электронная
72
печатная A5
523
12+
Новогодние сказки кота Баюна

Бесплатный фрагмент - Новогодние сказки кота Баюна

Сказки заповедного леса


5
Объем:
444 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4490-7248-1
электронная
от 72
печатная A5
от 523

Зимние сказки заповедного леса

Снежные Сказки старого Домового

и других обитателей этого мира.

НОВОГОДНИЙ ПЕРЕПОЛОХ В ЗАПОВЕДНОМ ЛЕСУ И ОСТАЛЬНОМ МИРЕ

Говорят, под Новый год, что не пожелается,

Все всегда произойдет, все всегда сбывается.

(Старая песенка)

ДОБРАЯ СКАЗКА В КАЖДЫЙ ДОМ

(Лозунг в избушке на курьей ноге, лапой кота Баюна писанный)


Волки, коты, чародеи, спрятались не отыскать.

Все перепутала добрая фея, чтобы помочь нам опять.

Надо спасти нам кота или волка, не разберемся, мой друг.

Вот уже песенка добрая смолкла — волка охватит испуг.

Ежик свои вынимает колючки, бабочка гонит кота

Вот и Горыныч глядит из-за тучи. Может нам с ним полетать?


Что это в сказке такое творится. Нам разобраться пора.

Пан перепуганный в замке укрылся. Ведьма мила и добра,

Только с такой и злодейки не надо. Но от нее мы спасаем,

Волка, кота, чародея — награды мы за спасенье не ждем.

Баба Яга нам еще улыбнется, поговорим с Баюном.

Добрая сказка к нам снова вернется, в каждый врывается дом.

Снежная вьюга под вечер ярится, но не страшна нам беда,

Только захочется вдруг возвратиться в лес заповедный тогда.

Пусть чародеи усядутся рядом, чтобы потом рассказать,

Что никого уже есть нам не надо, некого больше спасать.

Добрые сказки и добрые звери сделают всех нас добрей.

Вот и вернулись к нам в лес чародеи, к ним поспешим поскорей.

Вступление

Хотя уже наступил двадцать первый век, а сказки остаются сказками.

Дети не скрывают того, что они очень их любят. Взрослые иногда не хотят в этом признаваться. Но тоже любят.

Только порой такая путаница в наших сказках происходит, что не разобраться сразу кто есть кто.

Добрая фея вдруг начинает вредить героям, а злая вынуждена творить добро.

В любимых сказках порой такое случается, что и не понять, и не объяснить.

Вдруг выясняется, что серый волк никогда никого не ел, напрасно его только обвиняли. Да и Змей Горыныч — славный парень. Может его убивать и не стоит?

Каждый новый век дарит миру свои сказки.

Вот и настало время для того, чтобы и у нас новые сказки появились. А для этого надо нам с вами заглянуть в заповедный лес, пока занесенный снегом, послушать как поет свою песню метель.

На первый взгляд кажется, что там нет ни одной живой души. Но это только на первый взгляд. Нам точно известно, что в знаменитой своей избушке осталась Баба Яга, с ней на теплой печке мир охраняет и сказки сочиняет кот БаюнТуда иногда заглядывает Серый волк, когда он из Пекла возвращается и навещает своих старых знакомых, вести приносит от духов заповедного леса, пока они в Пекле от холодов спасаются.

Иногда заглядывают в зимний лес Домовые, Банники, Овинники — домашние духи, которые все время рядом с людьми остаются. В такие долгие зимние вечера любят они праздники устраивать, а где праздник, там и переполох случается.

Некоторые из историй чародеи и кот Баюн для нас сохранили в летописях Заповедного леса и рассказывали потом на разные лады.

А когда мы те старинные свитки отыскали, прочитали, то и вам решили сказки заповедного леса рассказать.

Веками жили там духи, звери и люди в мире и согласии. Природу берегли, животных старались не обижать, духов уважали, строго исполняли все обычаи, помогали друг другу. Потому добро неизменно побеждало зло. Жили они в мире и согласии.

Солнечные Боги у них были молодыми и прекрасными. Четыре самых главных праздника отмечали тогда все обитатели славянского мира. Зимой они встречали веселого Коляду, весной прекрасного Ярилу, летом главным был таинственный Купала, осенью — щедрый Освень. Веселые гулянья устраивали. Что только происходило во время праздников.

Вот нынче мы с вами и заглянем в занесенный снегами заповедный лес, где все замерло в ожидании того последнего дня в декабре, когда отступит тьма и света в мире прибавится. Еще грозен бог зимы Кащей, но наступит час, когда он должен будет отступить.

Сколько всего в это время случилось, ни в сказке сказать, ни пером описать, а лучше своими глазами увидеть, своими ушами услышать. Потому мы и начинаем свои сказки вам рассказывать, а вдруг они станут по-настоящему добрыми и светлыми? И если у нас это получиться, то кот Баюн не даст соврать, хуже вам от этого уж точно не станет.


ВОЛШЕБНАЯ НОЧЬ В ЗАПОВЕДНОМ ЛЕСУ


Волк снова к жилищу пришел в этот час роковой.

И слышали духи в снегах его яростный вой.

— Но кто там не спит? — усмехнулась устало Яга, —

Иди-ка, впусти его, там и мороз и пурга.

— Но кто там явился? — и кот разворчался во тьме.

— Открой ему двери, пришел он, я знаю, ко мне.

И кот навалился, но дверь открывалась с трудом.

А волк, разгребая завалы, протиснулся в дом.

— Чего тебе, серый, я вижу, что снова не спится?

— Заснешь тут, пожалуй, там Ний, обезумев, ярится.

Чертей разбросал, а Кащея на цепь посадил,

Пришел, чтобы сказать, что бороться не хватит вам сил.

Весна не наступит, он снова собрал чародеек.

Он снова колдует, на тайное что-то надеясь.

— А пусть похлопочет, и что нам его кутерьма.

— Весна не наступит, и вечною будет зима.


— Да, это случится, но только не нынче, мой друг,

И странные лица сквозь стужу являлись им вдруг.

— Да кто это снова? — зафыркал рассерженный кот.

Князья просыпаются, время для них настает.

Там снова колдует старуха в тиши у огня.

А лес заповедный, все вечные тайные храня,

В немом оцепленье сраженья великого ждал.

Там волк растворился, а холод всю землю сковал.

В лесу никого, только волка следы на снегу.

А кот и старуха все слушают молча пургу.

Лишь тени героев бесшумно уносятся прочь.

Ярится и длится волшебная зимняя ночь


Снежные Сказки старого Домового
и других обитателей этого мира


В занесенной снегами избе

домовой пробудился от сна.

И в сугробах, представьте себе,

спит, как белая кошка, весна.

Растянулась и в пасмурной мгле,

видит странные дивные сны

Домовой пробудился в избе,

и гадает, когда им весны

Ожидать, не стихает пурга,

лишь огонь так устало трещит,

И к жилищу подходит Яга,

белый волк, он завыл от обид.

Разбудили беднягу и вот,

никого, ни еды, ни жилья

Сладко спит в тихом сумраке кот.

В вязи сказок тонула земля

Духи снова вернулись в наш мир.

И повсюду видны очертанья.

И реальность исчезнет на миг,

и проснутся былые преданья

Кот Баюн убаюкал метель,

но устал и прилег отдохнуть.

Тихо скрипнула старая дверь-

и мой дедушка снова вернулся

Там у Банника черти дрались,

и Кикимора песню тянула.

И уже у огня собрались,

тени, души, и вьюга заснула.

И в тиши эти сказки опять,

я гусиным пером записала

Чтобы новую книгу начать,

там, где вьюга весь мир обнимала.

В занесенной снегами избе,

в полумраке реальность отступит.

Белый кот, в каждой новой судьбе

дух славянства однажды проступит.

И тогда в тишине у огня

Леший снова дымит самосадом,

И метель все глядит на меня,

укрывая весь мир, снегопадом.

Мы любуемся, ночь так тиха.

И для счастья не много нам надо

За строкою ложится строка,

и надежда живет и отрада.

Как бабочки лес заколдовали

Проснулся Домовой, погладил своего кота Макара и начал рассказывать сказку.

Всегда ему хотелось, чтобы был у него свой кот ученый, как и у Бабы Яги кот Баюн.

Кот Макар был добрым и хитрым зверем. Пока все наоборот получалось. Не кот ученый сказки говорил. Он заставлял Домового сказки рассказывать, а сам только слушал внимательно.

На этот раз спросил кот:

— А не расскажешь ли ты, откуда белые бабочки появились?

— А почему и не рассказать? — согласился Домовой.

Он помолчал немного, в маленькое окошко посмотрел задумчиво. Там такой белый и пушистый снег кружился.

Вздохнул Домовой и начал сказку новую рассказывать.

— Давным — давно это было. Богиня Жива появилась на земле, когда солнце засияло, и отступила тьма. С тех пор хранила она свет и жизнь в этом мире, природу чаровала, все живое охраняла.

Очень любила Жива лето и разноцветных бабочек. Их всегда так много вокруг нее порхало, что казалось богиня была окутана шалью разноцветной.

Было это так красиво, что все вокруг только о ней и говорили.

Однажды увидел Живу с бабочками Кащей. Стоял и любовался чудесной этой картиной бог Зимы.

А когда стал он свататься к Метелице, то решил для возлюбленной подарок найти. Вспомнил о бабочках разноцветных, долго искал их повсюду.

А они в раю теплом да прекрасном в то время уже были.

Узнал об этом Кащей и стал думать, что ему делать. Думал-думал и придумал. Собрал Кащей всех чертей шустрых и потребовал, чтобы каждый из них по одной бабочке ему добыл.

Чертям не хотелось на небеса отправляться. Они знали, какой дальней и трудной была дорога, сколько опасностей на этом пути поджидало. Но вскипел Кащей:

— Всех заморожу, всех в льдины превращу.

Делать нечего, пришлось исполнять приказ Кащея. Пробрались черти в рай, разыскали там бабочек и по одной унесли на землю. Радостные вернулись они назад — замерзать никому не хотелось. Принесли черти Кащею бабочек. Много их было. Сколько чертей — столько и бабочек оказалось в том году у Кащея.

Велел Старик отнести бабочек во дворец ледяной. А там, в сундук хрустальный их запрятал дожидаться времени своего. Хороший будет подарок для Метелицы.

Когда пришло время, он сундук этот на небеса перенес. Велел Бабушке Вьюге по его знаку выпустить бабочек. Пусть летят они на землю, да танцуют вокруг Метелицы.

— А как увидит она красоту такую, узнает, что он для нее сделал, так и останется женой его навсегда, — мечтал Кащей.

В назначенный час прилетела к нему на свидание веселая Метелица. Кащей подал знак и стал ждать чуда. Музыка зазвенела, закружилась Метелица в танце прекрасном.

Второй раз махнул ледяным посохом Кащей. Только серое небо над ними повисло, нет никаких разноцветных бабочек.

Замешкалась Старушка Вьюга, задремала, наверное.

Тогда палицу свою ледяную запустил на небеса Кащей. Прямо по сундуку тому заветному попал он. Рассыпался от удара такого сундук. Полетели бабочки на землю.

Но слишком долго они в сундуке томились и мерзли, и холодно было в ледяном дворце Кащея, а на небесах еще холоднее. Вот и побелели они все, только некоторые слегка голубоватыми казались. А от разноцветных их нарядов и следа не осталось.

Летят белые бабочки, кружатся. Совсем залепили Метелицу. Упали они на деревья, на землю. Все вокруг белым и холодным стало.

Удивленно смотрел Кащей, но ничего понять не мог. Пока он смотрел на то, что творилось вокруг, почти замерзла любимая его.

Понял Кащей, что натворил. Схватил он Метелицу и во дворец потащил, чтобы отогреть хоть немного у очага. Огонь развел, долго прощения просил, ругал Старушку Вьюга, за то, что подарок ему испортила.

Метелица улыбнулась ласково.

Догадалась она, что рассердилась богиня Жива, когда узнала, что черти украли у нее бабочек, вот и отомстила.

Но старалась она утешить Кащея.

— Ничего, ничего, я тебя и так люблю. А белая земля даже красивее стала, это ты хорошо придумал!

Кащей взглянул на белое поле и немного успокоился.

№№№№№№№№


Проснулись люди. Вышли на улицу, а там все бело кругом.

Сначала испугались они такой белизны и холода. А потом, когда увидели, как черти играют в снежки и весело хохочут, так и немного успокоились.

— Если шевелиться будете, то и не замерзнете, — говорил им Старик.

Кащей в ту зиму был счастливым — Метелица с ним осталась.

Только иногда, когда вспоминал он как чуть не испортила ему Жива подарок, тогда лютовал Кащей. Морозы и начинались особенно сильные.

Но начинали белые бабочки кружиться — их Жива посылала на землю, чтобы злость Кащея умерить. Даже замороженные ее красавицы — бабочки все-таки согревали землю.

— Хорошая сказка, — согласился кот Макар

Но он уже почти спал, убаюканный тихой речью Домового.

Только поспать коту недолго пришлось. Они услышали вой волка рядом…

Но это уже была совсем другая сказка…

Сердца, зачарованные метелью

Богиня жизни Жива появилась на земле в те времена, когда солнце осветило мир и отступила тьма.

Тревожное это было время. Снова и снова темные силы пытались вернуть себе мир и погрузить его во тьму. Ничего у них не получалось, но отступать они не собирались.

Очень любила прекрасная Жива свет и тепло. Хранила его вместе со своими Берегинями прекрасными. Только снова грозный Чернобог, жестокий Кащей и безрассудный Ний решили захватить мир. Узнала об этом Жива и осталась на земле, даже когда наступила зима.

Дерзким был этот поступок. Даже богиня любви и гармонии Лада просила одуматься и вернуться на небеса дочь свою милую.

Кащей, узнав о таком решении, только рассмеялся. Но рано он радовался.

Поговорила Жива со Стрибогом — повелителем ветров буйных, и тот встал на ее сторону, обещал помогать во всем.

Морозы без вьюги были не так сильны, а стоило только теплому ветерку подуть, метели снежной разыграться, и тепло на землю возвращалось.

Но Живе пришлось без устали следить, чтобы Кащей не особенно лютовал, а Чернобог в сговор с ним не вступил.

Богиня кружилась в метели, мелькала то там, то тут. И стала она частой гостьей и в заповедном лесу.

Хотя, кроме Яги и кота Баюна, никого там не оставалось на зиму. Но жизнь продолжалась. Кто-то из домашних духов в лес проникал, люди заглядывали неожиданно. И тогда лес снова оживал, был прекрасен в своем белоснежном наряде.

С Ягой они часто беседы вели долгими снежными вечерами. И много историй интересных поведала мудрая Баба Яга.

А однажды она спросила:

— Не страшно тебе против Кащея идти? Он глуп, потому особенно яростным может быть, разозлишь его, — и не будет пощады.

— Мне страшновато бывает иногда, но чаще весело. Не так он силен, как нам кажется, — говорила Жива.

Молчала Яга, ей очень хотелось, чтобы богиня не ошиблась. Да пугать ее не хотелось. Тогда совсем некому будет противостоять Кащею, а это опасно для всего живого.

Он только Живу и боится. Она жизнь любит и хранит, а Старик привык ее отнимать и души морозить. Но Жива ему не уступит и бороться будет до конца.

— Что за глупости, — возмущался он, — куда ей против меня?

— А это мы и увидим скоро, — загадочно усмехнулась Яга.

Ничего не ответил Кащей. Но подумал он, что Яга хочет помогать Богине.

— Это она воскресила меня, но отняла бессмертие. Обещала, что до смерти моей никто не доберется. Но я всегда в опасности оставался. То один герой, то другой у Бабы Яги выспрашивал, как до дуба и сундука, где смерть моя таится, добраться. А звери и духи герою помогут. А тут еще Жива все время рядом кружится. Все они заодно.

Многое припомнил в те зимние дни Кащей. Обидно ему было, что он стар и лют, лишили его Бессмертия и молодости. Рано или поздно придется ему уйти, а они все останутся: и Баба Яга, и Кот Баюн, и Жива.

Никакой жизни Кащею в этом мире не стало.

Так он страдал и не знал, что делать и как быть.

№№№№№№№№


А Жива со Стрибогом веселились в метели. Так звонко она смеялась над Кащеем, словно уже победила.

Слышала этот смех Баба Яга и тревожилась за нее. А когда вечером заглянула к ней Жива, снова она разговор о Кащее завела.

— Он не только зол, но непредсказуем и жесток, — говорила она Живе, предупредить или запугать ее хотела.

Но богиня улыбалась в ответ. А на прощание Яга попросила:

— Берегись, нынче он хитрую девчонку одаривать станет, а завтра глупых девиц, сестер ее, заморозить может. Если ты затанцуешься да загуляешься где-то в месте другом, то может беда случиться.

Жива знала, что так будет. Кроме Мокоши — богини Судьбы, владевшей Книгой Судеб, только Яга ведала, что завтра случится в мире.

Надо спасти неразумных девушек, от смерти их уберечь.

№№№№№№


В эти морозные дни очень любила Жива танцевать. Она кружись, слушая музыку метели, и никто ее остановить не мог.

Жива забывала о времени, о том, что сделать должна, когда танцевала. Вот и предупреждала ее Яга, чтобы внимательнее была.

— А тебе жаль их? — удивленно спросила богиня.

Она старалась понять Ягу.

— Да не особенно, — призналась та, — только такой судьбы девушки не заслужили. Нужно им возможность дать пожить. А вдруг они переменятся. Но Кащей, и с ними решил расправиться. Зол он на весь мир, все наперекор нам творит, кто под руку попадется, того и морозит. Надо его остановить.

На этом они с Бабой Ягой попрощались.

День был метельным и теплым.

Жива веселилась и танцевала под завывание метели. Никто не мог с ней сравниться. Это у нее русалки своим колдовским пляскам учились.

Закружилась, обо всем забыла богиня. Время пролетало так быстро, что темнеть стало, когда она очнулась. Сначала решила, что это шутка Кащея, он попугать ее собрался. Но наступила ночь. Очнулась богиня, разговор с Ягой припомнила.

А тут она увидела Ния- бога Тьмы, повелителя Пекла — около дуба стоял он. С восторгом смотрел на нее грозный Ний.

Замерла от неожиданности Жива, пошевелиться не могла.

— Проси что хочешь, все отдам, — услышала она низкий голос, в нем рокот бури слышался. Опомнилась богиня.

— Ничего мне от тебя не надо. Тьма твоя не для меня создана была. А танцевала я, чтобы свет заколдовать. Не получите вы его, и не надейтесь.

Тут услышала Жива жуткий вой волка, опомнилась, бросилась к дремучему лесу. Туда отвез своих дочек глупый старик.

Девушки видели, как одарил их сестру Кащей прошлой ночью, когда она в гости к нему пожаловала. Они тоже хотели получить украшения, чтобы замуж удачно выйти. Жадность до добра не доведет. Мерзли сестры в лесу и ждали, пока он появится, и одарить их захочет. Огромный Серый Волк сидел перед ними. Он побелел от инея и старался их разбудить, не давал заснуть. Но они не испугались зверя, и вой его казался им красивой песней. Налетела на них Жива, стала трясти изо всех сил, что-то говорила каждой. Не хотелось ей, чтобы умирали они такими молодыми.

— Хватит спать, вы еще успеете в объятья к Нию попасть, он подождет пока, — уговаривала их богиня.

Но они закоченели, не видели, не слышали ничего больше.

Ний хмуро взглянул на волка. Тот должен был их души унести в Пекло, а оживить их хочет. Какой странный волк, очень он добрым стал в последнее время.

Но Ний готов был уступить Живе. Не мог забыть бог тьмы прекрасного танца Богини Жизни. Очень ему танец понравился. Он готов был подарить Живе победу. А девы рано или поздно все равно к нему придут. Никто еще Пекла не избежал. Так успокаивал себя Властелин Тьмы.

Ний умел ждать своего звездного часа. Он старался не вмешиваться в дела земные, считая их пустыми хлопотами.

Кащей был не так великодушен. Он не хотел отдавать Живе своей добычи.

Он взглянул сурово на брата своего, а богине буркнул:

— Не трогай их, ты танцевала и не слышала, как собаки, они лаялись, делили подарки. А я дарить им ничего не собирался.

Громко захохотал Кащей, снег с вершин елок от смеха его посыпался.

Живе удалось разбудить глупых девиц.

Одна очнулась от дурманного сна и застонала, стала пробуждаться и вторая.

— Будете знать, как с Кащеем связываться. Бегите домой быстрее, пока снегом вас тут не занесло, — приказала им богиня.

Но увидела Жива, что бежать они не могут, повернулась к волку. Девицы от зверя отпрянули. Но она усадила их на его широкую спину:

— Здесь недалеко, отвези их, да не потеряй по дороге, а мы тебя на перекрестке встретим.

Волк подчинился богине, но искоса на Ния поглядывал. Тот молчал.

Кащей злился на Ния, почему тот не остановил богиню?

— Это волк вас спас, а Старик, чуть до смерти не заморозил, -говорила им Жива на прощание.

Кащей злился все сильнее, но поделать ничего не мог.

Жива повернулась к Нию. Каким-то тихим и покладистым он был нынче; неужели ее танец так его очаровал?

Короток зимний день, но она все успела сделать: и потанцевать, и девиц спасти.

— Пусть поживут немного, заберешь их потом, я больше вмешиваться не стану.

Волк домчался до перекрестка, а Ний рассказывал Живе и Кащею о том, как он вместе с волком оказался и о том, какой волк добрый и заботливый.

Метель стихла. Из -за туч выглянула луна.

Сказочная метель

В метели рождаются белые сказки.

И чудные рифмы витают там снова.

Какие-то звезды, какие-то маски.

А мир так прекрасен и дивно взволнован.


Как будто мы снова любовь и страданья

Оставили где-то в ту тихую осень.

На холст этот белый, наносим признанья,

Любимые лица спокойно наносим.


Откуда, скажи, вдохновенье такое?

Оно — миллионы веселых снежинок.

И белая, белая полночь спокойна.

Поэтов и муз там опять поединок.


В метели стихают печали, и злоба

Нам кажется глупой пустою забавой.

А ты от земли оторваться попробуй,

Чтоб в небо умчаться за верой, за славой.


Какие-то звезды, какие-то маски.

А мир так прекрасен и странно взволнован.

В метели рождаются белые сказки.

И чудные рифмы витают там снова.

Жил да был кот Макар

Жил да был кот Макар. Наверное, с этого и надо новую сказку начинать.

У нас она началась немного по-другому, но ошибку исправить никогда не поздно. И лучше поздно, чем никогда.

И был кот Макар не простым котом, а рыжим. И жил он не доме каком-то обыкновенном, и даже не в особняке царском, хотя и туда его судьба забрасывала, а в самой главной избушке на курьей ножке. Хотя ножка эта была довольно внушительных размеров, и могла она поворачиваться к лесу задом, а к герою передом. Конечно, если герой знал слово какое заветное, и ласково мог попросить.

Ну а если нет, пеняй на себя.

И стояла, она как все знаю в лесу заповедном.

Пришел туда однажды в незапамятные времена кот Макар, чтобы посмотреть, а какая она — Баба Яга.

Кот наш любил острые ощущения.

Только очень ему там понравилось с самого начала. И блины, и загадочная колдунья. Она была совсем не такой, как в сказках про то люди рассказывали. Кот Макар не даст соврать.

Да и в лесу так весело, забавно и интересно было, что никуда наш кот уходить уже не собирался. Даже царский дворец бы на ту избушку не променял ни за что на свете.

А со временем он и сказки не хуже Баюна сочинять стал. Только одно отличие было у тех сказок, они все были очень добрыми и светлыми.

Баюн возмущался сначала, кричал, что таких сказок не бывает. Что добро только в финале должно зло побеждать Но только загадочно улыбался кот Макар и в ус не дул.

Баюн был уверен, что скоро со своими сказками опростоволосится кот Макар, а его останутся на века, потому что они правильные, в отличие от тех, других. Но время шло, а ничего такого не происходило. Это очень сильно кота Баюна удивило.

А когда Яга сказала им, что сказки бывают разными и много их быть не может — их всегда не хватает, то пришлось Баюну смириться и замолчать.

Их было двое — Макар и Яга, а он один.

Только он решил, что никакой Макар ему не страшен. Надо махнуть лапой да и забыть о том, что он тут на пустом месте завелся.

А Макар и не собирался быть страшным, он жил себе да жил, и сказки свои рассказывал. Особенно в долгие зимние вечера.

Холодно было в лесу, метельно, грозный Кощей прохаживался, глазами во тьме сверкал, кашлял так, что избушка трястись начинала и Яга на печи своей во тьме переворачивалась. А кот на печке греется, блин жует, да сказки рассказывает. Пока на летучих и не летучих мышах тренировался, лапу себе набивал, но потом и другие слушатели будут, когда вернутся из Пекла духи, и Ярила возвестит радостно о приходе весны.

И всегда у него слушатели находились. То серый волк из Пекла забредет, то ворона какая погреться залетит, то летучий мышонок появится.

Главное, чтобы сказки были новые, а слушатели всегда найдутся.

Зимняя сказка

И песня вьюги была зловещей.

И снова к дому подходит Леший.

И волк плетется за ним по следу.

Из Пекла прямо несет все беды.

Следы снегами засыплют бури.

И будет выть он, и снова будет

Снега разбросив искать дорогу.

Яга посмотрит в ту бездну строго

И там, где тучи над миром тихим.

Шаги стихают, смолкают крики.

Но отступила уже беда.

И к нам шагает сам Коляда.

Кот оглянулся и понял, что поспать не удастся.

Так жалобно волк давно не выл. Он что, лапу отморозил или хвост? — поинтересовался кот.

Но ему никто ничего не ответил.

— Дело дрянь, — с собой разговариваю, — размышлял он.

Волк протиснулся в избушку. И как только пробрался, ведь там столько сугробов намело, что не только кот, но и волк легко провалиться может и не выбраться.

Этот выбрался. Отряхнулся, уселся посередине.

Кот Макар таким печальным волка никогда не видел.

А Домовой уже поспешил к нему.

— Что случилось- приключилось? -спрашивал он с шутками и прибаутками. Но волк даже и не взглянул на него, только покосился на кота.

— Там у нас ангел появился, и бродит такой одинокий.

Домовой удивленно смотрел на волка, кот покатывался от смеха.

— Ангел, у нас в лесу? Да быть такого не может. Ладно, черта какого из Пекла приволок случайна да и забыл, а то ангел.

Волк взглянул на кота, стараясь понять, знает ли он это наверняка или только догадывается.

— А про черта тебе ворона сказала?

— Значит, черта ты все-таки притащил? Нет не ворона, это я сам догадался.

— Но мой черт Вит не мог в ангела превратиться, он куда-то сбежал и спрятался, а это настоящий ангел, белый.

Макар оглянулся на печку, где было тихо.

— Так, дожились, в зимнем лесу у нас теперь и ангел и черт Вит. Нарочно не придумаешь.

Хорошо, что Яга еще этого не знает.

— Кощей, — обреченно взвыл волк, он же этого не потерпит. И останется от ангела нашего залетного только ледяная фигура, он ангелов особенно не любит- они такие молодые и красивые, каково ему на такое смотреть?

— И то правда, хоть здесь ты еще мозги не заморозил.

Макар повернулся к Домовому. Он был мудрым, всю жизнь оставался Домовым в избушке на курьей ноге, поневоле станешь философом.

— Кого спасать будем, ангела или беса?

Во, вопрос задал. Над ним во все века бились и, наверное, не разрешили.

Молчал и Домовой глубокомысленно.

И тогда кот махнул лапой, увлек за собой волка, и они помчались в те сугробы, где бродили эти непонятно откуда взявшиеся создания.

— Надо еще в берлогу заглянуть, там у нас тоже Лешонок не спит, — размышлял по дороге кот.

Как кот Макар Лешонока нашел

Сколько дел в заповедном лесу,

и заботы не кончатся сроду.

Снова птицы поют и несут

вести злые, и сделать попробуй

Все дела, и русалки скорбят

об ушедших куда-то любимых

Водяной все тревожит тебя,

снова души проносятся мимо.

Где -то Велес, а может медведь,

заплутал и объелся малины

Черти будут плясать, и галдеть,

и овинник приходит с повинной.

Надо лесу, буянил да так,

что спалил все, опомнился поздно.

Берегиня о князе поет,

и о мальчике чудном и звездном

Говорит ему снова Баюн.

Это сказка. Да нет, не похоже

За царевной Лягушкой идут

снова княжичи, видно негоже

Ту девицу скрывать, только вот,

ей не хочется стать вдруг Царевной.

Вот чумная, лягушкой умрет.

А понять их попробуй, поверить.

Сколько снова свалилось забот.

На пеньке посидит он немного

И растает, и филин замрет.

Если Велес и гневно и строго

Соловья снова будет пытать.

Тот от свиста в экстазе забьется.

Будут шишки, как листья слетать.

А Кикимора злобно смеется.

Ежик яблоко тащит в нору,

и ворчит, и шипит по дороге.

— От забот, от проблем я умру, —

шепчет Леший, -о мир сей убогий.

— Распалился, — смеется Яга, —

отдохнешь, скоро кончится лето.

Снова снится зима и снега,

и грустит о несбывшемся Леший


Зима и снега снились Лешему в Пекле.

Если вы зимой в лесу увидите Лешего, — это вам просто сон приснился, и вы замерзать стали. Такого просто не бывает.

Но в том самом году, о котором наше повествование, поздней осенью, когда проводили всех духов из заповедного леса, и кот обходил свои владения.

Теперь он мог их считать своими, он и наткнулся на маленького Лешонка.

Кот глазам своим не поверил. Но ворон подтвердил, что ему это не снится.

— Третий день здесь сидит, и с места не сдвинешь, — прокаркал он сверху, что делать ума не приложу. К тебе лететь собирался, да вот задержался. А как только кота помянешь, так он и явится.

Кот смотрел внимательно на паренька и старался понять, кто он и что он.

— Ты разговаривать -то умеешь.

— Нет, не могу и не хочу, — отвечал очень даже шустро тот.

Но вдруг парень очнулся. Он понял, что разговаривает с котом. И это его очень удивило.

— Удивило, словно он каждый день говорящих котов видел, — обиделся Макар, повернувшись к ворону.

Только на ветке уже сидело три ворона.

Всем хотелось посмотреть, что же их мудрый кот будет делать с парнем.

И тогда он решил показать себя во всей красе.

— Домой ты отправляться не собираешься, — то ли спросил, то ли подтвердил кот.

— И не уговаривай даже, — выпалил Серж.

— Да и не собирался, думаю, что делать с тобой, свалился ты на мою голову.

Но кот думал недолго. Он позвал главного ворона, и потребовал, чтобы тот отвел его в избушку к Лешему.

— А мне ничего от хозяина не будет? — поинтересовался ворон.

— На меня все свалишь, не в первый раз.

Ворон немного обиделся за такой намек, но спорить с котом не стал, видно было что-то в прошлом у них уже такое.

Парень поднялся и пошел за птицей.

— Я вечером загляну к тебе, — пообещал Макар и отправился осматривать лес дальше.

Кот обещание свое исполнил. И вечером пришел к Сержу в избушку, дорога туда ему была хорошо знакома.

Но пришел не один. Он привел с собой маленького рыжего лисенка, чтобы Лешонку не было так одиноко.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 523