электронная
19
печатная A5
783
16+
Новгородское государство

Бесплатный фрагмент - Новгородское государство

Объем:
86 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-8737-9
электронная
от 19
печатная A5
от 783

Славия. Словене

Арабский географ Ибрагим ибн Мухаммед Абу Исхак аль-Фариси аль-Истахри так описывал в своей «Книге путей государств» Русь 9—10 веков: «Русы. Их три группы (джинс). Одна группа их ближайшая к Булгару, и царь их сидит в городе, называемом Куйаба, и он (город) больше Булгара. И самая отдаленная из них группа, называемая ас-Славийя, и (третья) группа их, называемая ал-Арсания, и царь их сидит в Арсе. И люди для торговли прибывают в Kyйабу. Что же касается Арсы, то неизвестно, чтобы кто-нибудь из чужеземцев достигал её, так как там они (жители) убивают всякого чужеземца, приходящего в их землю. Лишь сами они спускаются по воде и торгуют, но не сообщают никому ничего о делах своих и своих товарах и не позволяют никому сопровождать их и входить в их страну. И вывозятся из Арсы чернью соболя и олово (свинец?)». Учёный перечислил три государственных или квазигосударственных образования русов. Куйаба — это очевидно Киев. Арс — загадочная страна, местоположение и происхождение которой до сих пор не могут разгадать историки. Это может быть страна вятичей с центром в Рязани (Арс по-арабски). Вятичи отличались своенравием и воинственностью. Так же это мог быть Ростов с подвластными ему землями. Со Славией всё понятно, как и с Куйабой-Киевом, так ранее называлось Новгородское государство.

Новгородская государственность начала зарождаться с приходом в земли Приильменья и верховьев реки Мологи племени словен в 5—6 веках. О словенах нам известно мало; большей частью по остаткам их материальной культуры. Археологи называют её «культурой сопок» по видам захоронения словенами своих единоплеменников. Археологи свидетельствуют об активизации и экспансии словен в 700-е годы. В южном Приильменье и бассейне реки Ловати происходит ассимиляция кривичей словенами. Около 700 года словене захватили у финнов и перестроили Любшанскую крепость в Приладожье. В 760-х годах захвачена и перестроена Ладога. 780—830 годы расцвета Славии. Это время отмечено международной торговлей. В земле словен оседают клады с арабскими дирхемами. С арабским миром торговля шла через Булгарию через Волгу. Как видно из выше приведённого источника Славия для мусульман была далёкой страной русов-славян. О ней написано меньше, чем о Куябе-Киеве и загадочном Арсе.

В далёком медвежьем углу Европы, в месте с плохим климатом, маленькое славянское племя словене успешно устраивает своё государство, которое начинает доминировать в своём крае. Отвоёвываются земли у финских племён, происходит экспансия и на земли славянского племени кривичей. 700-е годы и начало 800-х годов время взлёта и успеха Славии. Всё меняется в 830 годы. С севера приходит враг — варяги.

Русское завоевание

С развитием международной торговли в Славии появляется прослойка зажиточных людей. Люди приобретают предметы материального быта, роскоши и прочие товары из стран Востока. Купцы прибывают в Славию не только с Востока, но и с Севера. Скандинавские купцы замечают экономическое развитие словен, рост их благосостояния. В Славии можно купить многое. А что могут предложить для обмена скандинавские пришельцы? Меха, оружие? Скандинавы значительно беднее этих предприимчивых словен. Разве это справедливо? Воинственные германцы не согласны мириться с таким положением дел. Скандинавы не умеет производить товары, которые пользовались бы большим спросом, зато хорошо умеют воевать.

В один из дней в Балтийском море появляется вереница кораблей, в которых плывут вооружённые люди. Корабли проходят Финский залив, идут по Неве, заходят в земли Славии, по Ладожскому озеру двигаются к крепости Ладоги. Ладога готова к бою. Воинственным пришельцам не удаётся захватить и разграбить город. В отместку за эту неудачу подвергается жестокому грабежу округа. Горят дома, жители, кто не успел спастись, убит или уведён в плен, чтобы быть проданным в рабство.

В 830-х годах начинается череда войн, жестоких и изнурительных. Источники тех лет называют эти войны русов против славян. В какой-то момент из всех масс этих грабителей и разбойников выделилось одно племя, поставившее себе целью завоевать земли восточных славян. Славяне называли это племя русь. Нестор в «Повести временных лет» так описывает этот народ: «Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, — вот так и эти». Варяги — это понятие, означающее вид деятельности, то есть: бандиты, грабители, разбойники, пираты. Поэтому запись можно перевести так: «Те бандиты назывались русью, как другие шведы, норвежцы, англы или готландцы». Важная деталь — автор ставит русь в один ряд с германскими племенами шведами, норвежцами, англами и готландцами; тем самым объясняя её этническое происхождение. Этот факт и до наших дней угнетает психику многих отечественных историков, страдающих комплексом национальной неполноценности, пытающихся создать модель идеальной и приятной истории, которой хотелось бы гордиться.

В мировой истории часто случалось так, что кто-то кого-то завоёвывал и давал имя новому государству. Тюрки-болгары завоевали славянские племена во Фракии и дали название новому государству — Болгария. Так и русь проникала медленно с боями в земли восточных славян, чтобы со временем стать во главе этих племён и дать им своё имя. Но не быстро Русь стала Русью, а завоёванные ею племена русью-русскими.

По рекам и озёрам русь проходит через Славию в земли других славянских племён. Русские пришельцы захватывают и грабят города, в некоторых остаются со своими дружинами, подчиняя своей власти близлежащие земли. У руси нет чёткого руководства. Девиз этого храброго и жестокого народа звучит примерно так: «Кто сильный, тот и прав». Если ты сильный, тебя боятся и слушаются — можешь объявить себя князем, собрать дружину воинов и идти грабить какой-нибудь город или племя. Захватил город, и если он тебе понравился, можешь смело объявить себя его князем. Летописец Нестор отмечал, что ещё во времена Вещего Олега не он один был князем на Руси. В русских городах сидели и другие князья и князьки.

В 840—850 годах русь успешно завоёвывает земли восточных славян к югу от Славии. В 852 году русь нападает на богатую и цивилизованную Византию. «В год 6360 (852), индикта 15, когда начал царствовать Михаил, стала прозываться Русская земля. Узнали мы об этом потому, что при этом царе приходила Русь на Царьград, как пишется об этом в летописании греческом». Так об этом пишет Нестор. В это время Киев вероятно уже захвачен русью.

В самом начале противостояния руси и славян первые ставили себя выше по отношению ко вторым. Покорены многие области восточных славян. Существенное сопротивление оказывают воинственные вятичи и словене.

Призвание или договор

Переломный момент в войне руси и славян наступает в 862 году. Этим годом летопись отмечает призвания варягов-руси. Эта дата считается официальной точкой отсчёта начала русского государства. Прочитаем летописный текст: «В год 6370 (862). Изгнали варяг за море, и не дали им дани, и начали сами собой владеть, и не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом. И сказали себе: „Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву“. И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, — вот так и эти. Сказали руси чудь, словене, кривичи и весь: „Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами“. И избрались трое братьев со своими родам, и взяли с собой всю русь, и пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, — на Белоозере, а третий, Трувор, — в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля. Новгородцы же — те люди от варяжского рода, а прежде были словене. Через два же года умерли Синеус и брат его Трувор. И принял всю власть один Рюрик, и стал раздавать мужам своим города — тому Полоцк, этому Ростов, другому Белоозеро. Варяги в этих городах — находники, а коренное население в Новгороде — словене, в Полоцке — кривичи, в Ростове — меря, в Белоозере — весь, в Муроме — мурома, и над теми всеми властвовал Рюрик». Данный текст имеет, очевидно, легендарный характер. Потому что отделить в нём истину от вымысла надо произвести серьёзный его анализ. Кто призывал русь? Летописец перечисляет четыре народа: чудь, словене, кривичи и весь. Итак, мы видим границы Славии, которая объединяла, как минимум четыре народа. Это был государственный и военный союз племён. Полиэтничность указывает на развитость этого государственного образования. В Новгороде формируются правительственные структуры в виде совета и веча. Эти народы заключили между собой договоры о равенстве, так как мы не видим доминирования одного какого-то народа над другими. Если верить Нестору, союзники изгнали варягов за море, после чего начали конфликтовать и враждовать друг с другом, даже «род на род пошёл». Произошла какая-то катастрофа. Раньше как-то жили и управляли собой без варягов, а тут без них никак ничего не получается. Это ложь не летописца Нестора, а Нестора официального историка. Были ли варяги-русы хорошими управленцами? Мы знаем, что Русь уже 850-е годы хозяйничала к югу от Новгорода, и что? Мы знаем только, что они совершили нападение на империю, на Византию. Больше каких-то важных сообщений о том, что происходит в Куяве-Киеве, мы не имеем. А, что мы знаем о Рюрике, правившем в Новгороде? Он сажал в города своих мужей. Из этих сведений мы можем очертить границы его государства, в которое видимо входили Полоцк, Белоозеро, Муром, Ростов и Изборск.

Приглашение и призвание варягов принято считать легендой. Летописец пишет, что после изгнания варягов, встал род на род. Это трудно себе представить в полиэтническом государственном объединение, в котором объединились разные по крови племена славянские и финно-угорские. Уровень Славии, как государства, к моменту «призвания Рюрика» явно был выше примитивных родовых отношений. Мы можем смело предположить, что к этому времени в Славии уже сложились жизнеспособные государственные институты самоуправления, позже оформившиеся в республиканскую форму управления, о которой нам уже что-то известно, благодаря письменным источникам. Также мы знаем, что в поздней истории Новгорода существовала практика призвания русских князей. При этом власть князя была значительно ограничена. Управление Новгорода представляло собой что-то вроде весов, на одной чаше, которых находилось местное самоуправление, на другой князь с военными структурами. Такая структура и обеспечивала демократический уклад государства. Власть князя была ограничена договором. Что не нравилось русским князьям, привыкшим к более широкой власти в других русских княжествах. Как же обстояло дело во время Рюрика? Правил ли он произвольно, либо по договору? Летописи молчат об этих деталях. Если он, в самом деле, сажал в городах своих мужей; то из этого следует сделать вывод, что власть его была велика, и Рюрик был типичным феодальным правителем своего времени. Может быть, в действительности не было никакого призвания, а был захват. Исходя из летописной версии истории, мы видим, что в Новгороде в 862 году возникло русское государство, после захвата или приглашения русов новгородцами. Русское государство пришло на смену славянскому государству Славии. Так происходит в истории любого государства: на смену одному периоду приходит другой, на смену одной форме правления приходит другая, одна этическая управляющая группа сменяется другой. Насколько правдива летопись и точна, что касается даты и самого факта существования Рюрика. Я предполагаю, что автор летописи, использовал всё же в своей работе какие-то источники с датами, цифрами и именами. Рюрик должно быть был личностью знаковой своего времени, если память о нём сохранилась спустя двести и больше лет. Его история — это история завоевания русами, как этнической группой, огромных пространств занятых восточными славянами и финно-угорскими племенами. Так складывались многие государства. Мы видим, что русь не едина, а разделена на группы со своими вождями, а может быть родами. Они уже завоевали земли славян, лежащие на пути из варяг в греки. Что-то интересное происходит в Киеве, здесь видимо русам приходится вступить в конфликт с Хазарским каганатом сильной державой, которая возможно угнетала местных славян. Русы могли подчинить себе славян, но при этом признать свой вассалитет по отношению к Хазарии. Отметим, что Рюрик не лезет в Киев. Он властвует на севере. Не исключено, что он воюет с другими русскими князьями и князьками, отнимая у них их города. Рюрик подчинил себе Полоцк и Ростов, которые позже не входили в территории, контролируемые Новгородом. Особую ценность в его завоеваниях имел Ростов. Это колония славян в землях финно-угорского племени мери. Здесь славяне и финно-угры создали своё особое государство с собственной мрачноватой харизмой. Как у всякого значимого государства в начале его участвовала группа активных людей со своим мировоззрением, передающим его своим потомкам-последователям. Не это ли та самая загадочная страна Арс, описываемая арабским географом? Закрытая страна, где не любили чужеземцев и убивали их.

В 866 году Аскольд и Дир совершили грабительский набег на Византию. Ранее Аскольд и Дир находились в окружении Рюрика, но потом ушли от него в Киев, видимо сместив там других русских предводителей. Мы видим, что война 830—860 годов русов со славянам теперь переросла в войну русов с русами.

«В год 6387 (879). Умер Рюрик и передал княжение свое Олегу — родичу своему, отдав ему на руки сына Игоря, ибо был тот еще очень мал». Возможно, Игорь и не был сыном Рюрика. Общественный строй русов того времени принято называть военной демократией. Ведь, в последствие Олег правил долго, при уже повзрослевшем Игоре. Власть могла переходить не обязательно к сыну, но и к авторитетному родственнику или просто авторитетному и популярному среди воинов предводителю.

Загадка Иоакима

Первый российский историк Василий Никитич Татищев в своей «Истории Российской» вносит некоторые дополнительные детали в историю войны славян с варягами, опираясь на тексты некоего новгородского епископа Иоакима, умершего в 1030 году. Оригиналы данного текста не сохранились, если они вообще существовали в действительности. Некоторые историки считают тексты Иоакима фальшивкой. Татищев излагает труд епископа своими словами. У словен была своя династия. Словене воюют с варягами. Перечисляются славянские и германские имена. Последний представитель словенской династии видит сон, в котором у его дочери рождается плодовитое дерево: «Гостомысл имел четыре сына и три дочери. Сыновья его или на войнах убиты, или в дому умерли, и не осталось ни единого его сына, а дочери выданы были соседним князьям в жены. И была Гостомыслу и людям о сем печаль тяжкая, пошел Гостомысл в Колмогард вопросить богов о наследии и, восшедши на высокое место, принес жертвы многие и вещунов одарил. Вещуны же отвечали ему, что боги обещают дать ему наследие от утробы женщины его. Но Гостомысл не поверил сему, ибо стар был и жены его не рождали, и потому послал в Зимеголы за вещунами вопросить, чтобы те решили, как следует наследовать от ему от его потомков. Он же, веры во все это не имея, пребывал в печали. Однако спящему ему пополудни привиделся сон, как из чрева средней дочери его Умилы произрастает дерево великое плодовитое и покрывает весь град Великий, от плодов же его насыщаются люди всей земли. Восстав же от сна, призвал вещунов, да изложил им сон сей. Они же решили: „От сынов ее следует наследовать ему, и земля обогатиться с княжением его“. И все радовались тому, что не будет наследовать сын старшей дочери, ибо негож был. Гостомысл же, предчувствуя конец жизни своей, созвал всех старейшин земли от славян, руси, чуди, веси, меров, кривичей и дряговичей, поведал им сновидение и послал избранных в варяги просить князя. И пришел после смерти Гостомысла Рюрик с двумя братья и их сородичами. (Здесь об их разделении, кончине и пр. согласно с Нестором, только все без лет)». В отличие от Нестора, у которого всё более-менее стройно и понятно, у Иоакима получается некоторая путаница. У Нестора русь пришла к славянам с Рюриком. У Иоакима русь уже живёт и сосуществует со словенами, кривичами, чудью и мерями в их землях. В его трактовке русь уже проникла в земли восточных славян, устроив тут свои колонии и поселения. При этом войны с варягами не закончились. Упоминается и какой-то град Великий, видимо предшествовавший Новгороду.

Иоаким сообщает интересные детали правления Рюрика: «Рюрик по смерти братьев обладал всею землею, не имея ни с кем войны. В четвертое лето княжения его переселился от старого в Новый град великий ко Ильменю, прилежа о разбирательстве о земле и управлении, как то делал и дед его. И чтобы всюду разбирательство справедливое и суд не оскудел, посадив по всем градам князей от варяг и славян, сам же проименовался князь великий, что по-гречески архикратор или василевс, а оные князи подручными. По смерти же отца своего правил и варягами, имея дань от них». Рюрик был заботливым и справедливым управителем и получил титул великий князь, став кем-то вроде императора. Он правил какое-то время даже кем-то в Скандинавии. Некоторые историки предполагают датское происхождение Рюрика. Будто это был Рюрик Ютландский вассал Карла Великого.

Иоаким даёт сведения о жене Рюрика и его сыне: «Имел Рюрик несколько жен, но более всех любил Ефанду, дочерь князя урманского, и когда та родила сына Ингоря, ей обещанный при море град с Ижорою в вено дал [как дар жениха за невесту]». Его любимая жена Ефанда была дочерью норвежского правителя. Ей он подарил город на море и всю землю племени ижоры. В этом действии мы видим черты варварства и безграничности власти варяжского князя. Подарить город и целую область одной из своих жён — это чрезвычайно щедрый подарок. Если Иоаким писал правду, во времена правления Рюрика демократией в Новгороде и не пахло.

Иоаким уточняет родство Олега к Рюрику. Он ему приходится шурином, то есть он норвежец, как и его сестра Ефанда: «Рюрик, отпустив Оскольда, был очень болен и начал изнемогать; видя же сына Ингоря весьма юным, доверил княжение и сына своего шурину своему Олегу, чистому варягу, князю урманскому». Олег был чистый германец в отличие от Рюрика, у которого мать была славянка Умила.

Возможно, это всё сказки Иоакима или чья-то подделка; и всё же этот материал имеет смысл проанализировать и принять к сведению.

Сопоставив тексты Нестора и Иоакима, мы имеем две версии скандинавского вторжения в земли восточных славян; в первую очередь, в интересующую нас Славию. По первой версии, германский народ русы начал захват земель восточных славян. Экспансии подверглись главным образом самые культурно и экономически развитые образования: Славия, Киев, Ростов (Арс?). Вторая версия. После первой волны, когда племя русов проникло в земли восточных славян, устроило в них свои поселения и колонии, была вторая волна экспансии. Это уже были другие варяги: норвежцы, датчане, может быть шведы.

Русы так обильно рассыпались по захваченным землям, что от названия их племени, начала называться большая территория, объединяющая множество разных племён.

Окраина квазиимперии. Исход князя

После смерти Рюрика государство с центром в Новгороде прекратило своё существование уже спустя три года. Это государство подчиняло себе обширные земли с Ростовом и Полоцком. Если верить источникам Рюрик был успешный и справедливый управитель. Так что же произошло? Почему Олег в 882 году выступил в поход на юг и уже больше не вернулся в Новгород?

Есть две версии объясняющие такое развитие событий. Первая: источники врут. Государство Рюрика было бедным, аморфным и слабым. В некоторых городах имел место сепаратизм и вскоре после смерти легендарного князя они отпали от Новгорода. Варяги беспощадно эксплуатировали население страны; и оно вскоре обеднело так, что с него уже мало, что было возможно взять. Размер прибавочного продукта на севере не высок. Вторая версия: Олега привлекали более богатые южные земли. Прибавочный продукт на юге более высок. Богатство Киева было связано с тем, что он торговал с развитой, цивилизованной Византией и Хазарией. В Киеве было чем поживиться. И ещё, Киев был плацдармом для грабительских набегов на богатую Византию.

Олег осуществил успешный поход на юг и захватил Киев, сделав его столицей своего нового государства. Новгород теперь стал окраиной его варварской квазиимперии. Он должен был выплачивать Киеву дань в размере трёхсот гривен. «Тот Олег начал ставить города и установил дани словенам, и кривичам, и мери, и установил варягам давать дань от Новгорода по 300 гривен ежегодно ради сохранения мира, что и давалось варягам до самой смерти Ярослава». Так Новгород получил статус вассала Киева. В то же время в нём возрождались институты самоуправления. Теперь Новгород управляет сам собой, но должен выплачивать ежегодную дань Киеву. Дань взимают варяги, что свидетельствует о значительном участии в управлении русским государством скандинавами при Олеге. Очень важна фраза «ради сохранения мира», означающая, что Олег не готов был предоставить Новгороду полную независимость. В случае объявления Новгородом своей полной независимости, Олег готов был начать против него военные действия. Олег не посадил в Новгороде своего наместника по двум причинам. Первая причина: такой наместник, обладая городом, в котором проживало энергичное и амбициозное население; имел большие соблазны для поддержки местного сепаратизма и объявления себя независимым правителем. Другая причина: по статусу города проходили переговоры, решившие его судьбу. Новгород получал большие свободы, но признавал себя зависимым от Киева, и в знак этого признания должен был выплачивать ежегодную дань. И ещё важный пункт договора состоял в том, что Новгород не мог самостоятельно назначить себе правителем какого-нибудь князя. Данное обстоятельство способствовало развитию демократических институтов в управлении города-государства.

Проходит огромный период времени с 882 по 970 год, прежде чем в Новгороде появляется очередной русский князь. Большой срок 88 лет — это примерно четыре поколения. За это время словене-новгородцы несколько раз приняли участие в походах русских киевских князей на Византию.

Владимир. Крещение огнём

В Новгороде появляется молодой князь Владимир, сын великого Святослава. Владимир князь немного неполноценный, родившийся не от знатной женщины в отличие от других сыновей Святослава. Почитаем источник: «В год 6478 (970). Святослав посадил Ярополка в Киеве, а Олега у древлян. В то время пришли новгородцы, прося себе князя: „Если не пойдете к нам, то сами добудем себе князя“. И сказал им Святослав: „А кто бы пошел к вам?“. И отказались Ярополк и Олег. И сказал Добрыня: „Просите Владимира“. Владимир же был от Малуши — ключницы Ольгиной. Малуша же была сестра Добрыни; отец же им был Малк Любечанин, и приходился Добрыня дядей Владимиру. И сказали новгородцы Святославу: „Дай нам Владимира“, Он же ответил им: „Вот он вам“. И взяли к себе новгородцы Владимира, и пошел Владимир с Добрынею, своим дядей, в Новгород, а Святослав в Переяславец».

Сыновья Святослава Олег и Ярополк отказались ехать править в Новгород. Почему? Из-за бедности Новгорода? Но Новгород зарабатывает успешно себе на жизнь и ещё остаётся на выплату ежегодной дани Киеву. Может быть, они осознают, что в Новгороде, они будут неполноценными князьями с ограниченной властью, так как в городе сложилось успешное и эффективное самоуправление, с которым придётся считаться? Что, если это самое самоуправление имеет глубокие корни и существовало во времена Рюрика и Олега? И до них. Не это ли обстоятельство было одной из причин того, что первые русские князья долго не продержались в Новгороде? Античные авторы упоминали о том, что у славян была развита демократия.

Владимир прибыл в Новгород совсем ребёнком. Ему предположительно десять лет. В Новгороде Владимир находится до 977 года. За этот период он знакомиться с будущим королём Норвегии Олавом Первом Трюггвасоном. Олав находится в изгнании. Он был в плену у эстов (чуди), откуда вытащил его дядя Сигурд, служивший в дружине Владимира. Олав также служит в дружине Владимира. Есть сообщения о его дружбе с одной из жён Владимира. Это был близкий друг русского князя. Олав много скитался по странам и стал правителем Норвегии в 995 году.

Олег также был норвежцем, как и жена Рюрика Ефанда. У Руси были очень тесные связи с Норвегией. Можно предположить, что и сама русь была близка именно к норвежцам.

Святослава убили в 972 году. В Киеве правил Ярополк, Олег в Древлянской земле.

В 977 году вспыхнула междоусобная война между Ярополком и Олегом. Олег убит. Владимир бежит из Новгорода к ярлу Норвегии Хакону Могучему. Была ли явная угроза ему от Ярополка? Разве его не могли защитить его дружина и новгородцы? Вероятно, Владимир подсчитал, что расклад сил был не в его пользу.

В 980 году Владимир вернулся в Новгород из Скандинавии со своим дядей Добрыней и большим войском. Из Новгорода изгнан посадник Ярополка. Владимир захватывает Полоцк и потом идёт на Киев. Ярополка удаётся победить только обманом. Он убит, а Владимир начинает править в Киеве, как единственный оставшийся в живых потомок Рюрика.

В 988 году Владимир начинает крестить Русь в Киеве. Крестить Новгород поручено дяде Владимира Добрыне и тысяцкому Путяте. О крещении Новгорода нам известного из таинственной летописи Иоакима переписанной В. Н. Татищевым. Новгородцы узнают о том, что их собираются крестить и собирают вече: «В Новгороде люди, проведав, что Добрыня идет крестить их, собрали вече и поклялись все не пустить в город и не дать идолов опровергнуть». Для защиты старой веры новгородцы готовы применить камнеметательные машины: «И когда он (Добрыня) пришел, они, разметав мост великий, вышли на него с оружием, и хотя Добрыня прельщением и ласковыми словами увещевал их, однако они и слышать не хотели и выставили 2 камнеметательных орудия великих со множеством камений, поставили на мосту, как на самых настоящих врагов своих». Одним из лидеров восставших был глава местных жрецов Богомил: «Высший же над жрецами славян Богомил, из-за сладкоречивости нареченный Соловей, строго запретил люду покоряться». Другой вождь восставших — новгородский тысяцкий Угоняй: «Тогда тысяцкий новгородский Угоняй, ездя всюду, вопил: „Лучше нам помереть, нежели богов наших отдать на поругание“». Два дня длится противостояние без применения насилия. Враждующие стороны разделены рекой. Наконец не выдержали сторонники язычества и начали насилие против имущества Добрыни и его родни: «Народ же оной стороны, рассвирепев, дом Добрынин разорил, имение разграбил, жену и некоторых родственников его избил». Ответные меры тысяцкого князя Владимира Путяты закончились кровопролитием: «Тысяцкий же Владимиров Путята, муж смышленый и храбрый, приготовил ладьи, избрав от ростовцев 500 мужей, ночью переправился выше града на другую сторону и вошел во град, и никто ему не препятствовал, ибо все видевшие приняли их за своих воинов. Он же дошел до двора Угоняева, оного и других старших мужей взял и тотчас послал к Добрыне за реку. Люди же стороны оной, услышав сие, собрались до 5000, напали на Путяту, и была между ними сеча злая». Началась маленькая религиозная война. До этих событий в Новгороде проживали христиане, были построены христианские церкви. «Некие пришли и церковь Преображения Господня разметали и дома христиан грабили». Добрыня, чтобы прекратить насилие и беспорядки, поджигает несколько домов: «Наконец на рассвете Добрыня со всеми, кто был при нем, приспел и повелел у берега некие дома зажечь, чем люди более всего устрашены были, побежали огонь тушить; и тотчас прекратилась сеча, и тогда старшие мужи, придя к Добрыне, просили мира». Добрыня исполняет волю князя. Язычество запрещено, предметы культа должны быть уничтожены. «Добрыня же, собрав войско, запретил грабежи и немедленно идолы сокрушил, деревянные сжег, а каменные, изломав, в реку бросил; и была нечестивым печаль велика. Мужи и жены, видевшие то, с воплем великим и слезами просили за них, как за настоящих их богов». Посадник Воробей выступает на стороне христиан. «Воробей же посадник, сын Стоянов, который при Владимире воспитан и был весьма сладкоречив, сей пошел на торжище и более всех увещал». Непонятно, что это был за посадник, посаженный самими новгородцами или князем Владимиром. Креститься должны были все. «Пришли многие, а не хотящих креститься воины насильно приводили и крестили, мужчин выше моста, а женщин ниже моста». Самые упорные язычники пытались обмануть крестителей, притворяясь уже крещёнными: «Тогда многие некрещеные заявили о себе, что крещеными были; из-за того повелел всем крещеным кресты деревянные, либо медные и каперовые (сие видится греческое оловянные испорченное) на шею возлагать, а если того не имеют, не верить и крестить; и тотчас разметанную церковь снова соорудили». После этих событий: «поносили новгородские (люди): „Путята крестит мечем, а Добрыня огнем“».

Вышеслав и Ярослав

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 19
печатная A5
от 783