-Музя.

— А почему ты плачешь?

— Хотела узнать, что находится за лесом, а этот противный лес никак не кончается! Вот я и плачу.

— Не стоит из-за этого переживать, — утешал голос.

— Ну да! — возмущенно воскликнула Кузя-Музя. — Как же не переживать? Что за лесом я не узнала, да и дорогу домой потеряла!

Кузя-Музя вновь зарыдала.

— Ну-ну, не плачь, — кто-то ласково погладил Кузю-Музю по голове.

Кузя-Музя перестала рыдать и подняла голову. Над ней склонилась большая странная птица. Кузя-Музя в своем лесу никогда еще таких не видела. Длинные ноги, длинная шея и такой же длинный клюв.

— Ты кто? — тихо произнесла Кузя-Музя, с интересом разглядывая невиданную птицу.

— Я аист.

— Аист? — удивленно переспросила Кузя-Музя. — А почему я тебя в нашем лесу никогда раньше не видела?

— Потому, что я не живу в лесу, — ответил аист.

— А где ты живешь?

— За лесом. На краю поля. На высоком дереве.

— А как ты сюда попал?

— Пролетал мимо и услышал, что кто-то плачет, — сказал аист. — Вот и решил посмотреть, кто тут сырость разводит.

— Я развожу, — проворчала Кузя-Музя и снова приготовилась плакать.

— Было бы из-за чего плакать, — улыбнулся аист. — До края леса осталось совсем чуть-чуть. Вон за теми кустами лес кончается и начинается поле, — аист указал крылом на молодые кустики ежевики. — Ты не дошла совсем немного. Пойдем. Я тебя провожу.

Кузя-Музя поднялась с земли, отряхнула пыль и зашагала вслед за аистом. Аист делал один шаг, Кузя-Музя десять. Аист делал два шага, Кузя-Музя двадцать. Да и как ей было угнаться, когда у аиста были длинные ноги, а у Кузи-Музи ножки были совсем маленькие. Аист догадался об этом и через каждые два шага останавливался и терпеливо ждал, пока Кузя-Музя его не догонит. Вскоре лес кончился, и они очутились на краю большого поля. Кузя-Музя еще никогда так далеко не уходила. Она оглянулась назад. Позади был лес, а впереди расстилалось бесконечное поле.

— Вот здесь ты и живешь? — Кузя-Музя пыталась высмотреть в густой траве что-нибудь похожее гнездо или нору.

— Не совсем, — аист щелкнул клювом. — Я живу на другом краю поля.

— Так далеко? — удивленно протянула Кузя-Музя.

— Для тебя может и далеко, а для меня не очень.

— Ну конечно! — хмыкнула Кузя-Музя. — Будь у меня такие длинные ноги и крылья, мне бы тоже было недалеко. Но у меня нет таких ног. Да и как бы я выглядела на таких длинных ногах?

Кузя-Музя тяжело вздохнула.

— Ты отчего вздыхаешь? — поинтересовался аист у своей собеседницы.

— Просто так, — Кузя-Музя снова вздохнула и посмотрела на небо. — Скоро взойдет солнце и мне пора возвращаться домой. А я зашла так далеко, что мне теперь и не успеть.

— Если хочешь, я тебя отнесу домой, — предложил аист. — Ты где живешь?

— Возле черничного болота. Под старым пнем.

— Далековато ты забралась. Ну, ничего. Взбирайся на меня, — аист присел и подставил крыло, чтобы Кузе-Музе было удобнее взобраться к нему на спину. — Только держись покрепче, чтобы не упасть.

Кузя-Музя никогда еще не летала верхом на аисте, но идти домой пешком у нее не было никакого желания. Поразмыслив мгновенье, она ловко вскарабкалась на спину аисту и крепко обхватила его за шею. Аист выпрямился, взмахнул крыльями и взлетел. Кузя-Музя зажмурилась. Она никогда еще не поднималась так высоко. Ей было немножко страшновато, но ужасно интересно. Она покрепче обхватила аиста за шею и одним глазком посматривала вниз. А внизу расстилалось огромное поле, с одного края которого был лес, а на другом краю поднималось солнце. Описав круг над полем, аист направился к болоту.

Ветер хлестал в лицо Кузе-Музе, утренние лучи солнца слепили глаза, но лететь верхом на аисте было так увлекательно, что Кузя-Музя совершенно забыла о страхе и вертела головой в разные стороны, чтобы получше все разглядеть. Отсюда сверху самые высокие ели казались обыкновенными кустиками. А кусты — обыкновенной травой. Там, внизу ночью можно было увидеть всего на несколько шагов вокруг себя. А здесь, на высоте в лучах восходящего солнца можно было видеть далеко-далеко. Кузя-Музя тихо повизгивала от восторга. Но вот аист стал снижаться и вскоре приземлился на краю болота возле самого домика Кузи-Музи.

— Вот мы и долетели, — аист пригнулся, чтобы Кузе-Музе было легче сойти на землю.

— Жаль, — Кузя-Музя нехотя спустилась на землю. — Мне так понравилось летать вместе с тобой. Спасибо тебе, аист. Если бы не ты, я бы так и не узнала, что находится за лесом. Прилетай завтра в гости. Я тебя угощу земляникой.

— Спасибо, — вежливо поблагодарил аист за приглашение. И хотя он не ел земляники, ему было очень приятно. — Ты тоже приходи ко мне в гости. Дорогу ты теперь знаешь.

— Знаю, — ответила Кузя-Музя.

— Ну, мне пора домой, — аист взмахнул крыльями и поднялся ввысь.

— Прилетай обязательно! — закричала ему вслед Кузя-Музя. — Я буду тебя ждать!

— Прилечу! — ответил аист, исчезая за вершинами елей. — Обязательно прилечу!

Простившись с аистом, Кузя-Музя не торопилась укладываться спать. Он присела на камешек возле своего домика и заворожено стала глядеть на светлеющее небо.

— Интересно, — рассуждала она. — А что находится за тем большим полем? Новый лес? Или новое поле? Надо завтра обязательно спросить об этом у аиста. А теперь, — Кузя-Музя сладко зевнула. — Мне не мешало бы хорошенько выспаться. Ведь я проделала такой путь, и, признаться, немного устала. Я ведь никогда еще раньше так далеко не уходила.

Кузя-Музя поднялась с камешка и отправилась спать. И ее ждали новые приключения и новые знакомства. Но это была совсем другая история.

История вторая

Кузя-Музя отправляется в гости к аисту и узнает о дальних странах

Солнце еще не зашло, а лес уже погружался в сумерки и готовился ко сну. Затихали птичьи голоса. Цветы сворачивали свои венчики. Муравьи торопились поскорее попасть в свой муравейник, и только Кузя-Музя совершенно не собиралась спать. Она только что проснулась и теперь, взобравшись на пень, вертела головой по сторонам, что-то высматривая на темнеющем небе.

— Прилетит? Не прилетит? — рассуждала Кузя-Музя, подскакивая на месте всякий раз, когда слышала хлопанье крыльев. — Если обещал, значит прилетит. А если не прилетит? А если не прилетит, тогда я с ним больше не буду разговаривать.

И Кузя-Музя снова продолжала всматриваться в темное небо. Солнце уже почти зашло, а аист все не прилетал.

— Наверное, — обиженно произнесла Кузя-Музя, слезая с пня, — он просто забыл о своем обещании. Конечно! У него и своих дел полно. Какое ему дело до маленькой страшилки?

Но тут сверху послышалось хлопанье крыльев. Кузя-Музя подняла голову вверх и увидела знакомый силуэт аиста. Сделав круг, аист плавно опустился на землю рядом с Кузей-Музей.

— Ты прилетел? — радостно воскликнула Кузя-Музя, бросаясь навстречу птице.

— Я же обещал, — аист встряхнул крыльями.

— А я знала, что ты прилетишь! — затараторила Кузя-Музя. — Я знала, что ты прилетишь именно сегодня. Я как чувствовала. Ну, что будем делать? Может, пойдем искать грибы или поедим земляники?

Аист неопределенно пожал плечами.

— Ты не любишь землянику? — удивилась Кузя-Музя. — Но ведь она такая вкусная!

Аист отрицательно покачал головой.

— Ты, наверное, любишь чернику? — Кузе-Музе хотелось угодить своему новому другу. — Но она еще зеленая.

Аист снова покачал головой.

— А, может, ты любишь клюкву? — Кузя-Музя уже и не знала, что еще предложить. — Но она бывает только осенью.

— Я не ем ягод, — тихо сказал аист.

— А что же ты ешь?

— Лягушек, ящериц.

— Ой! — в ужасе воскликнула Кузя-Музя. — И ты не боишься? Я ужасно боюсь лягушек. Они как прыгнут!

Кузя-Музя попыталась изобразить, как прыгают лягушки. Это выглядело довольно смешно, и аист защелкал клювом. Кузя-Музя тоже рассмеялась.

— Ну, если ты не хочешь ягод, может быть, слетаем на поле? — предложила она. — Ты мне покажешь свой дом.

— Как хочешь, — согласился аист. — Забирайся на меня.

Кузя-Музя ловко взобралась на спину аисту. И вот они уже парили высоко над лесом. Перелетев поле, аист приземлился на макушке самого высокого дерева, где был устроен его дом. Кузя-Музя никогда еще не видела таких больших гнезд. Из него можно было увидеть все вокруг. Кузя-Музя присела на краешек гнезда и стала рассматривать поле, лес и пробегавшую вдалеке речку. Аист пристроился рядышком.

— Как здесь хорошо! — Кузя-Музя восхищенно хлопала в ладоши. — Отсюда все так хорошо видно. Можно даже разглядеть, что происходит за речкой. Я бы тоже не отказалась жить в таком домике. Только здесь немножко высоковато. А ты не боишься жить так высоко?

Кузя-Музя повернулась она к аисту, но тот ничего не ответил. Засунув голову под крыло, он спокойно дремал.

— Ты что уснул? — удивленно воскликнула Кузя-Музя.

Аист встрепенулся.

— Да. Задремал немножко.

— Разве можно спать? — недоумевала Кузя-Музя. — Посмотри, какая ночь! Посмотри, какие в небе звезды! А ты спишь!

— Дело в том, — аист зевнул, — что аисты ночью спят. Мы дневные птицы.

— Вот как? — Кузя-Музя уныло вздохнула. — Извини, я не знала.

— Ничего, — успокоил ее аист. — Мне следовало тебе сразу об этом сказать.

— Если хочешь, мы можем встречаться днем, — предложила Кузя-Музя. — Мне это не составит труда. Мне уже приходилось не спать ночью.

— Не стоит, — ответил аист. — Ты должна ночью спать.

— Но днем ведь тоже много интересного! — настаивала Кузя-Музя. — Днем можно увидеть то, чего ночью не видно.

Аист с ней согласился. Кузя-Музя решила больше не беспокоить аиста своей болтовней, но не смогла удержаться, чтобы не спросить:

— А что там — за полем?

— Река, — ответил аист.

— А за рекой?

— Поле.

— А за ним?

— Лес.

— А за лесом?

— Дальние страны.

— А что такое дальние страны?

— Дальние страны? — аист задумался. — Это страны, которые очень далеко отсюда. И там никогда не бывает зимы.

— А ты бывал в дальних странах?

— Бывал. Мы каждую осень улетаем на зиму в теплые края, в дальние страны. А когда здесь наступает весна, прилетаем обратно.

— А как вы узнаете, когда здесь наступает весна?

— Не знаю, — аист пожал плечами. — Чувствуем.

— А как вы находите дорогу? — не унималась Кузя-Музя. — Вы не боитесь заблудиться?

— Нет, не боимся.

— Расскажи мне про теплые края.

— Ну, — аисту ужасно хотелось спать, и он постоянно зевал. — Там никогда не бывает зимы. Там очень жарко.

— А лес там есть?

— Нет, леса там нет.

— Как? — ужаснулась Кузя-Музя. — Разве можно жить без леса?

— Можно, — зевая, продолжал аист. — Леса там нет, но деревья там растут. И кусты, и трава. Хотя они совсем не похожи на наши.

— А звери там водятся?

— Водятся, только не такие, как у нас.

— А какие звери там водятся? — Кузя-Музя, кажется, окончательно решила извести аиста своими расспросами. Но аист был воспитанной птицей и терпеливо отвечал на бесконечные вопросы Кузи-Музи.

Когда с вопросами было покончено, Кузя-Музя еще раз огляделась по сторонам и тихо произнесла:

— Как бы я хотела побывать в дальних странах. Там, наверное, очень интересно?

Начинало светать. Кузе-Музе нужно было возвращаться обратно, да и аисту нужно было отдохнуть. Ведь из-за Кузи-Музиных разговоров он почти не спал в эту ночь. Аист отнес свою новую знакомую обратно в лес и опустил прямо перед ее домиком.

— Спасибо тебе, — поблагодарила Кузя-Музя аиста, спрыгивая на землю.

— За что? — не понял аист.

— За то, что я сегодня столько всего узнала, — Кузя-Музя зевнула. — Хотя, лучше это было бы все увидеть собственными глазами.

Аист не стал возражать.

Кузя-Музя попрощалась с аистом и отправилась спать. И ей снились дальние страны и невиданные растения и звери.

История третья

Кузя-Музя отправляется с аистом в теплые края

Незаметно, день за днем пролетало лето. Ночи становились все длиннее, а дни все короче. На деревьях появились первые желтые листочки. Трава пожухла. Небо стало серым. Все чаще шли дожди. Приближалась осень. Кузя-Музя часто виделась с аистом. Они вместе летали к реке, протекавшей за поросшим зеленой травой и ромашками полем. Вместе собирали ягоды и грибы и, хотя аист не ел ягод, он с удовольствием помогал Кузе-Музе делать запасы на зиму.

— Увидимся завтра? — спросила Кузя-Музя в очередной раз прощаясь с аистом.

— Боюсь, что теперь мы увидимся не скоро, — грустно ответил аист.

— Ты будешь спать всю зиму?

— Нет. Просто я скоро улетаю в Африку.

— Куда? — переспросила Кузя-Музя.

— В Африку.

— А что такое Африка?

— Так называются теплые края.

— Но ведь еще до осени далеко.

— Да, — согласился аист. — Но путь в Африку очень неблизкий и нелегкий.

— Возьми меня с собой в Африку, — вдруг попросила Кузя-Музя.

— Зачем? — удивился аист.

— Я тоже хочу побывать в теплых краях. Я там никогда не была.

— Но путь такой долгий. Тебе трудно придется.

— Ну и что! — воскликнула Кузя-Музя.– Я не боюсь трудностей.

— А ты не испугаешься? — аист пытался отговорить Кузю-Музю от столь рискованного путешествия.

— Что ты! — настаивала Кузя-Музя. — Знаешь, какая я смелая. Я даже однажды из леса прогнала волка.

— Ну, — аист замялся, — если ты так хочешь.

— Конечно, хочу!

— Только уговор, — аист сдался — В дороге не хныкать и не стонать.

— Не буду хныкать и стонать! — пообещала Кузя-Музя, обрадовавшись, что аист согласился взять ее с собой в теплые края.

— Ну, забирайся мне на спину.

— Как? — удивилась Кузя-Музя. — Разве мы сейчас полетим в теплые края?

— Да, — аист кивнул головой. — Или ты уже передумала?

— Нет, — растерянно пробормотала Кузя-Музя. — Но я не думала, что мы полетим так скоро.

— Время не ждет, — аист задумчиво посмотрел на небо. — Или сейчас или никогда.

Без лишних размышлений Кузя-Музя вскарабкалась на спину аиста и, устроившись поудобнее, обхватила его за шею. Аист взмахнул крыльями и поднялся над полем.

— Ты не хочешь попрощаться со своими друзьями? — спросил аист. — Ведь ты очень не скоро с ними увидишься.

— А можно?

— Можно. У нас есть еще время. Немного.

Он сделал круг над лесом и опустился возле домика Кузи-Музи.

— Я быстро, — сказала Кузя-Музя и побежала искать своих друзей.

Она бежала по лесной тропинке и кричала во все горло:

— Дядя Филин! Дядя Филин! Ты где?

— Чего шумишь? — послышался знакомый скрипучий голос. — Носишься по лесу, лесных жителей пугаешь. Тебе что заняться нечем?

— Я попрощаться пришла, — запыхавшись, проговорила Кузя-Музя.

— Как попрощаться? — удивился филин. — Ты куда-то собралась?

— Ага! — Кузя-Музя кивнула головой. — В Африку. В теплые края. Вместе с аистом.

— В теплые края? — недоуменно переспросил филин. — Слышал о таких. Я и сам бы хотел там побывать, но мне туда не долететь. А как ты туда решила добираться?

— Я же говорю, — тараторила Кузя-Музя. — Мы летим туда вместе с аистом. Он согласился меня взять с собой. Вот я и пришла попрощаться.

— Ну что ж, — грустно вздохнул филин. — Отговаривать тебя бесполезно, ты все равно меня не послушаешь. Так что лети. Счастливого пути. Только о нас не забывай.

— Ну что ты! — Кузя-Музя нежно обняла филина за шею. — Как же я смогу тебя забыть? Я ведь ненадолго туда улетаю. Слетаю туда, посмотрю и сразу вернусь обратно. Ты даже не успеешь соскучиться.

— Будь моя воля, я бы ни за что тебя не отпустил, — ворчал филин. — Ну, да ладно. Лети в теплые края. Когда вернешься, расскажешь как там.

— Обязательно расскажу, — пообещала Кузя-Музя. — А ты не встречал ежика? Я бы хотела и с ним попрощаться. И с зайцем тоже, и с белочкой.

— Да где их теперь найдешь? — филин пожал плечами. — Все к зиме готовятся.

— Жаль! — вздохнула Кузя-Музя. — А я так хотела с ними попрощаться.

— Не переживай, — успокоил ее филин. — Я за тебя с ними попрощаюсь.

Филин замолчал. Кузя-Музя тоже не знала, что сказать. Опустив глаза, она шмыгала носом.

— Тебя, наверное, уже ждут? — прервал молчание филин.

— Ждут, — Кузя-Музя уныло вздохнула.

— Ну, иди. Не стоит задерживаться.

— Ну, я пошла? — тихо произнесла Кузя-Музя.

— Иди, — ответил филин. — В добрый путь.

Кузя-Музя еще раз крепко обняла на прощание филина и вернулась к своему домику, где ее поджидал аист.

— Со всеми попрощалась? — спросил аист, когда Кузя-Музя вернулась.

— Почти. Сейчас все заняты своими делами. Все к зиме готовятся. Им сейчас не до меня. Я думаю, они не обидятся. Ведь мы скоро вернемся? — сказала Кузя-Музя. — Филин им все объяснит.

Аист ничего не сказал. Он подставил крыло, чтобы Кузе-Музе было удобнее взобраться ему на спину.

— Теперь можем лететь, — сказала Кузя-Музя, покрепче обхватывая птицу за шею.

Аист поднялся в небо. На прощание он сделал круг над лесом и черничным болотом. Затем, поднявшись повыше, он полетел над ромашковым полем за реку.

— До свидания, лес! — замахала Кузя-Музя рукой. — Не грустите обо мне! Я улетаю ненадолго! Мы скоро увидимся!

Аист летел вдоль реки, размеренно взмахивая крыльями. Кузя-Музя сидела у него на спине и восхищенно смотрела по сторонам. По пути им встречались другие аисты. Они удивлялись при виде необычного пассажира, но ничего не говорили. Они тоже летели туда, где никогда не бывает зимы. Туда, где растут невиданные деревья и водятся невиданные звери. И скоро, очень скоро Кузя-Музя увидит это все своими глазами. Но это будет совсем другая история.

История четвертая

Кузя-Музя прилетает в Африку

Проходили дни, дни сменялись ночами, но до Африки было еще очень далеко. Кузя-Музя уже начинала думать, что никаких теплых краев на самом деле нет. Что аист всего-навсего пошутил, и она постоянно приставала к нему расспросами:

— Ну, когда же мы попадем в теплые края? Где твоя обещанная Африка? Мы все летим-летим, а их все нет и нет.

— А я тебя предупреждал, что лететь очень далеко, — спокойно отвечал аист. — Ты сама напросилась в дорогу. А еще обещала не стонать и не хныкать.

— Обещала, — грустно вздохнула Кузя-Музя.

— А обещания нужно выполнять.

— Нужно, — соглашалась Кузя-Музя. — Но, просто очень хочется поскорее увидеть теплые края.

— Скоро ты их увидишь. Только нужно еще немного потерпеть, — успокаивал ее аист, и они продолжали лететь дальше на юг.

Они летели, все дальше и дальше удаляясь от знакомых мест. Летели днем, а вечером устраивались где-нибудь на ночлег. Кузя-Музя сплела из тонких веточек и травинок небольшую корзинку, в которую она залезала, когда они летели. Аист нес корзинку в своем клюве, ведь сидеть на его спине всю дорогу Кузе-Музе было неудобно, да и небезопасно. Когда они летели, Кузя-Музя в основном спала и поэтому не видела то, что творилось внизу. А удивиться было чему. Внизу проплывали бескрайние поля, густые леса, широкие реки. С каждым днем леса становились все реже, а поля все шире. А сколько рек и речушек пришлось перелететь! Но, Кузя-Музя всего этого не видела. Она сладко спала в своей корзиночке, покачиваясь от легкого дуновения ветерка, и ей снились теплые края, до которых, как сказал аист, осталось совсем немного. Вскоре Кузя-Музя приучилась спать по ночам, а днем, осторожно высунув голову из своей корзинки, восторженно наблюдала за тем, что происходило внизу. При этом она постоянно засыпала вопросами аиста, но тот не мог ей ничего ответить, потому что держал в своем клюве корзинку. И только вечером он рассказывал ей о том, что она видела и о том, что ей еще предстоит увидеть.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 7
печатная A5
от 239