электронная
40
печатная A5
435
16+
Новелла о небесной любви

Бесплатный фрагмент - Новелла о небесной любви

Сборник фантастических рассказов

Объем:
196 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-4479-8
электронная
от 40
печатная A5
от 435

Сны на необитаемом острове

«…Жизнь возникает на бесчисленном множестве планет, но

разумные существа появляются в результате редчайшего

переплетения исключительных совпадений…»

Станислав Лем «Фиаско»

ПРОЛОГ

Дейв спал и видел красочный сон. Будто он вместе с женой и дочкой находится в Диснейленде, и они развлекаются на всяких аттракционах. Было весело, но иногда Дейв ловил на себе внимательный взгляд Лейлы. Она будто недоумевала, потому что давно не видела его таким жизнерадостным.

— Милая! Ты что-то хотела спросить? — обратился Дейв к жене, когда Моника откатывала на каких-то массивных автомобилях, сталкиваясь с такими же механическими уродинами на идеально ровном покрытии. Держась за правую руку мужа, Лейла ответила, вглядываясь в чистое синее небо над Анахаймом:

— Нет, но мне показалось, что ты сегодня впервые находишься в приподнятом настроении за несколько последних месяцев

— Наверное, от того, что мы давно не вырывались отдохнуть.

В эту минуту он проснулся и всё вспомнил.


— 1 —


Престон служил в Космическом центре уже пятнадцать лет и ни разу у него не было возможности провести время с семьей — по той причине, что семьи у него ещё не было. Лейла давно ему нравилась, но о женитьбе на ней он и мечтать не мог. Дочь начальника центра очень редко появлялась в поле зрения Дейва, потому что с Космическим центром она мало имела дела, только иногда привозила отцу какие-то документы, причём сопровождал её в машине очень суровый лейтенант военной разведки. Влюбиться в Лейлу труда не стоило: она было хороша собой, в меру умная и очень выдержанная. Когда они сталкивались в коридорах центра, между ними пробегала довольно заметная искорка взаимного притяжения. Такая, что со временем Дейв стал видеть в своих мечтах, что придёт время, и он рискнёт сделать предложение руки и сердца. Но каждый новый день показывал, что добиться благосклонности Лейлы было не так-то просто.

Дейв сильно уставал на тренировках в тренажёрах, экипаж готовили по всем правилам, астронавты обязаны были обойти любую опасную ситуацию. Секрета о цели полёта давно уже не существовало, созданный совсем недавно новый тип звездолёта, получивший за принцип действия главного двигателя рабочее название пульсолёт, мог легко достигать скорости, близкой к скорости света. Дейв с друзьями-астронавтами готовился к испытанию в Дальнем Космосе первого такого корабля — «Торнадо». Им поставили цель посетить двойную звёздную систему Проциона. Экипаж из шести человек должен был добраться до места назначения и изучить имеющиеся у звёзд планеты, особенно уделив время тем, куда со временем смогли бы переселиться земляне.


— 2 —


Пульсолёт начал разрушаться сразу после отказа системы слежения за опасными приближающимися объектами, корпус его мгновенно был прошит небольшим астероидом, которому теперь никто не даст подходящее трагическое название. Обзор космического пространства на несколько световых месяцев по курсу корабля осуществлял бортовой компьютер, и именно он автоматически регистрировал внешние крупные и мелкие астероиды, сразу давая им номера и буквенные обозначения. Как он мог не заметить один из высокоскоростных пятидюймовых космических снарядов, теперь не определить, но это произошло, астероид разрушил все внутренние переборки и через полчаса на пульсолёте, кроме Дейва, в живых никого не осталось. И то только потому, что он находился в шлюзовой камере с целью проверить работоспособность китайского скафандра повышенной защиты. В миг трагедии Дейв почувствовал лёгкий толчок в плечо от стенки камеры, где он находился. Прямо в китайском обмундировании ему удалось проверить все помещения пульсолёта и убедиться, что отныне никто не посоветует, что делать дальше в создавшейся обстановке: члены экипажа погибли от абсолютного холода и исчезновения воздуха в тех местах, где их застала авария. Соображать придётся в одиночку. От Земли Дейв был невообразимо далеко, так же, как и от Солнца. Система двойной звезды — Процион А и Процион В — состояла из трёх газовых гигантов и планеты, расположенной в Зоне жизни, но каких-либо живых существ не имеющей. Следопыты уже побывали на этой странной планете, имеющей атмосферу, близкую по составу к земной, а также залитую водой почти полностью. Оставался не затопленным невзрачный клочок суши вблизи экватора размером с княжество Лихтенштейн. Анализы воды оказались превосходными, можно пить без кипячения. Судя по состоянию найденной твёрдой поверхности, планета обладала тёплым климатом, здесь отсутствовали штормовые ветры. Первый землянин, ступивший на планету — капитан экспедиции Эрнст — назвал её Вондерфул (или замечательная). Дейв мог использовать чудом не повреждённый спускаемый модуль и добраться до этого ближайшего пристанища, чтобы провести остаток жизни в тепличных условиях. Запаса продуктов питания ему могло хватить на здешний год, который был вдвое длиннее земного.

Собрать все необходимые на новом месте вещи было недолго, но Престон специально усложнил свою задачу: он нашёл на корабле и погрузил в модуль весь инструмент, который может понадобиться в разных случаях жизни, несколько сотен квадратных метров сверхлёгкого полотна для сбора лучистой энергии звезды, универсальную микроядерную установку и неприкосновенный запас посадочных семян земных культур. Ему повезло, что свободного места в спускаемом аппарате оказалось больше, чем нужно. Траектория повреждённого пульсолёта постепенно приближалась к точке, с которой астронавт мог достигнуть цели, используя двигатели модуля. Пять погибших членов экипажа, с которыми Дейв заранее простился, должны были сгореть при входе корабля в атмосферу планеты после отделения посадочного модуля.


— 3 —


Ночевать на планете Дейв не боялся. Он выгрузил часть необходимого оборудования и инструментов из модуля, соорудил из листов пластика небольшое помещение и широкую лавку в нём, на которой планировал проводить вондерфуловские ночи. Приготовив лёгкий ужин, он съел его и быстро уснул из-за усталости.

Конечно, Лейла была и в этом сне Дейва. Он не мог её забыть, потому что прошло всего полгода, как в составе экипажа ему пришлось покинуть Землю. Лейла плескалась в бассейне у своего дома. Затем она поднялась к расположенным рядом лежакам и улеглась на один из них. Загорая, Лейла читала что-то с планшета, скорее что-то весёлое, потому что улыбка частенько появлялась на её лице. Последние дни они встречались чаще и подолгу разговаривали о предстоящей экспедиции, а перед самым стартом на орбитальную станцию, откуда экипаж «Торнадо» должен был перебраться на свой звездолёт, Лейла спросила Дейва:

— Ты хочешь, чтобы я тебя дождалась?

— Но разве это возможно? — спросил недоверчиво он. — Любовь моя! Ты разрываешь моё сердце!

— Наверное, всё-таки возможно. Я нашла, где могут мне помочь. Спокойно работай в Космосе и обязательно вспоминай обо мне в свободное время. Только не забудь вернуться на Землю, я тебя постараюсь здесь встретить, — Лейла легко поцеловала его в губы и исчезла в дверях отцовского дома.

После пробуждения Дейв наметил целый план первоначальных действий на первый день пребывания в новом месте. Вначале он, вооружившись лопатой, в течение часа посадил небольшую делянку картофеля, полив его тёплой водой из океана, плескавшегося в нескольких метрах от модуля. Затем, искупавшись, позавтракал запасами со звездолёта.


Процион А светил много ярче Солнца на Земле, но расстояние до него было достаточно большим, чтобы повредить всходам растений, которые высадил на Вондерфуле Дейв. На этой почве все семена проросли значительно быстрее, чем полагалось по брошюре, найденной космическим Робинзоном среди взятой с корабля утвари. К тому же, редкие, но сильные дожди очень помогали растениям набирать силу. Если так пойдёт и дальше, то Дейв соберёт неплохой урожай для первого раза. У одинокого жителя огромной планеты появятся свой пшеничный хлеб и картофель, красивые земные цветы. Используя консервированную пищу, взятую со звездолёта, он может прожить здесь два, а то и все три года. Жалко, что в океане нет никакой живности, как и на этом небольшом пятачке суши, а то бы и дольше можно было бы продержаться.

Дейв много ходил по острову, обследуя все закоулки, где он надеялся найти что-то похожее на живые существа. Но, кроме редкого зелёного мха на скалах, ничего не нашёл. Иногда он пытался понять оставшихся на Земле руководителей космической службы, захотят ли они послать к Проциону спасательную экспедицию? Отсутствие связи с родной планетой никак не увеличивало шансы Дейва, на Земле ничего не могли знать о случившемся, поэтому там просто ждали возвращения пульсолёта. На таких огромных расстояниях, какие разделяют звёзды, невозможно понять, что случилось с экспедицией, идёт ли всё у экипажа нормально, или его уже нет в живых, а может он сбился с курса настолько, что даже думать о нём не имеет смысла? Искать в Глубоком Космосе относительно небольшой пульсолёт — это тоже самое, что пытаться найти иголку в стоге сена размером с Эйфелеву башню. Конечно, никто даже не подумает искать Дейва Престона…


— 4 —


Одинокая фигурка постоянно перемещалась по твёрдой поверхности Вондерфула, иногда вслух поминая недобрым словом того, кто так неудачно назвал планету. Погибшего командира можно было понять: найдя для планеты такое тяжеловатое имя, он ничем не рисковал. Никто в тот день не мог предположить, что планета, залитая полностью водой, кому-то пригодится. Скорее считали, что про неё забудут навсегда! И только в звёздном атласе справа от названия звезды будут перечислены вновь найденные планеты с основными характеристиками и случайными именами. Дейв не избегал в ясные ночи рассматривать небо, оно и здесь было ослепительно красивым. Процион В, находившийся в шестнадцати астрономических единицах, казался крупной тусклой звездой. Когда-то и он был настоящей звездой, пока за сотни миллионов лет не выгорел весь водород, а теперь эта бывшая звезда делала оборот вокруг Проциона А за 40 земных лет. Млечный путь казался таким же, как и с Земли — густо населённый звёздами и ярким. Он хорошо освещал местность, где расположился астронавт с «Торнадо». Три газовых гиганта, размером с Уран, были слегка ярче остальных звёзд. Зато Землю без мощного оптического прибора видно отсюда не было.


Через два месяца астронавт попробовал выкопать первые клубни картофеля. Он сварил их и, посолив, съел с кусочком хлеба. Первый урожай на необитаемом острове! Чтобы не сойти с ума от произошедших с ним событий, Дейв начал вести дневник на следующий день после организации своего жилища. Записей набралось не очень много, но про выращенный картофель он записать не забыл, это было знаменательное событие.

Ему повезло, что сутки на Вондерфуле не особенно отличались от земных, Дейв пользовался своими светящимися наручными часами, которые ему подарила Лейла, спал восемь часов и вставал, как и на родной планете, в семь часов утра. По-прежнему он старался найти в окружающем мире хоть что-то похожее на живое существо. Часто вспоминал домашних земных животных — собак, кошек — и мечтал иметь под боком подобного друга, за которым можно было бы ухаживать, с которым можно было бы поиграть. Иногда Дейв пытался сочинять рассказы о земной жизни, но вскоре ему это надоело. В дневнике насчитывалось уже десятка два начатых литературных опуса, но все они были не окончены. И Дейв жалел, что у него отсутствовал дар писателя, как и художника. Бумаги у него сохранилось много, но рисовать он тоже не мог, кроме солнечного круга с тонкими лучиками и деревьев, облик которых в его памяти начал притупляться.

Сначала Дейв старался бриться ежедневно, как и на Земле, но затем постепенно ему расхотелось и этим заниматься. Он зарос волосами, как какой-нибудь земной бомж. Только иногда брал ножницы и остригал волосы настолько, чтобы хотя бы совсем не потерять облик человека. Хотя кому это теперь было нужно?


— 5 —


Прошло полгода, а точнее сто восемьдесят пять дней после аварии на «Торнадо». За эти дни ничего в окружении земного астронавта не менялось, кроме вида участка с выращенным урожаем, который он убрал в холодильную камеру, потребляющую энергию Проциона с помощью солнечных батарей, полностью развернутых на свободной территории в десятке метров от океанского берега. Аккумуляторы, расположенные в модуле, всегда были достаточно заряжены от солнечного источника, и ни разу Дейву не пришлось прибегать к помощи ядерной микроустановки. Убрав созревший урожай картофеля, а затем и пшеницы, астронавт, поменяв участки, вновь засадил их семенами и клубнями. В иной день ему приходилось работать так много, что он не был в состоянии вспоминать о прошлой жизни. Только ночью Дейв видел сны про свою девушку и жалел, что выбрал не ту профессию, которую надо было выбрать. Теперь он считал, что из него вышел бы неплохой фермер, правда, сомневался, а получилось бы у него содержать в образцовом порядке животноводческую ферму?


Посреди ночи сон Дейва был прерван сильным грохотом. В щели временного жилища проникли яркие всполохи огня. Астронавту показалось, что снаружи произошёл взрыв, он сразу подумал о модуле. Если у него исчезнет по какой-то причине модуль, где находились многие инструменты, энергостанция, холодильники, запасная одежда с обувью, много ещё чего, то до конца его и так несладкой жизни осталось бы всего несколько дней. Астронавт быстро выскочил из своего укрытия. Звёзды всё также освещали местность, вначале он ничего необычного не увидел, потому что промелькнувший яркий свет исчез, будто он Дейву всего лишь приснился. Модуль оказался на месте. В этот момент вновь не очень далеко послышался новый грохот, и поверхность дрогнула, как при землетрясении. Правда, грохот быстро прекратился. Такого явления природы на этой планете Дейву ещё не встречалось, и он посчитал нужным взять фонарь и пройти вперёд для выяснения причины появления огня и грохота. Не вулкан же там образовался, по крайней мере вулкан так быстро не погас бы. При свете звёзд астронавт шёл по уже изученной местности довольно долго, при необходимости — где были невысокие скалистые выступы — включал фонарь. До рассвета было ещё далеко, и Дейв, не увидев ничего подозрительного через полтора-два километра, вернулся и попробовал вновь заснуть. Но на душе было тревожно, он ощущал какой-то дискомфорт и, конечно, не спалось. Несколько раз астронавт выходил из своего лёгкого убежища и осматривался, но всё оставалось спокойным, грохот ни разу не повторился. Постепенно стало светать, из-за горизонта начал подниматься огромный сияющий Процион.

Приняв решение осуществить более глубокое обследование своего островка, Дейв позавтракал, собрал в сумку немного еды в дорогу, туда же сунул лёгкий лазерный пистолет и, перебросив ремень сумки через плечо, он быстро пошагал в том же направлении, что и ночью. На сей раз астронавту пришлось пройти по камням не менее двух часов, пока он заметил в отдалении по своему курсу отливающие металлическим блеском разбросанные детали. Вначале Дейв подумал, что просто когда-то он не добрался до этого места, а «Торнадо» не полностью сгорел в атмосфере, и его остатки достигли планеты. Потом подумал, что грохот и обломки, да ещё огонь — всё указывало на падение из космоса этой ночью другого металлического изделия. Он постоял немного, приглядываясь. Достал из сумки пистолет и, крепко придерживая его в правой руке, медленно двинулся вперёд.

«Так вот и сходят с ума! — подумал он, приближаясь постепенно к разбросанным на большой площади кускам местами потемневшего металла. — Если увижу второй космический аппарат, пусть разбитый, но второй (!) за полгода в этом отдалённом уголке Вселенной, то точно рехнусь!»

Первый же кусок металла, к которому он подошёл, оказался уже охлаждённым, всего на несколько градусов горячее камней под ногами. Это точно были разрушенные детали какого-то неизвестного летательного аппарата. И шлёпнуться он здесь мог только с неба. Дейв поглядел вверх, небо казалось идеально чистым и на него нельзя было подумать, что оно временами разбрасывает по округе листы металла, когда-то представлявшие собой ракету, либо самолёт. Тем более, на этой странной, залитой по горло водой, планете Вондерфул.

«Слишком длинное название, — с большим запозданием решил Дейв, — сокращу-ка я его до Вонды!»

Вдруг астронавту почудился какой-то посторонний запах. Он уже привык к чистому воздуху планеты и непонятный чуть горьковатый запах дыма насторожил Престона. Может, ещё что-то горит? Он пошёл в обход обломков, внимательно их разглядывая. Некоторые детали имели значительные размеры, чуть ли не с его рост, но состояли они из тонких листов неизвестного металла и весом большим не отличались. Местность немного поднималась кверху, здесь на поверхности увеличилось количество крупных камней, на которых тоже лежали остатки разрушенного летательного аппарата. Пройдя ещё с десяток метров, Дейв вынужден был остановиться, потому что услышал явный стон. Он обошёл последний значительный по объёму обломок и заметил вытекающую из-под него тонкую струю желтоватой жидкости. Стон вновь повторился и — как раз от этой кучи металла. Другого ничего представить было нельзя: под металлом скрывалось раненое существо. Но оно не было человеком! Дейва охватила паника, он не мог придумать, что в таком случае необходимо сделать. Ему не хватало решимости сдвинуть обломки в сторону и освободить раненого, оказать ему помощь… У землян ещё не было контакта с другими разумными существами, но фантазии на эту тему ему встречались когда-то постоянно: в кинофильмах, в книгах, на лекциях. С другой стороны, там могло быть что-то ещё, не существо, подобное человеку с его разумом, а, например, обычное животное. Первыми на Земле в Космос полетели как раз обезьяны и собаки.

Дейв стоял и настраивал себя на подвиг. Трудно было ожидать подобной развязки. Знать бы, он одел лёгкий защитный комбинезон и взял бы защитную маску. Кто может сейчас сказать, представляет существо под грузом металла опасность или нет? Никто… Опять тихо раздался стон, так мог стонать только человек! Дейв освободил руки, сбросив сумку и оружие на грунт, выбрал из обломков что-то похожее на узкую трубу и начал пытаться сдвинуть в сторону массивный предмет, похожий на поврежденный стабилизатор старинной земной ракеты. Вначале у него ничего не получалось, но услышав ещё раз затихающий стон, он разозлился и смог добавить усилие на свой рычаг. Обломок массой не менее нескольких сотен килограммов сначала сдвинулся с места, а затем соскользнул в сторону, освободив место под собой. Жёлтой жидкости там было налито достаточно, чтобы она вытекала наружу. И на ней странным образом расположилось необычное для землянина существо с глазами, которые были широко раскрыты, и в них читался испуг. Оно, видимо, было обессилено тяжёлым ранением, но ощущало присутствие иного, неродственного ему по крови существа, от которого неизвестно, что можно было ожидать.

Дейв стоял, как вкопанный. Запах другой жизни несколько усилился, но он был не едким, а просто незнакомым, к нему можно было привыкнуть. Существо в каком-то смысле походило на человека, но нахождение в куче обломков отразилось на его состоянии, даже не видно было рук и ног, оно было облачено в странное фиолетовое покрытие, типа комбинезона, пропитанное жёлтой кровью хозяина. И здесь огромные глаза существа начали закрываться. Дейв не стал терять времени, он понял, что в таком состоянии новый пришелец Вонды не сможет начать с ним соперничество за сокровища планеты, а оказать помощь разумному существу было необходимо как можно быстрее. Знать бы только, что у того повреждено и какие действия для помощи требуются.


— 6 —


Жара начинала припекать, а Дейв не знал, хорошо это для пострадавшего или плохо. Доставить к себе он его сейчас при всём желании не мог: не было знаний о строении существа и отсутствовали даже земные лекарства, которые опасно было применить, так как они могли оказаться для него ядом. Пользуясь тем, что пришелец потерял сознание, астронавт приблизился к нему вплотную и попытался вытянуть тело из лужи жидкости. И сразу заметил, откуда она сочится. Чуть ниже головы в теле оказался глубокий порез, который необходимо было чем-то изолировать, чтобы не вышла вся кровь. Дейв заглянул в свою сумку и нашёл упаковку стерильного пластыря. Не желая даже секунды тратить на раздумья — а подойдёт ли земной пластырь инопланетянину с жёлтой кровью? — Дейв быстро вытер место пореза сухим бинтом и сразу заклеил его. Получилось удачно: кровь больше не текла. Дальше астронавт стал принимать меры к переносу пострадавшего на сухое место. Тело оказалось не очень тяжёлым, он поднял его на руки и отнёс подальше, в местечко, где обломков металла было поменьше. Найдя широкий неровный лист, Дейв установил его так, чтобы лучи Проциона не падали на раненого. Что ещё сделать для облегчения участи пришельца, астронавт не знал. Он присел на валун около выполненного им укрытия и подумал, что если бы ему удалось спасти от гибели найденное существо, вылечить его, то вместе им было бы не так скучно. Астронавт печально усмехнулся. Сколько они картошки вырастили бы! И муки наготовили! Хватило бы дождаться какую-нибудь спасательную экспедицию… Правда ведь! Шансы на спасение увеличивались вдвое, хотя всё равно они были ничтожны. К тому же никто не знает, не питаются ли человечиной представители вновь встреченной Дейвом расы?

Престон решил, что ожидание смерти подобно. Необходимо было перебираться в свой лагерь. Там была еда, там можно было применить те средства медицины, которые сохранились в модуле. Нужно воспользоваться состоянием раненого и успеть привезти небольшую тележку, которую удалось изготовить для перевозки урожая и воды для поливки выращиваемых растений. Чтобы очнувшийся пришелец догадался, что один он остался ненадолго, Дейв оставил рядом с ним — на самом виду — свою сумку. А сам побежал к месту ночлега. Он спешил, опасаясь, что не успеет увидеть инопланетянина живым, и сильно устал, добежав до цели. Замерил своё приспособление для перевозки, оно оказалось достаточно ёмким, чтобы забрать пришельца. После этого он привязал тележку к поясу и вновь постарался бежать, только в обратную сторону. Ноги уже не слушались, когда Дейв добрался к укрытию, за которым оставил своего собрата по несчастью. Лучи Проциона уже добрались до него с другой стороны, но выглядел он сейчас несколько лучше: Дейв почувствовал, что одежда на нём подсохла, он ровно дышит, лежит спокойно, не стонет, глаза раскрыты полностью. Увидев своего спасителя, раненый сделал лёгкое движение рукой, положив её на заклеенный пластырем порез. Глаза у него теперь не казались испуганными, Дейв даже разглядел в них одобрение и благодарность.

— Ну что, друг! — обратился земной астронавт к астронавту неизвестной планеты. — Теперь нам предстоит поездка в зону моей ответственности. Там мы попробуем вылечиться от ранений полностью. А потом будем картошку сажать!

Дейв заметил вопрос в глазах пришельца. Но время терять не стал, подвёз поближе свою тележку, аккуратно приподнял раненого и положил внутрь. Затем не спеша начал передвигать его по неровному грунту, стараясь объезжать большие камни и обломки. Пришелец вновь закрыл глаза. Возможно, ему было больно при перевозке, а, может быть, он решил, что теперь его точно везут для трапезы к приятелям Дейва. Так потихоньку и передвигался астронавт, везя свою добычу к обжитому лагерю. По дороге он обдумывал, что придётся расширить свой неказистый домик, чтобы расположить внутри раненого для наблюдения за ходом выздоровления. День постепенно подходил к концу, край диска Проциона коснулся далёкого горизонта.


— 7 —


Добравшись до лагеря, Престон вначале втянул своё транспортное средство под огороженный навес и перенёс раненого на приспособленную для сна кровать. Потом решил попробовать напоить его, ведь день выдался очень жарким. Только Дейв не знал, как к этому отнесётся инопланетянин, вновь открывший глаза. К радости астронавта он не отвернулся от чашки с прохладной водой, с жадностью её выпил. И вновь в его взгляде промелькнуло что-то похожее на благодарность. Поискав в холодильнике какую-нибудь подходящую для данной ситуации еду, Дейв выбрал консервированную особым способом на Земле рыбу, вскрыл банку и попробовал, зачерпнув ложкой, поднести к пришельцу. Тот от рыбы не отказался, причём теперь Дейв лучше разглядел полость его рта, там оказались самые обыкновенные зубы. Может быть, только помельче, чем у взрослого землянина. Банка быстро опустела, раненый пришелец вздохнул и опять закрыл глаза. Скорее всего это был знак, что он наелся и желает отдохнуть или поспать. Астронавт вышел из своего жилища и стал искать, чем его расширить. Потихоньку начинало темнеть, а Дейв хотел успеть к тому же сделать ещё одно ложе для себя. Ночью он решил держать включённым слабое освещение, чтобы видеть пришельца и оказать ему помощь, если она потребуется.

Но до утра у Дейва никаких волнений не было, пришелец тихо дышал и даже не двигался. Вполне возможно, что дела его пошли на поправку. И необходимо было решить, как предложить ему переодеться в чистую одежду, искупавшись в океане. Правда, опять возникали вопросы:

— умеет ли он плавать и не лучше ли помыть его, как ребёнка, из тазика с водой?

— подойдёт ли ему одежда астронавта и захочет ли он её одеть?

— не постесняется ли он снять свою порванную одежду перед Дейвом?

Утром Дейв приблизился к кровати больного, тот сразу раскрыл глаза, в которых читался лёгкий испуг. Тогда астронавт передвинул к раненому инопланетянину самодельный стул, сел на него и начал, не спеша, втолковывать ему ситуацию, жестикулируя руками:

— Не надо меня бояться! Я тебе друг, я помогу справиться с ранами, ты обязательно поправишься, понимаешь? Меня можешь называть Дейв!

Астронавт ещё несколько раз назвал своё имя, показывая на себя рукой. Наконец в глазах пришельца что-то дрогнуло, и он тихо повторил:

— Дейв…

Не ожидавший такого быстрого успеха, астронавт некоторое время изумлённо молчал. Тогда пришелец моргнул своими огромными глазами и вновь сказал:

— Дейв…

— Молодец! — воскликнул астронавт. — Дело, похоже, налаживается. Меня звать Дейв, а какое имя у тебя?

Пришелец промолчал, но в глазах его появилось вопросительное выражение.

— Хорошо, — продолжил Дейв, — пока ты не понимаешь, о чём я спрашиваю. Но в любом случае ты должен сообразить, что сейчас тебе нужно искупаться, чтобы ты быстрее поправился. Здесь очень чистая вода, в ней быстро заживают раны, тебе станет намного легче. Нужно выбросить грязную и рваную одежду, — Дейв дотронулся до рукава бывшего комбинезона пришельца и показал, какой он запачканный, — я тебе приготовил чистую, оденешь её.

Астронавт встал и показал несколько предметов своей одежды, которую оставил в изголовье кровати. Ему показалось, что в глазах раненого пришельца появилось понимание.

— Давай, дружок, сделаем так, — предложил Дейв. — Я принес воды и полотенце, чтобы ты хотя бы умылся. Вот здесь есть приспособление для мытья, вода из него сольётся по шлангу в океан. Обрати внимание на шампунь в бутылке, с ним легче отмыть грязь. После того, как помоешься и переоденешься, мы с тобой позавтракаем. Теперь я оставлю тебя одного, — и астронавт показал рукой, что далеко отойдёт от жилища.

После этого он действительно вышел наружу, прикрыл внешнюю дверь и пошёл к модулю за переносным компьютером. Дейв подумал, что пора показать инопланетянину Землю, людей и всё остальное, что имеется в оставшихся после аварии «Торнадо» записях. И было интересно, воспользуется ли пришелец тем временем, что предоставил ему астронавт, чтобы привести себя в порядок. Пока Дейв ходил к модулю и занимался там подготовкой к дальнейшему общению со спасённым инопланетянином, прошло не менее получаса, и когда вернулся, то был поражён тем, что тот сделал всё, как его и просили. Вода была использована по назначению, внутри жилища витал запах шампуня, а порванная одежда потерпевшего была аккуратно сложена у выхода. Дейву стало приятно от того, что пришелец не побрезговал его одеждой, хотя она заметно отличалась по размеру.

— Мы делаем успехи! — похвалил Дейв пришельца, молча смотрящего на него с кровати с усталым видом. — Теперь позавтракаем, а после отдыха примемся изучать мою далёкую родину, — и Дейв показал на принесённый им кейс с компьютером. От него не ускользнул

внимательный и любопытный взгляд, которым пришелец посмотрел на кейс.

Во время завтрака пришлось опять использовать рыбу, к другой еде инопланетянин остался равнодушен. Но выпил тёплого чая с самодельной пшеничной лепёшкой. После окончания завтрака по-прежнему лежащий на кровати пришелец неожиданно похлопал себя рукой с торчащими из широкого рукава земного свитера короткими пальцами и внятно произнёс:

— Роко!

Сначала до Дейва не дошло, а потом он обрадовался:

— Вот как? Тебя зовут Роко? Замечательно! Я — Дейв, а ты — Роко?

Пришелец дважды закрыл и открыл глаза, наверное, это было подтверждение.


— 8 —


Престон предоставил своему раненому гостю около двух часов на отдых, во время которого занимался с насаждениями. Затем он вернулся в жилище, где его ждало новое зрелище. Роко находился в сидячем положении, спустив тонкие ножки на покрытый синтетическим настилом пол.

— Роко! — гордо сказал пришелец, ткнув себя во впалую грудь левой рукой. Правую руку он заметно берёг, стараясь меньше ею шевелить, видимо, сказывалось ранение.

— Хорошо, Роко! Теперь займёмся изучением нашей истории. На месте твоей аварии я не нашёл никакой исправной аппаратуры, всё оказалось разбито. Мне повезло больше, кое-что уцелело и вместе со мной оказалось на этой планете. Кстати, — Дейв обвёл руками вокруг, показал на пол, подошёл к двери и указал в сторону океана и вдаль по острову, — планету назвали Вонда. Запомни, Вонда!

— Вонда! — повторил Роко и мигнул глазами.

Освободив из кейса компьютер, Дейв включил его и пересел поближе к Роко.

— Так включается этот прибор, на мониторе можно увидеть мою Землю, — начал рассказывать астронавт, настраивая показ записи Солнца и планет Солнечной системы.

Как только начались кадры, Роко впился глазами в монитор и не отрывался весь сеанс, причём по всему чувствовалось, что он успевает прислушиваться к пояснениям Дейва. Конечно, он не мог пока понимать этих пояснений, но, наверное, что-то пытался сопоставить между словами астронавта и изображениями на экране. Показав первый ознакомительный фильм, Дейв дал Роко отдых, и они вместе пообедали.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 40
печатная A5
от 435