электронная
144
печатная A5
338
18+
Новогодний серпантин

Бесплатный фрагмент - Новогодний серпантин

Зимние истории


5
Объем:
128 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-4384-1
электронная
от 144
печатная A5
от 338

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

КАТЯ ИВАНОВА

НОВОГОДНИЙ СЕРПАНТИН

Необычные зимние истории.

Двадцать четыре зимние истории представлены на суд читателя в этой книге для семейного чтения.

От автора

Дорогие читатели, в этой книге я собрала зимние и новогодние истории. Посмейтесь юмору, посопереживайте русской женской доле, читайте ироническую и бытовую прозу, немного задумайтесь над детективными историями и рассказах о детях. Желаю, чтобы зимние долгие вечера вы провели в кругу семьи и друзей за чтением книг.

Я — Заяц Екатерина Николаевна, родилась 29 октября 1962 года. Более 36 лет живу в городе Троицке Челябинской области.

Первые романы о любви начала писать в апреле 2014 г.

На данный момент вышли печатные книги: в России 10 штук и в Чехии 5, в основном это романы о любви, легкие детективные истории и детская литература.

Мои книги можно приобрести в интернет-магазинах: «ЛитРес», «Озон», «Амазон», «Неформат» и др.

НЕМНОГО ПРОБУЮ СЕБЯ В ПОЭЗИИ.

Работы публикуются в журналах: «Чешская звезда», «Содружество» (Болгария), «Бульвар зеленый», «Три желания», «Российский колокол», «Спутник», «Край городов», «Мост», «Лили Марлен» и др. Являюсь соавтором многих сборников прозы и поэзии издательств «Десятая муза» (г. Саратов, г. Москва), «Серебро слов» (г. Коломна) и др.

Мои странички на литературных сайтах в интернете: http://www.proza.ru/avtor/ekaterinakatruhttp://

http://www.chitalnya.ru/users/ekaterinakat.ru@mail.ru/

С ноября 2016 г состою в Интернациональном союзе писателей.

Номинирована на соискание премии «Автор года» за 2016 г. от литературного сайта «Проза.ру».

Я с детства зиму Уральскую люблю

Мороз и солнце в ноябре,

В пушистых шубках ели.

Застыли реки в серебре,

А ветер стелет…

И снова белоснежный рой

Упрячет звезды.

Стучит по крышам ветер злой,

Бушует грозно…

Трещат дрова, горят в печи,

Огонь танцует.

А вьюга, словно у свечи,

В окне лютует…

С утра проснулись, а зима

Все застелила.

Дороги снегом и дома

Позабелила…

Настала зимняя пора

И снегопады.

Забавам зимним детвора,

Ликуя, рада!

Январь 2019 г.

Рыбалка (Из цикла рассказов «Новогодние байки»)

Василий с такой силой хлопнул входной дубовой дверью, что в большом добротном деревянном доме задрожали стены. Он на ходу застегнул старенький полушубок и поспешно забежал в сарай. Схватил рюкзак с рыбацкими принадлежностями, ледобур, за пазуху засунул бутылку самогонки и бегом покинул свой двор.

Быстро шагая по дороге, вслух разговаривал сам с собой: «Вот мегера, не успела глаза разуть, а уже весь мозг мне вынесла. Как только вышел на пенсию, так она меня пилит и пилит, спасу нет дома находиться. Что мне с ней делать? Кулаком поучить? Так жалко, много лет вместе прожили, я никогда себе такого не позволял».

Василий зашел в сельский магазин и купил булку хлеба.

— Василий Федорович, что, опять на рыбалку собрались? — спросила молодая продавщица, краснощекая Аленка-веселуха.

— Да, — буркнул в ответ он.

— Так сегодня предпраздничный день, к новогодней ночи надо готовиться… к бою курантов, — весело сказала продавец.

— Я и готовлюсь, наловлю рыбки свежей к праздничному столу… — нехотя ответил рыбак и торопливо покинул магазин.

Придя на пустую реку, нашел старую, почти незамёрзшую лунку.

— Сегодня, похоже, я один рыбачить буду. Вот и инструмент не понадобился, зря тащил эту железяку, — громко произнес он, доставая из рюкзака складной стул и все что надо для рыбалки.

Открыл бутылку самогонки, налил в жестяную кружку и залпом выпил несколько глотков. Отломил от теплой еще булки хлеба кусок и занюхал.

— Ох, и ядреный получился первачок. Градусов семьдесят. С почином! — громко произнес он и глотнул еще из кружки «сладенькой». — Теперь и рыбачить можно! — продолжал разговор мужик сам с собой.

Часа через три возле лунки лежало штук пятнадцать ротонов и чебаков. Сам рыбак уже почти опустошил бутылочку и лыка не вязал.

«Выживает она меня из дому. Всем недовольная. Хоть бы снегу ночью навалило, с утра работа была бы… А так что? С утра схожу в сарай: кур, козу, гусей да кроликов накормлю и лежу целыми днями на диване и пялюсь в ящик. А что нам, пенсионерам, делать в деревне? Корову на козу поменяли, тяжело стало с буренкой, да и корма дорогие. Летом хорошо! — глубоко вздохнул пенсионер. — Летом работы полно: то цыплята, то утята, то огород… то козу пасти надо, а зимой скукотища, одна рыбалка и спасает!» — думал мужчина, уставившись на леску удочки.

Тем временем его суженая жаловалась соседке:

— Матрена, представляешь, опять мой нервортеп на рыбалку сбежал. Вот гад, паразит настоящий! Работать не хочет, мне помогать тоже. Самогонки нагонит и попивает… сбежит на реку типа на рыбалку, там и бухает. Что мне с ним делать? Я его ругаю, ругаю, а ему все нипочем!

— Клавдия, грех тебе жаловаться на супруга. Хороший он у тебя! — охала соседка.

— А что ты его защищаешь? — зло выкрикнула Клава.

— Вон как он летом тебе помогает, а ты все кричишь на него, все чем-то недовольная. А знаешь, как одной плохо? Я вот одна, как мне тяжело и физически, и морально: поругаться, накричать и то не на кого. Так что попей успокоительного чая или таблеток в аптеке купи и перестань пилить мужика. А то доведешь его, он или сопьется, или инфаркт его шарахнет. Знаешь, у учителки Зои мужа инсульт разбил, лежит теперь обездвиженный. Она, как и ты, все орала и ругала мужика, вот и дооралась!

— Да он вроде бы и не пьет много… — испугавшись, тихо произнесла Клавдия.

— Сама сегодня управься с домашней работой и не ругайся, много ли вам двоим надо. Дети с внуками не приедут?

— Не приедут… если и приедут, то числа пятого. Им с нами неинтересно стало — старые мы, у них свои компании.

— Придет Васька, ты молчи, как будто и не было ссоры утром. Подарок купила?

— Ой, забыла, — засуетилась Клавдия.

— Я вот и рада купить, но некому, сама себе покупаю, а думаю… фантазирую, что мой покойный супруг мне это дарит, — вздыхала Матрена, поспешно утирая слезу.

— Сейчас в магазин сбегаю, куплю одеколон и пену для бритья. Я каждый год ему нужные подарки дарю, а у него как раз одеколон заканчивается, — заулыбалась собеседница.

— Пойду и я, пора пирог ставить. А ты подумай! А то поедом ешь мужика, чего бы непоправимого не случилось. С наступающим тебя, соседушка! — попрощалась соседка.

Василий решил последний раз закинуть удочку и домой собираться: бутылочку допил… в голове бедлам, в глазах двоится.

Закинул он удочку, и… клюнуло, стал тянуть. «Что-то тяжеловато», — подумал рыбак и как дернет.

Возле его правого унта опустилась большая синяя кисть руки.

Василий аж отрезвел. Его бросило в дрожь, спина стала липкой от холодного пота, лицо — белое как снег. Он снял варежки и трясущимися руками поднял улов, все еще надеясь, что кисть не настоящая — пластмассовая.

На безымянном пальце блестело широкое золотое кольцо с красным камнем. Луч солнца попал на камень, и как огнем резануло в глаза мужику. Попытался снять его, но не получилось, тогда он достал из рюкзака нож и отрезал палец. Кольцо снял, ополоснул в лунке и сунул в нагрудный карман телогрейки, а кисть с пальцем опять выкинул в прорубь.

Поспешно собрав пожитки, засобирался домой. Шатаясь, медленно дошел он до родного двора.

Рыбу, рюкзак и ледобур забросил в сарай. Зашел в баню, благо там тепло было, вчера топили и мылись, снял полушубок и улегся спать на полати.

Супруга из окна увидела, что муж вернулся пьяным и спать пошел в баню.

— Вот алкашина. Пьяный вдрабадан пришел, — выругалась она. — Ничего, поспит часа четыре, я его в одиннадцать вечера разбужу и… Нет, ругаться не буду, праздник же.

Рыбаку снились кошмары. Он ворочался, кричал, отбивался от злодеев во сне.

Вдруг почувствовал, что кто-то его трясет за плечо:

— Василий, вставай, пошли в дом, скоро куранты бить начнут. Я что, одна за праздничным столом сидеть буду и президента слушать? — услышал он ласковый голос супруги.

— Сейчас, сейчас. Ты иди, я следом, — не открывая глаз, тихо прошептал он.

Проснувшись окончательно, Василий стал вспоминать, что было на реке. «Нет, это мне приснилось. Бутылку первака выпил без закуски, и… такое привиделось. — Полез в карман, там лежало кольцо. — Господи, это правда?» — задрожал мужик.

Его спина покрылась холодным потом. «Не был бы я пьян, то такое не совершил бы — назад бы выкинул всю эту хрень в реку. Теперь деваться некуда. Надо быстрей забыть эту рыбалку».

— Вася, переоденься, умойся, побрейся, и уже пора за стол садиться. Ты целый день голодный. Я твой любимый салат оливье приготовила, мясо потушила так, как ты любишь, — ворковала жена.

Супруг молча стал переодеваться…

— Вася, я же на тебя кричу за дело… бездельничаешь ты, от безделья и самогонку гонишь и пьешь, — тихо и ласково поучала супруга.

— Я на заслуженном отдыхе, — отвечал он. — Я свое отпахал!

— Я договорилась, в школу сторожа-дворника надо… после праздников пойдешь, тебя оформят, при деле будешь, чем-то занят, — ласково выговаривала слова Клавдия, присаживаясь за стол.

— Ты уже за меня все решила? А вдруг я не хочу, — недовольно произнес Василий.

— Ой, я забыла: вот подарок тебе. Смотри, какой пузырек красивый, — широко улыбалась жена, она подошла и поцеловала мужа в макушку. — Что ты ерепенишься? Работа нетрудная: сутки работаешь, двое дома… и на рыбалку свою успеешь. Надо на работу идти, кому-то нужный станешь, да и нестарый ты еще!

— Я вот тебе тоже… — и Василий достал золотое кольцо.

— Какое красивое! И где ты его взял?

— Нашел на реке… Два дня назад много городских было на реке, как горохом усыпана была наша речка рыбаками, кто-то обронил.

— Спасибо. Только оно мне не нужно. Положу к другим украшениям: там цепочка с подвеской лежит и кольцо с янтарем, которое ты мне лет двадцать назад подарил. Куда мне их носить? — вздохнула супруга.

— Хоть сегодня надень все свои цацки, а потом как знаешь, — попросил супруг и добавил: — Для меня!

— Ладно, надену и платье красивое сегодня, и покрасуюсь украшениями, а потом… внучки подрастут — им подарю свои побрякушки.

Женщина быстро удалилась в спальню.

— Шампанское открывай, скоро куранты пробьют полночь! — кричала хозяйка из комнаты. — Я мигом!

— Да ну его… давай компоту твоего земляничного, — весело ответил Василий.

ВСТРЕТИЛИСЬ ДВА ОДИНОЧЕСТВА (Бытовая проза)

1

Тридцатого декабря, вечером, возвращалась Елена Ивановна домой из магазина, продукты в супермаркете купила к новогоднему столу.

Сыпал мелкий снег, одевая деревья в белые шубки, на улице поскрипывал легкий морозец, тихо.

Решила пенсионерка прогуляться от магазина к своему дому и пройти через небольшой сквер: подышать свежим воздухом и обдумать свою дальнейшую жизнь.

Более тридцати пяти лет прожила она со своим супругом, но последние лет пять ей стало невыносимо существование с этим когда-то родным и любимым мужчиной.

Жизнь текла как у всех: свадьба, дети, работа, внуки… не успели оглянуться — пенсионный возраст, и айда на заслуженный отдых.

Год назад выперли супруга на пенсию, и совсем мужик с катушек слетел, лежит целый день на диване и пьет горькую. Он лет пять назад стал сам не свой. Елена Ивановна вышла на заслуженную пенсию и решила, что дома сидеть и из окна девятого этажа большой трехкомнатной квартиры смотреть не будет. Надо себя занять делом и пожить оставшиеся годы, которые ей судьбой отмерены, в свое удовольствие. Хоть на пенсию больно не размечтаешься и не разгуляешься. «Да, — подумала женщина, — я стала такие словечки употреблять, хоть и в мыслях. Стыдно, стыдно, бывший библиотекарь Елена Ивановна, — журила себя в мыслях она. — Надо что-то решать, я уже не могу переносить этого мужчину рядом… нет, на одной площади рядом. За год лежания на диване он поправился на пятнадцать килограммов и деградировал как личность: ежедневное употребление крепких спиртных напитков, нежелание соблюдать элементарных правил гигиены… превратили его в скота».

Она старалась вытащить супруга к людям, увлечь каким-нибудь занятием, даже элементарно — вывести на прогулку… но у нее ничего не получалось, когда-то любимый мужчина превращался в бывшего интеллигентного человека — бича.

Она же, чтобы его не видеть (хотя они уже более десяти лет жили в разных спальнях) и не чувствовать запах перегара в квартире, большую часть времени проводила вне дома: то спортивный зал посещала, то пела в хоре. Сейчас, перед новогодними праздниками, бесплатные благотворительные концерты посещала или просто гуляла по городу. Да, летом проще: уезжала на дачу и там жила неделями. Хотела мужа увлечь, но за все годы семейной жизни он не проявлял интереса к загородной жизни. «Нет, надо что-то решать: подать на развод и на раздел квартиры… разъехаться и жить, как все… многие пенсионеры нашей страны. Вот после новогодних праздников и займусь этим», — решила Елена.

Новогодняя ночь ничего нового не предвещала: дети, внуки далеко… муж рядом, так он будет пьяный спать. Она одна который год будет ждать боя курантов и открывать бутылку шампанского.

— Ой! Ой! — закричала женщина.

2.

Петр Петрович вечером вышел в сквер прогуляться со своим карликовым пуделем Максом.

Год, как остался вдовцом… дети с внуками подарили пенсионеру собачку, чтобы было о ком заботиться и чтобы кто-то ждал дома. Он старался целый день занять себя чем-нибудь. В первый год выхода на заслуженный отдых он (еще тогда с цветущей жизнью женой), чтобы скоротать время, посещал три раза в неделю по утрам бассейн, потом он шел в детский клуб, там на общественных началах вел конструкторский кружок для детишек. Она — в клуб для пенсионеров, там разные кружки… самодеятельность, встречи по интересам. Вечером встречались и рассказывали друг другу о своем времяпровождении. Так текли их дни.

Сгорела жена за три месяца — онкология.

Он не пал духом и решил, что не бросит те занятия, которые посещал с женой: бассейн, конструкторский кружок, прибавилась забота — Макс. Его два раза в день он выгуливал на свежем воздухе… но ещё вопрос, кто кого выгуливал.

— Ой, помогите! — послышался тихий голос мужчине, и Макс звонко залаял.

Петр Петрович увидел открытый люк посредине пешеходной дорожки, из ямы слышался голос. Прохожий достал сотовый телефон и посветил в яму. Яма была неглубокая, но узкая. Женский голос звал на помощь. Мужчина набрал номер службы спасения… Попытался сам вытащить женщину, но ничего не получилось у него, нужна была веревка, а лучше широкий ремень.

— Как вы туда попали? Глубоко там?

— Нет… но вылезти не могу. Не знаю, шла себе и шла.

— А вот и крышка, рядом перевернутая. Заброшенный люк был плохо закрыт, вы наступили на край и улетели вниз, крышка отлетела в сторону. Хорошо еще, что больше никто не упал…

Звонко лаял пудель.

Через минут тридцать спасатели выполнили свою работу — вытащили пожилую женщину из люка.

3.

— Перт Петрович. Макс — ваш спаситель, — широко улыбаясь, представился мужчина. — Осторожней надо быть, внимательней.

— Елена Ивановна. Большое спасибо. Задумалась, шла и не увидела опасность.

— Можно вас проводить домой?

— Можно. Ой, что-то течет из одного пакета… бутылка шампанского разбилась, придется завтра купить еще одну, — выкидывая в урну стекло, констатировала пострадавшая.

— Вы что-то хромаете. Ушиблись? — заботливо спрашивал новый знакомый.

— Ногу ушибла, немного болит.

— Может, скорую помощь вызвать? В травмпункт увезут.

— Нет, не нужно… несильно болит. Дома разотру мазью.

— Я вас провожу и донесу пакеты. Возьмите меня под руку, вам легче идти будет. Макс, за нами, не отставай! Долго вы там сидели?

— Нет… не больше пяти минут. Вовремя вы с собачкой прогуливались.

— Я год, как с женщиной под руку не прогуливался, — широко улыбался новый знакомый. — Вдовец. Год, как покинула этот мир моя Валечка.

— Соболезную, — тихо произнесла Елена Ивановна.

— Обменяемся номерами телефона? Я забыл вас спросить: кто вас ждет и кто заботится о вас?

— Я даже не знаю, как ответить. Вроде и не вдова, но много лет одна-одинешенька… — растерянно произнесла она. — Мы уже дошли… вот подъезд, я на лифте поднимусь. Большое спасибо вам и вашему Максику. Смотрите, как он высоко подпрыгивает и целует мою руку.

— Да, он шалунишка тот еще! Выздоравливайте. Я утром позвоню, узнаю о вашем самочувствии.

— До свидания, — тихо произнесла женщина и зашла в подъезд.

4

— Где тебя носит? — громко кричал из спальной комнаты нетрезвый муж. — Шляешься и шляешься по ночам!

— Дома я, дома. Угомонись, — ответила хозяйка.

— Жрать-то будем?! — медленно покачиваясь, выходя из комнаты, продолжал орать супруг. — Вечно тебя дома нет, а я жрать хочу!

— В холодильнике борщ, возьми и разогрей. Не хочешь его, свари пельмени.

— Я хочу, чтобы ты накрыла на стол и меня позвала… жена ты мне или нет? Достань из холодильника бутылку водки и стакан подай мне! — присаживаясь за стол, громко командовал супруг.

— Сейчас накрою на стол, — открывая холодильник, доставая бутылку, отвечала супруга. — Ты бы хоть душ принял, запах от тебя неприятный распространяется по всей квартире.

— А ты не нюхай… Жрать давай. А душ или ванну я сам решу, когда мне принять…

— Горе ты мое… во что превратился, — посмотрев на обросшего многодневной щетиной нетрезвого мужа, произнесла она, и мелкие слезы скатилась с глаз.

— Шевелись, шевелись. Голодом меня решила уморить?! — продолжал кричать хозяин, занюхивая рукавом рубахи выпитый стакан водки.

— Ешь! — ставя тарелку с борщом на стол, приговаривала супруга.

— Борщ не горячий, еле теплый. Разогрей! Булдымагой меня кормишь? Свари пельмени! Не буду я есть это, — с шумом отодвинул он тарелку на край стола.

— Аккуратней, упадет тарелка. Ты всегда чем-то недовольный, — тихо ответила женщина и достала из морозилки пачку пельменей.

Всю ночь не могла уснуть хозяйка квартиры. Она вспоминала нового знакомого, его пуделя Макса. Вспоминала годы пенсионной жизни и своего мужа, который, будучи пьяным, храпел на всю квартиру. «Нет, надо решать этот вопрос… Терпение мое кончилось. Я больше не могу выносить присутствие этого человека. Небольшая проблема будет — раздел этой квартиры… Муж хоть и будет против, но суд встанет на мою сторону, мне квартира от родителей досталась, не на улицу я его выгоню… разменяем на две однокомнатные, и, конечно, буду настаивать на разных концах города».

5

Поднявшись рано утром, Елена Ивановна стала проводить влажную уборку в квартире. В зале достала с антресолей елку, поставила на тумбочку возле окна, развешала игрушки и подключила гирлянды. «Вот и новогоднее настроение в квартиру пришло. Еще бы супруг разрешил с хлоркой вымыть пол в его комнате, было бы все отлично», — думала она.

Позавтракав блинами и кофе, взглянула на часы, было одиннадцать утра, услышала звонок сотового телефона. Звонил новый знакомый, интересовался здоровьем.

— Доброе утро, у меня все хорошо.

— Выходите прогуляться в сквер. Я с Максом гуляю. Погода отличная.

— Спасибо за приглашение. Я мигом, — весело ответила женщина.

Быстро собравшись, открыла входную дверь, но тут услышала:

— Ты куда это ни свет ни заря? Водки мне принеси! Я жду!

«Да пошел ты подальше….» — про себя произнесла хозяйка квартиры и, громко хлопнув дверью, торопливо вошла в лифт.

В сквере, на лавочке, её ждал новый знакомый. Навстречу бежал, звонко лаял и высоко подпрыгивал пудель.

— Добрый день, Макс, — ласково потрепала его за уши женщина. — Добрый день, Петр Петрович!

— Добрый день. Как ваша нога?

— Хорошо… не болит. Я могу с Максом побегать, — шутила Елена.

— Погуляем по аллеям сквера. Сейчас птиц и белочек покормим. Я взял для них гостинцы. Я часто приношу им угощения.

— Я в этом сквере редко гуляю.

Петр Петрович и Елена Ивановна долго гуляли по зимнему скверу, они все разговаривали и разговаривали — наговориться не могли. Со стороны казалось, что встретились два давних друга после многих лет расставания. Мужчина рассказывал своей собеседнице о своей жизни, о том, какая у него была любящая и заботливая жена.

Потом зашли в небольшое кафе возле сквера, где вход с животными был не запрещен. Они выпили горячего кофе и съели свежую горячую выпечку.

— Мы два часа гуляли на свежем воздухе. Вы проголодались? Может, надо было вас ко мне домой пригласить, а не в кафе? У меня готовый обед… я с утра приготовил.

— А я с утра уборкой занималась и елку наряжала.

— Еще погуляем?

— Пудель не замерзнет?

— Нет, вон как он скачет и бегает.

— Только немного… надо праздничный ужин готовить.

— Вас кто-то ждет дома?

И тут Елена рассказала про своего мужа, про то, что она много лет одна-одинешенька, как много лет встречает такой замечательный праздник — Новый год, и что она решила… Мужчина выслушал и произнес:

— Какие у нас с вами разные судьбы. Я приглашаю вас ко мне домой. Втроем встретим Новый год. Приглашаю вас к себе в гости. Вместе приготовим салаты, накроем на стол… и встретим Новый год.

— Такое необычное предложение… Мне нужно в магазин зайти, купить шампанское.

— У меня есть… можете и не покупать. Я не очень люблю спиртное, так, для торжества или за компанию могу выпить бокал вина или шампанского.

— Мне нужно моему… водки купить, — растерянно произнесла Елена. — Если вернусь без этой проклятой, то скандалить начнет… стыдно перед соседями будет за его громкие ругательства.

— Хорошо, так договоримся: сейчас зайдем в магазин, вы все необходимое купите. Я вас провожу до подъезда, а вот потом или я вас подожду, или вы сами ко мне придете — восьмой дом, первый подъезд, пятнадцатая квартира на третьем этаже.

— Лучше я сама приду… вечером, часов в… — тихо произнесла и покраснела женщина. — А это удобно?

— Конечно. Мы взрослые люди. Мы никому ничего не должны. Приходите, я буду ждать!

6.

Петр Петрович, напевая веселую песенку, на кухонном столе резал «докторскую»…

«Хоть бы ничего не забыть положить в оливье, я что-нибудь — да забуду. Повар из меня посредственный, а надо не ударить в грязь лицом перед новой знакомой. Какая женщина, мне б такую, — напевал мужчина. — Макс, хватит выпрашивать еду у меня, ты и так много съел… тебе вредно много есть… животик будет болеть».

Восемь вечера. Звонок в дверь.

— Добрый вечер. Вот и я! У меня пакетов много, — несмело произнесла новая знакомая.

— Проходите, раздевайтесь. А зачем много пакетов? Я вам помогу, давайте сюда пакеты. Я тут оливье готовлю.

— Решила приодеться перед боем курантов и так — кое-какие продукты принесла.

— Продукты — это лишнее, у меня все есть.

— Ничего лишнего не будет!

— Проходите, покажу квартиру.

— Елка в зале? Какая красивая! Живая! — восхищалась ёлочными игрушками и украшениями Елена.

— Я каждый год живую ель украшаю. Люблю, когда пахнет лесным духом в квартире. Это пустая спальня, можете тут располагаться.

— Спасибо. Я платье принесла, чтобы к бою курантов быть во всей красе, — засмеялась гостья.

— Я тогда тоже принаряжусь. Костюм давно «не выгуливал», — засмеялся в ответ хозяин.

— Что мы тут готовим? Я вам помогу! Где тут у вас все? — заходя на кухню, произнесла Елена.

Гостья стала как настоящая хозяйка ловко заправлять на кухне…

Петр Петрович издали наблюдал за ловкими женскими движениями и восхищался новой знакомой.

— Какие блюда ваша семья готовит к новогоднему столу?

— Как у всех, наверное: оливье, «под шубой», пельмени… А вы?

— «Под шубой» я готовлю со слабосоленой семгой и сверху покрываю слоем красной икры. Сейчас я такой делаю… Вместо пельменей запекаю курицу. Запечем курицу? Я все принесла, у меня все продукты готовы.

— Елена Ивановна, делайте, как считаете нужным, только не увлекайтесь, а то устанете, какой тогда праздник? Сейчас концертные программы начнутся по всем каналам. Включить вам телевизор тут, на кухне? А мы с песиком в зале посмотрим, чтобы вам не мешать и не смущать вас.

— Вот несите на стол это блюдо, и скоро курочку в духовку поставим…

— Присядьте, отдохните.

— Можно часок посидеть… позвонить детям надо, поздравить, а то позже сотовая сеть перегружена будет, — согласилась гостья.

— И я сейчас сыновьям позвоню, — спохватился Петр Петрович.

— Половина двенадцатого, за стол пора! — громко произнес хозяин квартиры.

— Я сейчас, одну секундочку, — послышался звонкий голос гостьи из-за двери комнаты.

Гостья вышла к столу в длинном платье изумрудного цвета, в туфлях на высоком каблуке, с высоко заколотыми заколкой волосами.

Петр Петрович застыл на месте:

— Какая вы красивая!!! — восхищенно произнес он.

— Много лет платье висело в шкафу… некуда надеть было, — смущаясь и как бы оправдываясь, произнесла Елена.

— Теперь я знаю, куда вы будете его надевать. Мы посетим театр… в ближайшее время, — растерянно произнес мужчина. — Присаживайтесь. Я мигом тоже облачусь в костюм… Я открою шампанское?

— Да!

— За уходящий год! Пусть все плохое останется в нем. Нас ждет только счастье, здоровье! — произнес мужчина, не отрывая глаз от счастливого лица гостьи.

— Спасибо. Я тоже желаю, чтобы все плохое осталось в этом году, — тихо произнесла Елена Петровна.

Раздался звонкий звон хрустальных бокалов и веселый лай пуделя.

МЕЧТА (Из цикла рассказов «Новогодние байки»)

Молодая девушка медленно шла по украшенным улицам города и внимательно рассматривала предпраздничную сказочную красоту вокруг.

Ночью снег припорошил городские улицы, облачил деревья в роскошный белоснежный наряд. Легкий морозец причудливым узором разукрасил окна домов, магазинов, офисов.

«Сегодня 31 декабря, последний день оплаты курсов английского языка. А пятого января… начало занятий. Где взять деньги на оплату этих таких необходимых для меня курсов? Я так долго о них мечтала! Но, боюсь, что моей мечте не суждено сбыться», — думала Алена.

Девушка хотела подтянуть разговорный английский, и тогда у неё появится перспектива получить престижную и хорошо оплачиваемую должность в большой солидной фирме, куда она с таким трудом устроилась работать год назад.

Сирота, она рано осталась без родителей, выросла с бабушкой, которая год назад ушла в мир иной. Есть у неё, конечно, друзья, подруги, сослуживцы и даже молодой человек, но родственной души нет. Алёна попыталась одолжить необходимую сумму у друзей, но что-то не получилось… не смогла достучаться до их сердец, а с банками и микрозаймами связываться не хотела: возьмешь пятьдесят тысяч, а отдашь пятьсот…

Девушка остановилась возле витрины большого магазина. Грустными глазами долго рассматривала великолепие елочных гирлянд, игрушек, золотого дождя.

Вдруг увидела в углу небольшое объявление: «Только сегодня коллекционер приобретет елочные игрушки до 1960 года выпуска за достойную цену».

Алёна поторопилась домой.

В прошлый Новый год елку не наряжала, квартиру не украшала, как раз перед новогодними праздниками умерла бабушка, и ей было не до того.

На улице нашла пушистую еловую ветку и просто поставила в вазу на стол… вот и всё украшение.

Только сейчас вспомнила, что бабушка каждый год украшала сама ель, доставала ёлочные игрушки и рассказывала ей о них, некоторые были очень старыми, годов тридцатых… и ей дороги. Про каждую игрушку она рассказывала внучке новую историю.

Алёна бережно достала с антресолей запыленную картонную коробку с ёлочными украшениями… аккуратно развернула, освободила от ваты и стала рассматривать елочные игрушки: зайчик, длинные бусы из разноцветного стекла, вот белочка, сосулька ледяная, а вот красная пятиконечная звезда — её очень любила бабушка и дорожила ею.

Взяв несколько, на её взгляд, старинных игрушек, девушка вернулась в магазин.

Её встретил пожилой худощавый седовласый мужчина в очках в золотой оправе.

— Добрый день! Барышня, что вы принесли? — приятный баритон немного насторожил молодую девушку.

— Вот, игрушки моей бабушки, — покраснев, ответила она.

Старец внимательно и тщательно рассмотрел каждую вещь и произнес:

— Да, они до 1960 года выпуска, а этот зайчик 1948—1950 годов. Вы хотите их продать?

— Да, мне нужны деньги, — еще больше покраснев, тихо ответила она.

— Прекрасно, прекрасно! Вот такую сумму я могу вам заплатить за них, — коллекционер написал на листке бумаге цифру с четырьмя нулями.

— Так дорого они стоят? — удивилась Алена.

— Может, они еще дороже стоят, но я могу вам только столько заплатить.

— Гм?..

Мужчина взял листок и еще дописал одну цифру с тремя нолями:

— Я могу сейчас эту сумму вам на банковскую карточку перечислить. Скажите или напишите номер вашей банковской карты, — торопил покупатель растерявшуюся девушку.

Алёна продиктовала номер своей карточки.

Не прошло и пяти минут, как на смартфон пришло сообщение, что на её счет поступила крупная сумма денег.

— Спасибо вам большое. Теперь мне хватит за курсы английского языка заплатить, еще и останется… — радостно произнесла девушка и поспешно покинула магазин.

По дороге, на елочном базаре, купила небольшую пушистую ель и принесла в квартиру.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 338