электронная
133
печатная A5
431
18+
НоустэйЛ

Бесплатный фрагмент - НоустэйЛ

Объем:
228 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-1156-6
электронная
от 133
печатная A5
от 431

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1. Посредственный день

Утро. В комнате раздался звон будильника. Приоткрыв глаза, я собрал всю волю в кулак и, неуклюже повернувшись, отключил ненавистный источник сигнала. Как назло в голову полезли мысли о предстоящем дне, том дне, что переполнен серостью и раздраженностью от предстоящего столкновения с боссом, но грело осознание того, что скоро всему этому настанет конец.

Встав с постели, зашел в ванную и привел себя в порядок. Делая все на автомате, взглянул в окно, наивно полагая, что Ноустэйл подарит хорошее настроение, но, увы… в городе, как и прежде, было полно пыли и выхлопных газов.

Надев шмотки офисного планктона, наощупь обнаружил в кармане брюк полупустую пачку сигарет. О да, маленький перекур перед рабочим днем не помешает. Вот дерьмо, даже на сигаретах умудряются штамповать рекламу. Неужели нельзя спокойно покурить без этого бесполезного бреда: «Поддержка Беретора — процветание и счастье для всего народа!». Да уж… конечно, выборы одного и того же человека на четвертый срок точно исправят положение Ноустэйла…

Да, видимо встал я не с той ноги, довольно негатива, самое время позавтракать. Стоп…

На часах 8:01. Нет времени на завтрак, пора на «любимую», мать ее, работу. Захватив телефон, бумажник и ключи, принялся за обувь и пальто. Выйдя из квартиры, вспомнил, что оставил дипломат. Черт, никогда не могу быть собранным! Клеймя себя за нерасторопность, вернулся в квартиру, захватил необходимое, возвратился и закрыл дверь. Остановился на минутку. Принялся анализировать. Все ли я выключил в квартире? Вроде да, да и неважно. Вызвав лифт, спустился на улицу, в гущу муравейника…

О чудный город, как же я люблю, опаздывая на метро, наблюдать за вечно недовольным стадом, состоящим из однотипно унылых лиц. Черт возьми, все эти ублюдки даже ходят одинаково, словно единый организм. Минуту, я еще и жалуюсь? В чем мое отличие от них? По крайней мере, мною движет цель. Звучит больше как оправдание, но все же. Кстати, про цель, вспомни дерьмо — вот и оно. Каждый рабочий день волей–неволей натыкаешься на баннер, вывешенный на самом большом небоскребе Ноустэйла. На нем изображение левитирующего острова и надпись: «Работая на Беретора, любой может стать гражданином летающего Рая!». Забавно, отчего же они забыли уточнить, что этот «любой» должен заплатить миллион крон, при этом, не имея права возвратиться обратно.

На часах 8:47. Доезжаю до своей станции, но, тем не менее, начало рабочей смены в девять. Ну, уж нет, сегодня я не имею права опоздать, чего бы мне это не стоило. Даже этот сгусток зомбированных потребителей, вставших у выхода, не остановит меня.

Распихивая всех стоявших на пути, наступил кому–то на ногу. Вот черт, кого–то даже зацепил локтем. Не сожалея о содеянном, тут же услышал пару ласковых.

— Да что это он себе позволяет? Я, между прочим, пожилая женщина, урод!

— Эй, мужик, не соизволишь ли изви…

Не сказав ни слова и не дослушав того проныру, просто ускорил шаг. Стоят ли они моего внимания? Сомневаюсь. Да и вообще, у меня нет времени на извинения перед быдлом, есть дела поважнее.

На часах 8:55. До штаба один квартал. Забыв про осторожность, сменил шаг на бег… и вот я у «ворот Ада». Вот черт, даже не заметил, что во время пробежки весь промок. Зашел в штаб.

— Привет, Мэйли, прекрасно выглядишь! — солгал тридцатилетней секретарше, на вид напоминавшей жабу.

— Здравствуй, Хэнк. Опять опаздываешь!? Так и знай, доложу все начальству, хоть у тебя и сегодня особенный день, это не оправдывает твою бестактность! Ты только взгляни на часы, уже девять — ноль один! — завопила мужеподобная стерва.

— Дорогая Мэйли, — захотелось придушить ее, но, как и прежде, сдержал гнев, — впредь этого не повторится, прошу прощения.

— Так–то лучше, а теперь живо за работу, особого приглашения тебе никто не давал.

— Как и тебе уже лет сорок! — сказал я про себя и направился к кофеварке.

Заварив себе немного кофе, двинулся в свой кабинет. Зайдя внутрь, закрыл за собой дверь и сел в кресло. На столе меня ожидали различные отчеты и договора. Вот уже двадцать три года подряд я занимаюсь этим, день за днем, на автомате… и все ради чего? Ради того, что будет завтра — ни больше, ни меньше! Осталось пережить всего один день. Выпив кофе, остался один на один со стопкой документов на столе.

Меня всегда забавляла наша компания, хотя бы своим лицемерным названием «Надежда Интерпрайз». О какой надежде речь? Люди, приходящие к нам за помощью, действительно надеются получить ее, но наша компания пускает им пыль в глаза. Они будто намеренно не замечают те проценты, что накапливаются снежным комом и буквально делают из клиентов рабов нашей компании.

На часах 12:00. Перерыв на обед. Вышел на крыльцо, где, к сожалению, собираются и остальные работники, с которыми приходится вести диалог для «поддержания коллективного духа», навязанный боссом. До чего тошнит от этого…

— Привет, Хэнк. Ну что, прими наши поздравления! Двадцать три года работы, немалый срок! Ты определенно достоин гражданства острова! — промолвил Бэйл, с легкой тональностью зависти.

— Спасибо, Бэйл, а сколько ты уже проработал? — ничего, целуй задницу начальству так же, как и я, и достигнешь успеха, наивный придурок.

— До тебя еще далеко, всего лишь восемь лет, — ответил он.

— Не важно, оставайся преданным «Надежде Интерпрайз» и, возможно, накопишь на остров даже раньше меня, — изложил я с ухмылкой на лице, смотря на него и остальных коллег.

— Спасибо, Хэнк, буду следовать твоему совету. Прошу прощения, мне пора. — Произнес он и покинул крыльцо.

— Да что вы нашли в этом острове, чем здесь плохо? — поинтересовался Джейкоб.

— Как минимум отсутствие на нем тебя, мажор! — ответил ему Джек, в котором есть что–то харизматичное и притягивающее.

— Ха–ха, ну куда же без подколов остряка Джека. Да, я обеспечен и мой отец босс «Надежда Интерпрайз», но это не означает, что я стою выше вас. У нас равные права! — небрежным тоном сказал Джейкоб.

— Равные права? Боже, не смеши меня. Дружище, хотя бы сравни наши зарплаты. Я и Хэнк честно зарабатываем, но получаем на тридцать процентов меньше тебя. Чем же ты лучше нас? — от напряженной обстановки на лбу мажора проступили капельки пота.

— Хватит ссориться, и без вас тошно, — вмешалась в разговор Таниша, самая симпатичная девушка отдела, но недостаточно опытная в своем деле, — лучше давайте уделим оставшееся время Хэнку! У него последний день в компании, а вы тут устроили «мерку гениталий».

— Не стоило, Таниш, но благодарю. Так как сегодня знаменательный день, то после работы приглашаю вас в бар. Отметить, так сказать. Естественно, за мой счет! — черт, зря я это сказал, хотя за пронзительную речь Таниши не грех и раскошелиться.

Под радостные возгласы все вернулись на рабочие места. Странно, давно я не чувствовал себя так хорошо, словно собираюсь сделать что–то по–настоящему стоящее, не думая только о себе.

Спустя несколько минут в кабинет зашел один из моих клиентов.

— Мистер Хэнк, прошу вас объяснить! Нами было оговорено, что проценты остаются стабильными, но что я вижу в пришедшей квитанции? Добавилось два процента! Как это понимать!?

— Уважаемый клиент, прошу внимательно просмотреть договор. В нем черным по белому, на сорок девятой странице то, что вас беспокоит. — Очередной попавшийся в ловушку потребитель в недоумении листает договор.

— Но… как же, тут мелкий шрифт! Да это грабеж!

— Прошу прощения, ничем не могу помочь, — старая уловка, а работает как часы.

— Я буду жаловаться!

— Ваше право, освободите кабинет. — Ответил я, и клиент вышел за дверь.

Считаете это подлостью? Ну что ж, искренне желаю, чтобы ваше мнение оставалось прежним, как и желаю не познать, на что приходится идти ради выживания. Не вам меня судить. За всю свою сорокаоднолетнюю жизнь я усвоил один важный урок — если не крутиться, жизнь опрокидывает посильней любого борца… она капризная, любит внимание. Один раз дал слабину — пощады не жди. Дарвинизм во всем обличии…

На часах 16:00. В это время всем необходимо собираться в зале для сотрудников. Подойдя туда, я увидел, что большинства не оказалось на месте. Как обычно, босс сразу перешел к отчету.

— Ну что ж, коллеги, сегодня неоднозначный день. С одной стороны, успехи компании налицо, чему я, несомненно, рад, но с другой, нас покидает один немаловажный сотрудник, что грустно. Прошу внимания. Хэнк, твое слово.

— Кхм… да, спасибо за ваше внимание, все вы действительно дороги мне, — ну уж нет, ублюдки, еще чуть–чуть и я забуду вас как страшный сон, — особенно вас, предоставивший мне слово босс Крил Доут, правая рука самого Беретора. Надеюсь, что мои старания будут оценены по достоинству, и я удостоюсь чести стать гражданином левитирующего острова.

Действительно, сколько нудных лет я посвятил «Надежде Интерпрайз» только ради права жить полноценной жизнью. Терпел унижения, прибегал к обманам… все ради цели. Да, я согласен — цель оправдывает средства.

Большинство нехотя принялись аплодировать. Лишь те, кого обещал угостить за свой счет, аплодировали более–менее искренне. И на том спасибо, хотя мне как–то наплевать. Стоп, уже который раз ловлю себя на равнодушии, что пугает.

На часах 18:00. Я, Джейкоб, Джек и Таниша направились по заранее обговоренному плану в бар. Не сказал бы, что они мои лучшие друзья, но все же лучше пить с ними, нежели в одиночестве.

— Что пьем? — спросил мажор.

— Заказывайте все, что пожелаете, но в пределах разумного, — ответил я.

— Отлично. Бармен, нам три порции двойного виски со льдом. Тому снобу стакан молока, — подколол Джек, указывая на Джейкоба.

— Не слушайте этого остряка, мне того же, что и всем! — воскликнул зануда Джейкоб.

Бармен налил каждому по стопке.

— Так, мальчишки, предлагаю тост! За Хэнка! — Таниша подняла свою стопку виски.

— Поддерживаю, это твой день, дружище, будем! — поддержал Танишу Джек, подняв свою стопку.

— Ура! — крикнул мажор.

Первая стопка. Вторая. Третья. Мир внезапно преобразился, люди стали интересны, хочется жить… прямо как в фильмах, мать его. Забавно, только сейчас вспомнил, что я так и не позавтракал. Четвертая…

Глава 2. Похмельный полет

Утро. Звон будильника сдавил виски. Пробил жуткий сушняк. Видимо, посиделка после работы была плохой идеей. Взглянул на часы… стоп, а зачем? С этого дня мне не нужно беспокоиться о том, опаздываю ли я или нет, поглажена ли рабочая форма, не пахнет ли изо рта. Вот оно, я ждал этого дня всю свою жалкую жизнь. Черт, даже думать больно, до чего хочется воды! Аккуратно, стараясь не издавать громких звуков, зашел на кухню, налил стакан воды и жадно опрокинул. О да, кайф… длиной в пару секунд, потом голова снова заболела.

Ну что ж, впервые могу спокойно сесть за завтрак. Открыл холодильник. Лучше бы я этого не делал, так как прокисшее молоко и пара столетних крекеров всем своим видом умоляли избавить их от мучений. Да и плевать, открыл ящик для хранения круп и консервов. Взял овсянку и положил на стол. Она уж точно не должна была испортиться. Поставил чайник. Пока закипала вода, захотелось перекурить. Вспомнил про полупустую пачку сигарет в брюках и двинулся к ним. Достал. Раскрыл пачку — последняя сигарета. Ирония… последняя сигарета, последний день в Ноустэйле…

Встал у окна и сделал первую затяжку, глядя на бурлящую городскую жизнь. Подумать только, большую часть своей жизни я практически не обращал внимания на этот город. Сейчас же смотрю на него по–другому… неравнодушно. Черт, давно хотел бросить курить. Что ж, так тому и быть, почему бы и нет? Пусть последняя выкуренная сигарета — символ последнего дня в Ноустэйле. Докурил, и как раз засвистел чайник. Залил овсянку, подождал и принялся за еду.

Во время завтрака прокручивал в голове всю пройденную жизнь и то, что ждет впереди, а именно: исполнение заветной мечты буквально через пару часов. По привычке принялся надевать рабочую форму. Остановился, а какой в этом смысл? На острове нет дресс–кода, что странно, ведь что в школе, что в вузе, что на работе, всегда требовали одеваться «как следует».

В общем, оделся в любимом стиле: джинсы, черная футболка, кожанка, а–ля «детектив–стайл». Собрав свое барахло, встал у выхода с чувством, что что–то забыл. Точно, как же я отправлюсь, не захватив накопленные миллион крон в сейфе, которые собирались строго по графику, из месяца в месяц, из года в год, что вгоняло в строгие рамки. Забрал деньги. Ладно, пора в путь, хоть и берет волнение, не стал сидеть на дорожку, уж больно скептически я к этому отношусь.

На этот раз решил пройтись пешком, так как времени предостаточно. Трудно поверить, неужели столько лет я и не замечал, что во всей округе нет ни одного дерева? А куда делись собаки, коты? Никогда об этом не задумывался, хоть частенько и натыкался в новостной ленте социальной сети на призывы осмотреться, куда все катится?! Ноустэйл уже не тот, что прежде, и в этот день это заметно особо отчетливо. Например, примерно лет так пятнадцать назад в людях был виден некий огонек в глазах, стремление. Смотришь сейчас, и кроме пустоты ничего не разобрать. Оно и понятно, большинство живет по схеме дом–работа–дом, шесть дней в неделю, изредка выбираясь на выходные в торговый центр для покупки прорекламированного дерьма.

Пройдя около семи кварталов, поймал себя на мысли, что преспокойно несу с собой миллион крон. Удивительно, но это и не беспокоит, так как в наше время всем на тебя наплевать, раз тебя нельзя высмеять. Тебе двадцать — ты девственник? Ха–ха. Тебе тридцать — нет машины? Ха–ха. Тебе сорок — нет семьи? Ха–ха…

Ноустэйл, словно само отражение его граждан, — мрачный, окутанный пустотой с ног до головы и интересный только внешне. Прожив в нем столько лет, только сейчас осознаю, что всем своим нутром ненавижу это место, видимо это и является причиной моего стремления свалить отсюда как можно быстрее. Ноустэйл — город возможностей, мать его… только лицемерные ублюдки называют его так. Я бы высказал все, может даже написал статью, но стоит ли это моего внимания? Едва ли…

Вот я и у сердца города — небоскреб Беретора, смердящий пафосом. Остановился на минутку. Осмотрелся. Действительно ли я этого хочу? Стоп, ты двадцать три года горбатился, чтобы сомневаться? Ха–ха, самоирония хорошая штука, но не в этот раз. Черт, волнуюсь, как семиклассник перед первым свиданием.

Зашел внутрь. Как ни странно, внутри пафоса было не меньше, чем снаружи. Как и в любом планктонском заведении меня встретила молоденькая секретарша.

— Здравствуйте, добро пожаловать в «Беретор Компани», могу чем–нибудь помочь?

— Здравствуйте, я по поводу полета на остров.

— Прошу прощения, как к вам обращаться?

— Хэнк.

— Мистер Хэнк, консультация по записи.

— Вы не поняли, мне не нужна консультация, я по поводу гражданства и непосредственно полетам.

— Как… вы? Ой, извините, просто, вы не выглядите, как наш типичный клиент.

— Неужели? А как же выглядит ваш типичный клиент, — спросил я с легким возмущением.

— Ну, тут два варианта. Первый — молодые люди, обеспеченные родителями. Второй — престарелые.

— Ясно–ясно, буду исключением. Так куда обратиться, не подскажите?

— Прошу прощения, на верхний этаж. Не заблудитесь, весь этаж принадлежит Беретору.

— Благодарю, а не многовато ли целого этажа для одного человека?

— Ой, и не говорите…

Не дослушав ее, направился к лифту. Вызвал и зашел внутрь. Так, она сказала верхний этаж. Ну, еще бы, даже кнопка Береторского этажа «101» как бы возвышается над остальными «кнопочками».

Поднявшись на этаж и выйдя из лифта, я почувствовал, что закружилась голова. В жизни не видел столько позолоты, а возможно и золота. Хотя кого я обманываю, вероятно, это от похмелья, но яркость повсюду бросалось в глаза. Секретарша была права, на этом этаже трудно заблудиться, ковер вел прямо к кабинету Беретора. Вот он, царь всея Ноустэйла — лысый, заплывший жиром пятидесятилетний политикан.

— Здравствуйте мистер…?

— Хэнк.

— Мистер Хэнк, смею предположить, что вы пришли не просто так?

— Вы правы, я за гражданством левитирующего острова, — волнение разыгралось еще больше.

— Неужели? Вы же в курсе расценок?

— Безусловно, — положил сумку на стол, — все до последнего крона.

— Совсем другой разговор, мистер Хэнк. Мне по нраву ваша целеустремленность.

— Благодарю, можно отложить сентиментальности и перейти сразу к делу? — черт, как же приятно говорить с ним свысока.

— Разумеется, но все–таки я вынужден пересчитать деньги, допустим одну маленькую сентиментальность?

— Как вам угодно, — его высокомерность начинает надоедать.

— Замечательно, — он принялся считать деньги в машинке для счета. — Как вы и сказали, все до последнего крона.

— А могло быть иначе?

— Ну что вы, ничего личного, просто бизнес. Когда желаете отправиться? Само гражданство будет готово через пару минут.

— Сегодня.

— Хмм… не желаете попрощаться с близкими?

— Вас это не касается, сказал сегодня, значит сегодня. — Этот политикан начинает выводить из себя… попрощаться с кем? С родителями, которых отродясь не видел? Или может с семьей, которой у меня больше нет из–за работы на одну из твоих компаний?

— Вот ваше гражданство, вылет через час, — он протянул и отдал документ. — Эмм… можно личный вопрос?

— Спасибо, да, — согласился лишь из вежливости: он только что дал мне билет в новую жизнь, в конце концов!

— Как вам удалось насобирать столь солидную сумму? Нашим клиентам это удается не раньше пятидесяти лет, обеспеченные родителями молодые люди не в счет. Так вы еще и довольно–таки неплохо сложены, даже без единой пряди седины.

— Как вы подметили в начале — целеустремленность.

— Ну что ж, желаю удачи!

— Взаимно, — холодно ответил я, до чего же он утомил!

— Если у вас не осталось дел, предлагаю пройти в зал ожидания, самолет будет с минуты на минуту.

— Отлично, так и сделаю.

Не желая продолжать с ним диалог, спустился на нижний этаж. Осталось найти, где зал ожидания. Мне повезло: увидев меня, секретарша указала куда пройти, не проронив ни слова, что, кстати, так как Беретор порядком меня вымотал, словно энергетический вампир.

На часах 14:30. Присел на скамейку близ места посадки самолета. Отлично, какой–то час ожидания ничто по сравнению со всем тем, через что пришлось пройти. Несмотря на спокойную обстановку, что–то держало меня в напряжении. Больше всего смущали те два парня в черном, за столиком, хотя это может быть паранойей, вечно я преувеличиваю…

Открыл глаза. Странно, я даже не заметил, как меня вырубило.

На часах 15:21. Вот черт, не припоминаю, чтобы когда–либо отключался в общественном месте. Наверняка виной всему тот разбавленный виски, голова трещит по швам. Слышны звуки реактивного двигателя. Не задумываясь, рванул в аэропорт.

Вот он, красавец, ну что ж, давай знакомиться. На посадочной полосе я оказался единственным пассажиром. На встречу вышла стюардесса.

— Мистер Хэнк, добро пожаловать на самолет «Беретор Компани», прошу пройти в салон.

— Благодарю, неужели я действительно единственный пассажир?

— Да, мистер Хэнк, более того, этот самолет и предназначен лишь для одного пассажира, все к вашим услугам.

— Уоу, звучит многообещающе.

— Не сомневайтесь, мистер Хэнк.

На мгновение почувствовал себя наркодиллером. Личный самолет, вежливость прислуг… да ладно, даже не верится, что все это происходит со мной. Салон самолета был обставлен довольно–таки нескромно: кожаные сидения, качественная мебель, новейшая техника, даже кабинет босса не смог бы похвастаться подобной роскошью.

На часах 15:30. Самолет тронулся и слегка сдавило виски, но терпимо. Во время полета заметил странную вещь, в большинстве фильмов можно наблюдать картину, где главный или второстепенный герой смотрит в окно, размышляя о чем–либо, но в моем случае в салоне окна отсутствовали.

— Мистер Хэнк, не желаете перекусить или выпить? — спросила подошедшая стюардесса.

— Охлажденного пива, если есть. — Нужно же, наконец, избавиться от похмелья.

— Сию минуту.

Спустя пару минут стюардесса поднесла пиво. Опрокинув бокал, пиво в котором показалось довольно специфичным, волнение отпустило. Осчастливила мысль, что цель достигнута, так как добился, чего хотел. Больше в моей жизни нет места проблемам, и никто не посмеет потакать мной. Я сам себе хозяин.

Самолет приземлился на землю. Из–за отсутствия окон не увидел где именно, стюардесса провела к выходу. Вот он, момент, которого я ждал всю свою жизнь. Ну что ж, Рай, давай знакомиться…

Глава 3. Знакомство

Вышел из самолета, и меня встретил ослепительно яркий свет. На секунду зажмурился. Открыв глаза, обратил внимание на человека с табличкой. Подойдя чуть ближе, разобрал надпись: «Хэнк».

— Здравствуйте, мистер Хэнк, я ваш личный сопровождающий. Позвольте взять вашу сумку, и добро пожаловать на остров!

— Привет, — отдал ему сумку, — рад познакомиться эмм…

— Стюарт.

— Рад познакомиться, Стюарт! — он создавал положительное впечатление — манеры, опрятный внешний вид, все как полагается.

— Желаете осмотреться, или сразу перейдем к заселению?

— Думаю, для начала стоит осмотреться.

— Отлично, следуйте за мной.

Стюарт без промедлений направился к выходу, я следом за ним. Распахнув двери и выйдя за пределы посадочной полосы, не поверил своим глазам, так как вид был потрясающим. Высокие пальмы, кристально чистые ручьи, фонтаны, одноэтажные дома, при этом никаких небоскребов. Что особенно впечатлило, так это чистое небо. Подобного я не видел лет так пятнадцать, если не больше. Все точно, как на рекламных баннерах в Ноустэйле.

Сопровождающий презентовал все самое популярное на острове: парк, спа–салоны, бассейн, столовую и различные места для развлечений. Самое интересное, что всех замеченных мною людей во время осмотра обслуживали роботы. Никогда подобного не видел, слышал или читал о разработках, но не ожидал, что они уже в ходу. Секретарша из «Беретор Компани» оказалась права, люди острова либо молодые, либо престарелые. Это не трудно заметить, учитывая то, как все оглядывались на меня.

— Надеюсь, остров оправдал ваши ожидания? — спросил Стюарт.

— Стюарт, ты даже не представляешь насколько, — ответил я.

— Вы готовы к заселению?

— Да, безусловно.

Во время сопровождения Стюарт показался необычным. Будто в нем отсутствовали какие–либо эмоции. Каждое движение автоматизировано, как у тех обслуживающих роботов. Возможно, в этом нет ничего необычного, но у меня начали проявляться сомнения на его счет. Моя параноидальная персона даже на острове не может оставаться в покое.

Мы дошли до спального района, где, видимо, находился мой дом. Я оказался прав, Стюарт сопроводил меня до одного из этих милых домиков и обратился ко мне, вынув конверт из внутреннего кармана.

— Добро пожаловать в ваш новый дом, — отдал мне конверт, — в конверте вы найдете электронный ключ от вашего дома, хотя он навряд ли вам понадобится, так как жители острова доброжелательны и не посмеют что–либо украсть, а также маленький инструктаж на случай, если вам что–то показалось непонятным.

— Стюарт, премного тебе благодарен. — Достал бумажник и протянул ему пару крон в качестве чаевых.

— Ну что вы, мистер Хэнк, на нашем острове нет понятия «деньги», все в свободном доступе, так что это лишнее.

— Хмм… тогда просто прими мою благодарность.

— Хорошего дня!

Наблюдая, как уходит Стюарт, еще раз осмотрел местность. Все выглядело как на обложке журнала, ну или сопливого фильма про любовь. Раскрыл конверт, взял ключ. Вдохнув полной грудью, открыл дверь и зашел внутрь своего нового дома. Помнится, я был в восторге от салона самолета? Восторг от дома был на порядок выше.

На часах 21:03. От испытанных впечатлений я и не заметил, насколько утомился за весь день.

Любопытство оказалось сильнее усталости, и я принялся исследовать дом, в котором было все, что необходимо, даже мини–бассейн на заднем дворе. Закончив осмотр моей «избушки», завалился на просторную постель в спальне. Засыпая, думал лишь о том, что цель достигнута, а что дальше? Не знаю, нужно все хорошенько обдумать, но уже завтра и на трезвую голову.

Утро… вы и вправду верите, что я проснулся утром? Вы правы, проснулся, но не по необходимости, скорее от въевшейся привычки. В итоге примерно через час после обеда удосужился встать с постели. Не знаю точное время подъема, так как отныне не нужно судорожно следить за часами, боясь опоздать на работу. Приняв душ, вспомнил про конверт и открыл его. В нем было изложено следующее:

««Беретор Компани» искренне приветствует новоиспеченного гражданина острова. Наверняка вы уже заинтересовались установленными порядками и для этого случая мы приготовили инструктаж. Просим ознакомиться:

— Остров не придерживается каких–либо политических взглядов.

— На острове нет валюты, все совершенно бесплатно.

— Граждане острова, в случае необходимости, способны заказывать все, что потребуется, непосредственно у персонала острова (через планшетный компьютер или телефон).

— Граждане вправе посещать любые места, но запрещено приближаться к границам острова, как и посещать дом персонала без разрешения.

— В случае нарушения общественного порядка, «Беретор Компани» будет вынуждено посадить нарушителя в изолятор на n–ое количество времени.

— Граждане острова остаются гражданами острова до самой смерти. В связи с тем, что условия заселения обговорены заранее, возражения не принимаются.

— На острове отсутствуют секреты, все в свободном доступе.

По другим вопросам обращаться к персоналу.

Приятного времяпрепровождения!»

Всегда раздражало излишнее употребление терминологии. «По мере надобности», « n–ое количество времени», словно они преподносят себя выше тебя, мол, мы из элитных кругов, а ты, ничтожество, знай свое место. Пфф… да к черту вас.

Помнится, вчера задавался вопросом о том, что делать дальше? Трудно сказать, для начала нужно освоиться, завести знакомства, возможно найти свою нишу… найти себя. Навряд ли подлизывание к начальству было моим призванием.

Урчание в животе отвлекало от мыслей. Стюарт показывал, где находится столовая. Думаю, для первого раза отправиться туда и позавтракать там будет лучшей идеей, нежели заказывать еду на дом…

Столовая практически ничем не отличалась от ресторана. Когда я устроился за столик в укромном местечке у окна, ко мне подошел робот.

— Что будете заказывать? — на лицевой части корпуса робота раскрылся монитор с меню.

— Даже не знаю, посоветуете что–нибудь? — уж больно я заинтересовался тем, что он может предложить.

— На этой неделе популярен бифштекс с кровью под полусухое вино.

— Тащи, слона бы съел! — захотелось проверить его смекалку.

— Прошу прощения, в нашем рационе нет слонов, — ответил робот, минуту обрабатывая полученную информацию

— Ха–ха, не обращай внимания, образное выражение. Тащи то, что популярно на этой неделе.

— Заказ принят, ожидайте.

— Давай приятель, полагаюсь на тебя.

Забавно, а эти роботы не так уж плохи. Есть недочеты, но терпимо. Помимо меня в столовой находилось несколько человек и все пожилые. Некоторые из них недоуменно оглядывались на меня, но я уже начинаю привыкать. Пока я дожидался заказа, ко мне подсел какой–то старик.

— Здравствуйте. Не уверен, что видел вас раньше, — произнес он, пристально смотря на меня.

— Вы правы, это мой первый день на острове, — ответил я.

— Где мои манеры. Я — Уильсон, рад познакомиться, — он протянул руку для закрепления знакомства.

— Хэнк, взаимно, — я пожал руку.

— Не сочтите за наглость, но, кажется, вы единственный…

— Среднего возраста на острове? — перебил я старика, заведомо зная, к чему он клонит.

— Точно.

К нам подъехал робот с заказом и положил мой заказ на стол, затем обратился к Уильсону. Старик заказал кашу и сок, видимо следит за здоровьем в силу возраста.

— Мне начинают надоедать эти недоуменные взгляды, — сказал я старику и принялся за еду.

— Это и не удивительно. Довольно интересно, что же вас натолкнуло заселиться на остров?

— Ненависть к работе, городу, множество факторов.

— Вы создаете впечатление умного и образованного человека, и я не просто так подсел к вам. У меня есть к вам вопрос, только прошу отнестись серьезно, — осторожно произнес Уильсон.

— Нет проблем, задавайте.

К этому времени уже подъехал робот, обслужил старика, пожелал приятного аппетита и принялся за других клиентов.

— За то время, что я находитесь здесь, не замечали ничего странного или подозрительного?

— Эмм… нет, хотя было пару моментов, но я не придал им особого значения, а что вы имеете в виду?

— Аэропорт, перелет, сопровождающий, вообще весь остров, — перечислил старик с надеждой на понимание в глазах.

— Есть кое–какие подозрения.

— Тогда, Хэнк, ты тот, кто мне нужен.

— В смысле? — я вопросительно посмотрел на старика.

— Увидимся в парке, там многолюдно, тут могут следить, я не могу рисковать, — осторожно ответил Уильсон.

— Вы уверены? — вопросительно посмотрел на него.

— Безусловно, — подтвердил он, и, не доев свой завтрак, направился к выходу. Обернулся и указал на часы. — В девять часов, — произнес старик и вышел из столовой.

Вот черт, что это было? Уильсон определенно насторожил. О какой слежке он говорит? Почему именно в многолюдное место? И самый главный вопрос, почему он не может рисковать? До девяти еще несколько часов, осталось найти, чем себя занять. Не придумав ничего оригинального, принялся исследовать местность, заодно будет время все обдумать.

Итак, что мы имеем? Первый день на острове, а таинственности и непредсказуемости в разы больше, чем во всей моей прошлой жизни. Хочу признать, я в предвкушении. Надеюсь, что старик не разочарует. Интересно, о чем сейчас думают мои бывшие коллеги по работе? Уж точно не о том, что вместо отдыха близ бассейна с коктейлем в руке, меня впутывают в некие шпионские игры. Спросите, пойду ли я? Даже не сомневайтесь.

На часах 20:34. Насладившись красотой острова, я отправился в парк. Приходя немного раньше назначенного времени, демонстрируешь заинтересованность, а это располагает к человеку. Парк был компактным, с множеством деревьев, а посреди парка было что–то вроде сбора людей по интересам. Находясь близ центра собрания, я наблюдал любопытную картину — молодые, в основном заплывшие жиром, были отстранены от престарелых, но мое внимание привлекли не они, а один уникальный персонаж. Он стоял в сторонке от всех и весьма возбужденно пытался что–то донести всем близстоящим. Кто–то обращал на него внимание, кто–то даже посмеивался над ним, но большинство было занято своими делами.

Я направился в его сторону.

— Вы все, да–да, вы не знаете правды! Крис знает! Они следят за вами! За каждым! — не на шутку раскричался безумный старик. — Вы не видите? Мы в оковах! Ха–ха, вы не слышите Криса, не хотите слушать, этого они и добиваются!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 133
печатная A5
от 431