электронная
72
16+
Новая Земля

Бесплатный фрагмент - Новая Земля

New Earth


Объем:
1328 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-2454-2

в

РАСТВОР СОЗНАНИЯ (ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ)

…Надеюсь, что в представленном доброму читателю растворе сознания, рано или поздно оформятся замечательные кристаллы Новой реальности.

…В пятнадцатом веке наиболее активные европейцы эмигрируют в Америку. Два немалых континента свободны для заселения. Примерно тогда же завершаются Средние века, называемые иногда Темными.

В физическом отрыве от прежних форм социальной жизни, люди строят новую цивилизацию. Европа получает возможность взглянуть на саму себя со стороны.

Новую страну строят представители тайных, сплоченных обществ — иллюминатов, масонов, вполне представляющие себе способы эффективной организации людей.

И нам с вами тоже нужна своя Америка…

Вместе с обученными в рамках некоей продуктивной организации, людьми (НКВД, КГБ, и прочие террористические сообщества, их преемники — не учитываются) — можно было бы попробовать…

Но, где же, друзья, нам искать континент, хотя бы кусок территории для русских… Израиль для русских, Святая Земля, в которой можно скрыться от дубовых законов и законодателей, чтобы строить жизнь, так, как надо нам, а не как это угодно очередному российскому монарху?

Давняя русская мечта. Вот — рассуждали жители деревень и городов, где то там, на Севере, у Океана, в Сибири, или за Уралом есть такое вот дивное Беловодье, населенное правильными светлыми людьми. Там все живут только по правде.

Потому наши люди тянулись в Сибирь, и дальше, на Восток и Север. Не столько за шкурками всяких разных лесных зверюшек, но именно для того, чтобы получить возможность созидать собственную, вольную, замечательную жизнь.

Однако, тем же, проторенным путем без какого либо физического разрыва, за ними следовали и служивые казенные люди. Они устанавливали государственные порядки на новых землях. Все опять и опять свершалось по воле и прихоти отдаленного, сидящего за каменными стенами, «верховного правителя».

В силу религиозных принципов и врожденной мягкости характера, русские никогда не очищали занятый край от местных жителей, так, как это делали англосаксы, и в несколько меньшей степени испанцы. Происходила ассимиляция, перенимание туземных, порой даже и варварских обычаев.

Русские дошли до Аляски. Берингов пролив, физическое разделение земель водной преградой — это важно. Эти обширные новые территории начали обретать очертания самостоятельного государства. Здесь не было какой-либо полиции, все строилось на эффективном самоуправлении. Возможно, помимо желания набить неучтенной валютой карманы родственников царя, монархическая верхушка просто не пожелала давать закрепощенному народу такое чудное социальное зеркало.

Какой будет новая Россия? Все само собой, от одной инициативы нынешнего правительства к другой, идет к очередному территориальному сжатию страны, появлению на ее месте новых государств. Некоторые считают, что вот, друзья, не стоит даже об этом и думать. Но как же так? Давайте вспомним катастрофу на Чернобыльской АЭС. У пожарных не было не специальных костюмов, ни изолирующих аппаратов для дыхания (только лишь противогазы), ни дистанционно управляемой техники, ни внятного плана действий. Руководители станции, и все прочие, вплоть до министров отмахивались: «О, этого не может быть потому, что не может быть никогда». В результате — жертвы, которых могло быть вовсе не столь много.

Сначала может проявиться неповиновение местных властей Центру. Все же они, хоть сколько то, но ближе к народу. Там нет бойцов ФСО, невообразимых привилегий, безумного гонора и открытого для любых выемок, Госбюджета. На местах люди привыкли зарабатывать деньги, а не просто брать их в каком-либо фонде.

Для начала в кабинетах мэрий перестанут вывешивать портреты президента. Установят жесткие границы между регионами. Уже сейчас проводится в некотором роде протекционизм товаров произведенных на «своей» территории. Далее все будет только жестче. Хотя, конечно, не факт, что все будет происходить так уж линейно. Может быть, некоторые регионы консолидируются и, по меньшей мере, позволят проезжать по своей территории без уплаты «пошлин».

Откроются свои, не зависящие от Центробанка финансовые заведения. Возражения «главной черной дыры» в расчет приниматься не будут. Уже сейчас заметим, из-за драконовской, или, как минимум странной политики бенефициаров Банка России, малый и средний бизнес вынужден массово кредитоваться в мире криминала. Так, на плаву, хоть как то, поддерживается жизнедеятельность страны.

Прежде всего, начальство на местах отменит некоторые постановления Москвы, как то, проверки чего либо по любому поводу, штрафы, поборы, акцизы, регламенты и постановления. Дело в том, что это просто — вопрос выживания, а не неких амбиций.

Возможно, местные власти установят ограничения для въезжающих на территорию региона «чужих» людей, по месту прописки или же национальности («фейсконтроль»).

При силовом давлении Центра стартует перекрытие федеральных автомобильных и железнодорожных магистралей…

Но, это, друзья, только в крайнем случае. Только тогда, когда у критического числа людей не останутся в запасе даже заплесневелые макароны. Пока еще есть хотя бы пресловутые куриные окорочка по воскресеньям, и сколько то грамм мучных изделий, массовых выступлений ждать не следует.

Скорее всего неповиновение проявят не некие далекие окраины. Именно «свои» центральные регионы. На разгон Центр бросят казаков, а также и бойцов Внутренних войск, которым ныне придумано довольно изящное название «росгвардейцы».

Но, на самом деле, силовые структуры зависят от трудового народа, который они охраняют, примерно так же, как стадо оленей (вполне готовое обойтись без таких вожатых) — чукчи. Если нам с вами перестать работать (вариант — умереть), их привычный высокий уровень просядет. Одних нефтяных денег для кормления этой оравы мало. То же можно сказать и в отношении «пехотинцев» нынешнего Президента. Пока в известные национальные республики идет поток денег, заработанных в Тульской, Красноярской, Воронежской, Калужской, Кемеровской, и пр. областях они, безусловно будут верны Центру.

И, на первых порах, активно ему «помогут».

Вспомним однако, с чего сто один год назад началась настоящая, Октябрьская революция. Генерал Корнилов, дабы взять под контроль Петроград, отправляет в северную столицу Кавказский Туземный корпус. Рабочие, узнав, что вот, их идут усмирять дагестанцы и чечены, громят военные склады, и вооружаются. «Дикую дивизию» остановил… нет, не приказ Главнокомандующего, но распоряжение одного из влиятельных старейшин (решившего что в Петрограде горцам делать нечего).

Рабочие, получив винтовки, на том однако же не остановились. Менее чем через полгода произошел масштабный, великий и ужасный Октябрьский переворот.

Если бы нынешние руководители лучше изучали историю, они бы не так уж сильно рассчитывали на помощь Юга. Все повторяется не в том же виде, что раньше, но все же, достаточно похоже.

Смогут ли и сейчас, именно, голодающие рабочие… служащие, получить на руки оружие? Вот вы, например, читатель, знаете, где расположен ближайший склад? Наверное, нет. Даже в обычных воинских частях теперь его не отыщете. Опасаясь ЧП с оружием, точнее — неприятной возможности потерять высокооплачиваемую, спокойную работу со множеством льгот, нынешние командиры попросту убрали автоматы-пулеметы-патроны из оружейных комнат в неизвестно где расположенные ангары.

Кроме того, даже если бы было оружие, что с ним делать? Бить автомобили? Смысл? Экономика России не то чтобы слаба, но обескровлена. Деньги — кровь экономики утекают неизвестно куда. Если быть точным, 75% бюджета, через Банк России (частное владение с 1990 г.) уплывают в в никуда, неизвестным нам, друзья, бенефициарам. Более подробно обо всем этом, с цифрами и фактами — в следующих частях текста. Можно сказать твердо: люди боятся катастрофически быстрого падения уровня жизни, который обязательно наступит при разворачивании массовых, тем более, вооруженных выступлений. Смысл есть, если бы было согласие, план действий, Организация. Пока что русские избегают присутствия друг друга насколько это возможно, годами остаются не знакомыми с соседями по подъезду… лестничной клетке, довольно редко видятся с родственниками. Единения, схемы общения нет зачастую даже и на кровнородственном уровне.

Европа начала 17 века увязла в череде опустошительных, уже никак не ритуальных рыцарских, обширных гражданских Войн. Катализатором переселения послужила Тридцатилетняя война 1615—1645 гг., унесшая половину населения некоторых областей Европы. Единственным выходом для многих в Старом Свете было «свалить» из Англии, Германии, Франции, Голландии, Испании… в манящие заморские территории.

Между метрополией и новыми людьми располагается ныне, препятствующий ударам Старого, Океан…

И перед нами снова тот же вопрос — где найти Русскую Америку, Израиль для русских… Беловодье, попасть в которое можно только через водяную или песчаную, несущую освобождение от угнетения, пустыню? Не будем отделываться общими фразами. На Севере? Может быть, это архипелаг Новая Земля? Таймыр? Земля Франца-Иосифа? Увы, везде там, между руин ГУЛАГа уже понатыканы военные базы, охраняемые зоны, автоматчики, собаки, то и се. Скучно. Везде достанут, скажут, надо платить штраф, отдавать бизнес, не жить, а доживать, проверяться, контролироваться, служить, выслуживаться и подчиняться. То же самое на Востоке, где то в Сибири, на Камчатке, Юге, Западе….да. Везде, где ныне простираются поля, леса, пустыри, заброшенные деревни и безлюдные моногорода — везде, оказывается, есть хозяева. Это только кажется, что их нет. Начни что то здесь делать — они появятся (такие неопрятные и неприятные), и скажут, что на самом деле, все — их собственность.

Как известно, американские… австралийские, новозеландские, другие англосаксонские колонисты объявляли осваиваемые ими земли «Терра нулиус», то бишь, ничейными территориями. После этого, согласно Гомстеду, эти немалые куски земли, помеченные поселенцами, по окончании пятилетнего периода вполне щадящей аренды отдавались им в вечное владение. Индейцы, прочие люди… правительство претендовать на них не могли. Выкупить, выманить (во времена Великой Депрессии) — да, но отнять «потому что нам так вдруг захотелось» — уже нет.

Иногда землю выкупали у вождей в состоянии алкогольного опьянения. За бусы, ножи, зеркальца и спирт. Уже навсегда. После этого символического акта индейские племена могли быть выселены, как жильцы из проданной ими квартиры. Белых колонистов Северной Америки индейцы не интересовали как граждане новой страны. Для жизни аборигенам выделялись резервации — территории с особым статусом, считающиеся, пожалуй, не вполне Америкой. При необходимости границы этих поселений могли быть пересмотрены.

В Российской Империи царь всегда радовался приобретению территорий — Сибири, Азии, уже вполне плотно заселенных. Колониальное движение русского народа осуществлялось постольку поскольку. Причина этому — изначальная кровная отчужденность власти от народа. Первые князья, правящая верхушка, согласно историографии — «варяги», пришельцы, воины-грабители Скандинавии. Самый известный Рюрикович, Иван Грозный в беседах с иностранцами, иногда и в письмах отождествляет себя только с ними… иногда с немцами, но русским (кроме как в официальном титуле) быть не желает.

Вторая и последняя российская династия перестает быть русской с Петра Первого. Царь-император общается только по-немецки… женится на не родовитой литовке или немке, заключает первую, русскую жену Евдокию Лопухину в монастырь, и т. п. По сути, свершения предшественников — царей Михаила, Федора, Алексея — присоединение Украины, довольно удачные войны с Польшей, Турцией (Чигиринские походы), полки нового строя, не слабая экономика, развивающееся взаимодействие со странами Западной Европы, его летописцами искусственно затушевываются. С Петра Третьего Россией правит немецкая династия Гольштейн-Готторпов. Отбив у Османской империи Крым, Екатерина Вторая заселяет его не заслужившими того русскими (например, вышедшими в отставку солдатами, как то практиковалось в Древнем Риме), а родственными ей этническими немцами. Эти люди устраивают на полуострове подобие рая… высаживают роскошные сады… не платят налогов, пользуются свободой торговли, передвижения. Опять же, в отличие от жителей Центральной России, 95% которых становятся отныне рабами. В том же Древнем Риме рабство часто являлось испытанием, для выковывания граждан, способных в полной мере оценить вкус свободы. Здесь же, при не столь изощренном правлении, это не так.

Внутри самой России правители не могут найти пару для официального брака. Императрица Елизавета Петровна тайно венчается с Алексеем Разумовским… сыном днепровского козака, но плод их любви, небезызвестная Елизавета Владимирская погибает в каземате Петропавловской крепости. Дочь от тайного брака Екатерины Второй и Григория Потемкина, либо их сын, Алексей (Бобринский) становятся бастардами, придворными второго эшелона. Династия пропитывается иноземной кровью, и не имеет никакого притока крови русской.

В Центральной Европе российские принцессы выходят замуж за монархов, князей, графов княжеств и королевств средней руки, сливаются со средой, и интересы России не представляют. И, вряд ли можно припомнить российского принца, ставшего королем хотя бы карликовой европейской монархии.

Начиная с Петра Первого Россия участвует в европейских войнах без малейшей выгоды для себя (народа), или хотя бы солдат. Апогея безумное расточительство крови достигает при Александре Первом, воюющим с наполеоновской Францией за интересы Британии и германских княжеств, за пределами России.

Иосиф Джугашвили, кавказец, безучастно встречает известие о том, что миллионы российских (украинских, кубанских, закавказских, казахских) земледельцев, и их дети, умирают от голода. Главное для него, и многих лиц ближнего круга общения — собственное величие, милитаристические устремления, абстрактные схемы мироуправления, а не голос народа. Родимые грузины же остаются вне системы колхозов… в отличие от 80% русских имеют паспорта и свободу передвижения. Благодаря установленным в Центре высоким закупочным ценам на производимую ими сельхозпродукцию они являются наиболее зажиточной группой населения СССР.

Примерно то же касается и другой этнической группы, выходцев из российской некогда, но почти всегда враждебной Польши.

Кровь, генетика, определяющие дух, стиль общения, предпочтения… аксиоматическую любовь — это важно.

Как же, может быть, выкупить у недружественной к русским Российской Федерации землю для Нашей Америки, чтобы нам, простым людям «валить» туда? И, как же определить понятие «русский»?! Насколько это вообще говоря этично и приемлемо для нас — выделять людей по биологическим, наследственным признакам? Это кажется очень странным.

Тем не менее, четкое деление на своих и чужих существует в современных, демократических и развитых странах. Если вы, по необходимому набору документов — этнический (поволжский) немец — добро пожаловать в Федеративную Республику Германия. Вот, социальные пособия, если не хотите сразу работать, жилище, курсы языка, пенсия, и так далее. Но разумеется, русскому, казаху, эвенку, какими бы они хорошими людьми ни были, ничего подобного не предлагается.

Евреи. Государственная организация по репатриации довольна вашими документами, фамилией, цветом глаз, линией губ, формой носа, свидетельствами поручителей? Вы можете произнести символ веры на иврите? Шалом алейхем Израэль!

Также, во всем мире есть специализированные детские сады, школы, куда принимают детей исключительно по этому национальному признаку. Прочим мальчикам и девочкам вход в эти учреждения воспрещен. Международное сообщество считает это национализмом или нацизмом? Нет.

Как известно, в России считается постыдным выделять русских. Кто такой «русский»? Гражданин Российской Федерации? Европеоид? Ну, а эскимосы, эвенки, буряты — они не достойны алии в пределы РФ? Так это же будет нарушать единство российского народа и межэтническое согласие?!

С одной стороны высокая склонность россиян к межэтническим бракам это хорошо. Состав народа при этом, будто, выравнивается. Что то подобное есть и в Китае, где генетически, люди однородны (и этим особенно не комплексуют). Определенно, хотя в Поднебесной есть особые экономические зоны, две, казалось бы несовместимые системы, национальных республик нет в принципе. Так же, как, и в другой стране с сильной экономикой — США. И Европа вполне однородна. Понятие «европеец» как гражданина социального образования от Гибралтара до границ России или Польши рождается во времена Цезаря, изрядно сгладившего национальный состав Италии и Галлии, то ли Карла Великого, в начале Средних Веков. Множество малых племен насильственно ли, или же под воздействием серьезных социальных институтов лишаются «своих» земель и вливаются в сколько-то разнородное, но все же единое сообщество.

Столько уже написано, а мы так и не подошли к главному вопросу. Нужно ли выделять и укреплять ядро нации «русские» по биологическим признакам, стилю поведения (что, как мы показали, может быть продуктивно), или как прежде, не выдавая предпочтения никому, жить в усредненном государстве с национальными республиками? И да, где та территория, на можно было бы строить Русскую Америку?

Есть вариант, вот, помните ли, сообщества «Анастасия». Выдуманная неким маститым писателем умная женщина проповедует жизнь на природе, вдали от цивилизации, в родовых поместьях. И, некоторые люди, с конца девяностых годов прошлого века осваивают заброшенные поселки, строят деревянные дома, живут без регистрации, медицинской помощи («от всех хворей — жаркая баня»), образования для детей. Сейчас об этом движении почти не слышно. Некоторые считают, что это вид обмана, для скупки земель и последующей перепродажи. Правильнее, наверное думать о довольно массовом, хотя бы и корявом порыве многих людей России к своего рода внутренней эмиграции.

Но, согласитесь, это не совсем правильно — жить без достойной, работы, в неоязычестве, отрыве от большого мира и глобальных проблем. Такие поселения могут существовать до тех пор, пока их обитатели кажутся слишком уж жалкими, слабыми и непрактичными для нынешней власти.

В принципе, думать об этом можно.

Например, в автономных поселениях, киббуцах уже не раз упоминавшегося здесь Израиля эффективно производится сельскохозяйственная и высокотехнологическая промышленная продукция. В ходу также туристические, обучающие проекты. Живут в киббуцах сплоченные идеями равенства и свободы люди (прежде всего, пламенная молодежь). Практикуется не дауншифтинг, «возврат к природе», а развитая схема производства, и справедливое распределение благ. Кроме того, да, поселения пребывают в довольно широких рамках законов страны, устоявшихся религиозных традициях, и т. п. Здесь есть медицинская помощь, возможно, лучшая в мире, система образования, и многое хорошее другое…

Можно сказать так. В этой стране, в силу ли кровнородственного единства, или еще религиозной общности, люди доверяют друг другу. Некие группы объединяются в группы по интересам… занимают участок земли, строят поселение, обнесенное стеной, с башней посередине, и о чем то перешептываются. В разобщенной и слаболюбивой (придумаем такое слово) России тут же встрепенутся спецслужбы, ФСБ, ФСО, кто там еще? всякие разные, как говорится силовики. Как так? Без нас кто то делает нечто действительно дельное? Без надзора, контроля, присмотра, регистрации и учета? Надо обязательно сунуть туда свой нос, устрашить, допросить и разобщить. Очень хорошо, если при том в прикормленных, или просто недалеких СМИ появятся какие-нибудь статьи о разоблачении секты. Подтвердить глупость людей, решивших сделать что то без согласований с госаппаратом — это для нынешних властителей — просто бальзам на душу.

Недоверие. Маловерие. Отсутствие любви к народу. Вот, на самом деле, беды России.

Мы уже говорили о том, что в какой то мере малолюбие связано с тем, что в семью народов Россия вобрала слишком уж много приемных детей. Иногда и без их согласия. Без подсчета голосов весьма многих членов устоявшейся семьи. Представьте, в семью, без уведомления, бесед и пр. некие люди (номинально — главы семейства) заселяют приемыша. Новичок капризен, отбирает ваши игрушки, самую вкусную еду, внимание… исподтишка бьет вас, и не несет заслуженного наказания. Воцарится ли в такой семье мир и согласие? Если отбросить ханжество — скорее всего, нет. Более того обесценится ваша любовь к братьям, сестрам, и даже предкам. Если вы узнаете о том, что вот, в дальних краях есть ваш брат, который терпит лишения, и желает возвращения вы скорее всего уже не пожелаете принять участие в его судьбе.

…И потому процесс репатриации русских из Зарубежья замедлен, или, правильнее сказать, не работает. Если с нашим соотечественником произойдет что-то неприятное, дипломаты РФ, сотрудники турагенств и т.п., скорее всего проявят инертность, и будут склонны обвинить во всех бедах саму жертву стечения обстоятельств.

Давайте признаемся еще раз, только честно: мы не любим друг друга. И потому, что нация не определена, сложена разнородными фрагментами, и из-за множества, множества постоянно висящих на виду бытовых мелочей. Смотрите, таксист припарковал машину в трех метрах за остановкой общественного транспорта, сидит в ней, часами ждет клиентов. Автобусы останавливаются в трех метрах от тротуара, и народ семенит к ним по шоссе. Человек курит на остановке, в толпе, выпуская клубы дыма, будто отрыжки его легких… Его голова занята своим, ни проблеска понимания того, что вот, это кому то может не нравиться. Вот меломан слушает музыку, на такой поразительной громкости, что даже через его череп слышно всем вокруг в автобусе. И ему понимаете, все равно, что это кому-то неприятно. Человек выгуливает собаку… Ему наплевать что она мочится в лифте, испражняется на тротуаре, двадцать раз за прогулку, чтобы пометить территорию. Какие такие пакетики, ответственность перед людьми… детьми? Вот, неведомый составитель рекламы выбрасывает на миллионы компьютерных мониторов изображения паразитов, червей, папиллом, выдуманных существ, оскаленных зубных протезов. Вы, может быть, читая какой-то серьезный текст, вынуждены каждый раз натыкаться взглядом на данную мерзость. Программисту-айтишнику тоже все равно. Ему просто поцарапать вам нервы, без какой либо пользы… и до него не добраться. Нет обратной связи.

И нет любви.

И нет экономики.

И те, кто каким то образом пролез в правительство, максимум через восемь лет, перестают любить и беречь Россию. И государственный бюджет становится просто сейфом для избранных, тех, кого властитель любит, знает, с кем занимался спортом или поднимался по служебной лестнице. Деньги, т.е., сила, благо, энергия, текут туда, где есть Любовь. Да, есть у этой нематериальной субстанции сила притяжения. Уже говорилось, 75% средств Российского бюджета (по подсчетам независимой американской организации) утекают неизвестно куда. Но, мы точно знаем при этом, что сотни миллиардов долларов также вкладываются в американские ценные бумаги.

Деньги это не просто бумаги. В США это может быть так, там доллары печатаются, и выводятся на экраны мониторов в неограниченных количествах. В России деньги — зарабатываются. Каждый доллар или евро (в ЕС также работают сотни миллиардов «наших» денег) эквивалентен произведенному товару, добытым и транспортированным металлам, минералам, газу, нефти, фуражному зерну.

Что значит «вложить в бумаги»? Это означает, друзья, «отдать их хозяину», то есть, если с пафосом, бенефициару, выгодополучателю. Верхушка США, Британии, являющаяся оными, скрытые держатели Центробанка, Рокфеллеры, Морганы, Ротшильды, и т. п. все это проесть, при всех их аппетитах не могут. Да и не принято там в общем, черпать икру ковшиком, тратиться на элитных «дам сопровождения», мастерить золотые унитазы. Эти деньги… такая громадина денег, чтобы их освоить всего нескольким сотням правящих семейств, надо бы каждой из них построить по «Золотому Дому» в стиле императора Нерона. Да, такие вот дачи, полтора километра на километр, с бассейном, где могут быть яхты, и раздвижными потолками, откуда на гостей обрушиваются цветы. Нет, наши средства, то есть, материальные блага в конечном итоге растекаются по народу Англии Старой и Новой. Эта благодатная энергия притягивается туда, где есть доверие и любовь.

…Я сейчас сделаю необычное отступление. Вы читали книгу Туве Янсон «Мумми-тролль и комета»? Друзья — благообразные тролли направляются к обсерватории, чтобы узнать от ученых нечто важное о комете. В пути им являются зловещие, или же просто загадочные знамения. И, отовсюду уходит вода. Мелеют озера, ручьи, каналы. Сам Океан превращается в болотистую пустыню, с остовами кораблей и высохшими барханами водорослей. В конце концов тролли и их знакомые укрываются в пещере (зыбкий шанс на спасение), ну, а комета проходит мимо Земли.

Какие то интересные аллегории здесь чувствуются. Вода — это любовь. Россия словно Земля перед падением кометы. Всюду — незримые озера, реки, источники любви пересыхают. Люди жмутся друг к другу, стремятся в города, где, как им кажется, вероятность найти вожделенную влагу выше. Но, похоже, это не совсем так. Мы ходим с каменными (деревянными) лицами, не помогаем друг другу (материально) язвим, наставляем, ругаемся, выставляем длинные списки требований за любовь. И, любви здесь добывается очень мало. Колодцы, скважины, даже и потаенные фляги пересыхают. Вода, любовь — это жизнь. Кажется, ее все еще много, она бесплатна, но без нее все заканчивается.

В этой книге (и других текстах автора) представлены портреты некоторых влиятельных особ РФ. Вот, Эльвира Набиуллина, формальный глава Центробанка. Вглядитесь в это лицо. Видите отпечаток любви к русскому (или уж, российскому) народу? Этот человек день и ночь размышляет о том, как бы это сделать всех нас счастливыми? Просыпается с мыслью о малообеспеченных, сиротах и пожилых? Наверное, нет. Государство, то есть, аппарат принуждения в России не глава семейства, распределяющий блага в любимой семье, но капиталист в худшем смысле слова. Этот собственник день и ночь размышляет только о собственной выгоде. Пенсионеры, дети, инвалиды, люди без собственного жилья десятилетиями, для него — балласт, подлежащий списанию. Не сбрасывают этот груз лишь потому, что, в принципе (когда нет уже даже макарон) народ может выйти на улицы. И, да, это может сказаться на реноме собственников за рубежом — где у них располагаются семьи, недвижимость, основные капиталы. Нет любви — только холодный, как жаба, расчет.

Вот министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова. Вроде бы, с виду неплохой человек. По крайней мере, был. Но нет живой работы с людьми, обратной связи — и на лице отпечатывается облик безразличного к объектам подсчета бухгалтера. Примерно такое выражение имелось, я уверен, у деятелей, подсчитывающих, сколько жира, выделанных кож, волос можно получить от людей, уничтоженных в Дахау, Бухенвальде, других концентрационных лагерях. Чиновничий аппарат РФ, прикормленные силовики, бенефициары Центробанка требуют больших прибылей — и исполнитель их злой воли послушно исполняет задачу. С немалой помощью Росстата живые люди превращаются в послушные, удобные для манипулирования цифры. Вводится «оптимизация» лечебных учреждений. Города и села лишаются тысяч больниц и поликлиник. Десятки тысяч врачей сокращаются (даже в Москве). В то же время радостная Скворцова заявляет о том, что благодаря электронным терминалам очереди в поликлиники исчезают. С электронными цифрами можно делать все. Очереди не исчезают, они размазываются во времени… люди поневоле отказываются от посещения государственных поликлиник, идут в частные, или умирают. Смертность повышается на 22 тысячи человек в год. Но, лицо медика-бухгалтера, уверенной в своей правоте зазнайки-отличницы остается таким же, как бы знаете… ну как же это все же сказать правильно? придумайте это слово сами.

И так далее, по всему аппарату РФ и кругу приближенных к Президенту лиц.

Почему уходит вода?

Многое уже сказано об этом, но больше осталось невысказанным.

Нынешнее правительство, да в общем и часть народа, ведут страну, как это говорилось, к очередному территориальному сжатию. Это нехорошо, это плохо, но, все же, нужен расклад и на этот вариант событий.

Советы вновь образующимся странам, или же новой, хотя бы и уменьшившейся России.

1. Немедленное перемещение Правительства из Кремля в удобный для взаимодействия с народом (приемные, форум, места для стоянок и т.п.) комплекс зданий. Еще с Ивана Третьего (в целом, основавшего это сооружение) российское государство шло куда то не совсем туда. Основные его идеи, увы, — милитаризация, автократия, централизация… закрепощение людей. При этом тотальная милитаризация не способствует победам над противником с разгромным счетом, формированию плеяды великих полководцев (за редким исключением), способных организовывать на занятых территориях порядок в стиле Pax Romana. Часто оказывается, что Россия ведет войны в интересах других государств (как то, первые коалиции против Наполеона). У уж точно, русский народ плоды побед не вкушает. Централизация подается как «соборность». Соборность, это что-то религиозно-мистическое. Государственный аппарат, вождь присваивает значение слова в своих корыстных целях. Соборность слишком уж часто у нас означает «порабощение государственным аппаратом». Ну, а само государство в этом контексте означает «Кучка заинтересованных в рабстве амбициозных, корыстолюбивых людей».

Властям Новой России вовсе незачем править страной из резиденции царей. Как то вот в их сознание, будто бы из стен просачивается мысль «Я не такой как все, великий монарх, а остальные — мои холопы». Ну, знаете ли, такой яд, вроде амфибола, острой пыли из домов с асбестовыми утеплителями. Долго здесь находиться нельзя.

Освобождаем древний Кремль от правительства, отдаем его музеям и экскурсантам со всего мира. Построенные в 20 веке здания перестраиваются в колоритные гостиницы, библиотеки (филиалы РГБ), и т. п. В целом, доступ к территории становится свободным, теперь это любимое место для прогулок, область отдыха и позитивного настроения. Кремль начинает приносить пользу.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.