электронная
72
печатная A5
514
16+
Новогодние сны кота Захара

Бесплатный фрагмент - Новогодние сны кота Захара

Сказки 21 века


5
Объем:
416 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-4934-7
электронная
от 72
печатная A5
от 514

КОТ ЗАХАР И ДРУГИЕ ЛЮДИ И ЗВЕРИ

СКАЗКИ 21 ВЕКА

Новогодние сны и грезы Захара

Глава 1 Новогодние сны кота Захара

Тихо было в большом и уютном доме, гости обитали где-то в других местах, хозяйка — Алина, сидела за компьютером и упорно сочиняла свой очередной роман о каком-то древнем князе. Кот Захар прислушивался порой, когда она читала главы, но ничего в этой седой древности не понимал.

Коты тем и отличались от людей, что не интересовала их никакая история, да еще такая древняя, какой толк копаться в такой глуши, когда там не прогуляешься и ничего изменить невозможно. Но Алина придерживалась иного мнения, и сколько он себя помнит именно об этих князьях, только и думала, они ей были дороже настоящих людей, например его хозяина, который когда-то и принес своей жене серого дымчатого котенка от своего друга. Сколько воды с той поры утекло даже по его кошачьим меркам.

Захаром его назвала она, так звали какого-то противного дворника. Евгений не возражал, он всегда соглашался на все, что она предлагала, вот и досоглашался.

Но не стоит перед праздником о грустном. Впрочем, немалую грусть и тревоги нес и сам праздник — стремительно наступал год собаки. Если с петухом Захар еще мог как-то мириться, то с собаками у котов всегда были очень большие проблемы. А если вспомнить, что и в другие года Алина к собакам была более чем благосклонна, то, что об этом говорить? О грядущем?

Но он жил у нее, как орудие мести и напоминание о бывшем муже. Хотя, вероятно, мужей бывших не бывает, по крайней мере, у такой дамы как его хозяйка. Когда они расходились — для Захара это было самое большое горе в его кошачьей жизни, она и сказала злорадно:

— А твой любимый кот останется со мной, хочешь ты этого или нет.

Трудно сказать, чего хотел этот полковник, но перечить он ей, как всегда, не стал. Может, надеялся, что следом за котом, и он вернется назад, на свое недавно законное место. На это же надеялся и сам Захар. Но вскоре он убедился в женском коварстве — возвращать своего бывшего мужа назад Алина не собиралась.

Но и кота он не забрал, даже когда убедился в том, что пути назад для него нет.

Так кот потерял любимого хозяина, остался с писательницей, сделавшего его оружием мести, и готовился к году собаки.

Никто не сомневался в том, что один из ее поклонников, некоторых из которых она называла старыми друзьями, принесет ей дорого щенка (о дворнягах здесь никто и не думал, да он и не потерпел бы никакого приблудного пса, только породистого, если уж страдать, то за дело).

А так как поклонников было много, и кто-то из молодых да ранних готов был погреться в лучах ее славы, и, самое главное, увековечить себя на страницах творений. Кто о том не мечтает, правда некоторые о том орут, а другие молчат, то и собак могло оказаться несколько — беда никогда не ходит одна. Тогда все пропало. В прямом смысле, если это будет щенок пита, как только они подрастают, то свои бойцовские качества именно на котах и отрабатываю, он и сам был свидетелем одного из таких фильмов ужасов, который в реальности, а не на экране происходил. В том, что он будет порван на мелкие лоскутки, сомнения не было, ему даже сон такой снился не раз, как только речь о Питах заходила.

И в переносном смысле все пропало для него, если это будет какой-нибудь шарпей паршивый, с которым она будет носиться, как с писаной торбой. Плакаты с этими псами, похожими на гармошки, висели повсюду. Сначала, разглядывая их, Захар даже собак в них не признал, было впечатление, что шкура у них уже наполовину отвалилась, но в последний момент еще каким-то чудом удержалась. Он искреннее не понимал, как можно любить такое чучело. Потом одного такого ее подруга привела, и он сверху с книжной полки видел, что шкуры на нем на самом деле многовато, но она не так страшно висит, и как-то все-таки держится. Но этот был будущий чемпион, может ее скотчем, где закрепили. Чего только люди для своих собак не придумают, просто диву даешься.

Захар уговаривал себя не поддаваться заранее панике, но легко быть спокойным, когда тебе ничего не грозит. Петуха можно было придушить и зажарить к обеду, с собакой такой номер не пройдет.

Когда перед новым годом к ней заглядывали гости, Захар внимательно их разглядывал, и пытался угадать, кто из молодых и старых дарований, а ей нужны были только таланты, остальным к ним путь заказан, и совершит это гнусное дело — подарит собаку его хозяйке. Он же их оценивал только по одному критерию, кто из них если не любит, то хотя бы уважает котов, и, следовательно, терпеть не может собак, а значит, и подарок принесет другой, более полезный, или хотя бы бесполезный, но не такой жуткий. Такие парни может, и были, но она их в упор не замечала, а потому и для него они были бесполезны.

В пылу своих нешуточных забот Захар выбрал высокого и добродушного Олега. И к своей кошачьей радости убедился в том, что тот любит котов, или просто подлизывается, чтобы переманить сначала кота, а потом и его хозяйку на свою сторону. Если бы он знал, что и сам Захар дорог ей только как орудие мести бывшему мужу, может, изменил бы свое отношение к нему. Но Олег ни о чем, не ведал, а правда часто бывает горька.

В одном только убедился проницательный кот — этот парень любит его хозяйку беззаветно и безответно. Сколько их уже остались где-то за чертой их квартиры, а он все время появляется. И когда Олег садится к роялю, то начинает сначала с «Баллад» Шопена, а на прощание всегда играет ей «Лунную сонату», да так хорошо, что кот давно запомнил ее от первой до последней ноты, а вот номера «Баллад» все время путает, с цифрами у него вообще часто возникают проблемы.

Вот и на этот раз Олег с интересом смотрел на юную знаменитость, которая появилась у нее со своей скрипкой, и, наверное, он и на самом деле не был бездарен, но с момента его появления Захар возненавидел все скрипки в мире, это было настоящим испытанием для его кошачьих нервов. Но кроме музыки, было еще что-то, что с первыми ее звуками, вызывало неизменную тревогу.

Высокий, худой, белобрысый, с голубыми глазами Влад был жутко талантлив. Но как он смеет врываться в их жизнь, ни о чем не заботясь?

Захар сразу заметил, что этот парень больше всего любит музыку и себя в этой музыке, больше чем его хозяйку, не говоря уж о самом коте, тут ему ловить было точно нечего. Но еще страшнее было другое — он только о каком-то огненном шарпее и говорил, что без него и дом не дом, и только этот пес принесет настоящую удачу. А она, готова была и крокодила, не только шарпея, из его музыкальных пальцев (руки у него были красивыми, этого не мог отрицать даже сверкавший ненавистью Захар) получить.

Она пока сама не догадывалась, но кота не проведешь, у него нюх на такие дела классный, она не подозревала, как любила этого странного парня, и не только из-за скрипки, скрипачи к ним в дом не заглядывали до сих пор, исключительно только пианисты.

— Я знаю, Захар, — говорил ему Олег, когда они оставались одни, — сердцу не прикажешь, он и на самом деле гений, в этом она не ошиблась. Но она могла бы меня всему научить и столько радости принести, хотя теперь это уже нереально, но я не хочу тебя оставлять, да и ее тоже.

Захар хотел ему сказать о том, что пианисты уходят и приходят, а он остается, так же и Олег должен оставаться, но он промолчал, домашний кот — это не то же самое, что молодой мужчина, ему еще труднее ужиться с соперником, чем ему с щенком, который скоро тут появится наверняка.

— Купи ей мостино, — предложил кот, — и она забудет этого белобрысого скрипача, только ты должен опередить его.

Он гордился тем, что мог выдать одну из тайн своей хозяйки, а почему бы и нет, это псы остаются верными, а ради хорошего человека можно и нарушить какие-то дурацкие правила.

И ради Олега он готов был терпеть противную и злорадную собаку у себя в доме.

— А ты хоть представляешь, сколько он стоит. Да мне надо банк ограбить.

— Банк не стоит. Но какой же дурак за псов такие деньги требует, — не скрывая досады, спрашивал Захар.- На мой взгляд, так это их хозяева должны платить тем, кто у них собак этих забирает.

Но Захар предвзято относился к собакам с самого начала, и потому там все было не так, как ему того хотелось.

Все эти встречи и беседы происходили в последних числах декабря, когда все ожидали пришествия нового года.

№№№№№


Самые худшие прогнозы сбывались. Вечером 31 декабря — Захар понимал, что он запомнит этот миг навсегда, гений пришел с очень красивой корзинкой в руках, а за пазухой у него торчала противная морда рыжего шарпея.

Щенок оглядывался вокруг, и обрадовался тому, что они оказались в тепле, и он может освободиться от своего плена.

Но и Алину и Сальери (так Захар называл этого типа), веселило даже то, что шарпей помял его классный костюм и покарябал грудь, через дорогой шелк рубашки. Если бы это сделал Захар или какой-то другой кот, то наш Сальери в лучшем случае выбросил бы его на мороз, а в худшем бы придушил и тогда все равно выбросил. Но так как это был не кот, а рыжий паршивец, то они улыбались, и Алина нежно прижимала к груди свое пакостно сокровище.

Может он и принесет ей удачу в этом году, в чем у Захара были большие сомнения, но бедняге Олегу не на что было больше особенно рассчитывать, даже банк уже грабить бесполезно, да и мостины, наверное, на дороге в новогоднюю ночь не валяются, он, скорее всего, безнадежно опоздал.

— До свадьбы заживет, — услышал кот голос своей хозяйки, когда она смазывала зеленкой царапины на груди музыканта, и надо было признать, что тело у парня было красивым, может, для этого он и обнажился.

Он так странно на нее взглянул в тот миг, что она смутилась. И вдруг приблизилась, и сама поцеловала его — он на такое наверняка бы не решился. А потом началось то, что он видел уже не раз. Эти двое забыли не только о старом коте, но и о новом щенке. Наверное, для парня это было все внове, и он навсегда запомнит этот новый год.

Захар пошел взглянуть на щенка, но тот уже растянулся на бархатной подстилке в просторной корзине, и не наблюдал за тем, что происходит вокруг.

Захар прохаживался мимо него и глубоко задумался, как ему выжить в год собаки, да еще рядом с собакой, которая вырастет быстро в огромного пса, и он сможет его одной лапой прихлопнуть и живым весом задавить. Сам-то он давно расти перестал, и хотя был котом в меру упитанным, но средних размеров, даже по кошачьим меркам, а с собаками и сравнивать него.

А в придачу к собаке был еще этот парень, вокруг которого витала тайна, и понять его до конца он никак не мог — хорош он или плох, кто же его разберет.

Но то, что пока для Сальери кота не существовало, неоспоримый факт, а Захар был слишком горд, чтобы навязываться в друзья к гению. Так и комплекс неполноценности недолго заработать.

И надо было вляпаться в такую историю. Олег в тот вечер не предвиделся, никто его ласкать и гладить не собирался. Но кот готов был пожертвовать собой, зная, как его любимцу будет тяжело наблюдать за всем, что тут происходит.

И вдруг Захар стал мечтать о том, что придет его хозяин, увидит его плачевное положение и заберет его с собой. Но самое смешное и состояло в том, что ему вовсе не хотелось отправиться в тот дом. Ему лучше было тут, даже при наличии музыканта и его бесценного пса. Он скрипку готов был терпеть, и его вторжение тоже, но только бы не менять места жительства.

Там же его ждало одиночество, разные противные сомнительные девицы, и гулянки, когда он наверняка даже покормить кота забудет. Нет, Захар собирался отстаивать свое право в этом доме до конца.

Из спальни раздались первые аккорды музыки. Это была «Лунная соната». Захар сначала даже и не понял, что за рояль сел скрипач. А потом он должен был признать, что играет он лучше всех, хотя признать такое коту было нелегко.

Очень недурственно мог он бить по клавишам. Захар за свою жизнь пианистов наслушался и мог отличить золото от подделки с первых нот.

Кот готов был признать, что Алине больше всего нужна была музыка и любовь такого юного и одухотворенного создания. И это ее идеал — голубоглаз и светловолос, и высок. Хотя если присмотреться, то вовсе не все так идеально будет — и глаза у него почти такие же зеленые, как и у самого Захара. Он не знал, радоваться ли ему или огорчаться от такого открытия

Кот на всякий случай заглянул в спальню. Не мерещится же ему музыка. Не мерещилась. Сальери (или Моцарт) склонился к роялю.

Хозяйка стояла сбоку, облокотясь на черное его крыло, не отрываясь, смотрела на него. Захар понимал, что если она еще не любила его по-настоящему, то это случится в ближайшее время — на это у него был крутой нюх. Но откуда взялась такая напасть, как эти двое могли встретиться и разглядеть друг друга?

Он вспомнил поэта, от которого за версту все время воняло самогоном. Тот был ну очень настойчив, когда прорывался к ней. И напрасно объяснял ему Захар, что поэтам здесь совсем ничего не светит, пока еще музыканты и художники не перевелись на белом свете.

Правда, Захар подозревал, что тому просто надо было где-то, как бездомному псу, переночевать. Только когда тот порывался остаться, он так зашипел и выгнул спину, защищая свой дом и свою хозяйку от всех бродяг и странников, а до этого он три раза умудрился упасть с книжной полки на его лысину, и попадал точно в цель, что Алина рассмеялась и произнесла на прощание:

— Хорошо, хорошо, Захар, ты меня убедил, он нам совсем не нужен, пусть ищет себе приют в другом месте.

Но тогда она была разумна, не то, что теперь. И тогда был единственный раз, когда она прислушалась к его советам. Хотя там все было очевидно и без его стараний. Но обычно влюбленные женщины слепы всегда, а с Сальери и ему не за что было особенно зацепиться. Пахло от него французским одеколоном, он был обаятелен и упрям как сто котов вместе взятых, что еще надо для того, чтобы покорить ее сердце. Легко расправиться с бездарным поэтом, но почти нереально с Музыкантом. И Захар вовсе не хотел зарабатывать себе славу отравителя Сальери. И никогда в жизни он не брался за проигрышное дело.

И парень немного устал, одинок и печален, не Олег конечно, но не так и плох. А ведь он старался быть справедливым, даже к врагам. «Лунная соната» к тому времени завершилась. Она снова приблизилась к нему, вдохновенная и такая восторженная, кот мог свидетельствовать в суде, что никогда ее прежде такой не видел.

А потом они обнимались так, как будто прощались навсегда. И на этот раз Захар точно знал, чем закончатся такие объятия, и пошел взглянуть на щенка, пока ему никаких неудобств не доставлявшего. Тот по-прежнему беззаботно дрых. Ему понравился дом, судя по всем, ничто не вызывало беспокойства. Хотелось укусить его хорошенько, покарябать его лощеную шкурку, чтобы он не был так красив. Но ради собственного спокойствия Захар не стал этого делать, ведь это было мелочно, и кроме признания собственного бессилия перед несмышленым щенком он ничего не добьется, тогда придется не куриц есть с ее руки, а самому мышей ловить, а это вовсе не входило в его планы. Трудно даже представить себе, как Алина огорчится, а ему вовсе не хотелось умножать ее печали.

№№№№№№


Когда раздался звонок в дверь, он неслышно подошел и замурлыкал, желая знать, кто решил их навестить в такой поздний час, вдруг беда какая стряслась, а он ни сном, ни духом не ведает.

— Захар, ты один дома, а где твоя хозяйка, — услышал он на той стороне двери родной до боли голос, полковник уже обмыл наступающий новый год.

Но там тоже тявкал щенок. Нет. Это перебор. Двоих он не потянет в своем доме. Этот был хотя бы ленивый и смирный, со временем его можно будет на свой лад воспитать, а тот точно боевой пит, который не воспитывается и на лоскутки его порвет, глазом моргнуть не успеют. Пусть он остается в холостяцкой квартире и охраняет его от особенно настойчивых его боевых подруг.

Вскочив на подоконник, Захар смотрел на то, как он уселся в машину и посадил свою рыжую собаку рядом на сидение.

И дались им эти псы. И в нормальные годы от них нет никому прохода и покоя, а тут совсем дело дрянь.

В этом доме Захар улегся спать последним. На всякий случай он забрался на книжную полку — там безопаснее и лучше все видно сверху. Щенок пока еще не допрыгнет до него, а когда он подрастет — будет видно. Можно немного пожить спокойно. А вот когда наступит год обезьяны…

В ту новогоднюю ночь, которую он с трудом пережил, Захару снился знаменитый на весь мир пианист, который возвращался домой из своего бесконечного путешествия, в подарок Алине он вез живую обезьяну.

Захар проснулся среди ночи. У него не хватило мужества досмотреть тот сон до конца.

Глава 2 Как кошка с собакой

Прошло несколько месяцев с того трагического Нового года, когда вместо года петуха наступил год собаки. Кот Захар выращивал щенка огненного шарпея, которого Алине подарил Сальери, потом он отправился учиться в консерваторию, и его щенок Макс остался единственным напоминанием о нем, о его музыке, и о том, как он замечательно играл на своей скрипке.

Все это время Захар считал себя старшим и нес полную ответственность за воспитание собаки, хотя его хозяйка о том и не подозревала, но она не замечала многого, и была погружена в свои романы, статьи и до реальности ей почти никогда не было дела.

Когда Алина на них обращала свой взор, она была уверенна, что Захар плохо воздействует на щенка. Но у нее просто предвзятое отношение к нему, Захар был в том уверен. Хорошо хоть щенок сам так не считал, и он доверял коту если не во всем, то во многом. И когда случались какие-то непредвиденные происшествия, щенок всегда старался покрыть своего полосатого воспитателя, ведь он был добрым и очень доверчивым, обмануть его не составляло труда, хотя Захар старался делать это как можно реже. А обманывать предпочитал хитрых котов, а не доверчивых собак, там более таких добрых и зеленых. Жаль, что он не мог этого объяснить своей хозяйке, да она и не стала бы его слушать особенно.

— Макс, — в очередной раз слышал он голос своей хозяйки, — ты не должен быть таким доверчивым, я хорошо знаю нашего кота, надо честно признать, что он у нас далеко не ангел.

Вот и доверяй женщинам после этого, и лови для них мышей. Но это так, образно, ни о каких мышах не могло быть и речи, Захар их сроду не ловил, это соседский кот Том делал регулярно, кормили его отвратительно, и волосатых мышей он считал лакомством, поедал и своих собственных, и тех, которые забегали к ним, чтобы спастись от голодного Тома.

Макс позволял ему охотиться на своей территории, и мог потом с гордостью заявить, что у них не осталось ни одного мышонка.

Когда Алина вместе с псом уходила гулять, а делали они это регулярно по часам, Захар заваливался поспать немного, это было его время — тишина и покой в доме дорого стоят.

Том знал об этом прекрасно, и в такие часы он пробирался в его комнату и подъедал остатки кошачьего корма, которым питался Захар, делая вид, что этот корм презирает (что было наглой ложью)».

Том подозревал, что Захар ему специально оставляет немного корма — искушает. Но это не имело значения, Том знал, что гордецы всегда остаются голодными. Правда, на Захара это не распространялось, но этому лентяю просто повезло с хозяйкой.

Вот и на этот раз Том пробрался в комнату, но так как миска Захара была совершенно пуста и даже вылизана, то он разозлился и решил устроить маленький погром, сбросил несколько горшков с кактусами, раскидал и порвал какие-то бумаги, и только после этого незаметно удалился.

Ничего не подозревавший Захар так крепко спал, что ничего не услышал, так как соседи сверху делали ремонт, то стук стоял все время, и он подумать не мог о том, что коварный кот орудует в его комнате.

Захар был дома один, и Том понимал, что подозрение падет именно на Захара. Он проснулся за миг до прихода хозяйки с Максом, и почувствовал, что они уже поднялись на их площадку, и только в тот момент заметил, что творится у него дома, мягкой своей лапой наступил на отросток кактуса и зашипел, замяукал пронзительно.

Алина стояла на пороге, и видела погром, во всей его ужасающей красоте.

— Вот видишь, — повернулась она к щенку, — он не только не признает своих ошибок, но еще и мстить нам решил.

Захар молчал, болела лапа, он понимал, что оправдываться нет никакого смысла, кто ему поверит после всего, будет только хуже. Он на самом деле был виноват в том, что все проспал, и даже не заметил, кто тут хозяйничал без него.

— Я оставила его, чтобы досадить своему бывшему мужу, — говорила Алина, — вот и пусть он теперь у него свой век доживает.

Душа кота после этих слов ушла в когти, загрустил и щенок, он так сжился с котом, что совсем не хотел без него оставаться.

Захар ясно понял, что это конец его светлой и сытной жизни, наполненной самыми важными событиями, лучше сразу выброситься из окна и стать бродячим котом или разбиться в лепешку, чтобы она поняла, что натворила. Но как только Алина ушла за веником, он стал объяснять Максу, что не видел даже, кто все это безобразие сотворил.

— Я спал в тот момент богатырским сном, даже не проснулся. Может это сквозняк, а может, непойманные мыши решили отомстить, за тех, которые съедены?

Пес сразу поверил ему, хотя и не знал почему, ведь без того Алина все время упрекала его за излишнюю доверчивость, но Захар казался таким искренним, да и зачем ему было все это делать?

Вероятно, доверять коту не стоило, но он поверил. И когда он стал обнюхивать все, то унюхал другого кота. Конечно, он мог ошибаться, ведь больше всего именно этого ему и хотелось, но был почти уверен, что здесь побывал кто-то еще. Для пущей верности он еще раз обнюхал и самого Захара, и убедился, что от него пахло по-другому. Тогда по кошачьим следам он и отправился на соседнюю лоджию.

Кот Том в то время поглядывал и подслушивал. Для него самым важным делом было то, что происходило в соседнем доме, он не сразу сообразил, что они все поняли и к нему направляются, какая наглость. Но кто мог подумать, что этот младенец уже такой ушлый и строит из себя розыскную собаку. Том не мог поверить и в то, что щенок станет защищать этого противного бездельника Захара.

— Это ты, даже по твоей физиономии это видно, — говорил Макс, как только они перед Томом остановились, — пошли к нашей хозяйке.

Захар стоял рядом, но он пока молчал.

— Вот еще, что я там у вас позабыл, — сопротивлялся Том, сами творите, черт знает что, а потом на других спираете?

Добровольно Том не пошел бы, приходилось применять силу. С двух сторон они гнали его в свою комнату на место преступления. И он напрасно упирался, шипел, и пытался ускользнуть, это было почти невозможно сделать.

Он мог теоретически увернуться от щенка, тот не особенно сообразителен и поворотлив, но не от Захара.

Алина в тот момент увидела странную картину. Ее кот и пес гнали к ним соседского перса. Она догадывалась о том, что они хотят ей если не сказать, то показать, и готова была рассмеяться, но не стала это делать, щенок укусил в тот момент Тома, и ему уже было не до смеха. Алина побежала спасать дорогого, хоть и шкодливого кота.

— Оставь его, Макс, мы потом не расплатимся, пусть он убирается к себе. А ты нюх потерял, если позволяешь у себя дома творить такое, — упрекала она Захара, и это было чистой правдой.

— Что ты сам делал в то время, когда в твоем доме орудовал чужой кот, ждал пока наш песик тебя защищать придет, вот и вся твоя суть.

Он не стал уточнять, что именно он делал, что лучше трусость или лень, для себя Захар еще не решил.

Когда они остались втроем и внимательно на нее смотрели, Алина произнесла, наконец:

— На этот раз наш Макс тебя от хозяина твоего уберег, но это последний раз, смотри у меня.

Соседский кот был отпущен, что с него взять? Хотя надо было заставить его все привести в порядок.

И все-таки от кактуса Том увернуться не смог, его со всего размаха уронил в толстую шкуру и длинную шерсть Захар. Вытащить сам колючку Том никак не сможет, пусть свою хозяйку на помощь зовет. И это самое малое, что Захар мог для него сделать пока, но на досуге он подумает еще, как отыграться, за все страдания, им в эти дни пережитые.

Захар вспомнил, как он паниковал, когда наступил год собаки. Но как бы он выкрутился без щенка на этот раз? На вопрос не требовалось ответа.

Но беда одна не ходит, на следующий вечер объявился тот, кого они поминали накануне — его хозяин. Он захаживал к ним и прежде, но на этот раз пришел с конкретным предложением.

— Знаешь, у меня мыши завелись, — говорил он Алине, — мне нужен Захар, я доброе дело делаю, ведь наверняка они вдвоем скверно уживаются, и нам их надо поделить по братски, тебе я собаку оставляю, а Захар может и у меня пожить. Я хочу сохранить его как осколок нашего с тобой счастливого прошлого.

Кот вздрогнул и насторожился. Все внутри у него затрепетало от гнева и негодования. Он не мигая, смотрел на Алину.

— А твой кот хоть раз в своей жизни мышей ловил? — ядовито спрашивала она. Но это была чистая правда, ничего не скажешь.- Даже если ты сам ему поймаешь и притащишь мышь. Он ее есть и тогда не станет, уверяю тебя.

Захар не знал, радоваться ему или огорчаться от таких комплементов. Всем своим видом кот хотел показать, что не будет ее есть ни при каких обстоятельствах. Но Евгений не унимался:

— Это ты его избаловала, а у меня пару дней голодный посидит и всех мышей с потрохами сожрет.

Это звучало как настоящая угроза. И, похоже, что у Алины больше не было аргументов, а если вспомнить о том, что вчера она сама грозилась его отдать, то дело совсем дрянь.

— Максу будет скучно, они не так плохо ладят, — говорила Алина, вспомнив о вчерашнем происшествии.

О соседском коте вспомнили и они оба. Но Алина говорила о том же:

— У нас есть соседский кот, — усмехнулась она, — может, его напрокат возьмешь?

В этом все трое они оказались единодушны, что случалось очень редко — только перед большой бедой все они так объединялись.

— Зачем мне чужой кот, если мой собственный так давно мается в изгнании.

Захар просто дивился тому, каким противным и упрямым он может быть. Раньше он этого не замечал, Евгений казался ему мировым парнем. И хорошо, что у него затрезвонил сотовый, его уже искали и куда-то срочно вызывали. Он поспешно попрощался с ними. Щенок радостно тявкнул ему в след, провожая грабителя. Зашипел соседский кот Том, которого чуть не сдали в аренду к полковнику. Он все слышал и едва сдерживал свой гнев.

Алина смотрела на своих зверей, какими славными ребятами иногда они кажутся. Она была уверенна, что они все понимают, только сказать ничего не могут.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 514