электронная
100
печатная A5
604
18+
Новая Эпоха

Бесплатный фрагмент - Новая Эпоха

Объем:
494 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-2084-0
электронная
от 100
печатная A5
от 604

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Сон растаял как кусок сахара в горячей воде.

Еще пару минут я боролся, пытаясь нырнуть обратно в теплую обволакивающую негу. Но когда утренняя сырость куснула пятки, сдался и открыл глаза, посмотрел на серый прямоугольник посреди уютного пыльного мрака.

За чердачным окном покачивались ветви яблонь, в небе клубились отяжелевшие от воды тучи. Пахло мокрой землей и свежестью, шелестела листва, сонно и хрипло прокукарекал петух.

Сев, я выглянул в проем и мельком изучил окрестности: обширная вырубка, поле и фруктовый сад, большая потемневшая от времени изба и пара поменьше, коробки подсобных помещений — сараи, конюшня. Вдалеке у мрачной стены леса вилась лента дороги, в утренней серости плавали плетни, скелет телеги…

Этот хутор последний. Дальше лишь глухие чащи вплоть до самого Аримиона.

Пора в путь.

Я нащупал в соломе меч и сумку, спустился на землю и отправился к колодцу. Наполнил кадку и поплескал на лицо, волосы, ежась от холода. Услышал шаги, скрип несмазанных петель, но не обратил внимания, окунул голову в воду. Вынырнув, увидел худого нескладного паренька, русоволосого, с простоватым деревенским лицом. На плече коромысло с тяжелыми ведрами, одет в грубые штаны и латаную рубаху.

Юноша застыл шагах в пяти от меня, хмурясь и о чем-то мучительно размышляя.

— Уезжаете?

— Да.

— Отец на поле. Вернется через час.

— Что ж, тогда передай ему мою искреннюю благодарность за хлеб и ночлег.

Покопавшись в сумке, я положил на край сруба серебряную монету. Парень посмотрел на деньги, потом на меня. В глазах отразилось страдание.

— Я мог бы отправиться с вами.

— Нет.

— Но я многое умею. Ухаживать за лошадьми, чистить оружие, драться…

— Нет.

— Я все равно сбегу! — упрямо поджав губы, заявил мальчишка. Бросил коромысло с ведрами, развернулся и кинулся обратно в амбар.

— Угу, — промычал я. Вызвал Астрального Следопыта и убедился, что юноша торопливо роется в углу амбара, извлекает из тайника какие-то свертки и плохонький меч, обернутый в гнилую мешковину. Видимо твердо решил увязаться за мной, или обогнать, встретить по дороге. И теперь понятно, отчего так настойчиво расспрашивал вчера о том, куда иду, чем занимаюсь.

Приключений парню захотелось. И наверняка изнывал от скуки последние месяцы, проклиная тяжелую работу, серость будней.

Вот только если отправится, жить будет интересно, но недолго.

Я сотворил несложное заклинание, пока седлал коня. И уже выехав на дорогу, услышал отчаянную ругань, доносящуюся из амбара — ноги парня вросли в землю: ни оторвать, ни сдвинуться. Волшебство развеется через час-другой. Как раз хватит, чтобы отец вернулся и обнаружил отпрыска на месте преступления, поучил уму-разуму.

Подстегнув коня, я проскакал к лесу. И когда грунтовка превратилась в узкую тропу, а по обе стороны потянулись густые заросли и буреломы, совершенно забыл об оставленном за спиной хуторе, его обитателях, их проблемах и желаниях.

Я опаздывал. И опаздывал сильно.

После боя в Храме и удара Терна пришлось отлеживаться довольно долго. Энергетические каналы тела, оболочки ауры и ядро прилично потрепало. И поначалу я валялся бревном, пил настои, приготовленные личным лекарем Эр-Илиана. Спал или плавал в глубокой медитации, что мало отличалась от сна.

Порой просыпался и чувствовал на губах новую порцию вязкой горечи, боль в мышцах и внутренностях, костях. Не выдерживал и опять уходил в пустоту глубокого транса, упрямо восстанавливал ток Силы, направлял тоненькие ручейки магии к поврежденным участкам тела.

Пошевелиться и сесть на постели я сумел лишь через пару дней. И тогда же ясно вспомнил о происшедшем, вскочил и бросился искать одежду, оружие. Но с первых шагов ноги подкосились, и мне пришлось ползти обратно к койке, долго дышать, отгонять темноту перед глазами.

Полное физическое восстановление заняло еще сутки. А вот ядро так и осталось тлеть, Мститель впал в дрему, зализывая раны и являясь лишь изредка во снах. Но на месте я не усидел, добрался до заброшенного особняка, где убедился в худших предположениях: следы успели остыть.

Служители пытались понять, что произошло. И конечно, творили свои заклятия, активно сорили, топтали и вообще разрушали, что можно разрушить, едва улавливая эфирные эманации. Магия светлорожденных чувствовалась едва-едва, путеводная ниточка портала истончилась до предела.

Пришлось рисовать фигуры Концентрации и Усиления, фильтровать крохи Силы. Но проделав сложнейшую работу, я снова разочаровался — открыть портал не получалось. Энергетические щупы рассеивались: будто скользили по гладкой поверхности. Грубые воздействия также не принесли результата. У меня попросту не хватало сил, чтобы взломать преграду, поставленную Катрин.

Естественно, я чувствовал эльфийское заклинание. Но просидев полдня в попытке распутать, махнул рукой. Бесполезно. Слишком сложно, и принципы построения волшебства неизвестны.

В сущности, вариантов осталось немного. Подождать, пока восстановиться ядро и попробовать заново пробиться через тоннель светлорожденных. Порыскать в округе Монрада в поисках подходящего места, где Сущее истончено, пробить новые Врата в Страну Теней. Или, если не повезет, помчаться в Аримион, найти там подходящую «проплешину».

Первый вариант отпадал. Ждать около недели я не мог по многим причинам. Вторая возможность тоже исчерпала себя, когда бесплотные соглядатаи донесли, что мест с нужными параметрами нигде нет.

Остался лишь один выход.

Эр-Илиан оказался так любезен, что снабдил конем и оружием, деньгами, пропуском-подорожной. Я распрощался с хитрым служителем, и двинулся на Запад, надеясь восстановиться в пути и придумать более быстрый способ передвижения. Загонял лошадей, менял скакунов в первых попавшихся местечках и деревнях, либо попросту покупал новых. Спал редко и немного, ел в седле.

Такой ритм позволил преодолеть расстояние до границы в рекордный срок. Однако чем дальше, тем меньше становилось поселений. И так как создание прямого портала в Иглед я бы не осилил, пришлось беречь животных. Да и сам выдохся, падал от усталости, несмотря на поддерживающую магию.

Хутор, стоящий почти на границе Скифра попался как нельзя кстати. Я и отъелся, и отоспался, дал отдохнуть коню. Правда, навязчивые расспросы сына хозяина порядком утомляли, но я с вечера заготовил необходимое плетение…

Скакун сообразил, что всадник витает в облаках, пошел гораздо медленнее. То и дело задерживался, обгрызал листики с кустов. Но пришпоривать я не стал. Если падет, нового добыть не удастся. И тогда придется идти пешком. Для заклятия левитации ядро слишком слабое, а вливать энергию в тело и бежать я не смогу. Точнее не смогу слишком уж долго. Чревато повреждением мышц и дальнейшим болезненным выздоровлением.

За все нужно платить, и магия не панацея, а способ немного обмануть мир.

Правда, придумал я и альтернативный вариант. А именно — хотел создать многоступенчатый портал вместо одно прямого. Энергии бы такой тоннель использовал гораздо меньше, но требовал сложнейших вычислений. Мало того, что следовало разведать параметры точек входа-выхода, последние предстояло связать между собой. В итоге получилось бы подобие бус, но…

…Но, откровенно говоря, для такой работы мне не хватало теоретических знаний. Я рассылал Астральных Следопытов, записывал данные на смятых листках, составлял таблицы и схемы фигуры, которую придется сотворить. И все ж частенько путался в формулах, в цифрах, забывал константы.

Расчеты шли чрезвычайно медленно. Но я не бросал гиблое дело по одной простой причине — работа отвлекала. От воспоминаний, от мрачных мыслей, от неприятного ощущения слежки, преследующего чуть ли не с самого Монрада.

Вот и сейчас я почувствовал чье-то незримое внимание. По спине пробежался холодок, а конь прянул ушами и тревожно покосился на заросли. Но, раскинув дозорные щупы, я ничего не обнаружил. Лесное зверье, мелкая нечисть — и только.

Пожав плечами, достал из сумки записки и пару часов упрямо занимался вычислениями, творя заклятия прямо в седле. Занимался бы и дольше, но небеса наконец-то разродились влагой, по плащу застучали капли, начался редкий дождь. Пришлось спрятать бумажки и пришпорить скакуна.

В течение часа дождь превратился в затяжной ливень. Пару раз я гонял тучи заклинаниями, но те упрямо возвращались — слишком велика площадь облаков.

Ночевал в сырости. С ветвей обильно капало, мокрый еловый лапник холодил бока, а купол отвердевшего воздуха ничуть не помогал — вода повсюду. Я то и дело сушился заклинаниями, проклинал погоду, из-за которой не мог заниматься делом, и смотрел в темноту не в силах заснуть. Вновь и вновь отправлял Астрального Следопыта на разведку, рисовал сучком в грязи.

До границы Аримиона осталось немного. День. Возможно два пути, если дождь не прекратиться и придется ползти в том же темпе. Я уже чувствовал гнилостное дыхание первой «проплешины», волшебные дозорные докладывали об истончении Сущего. Это внушало оптимизм — если удастся нырнуть в Логебор, дорога на север здорово сократиться.

Пару раз тревожно фыркал конь, и я брался за меч, всматривался во мрак. Однажды заметил проблеск голодных зеленоватых глаз и наобум шуганул Знаком Воздуха. Душераздирающе затрещало, сверху сыпануло листьями, и огоньки исчезли.

Утром я обнаружил волчьи следы невдалеке и забеспокоился сильнее. Судя по отметинам, зверь гигантский, с годовалого бычка размером. Заклятие Поиска результатов не дало, кроме путаницы тех же следов. Тьмой тоже не пахло. Магией немного, но в пределах естественного фона.

И я бы выбросил сие из головы, признал очередным приступом паранойи. Да молчание охранных плетений, очень чутких, реагирующих и на мелочь вроде мышей, наводило на неприятные мысли.

Нечисть покрупнее балует? Или близость «проплешины» входит в диссонанс с плетениями?

Нахмурившись, я достал из сумки горсть табака, смешал с ветками полыни, найденной невдалеке от тропы, и разбросал смесь вокруг стоянки — зверье или дикого оборотня отпугнет. Парой заклинаний, подсмотренных у Птица, замел и магические следы. Оседлал продрогшего коня и отправился дальше.

Мокрая дорога в который раз убежала вдаль извилистой змейкой, спряталась за мелкой порослью ельника. Показалась опять: лента, расцвеченная бесформенными пятнами грязно-серебристых луж, — темной колеей взлетела на невысокий холм, где и растворилась в сером неприветливом небе.

Поскальзываясь и недовольно фыркая, мерин с трудом взобрался на вершину. Открылось бескрайнее буро-зеленое покрывало лесов, над головой пробежалась рваная скатерть облака. Я натянул поводья и оглянулся, тут же заметил движение далеко позади. Но едва усилил зрение заклинанием, черная точка исчезла.

И снова ни гу-гу от Следопытов. Хотя обязаны предупредить и о крупном звере, и о призраке, демоне…

Дело дрянь. Предчувствия не обманули. И, похоже, неведомый преследователь решил проявить себя. Вопрос в другом… Зачем? Надоело просто красться попятам? Или хочет пугнуть, чтобы заметался, побежал в капкан?

«Хрен тебе! — мысленно погрозил я. — Не возьмешь».

Спешился и повел коня вниз по тропе, в овраг, под защиту раскидистых дубов и высоченных ясеней. Привязал животину к ветке, а сам прошелся туда-сюда, подметив и непроходимые заросли по обе стороны тропы, и подходящее дерево.

Хорошее место для ловушки, в обход не проберешься.

Тонкий жгут энергии легко подпилил ствол намеченного ясеня. Я расставил несколько дозорных заклинаний, влил в надрез шарик закольцованной энергии, а контрольную нить протянул чуть поодаль. Отступил и парой Знаков Огня выжег глубокую яму, а дым прибил порывом ветра и заставил стлаться у земли. Мечом срубил несколько толстых прямых ветвей, заточил с обеих сторон и вонзил в горячее дно траншеи. Торопливо натаскал веток, накрыл сверху, присыпал палыми листьями, кусками мха.

Вроде неплохо. И самое главное — магией почти не смердит. Кто бы за мной ни увязался, небрежно замаскированную яму обойдет, заденет сторожевую нить.

Если ловушка сработает, и дерево кого-то зашибет — беспокоиться не о чем. И если неизвестный сумеет уклониться, тоже беды мало. Будет значить, что опасность я преувеличил. Со скрипом, но справлюсь… да.

Забравшись на коня, я перевел животину на крупную рысь. Стрелой взлетел на очередную возвышенность, начал спускаться. И только когда увидел впереди свежие следы копыт и сапог, почувствовал неладное. Но остановиться не успел. В следующее мгновение целый пласт размокшей почвы сдвинулся под копытами скакуна.

Мерин оступился, испуганно заржал. Качнулся вперед, и сразу назад, бухнулся задницей в мутную жижу, помчался с холма как на санках. Мелькнули знакомые дубы, показались островки мха и листвы на дне оврага.

Взвыв, я сжал бока копытного коленями, заставляя прыгнуть. Но понял, что не получается, и вынул ноги из стремян, рыбкой нырнул вперед. Кувыркнулся, разбрызгивая грязь, больно ударился о корень и зашипел сквозь зубы.

Скакуну пришлось хуже. Перепрыгнуть яму он сумел, но задел нить-сторожку. Ствол ясеня с оглушительным хлопком взорвался, дерево заскрипело и рухнуло посреди тропы, вбив животину в грязь по самые ноздри, переломив хребет и раздробив таз.

Когда звон в ушах исчез, я осторожно сел и мрачно посмотрел на подыхающего коня. Сомнений не оставалось, меня преследовали. Причем неизвестный явно дал знать: не помогут тебе никакие ухищрения, если захочу, прихлопну как муху. И то, с какой небрежной легкостью создал Лесную Тропу — излюбленный прием крупной нечисти, — также заставляло напрячься.

Но самое главное — я не почувствовал ни Эха в Астрале, ни перехода через локальный портал-кольцо.

Вывод напрашивался неприятный. Не маг, и не дух. Да и не Высший демон, ибо Тьмой не смердит… Бог. Кто-то помельче, из лишенных Престолов родни Мрона и Алара. Но в таком состоянии не справлюсь и с крепким служителем, не говоря о Падшем. Заклятия получались слабые.

Скрипнув зубами, я встал и подошел к коню. С жалостью погладил по шее, ударил ножом в артерию, обрывая мучения. Но когда посмотрел на окровавленные пальцы и лезвие, в голове зашевелилась идея.

Магия Крови? Можно попытаться. Пока шел через густонаселенные районы, отмел мысль как самоубийственную. В каждом городке и деревеньке обязательно стоит храм, оборудованный следящими артефактами. Любой намек на запрещенную магию — и густая сеть дозорных нитей отследит преступника с точностью до сотни шагов. Не успеешь сказать «мама», как тебя похлопают по плечу, помогут забраться на тумбу у столба и подбросят дровишек в костер.

Да и сейчас в пограничных поселках и крепостях священнослужители уловят всплеск. Но сюда отряды карателей доберутся нескоро, если вообще решатся выехать…

Торопливо отстегнув седельные сумки, я сложил их на тропе и достал свои заметки, мельком глянул на расчеты, сверился с картой. Одна из точек выхода как раз там, где нужно. И энергии как раз хватит.

Что ж, не зря сушил мозги.

Сосредоточившись, я сотворил заклятие, еще раз вонзил нож в остывающее тело мерина, резким движением стряхнул алые брызги на землю.

Тело мерина окутало багровым паром, тонкие ручейки крови впитались в грязь, образовали фигуру Перехода: простую, без якорей Стихий и узлов, связывающих энергетический каркас с управляющим. Раздалось шипение, и в лицо дохнуло жаром. Почва высохла, в небо ударил столб густого пара.

И уже сделав шаг вперед, я ощутил движение Силы. Охотник сообразил, что дичь убегает через кроличью нору, кинулся преследовать, но слишком поздно, кровавый туман закупорил тоннель за моей спиной.

Краткая секунда небытия — и овраг обратился равниной с жесткой, как трехдневная щетина порослью высушенной травы и голым кустарником. Лес остался далеко позади, стоял грозной молчаливой грядой, тяжелые тучи цепляли верхушки деревьев.

Среди заброшенных захиревших и мертвых полей виднелся маленький приграничный городок.

Потемневшие от непогоды крыши, покосившийся шпиль единственного храма, деревянный частокол, заросшие колеи грунтовок — скорее уж разжиревшая деревня, вскормленная торговыми караванами и путниками. От которой, к тому же, явственно тянуло Тьмой.

Я не увидел ни дыма, ни птиц, кружащих над помойками. Не лаяли псы, не слышалось голосов. Одна из створок городских ворот покосилась, вторая и вовсе лежала на земле. На дороге одиноко торчала телега со сгнившим скарбом, а крыши ближайших к частоколу домов напоминали скелеты из-за проглядывающих сквозь солому и черепицу балок перекрытий.

Местечко тонуло в безмолвии, казалось черной кляксой на фоне ржавой равнины. Сочилось Тьмой как язва гноем, но пока как-то вяло и сонно. На грани слышимости чудились чьи-то голоса, я чувствовал чей-то злобный разум, несколько сотен более тусклых сознаний.

Демоны… и как минимум один — Высший. Лучше бы обойти от греха подальше, но рядом с прорывом Тьмы можно попытаться уйти в Логебор.

Сбросив наземь седельные сумки, я переворошил содержимое. С собой взял самое необходимое: оружие, воду, немного провизии, смену одежды и деньги. Но едва сделал шаг, как содрогнулся от невидимого удара. Вспышка головной боли чуть не бросила наземь, из иных планов бытия донеслось эхо страшного хруста.

Преследователь рвал преграду на канале портала как плотную паутину, хотя та была сделана из сырой Магии Крови.

Выругавшись, я отбросил сомнения и заторопился прямиком к городку. Тьма прикроет ауру, позволит ненадолго спрятаться. Потом можно придумать, что делать дальше. Либо встретиться с врагом лицом к лицу, договориться и выяснить отношения, либо обмануть, попробовать сбежать.

Поле закончилось достаточно быстро, в траве стали попадаться битые кирпичи, горы щебня. Порыв ветра принес запах тлена и запустения, протяжно засвистел в кустах, в бойницах невысокой крепостной стены.

Заглянув в арку ворот, я невольно поежился, но пошел дальше. Холодно как зимой, под ногами хрустел абсолютно черный снег. Небо мерзкого грязно-фиолетового цвета, низкое и тяжелое, солнца не видно. Будто дерюгу растянули. Дома утопали в зыбкой мгле, недобро зыркали исподлобья темными окнами. То тут, то там мелькали бесцветные тени — то ли духи усопших, то ли первые гости из Преисподней. Грязные прозрачные тряпки, порой превращающиеся в силуэты людей с лицами мертвецов.

Как же я не люблю подобные места! Но то, что таковых становится больше, недобрый признак. Мир катится по наклонной, разваливается благодаря войне, учиненной Древними. Боги выпивают энергию из Сущего, усиливают свои Престолы. Потоки Силы искажаются, и кое-где возникают Астральные бури, влияющие и на заклинания, и на бесплотных существ. А кое-где Стены Мира дают трещины, и в дыры смотрит Тьма, прорываются твари из Преисподней и Логебора, хлещет первородный Хаос…

Смогу ли я что-то сделать? Даже вместе с Мгиром, с нашим новым Орденом? Кто знает.

Впрочем, сейчас есть более насущные дела. Для начала нужно избавиться от погони, а потом и самому настигнуть эльфов, отбить женщину, которая дорога для меня и которая вызывает яркие, почти юношеские эмоции.

По порядку, Эскер. Все по порядку.

Глубоко вздохнув, я пошел вперед, настороженно осматриваясь по сторонам. Под сапогами глухо и безжизненно скрипел снег. Стылый воздух обжигал кожу и сковывал мышцы. Отвратительно воняло горелым и гнилым. Кривое русло улицы убегало вперед, пряталось за покосившимися и темными от непогоды домами.

Щеку пощекотало. Еще и еще. С тихим шорохом с неба посыпались пушистые хлопья черного снега. И тут же раздался ритмичный скрежет, смутные голоса.

Насторожившись, я скользнул под прикрытие стены ближайшей постройки, схватился за рукоять меча и приготовился сотворить Знак.

Скрип усилился, в снегопаде проявились силуэты двух человек, толкающих хлипкую тачанку. Лица иссохшие и уродливые, тела изможденные, едва прикрытые лохмотьями. Деталей не уловить, но четко видно — глаз у монстров нет, просто выгоревшие провалы.

Слепцы хрипели, волокли повозку вдоль улицы. Зачем? Почему? Куда? Неизвестно. Но я распознал низших демонов, и позволил пройти мимо. Наверняка вселились в тела в каких-то работяг…

Когда скрип утих, осторожно прокрался через задний двор, вновь выглянул на улицу. И чуть не дал голосом позорного петуха, когда едва не наткнулся на еще одно существо, прячущееся в укромной тени.

Женщина. Наверное женщина. В прошлом. Среднего возраста, возможно красивая. Но сейчас — высушенный манекен, обтянутый тонкой кожей, с остатками волос на черепе. Одета в выцветшие тряпки, лицо больше похоже на череп, настолько худое. Глазницы пустые, с почерневшими краями, рот гниющий и слизистый.

Она сидела на скамейке и месила снег костлявыми пальцами в рассохшемся тазу. Вроде занималась стиркой. Упрямо, механически.

Я поежился и аккуратно обошел по кругу. Никакой реакции. Демоны воплотились недавно, и плохо владели доставшимися им телами. Но расслабляться не стоит, твари по определению непредсказуемые.

Стиснув зубы, направился к центру местечка. И уже не удивлялся, когда видел «сплетничающих» женщин, «играющих» детей. Городок превратился в театр марионеток, где каждая фигурка выполняет отведенную роль. Но за внешним подобием жизни и суеты лишь пустота. А пустота избавлена от желаний, страстей, эмоций… и потому навредить не может, хоть и кажется жуткой.

«Проплешина» разочаровала. Тьма клубилась и плескалась здесь в каждой подворотне, в каждом окне, но слишком жиденькая, чтобы с ней можно было слиться, спрятаться от взгляда преследователя. Или чтобы она достаточно подточила грани Сущего.

Ирн как-то рассказывал, что путь в Логебор можно найти лишь в достаточно старых разломах, где потоки Тьмы сочатся не тонкими ручейками, а текут реками. Где само мироздание и реальность обращается в прах, растворяется в пустоте и Хаосе. И на границе этого ничто можно создать тропку или колодец, попасть в Страну Теней.

Как подобное получилось у эльфов под Монрадом, я не знал. Но подозревал, что Логебор содержал в себе и бесчисленные отражения Великого Леса, изначальных Рощ. Вроде той, где встретил призрак Остролиста. А леса всегда охотно подчинялись светлорожденным. Пускай тени, пускай лишь отблески, но они помнили своих истинных хозяев и господ.

Тем не менее, сие приводило меня к очередному неприятному выводу — ни спрятаться, ни сбежать не получится. Можно прыгнуть в портал, но на длинный переход собственных сил не хватит, да и на выходе получится отбивная. И Мститель пока дремлет. Зализал ли раны, неизвестно. Зализал?..

Вопрос, направленный в подсознание, остался без ответа. Однако я таки почувствовал вялую ненависть, исходящую из бездонной пропасти души. Словно кто-то лениво приоткрыл один глаз и заворчал: мол, не мешай, отстань.

Что ж, придется рассчитывать исключительно на себя. Ну и на подручные средства вроде Тьмы, демонов. Немного крови и соответствующий ритуал пробудят Мрак. Возможно, смогу указать и цель. Пока преследователь будет разбираться с тварями, напитаю мышцы энергией, попытаюсь максимально разорвать дистанцию.

Хоть какой-то план — лучше, чем никакого. Главное, не попасться потом на зуб пробудившихся Низших. А вариант встречного боя я не рассматривал. Не осилю. Хотя по идее можно ранить и бога.

Уничтожить существо, способное менять облик, быть как живым, с кровью в венах, так и чистой энергией, духом — невероятно трудно, если вообще возможно. Но еще в храме Ордена Правды успел заметить, что в человеческом обличье оболочки Терна жестко структурированы. Сила кристаллизовалась в определенном порядке, в схему, рисунок, повторяющую людскую.

Если разрушить контур, то вполне вероятно и сам Древний получит повреждение. Вопрос в другом — чем? Наверняка для подобного удара необходима недюжинная мощь…

Задумавшись, я остановился в нерешительности рядом с местным трактиром, посмотрел на трухлявые доски облицовки, бездонные оконца и покрытую черной наледью вывеску, где красовалась надпись: «Добрый Пивовар». И очнулся лишь в тот момент, когда за спиной вдруг скрипнул снег, раздался вкрадчивый голос:

— Путник, продай душу.

Сказать, что струхнул — не сказать ничего. Но орать я не стал, падать в обморок тоже, хотя когда неизвестный заявил о себе, ощутил ауру: мерзкую, гнилостную, бурлящую от Тьмы и Голода.

Высший. Тот самый, которого почувствовал на подходе к местечку.

Но то, что заговорил, не ударил с ходу, кое о чем свидетельствовало. Или решил поиграть с едой, или связан какими-то ограничениями…

Встречаются и такие. Демоны-перевертыши, демоны-торговцы. Само Сущее отчего-то мешает им использовать мощь на полную. Вот и ищут лазейки. Либо обманывают, испрашивая разрешения у смертных войти в дом, вкусить еды и прочее. Суккубы прикидываются соблазнительными девушками, перевертыши — родными и близкими. Либо торгуются, предлагая кое-какие услуги: клад найти, соседскую жену соблазнить, врагам подгадить. Стандартная цена — душа.

И на этом фоне меня посетила новая идея.

— Сколько дашь? — спросил я. Обернуться и смерил незнакомца взглядом.

— А сколько просишь? — поинтересовался тот в свою очередь и потер пухлые ручки.

Состроив задумчивую мину, я напоказ смахнул с ресниц налипшую снежинку. Тем временем порыскал взглядом и быстро убедился: спокойно, других тварей рядом нет. И хорошо, так как от двух-трех не то, что отбиться, убежать нереально.

А между тем неожиданный покупатель оказался весьма занятным типом.

Первая ассоциация, что пришла на ум — мяч. И действительно, тварь будто состояла из сплюснутых воедино шаров. Туловище — один сплошной живот, плавно переходящий в тройной подбородок, а затем в лысину. Ножки коротенькие, руки как сосиски, мордочка пухленькая и хитрая. Мелкий вздернутый нос едва помещался между двух рыхлых щек, широкий как у жабы рот постоянно кривился в кривоватой ухмылке. И ладно, кабы не общая бледность, да зубы как у ножовки, отчего улыбка казалась хищной и зловещей. Одет в камзол и бриджи гнилостно-желтого цвета, и мягкие туфли с закрученными рогаликами носками — наряд чиновника или деревенского модника.

Но нелепая внешность меня не обманула. Под жиром скрывалась мрачная Сила. И теперь ясно, почему Низшие в местечке такие вялые. Крупный хищник отобрал львиную долю еды, выпил городок, не оставив мелочи почти ничего.

— Ну, так как? — поинтересовался демон, лукаво подмигнул. — Говори цену, путник. Или загадывай желание. Исполню.

— Так-таки и выполнишь? — хмыкнул я с сомнением.

— В пределах разумного, — ответил толстяк, засунув пальцы в карманы камзола и покачнувшись на носках. — Бессмертия не дам. Долголетие разве что… но на определенных условиях.

— Не интересует, — отмахнулся я.

— А-а-а, — протянул демон, прищурив глазки. — Воин… врагов хочешь наказать?

— Возможно, — нейтрально обронил я, окинул изучающим взглядом уродца, приподнял бровь. — Но справишься ли?

— Справлюсь, — важно заявил толстяк. — Я Варлаг, седьмой сын матушки Баалон, потомок Ключника.

Мерзкий жирдяй потешно надул щеки и выпятил грудь. Видимо пытался показать несуществующие мускулы. Но я никак не отреагировал, борясь с дурнотой. По остаточной ниточке последнего заклятия прикатился отзвук тяжелого удара, чужой ярости. Боль полоснула по нервам огненной плетью.

Магия Крови хороша: проста, мощна. Но опасна, ибо мало того, что способна иссушить заклинателя, так и практически всегда создает неразрывные связи между волшебником и волшебством. Причем зачастую даже если кровь использовалась чужая. Подохнуть от отката раз плюнуть, да и проклятие схлопотать недолго. А если противник достаточно умелый, то ударит вдоль образовавшегося канала…

— Седьмая вода на киселе, — процедил я сквозь зубы, едва очнувшись от последствий эха.

— На слабо берешь, путник? — хмыкнул демон.

— Я должен знать, что покупаю не кота в мешке. Душа у меня одна.

— Справедливо. Но поверь, Договор строгий, крепче стали.

— Скреплять кровью?

— Конечно, — оживился толстяк. — А чем же еще?

Снова сделав вид, что мучительно заколебался, я прислушался к неслышной поступи, к шуму чужой магии и сообразил, что преследователь справился с преградой, воплотился рядом с городком. По каналу связи пришла волна чужого возбуждения, азарта, и контакт оборвался — заклятие исчерпало энергию.

Вздрогнув, я напоказ крякнул и махнул рукой:

— Ладно! Ты убиваешь любого, на кого укажу. Немедленно, без отсрочек. И если не сможешь, то душа остается со мной. Никаких дополнительных условий.

— Идет! — поспешно воскликнул жирдяй. Маленькие красные глазки вспыхнули жадностью, демон достал из кармана свиток, развернул и важно пояснил: — Человеческая кожа, лучший материал… Вот, гляди, все пункты учтены.

— Убери тот, что насчет предоплаты, — сказал я.

— Опытный, — скуксился толстяк, когда не удалось обмануть. Провел ладонью над свитком, и строчка исчезла. — Колдун что ли? Хорошо, колдуны товар штучный.

Но я не обратил внимания на бормотание, достал нож и кольнул палец, капнул кровью на кожу. Демон просто надкусил ладошку, размазал черную слизь рядом с алой кляксой. Посмотрел с удовлетворением, хитро ухмыльнулся и спросил:

— И где твой враг, путник?

— Там.

Я указал пальцем в начало улицы, где материализовался огромный волк. Зверь как призрак возник в воротах и целеустремленно рванул к нам. Действительно крупный, мускулистый, с горящей ядовитой зеленью взором. Там, где ступали лапы, черный снег таял и испарялся, возник странный эффект — казалось, что животное оставляет дымный след, что мир за его спиной стирается, тонет в тумане. Снежинки, падающие с неба, напротив пугливо разлетались прочь как мухи…

Даже я поежился, ощутив волну Силы, катившуюся перед оборотнем. Лицо же толстяка следовало видеть. Он праздновал победу, предвкушал пир. Но едва поняв, с кем предстоит сражаться, дрогнул и побледнел сильнее.

Беда большинства демонов, и в особенности тех, кто редко покидает Преисподнюю — редкое скудоумие и повальная, доходящая до абсурда наивность. Изначально хищники, они, конечно, привыкли и хитрить, и изворачиваться. Но чаще, встретившись с людьми, признавали в них слабых и действовали с позиции грубой силы. Или относились с пренебрежением.

Глупость и самоуверенность частенько и губили порождений Преисподней в нашем, вроде бы, сравнительно дружелюбном, наполненном едой мире. Выживали или самые сильные, или те, кому посчастливилось набраться опыта, не подохнув в первый же день. Они и становились настоящей бедой, чумой, опустошающей деревни и города.

Варлаг не принадлежал ни к первым, ни ко вторым. Действительно — седьмая вода на киселе. Могучий, но совершенно тупой, жадный и голодный, только-только вырвавшийся из своей клоаки. Он напился мертвых душ и возомнил, что сможет без особых хлопот отобрать таковую у живого…

— Ты издеваешься? — взвизгнул жирдяй. — В курсе, на кого указал?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 604