электронная
90
печатная A5
514
18+
Нокаут чемпиону

Бесплатный фрагмент - Нокаут чемпиону

Часть 1

Объем:
436 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-2211-0
электронная
от 90
печатная A5
от 514

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Моему другу Леночке Проценко с благодарностью за главную идею романа

обложка: Елена Проценко

Нижеприведённый текст является литературным произведением. Все совпадения имен, фамилий, ников и названий, так же, как и описываемых персонажей и событий с реальными являются случайными.

Раунд первый

Ленка стояла у окна, прислонившись лбом к стеклу.

Последнее время она часто стояла вот так подолгу, ни о чём не думая и не зная, что чувствует. Там, внизу, гуляли с колясками молодые мамы, школьники галдели на спортивной площадке, уверенно хлопали дверцами машин автовладельцы. Ленка слушала детский плач, скрип тормозов, шаги на тротуаре. И думала о том, что всё это и есть тот самый реальный миг убегающей жизни, который требуется ловить — надо только оторвать лоб от запотевшего стекла, ощутить себя в этом миге. И медлила, чувствуя, что никогда уже, наверное, не сможет пошевелиться и сделать хоть что-нибудь.

Если мама окликала её, Ленка вздрагивала, надевала привычную маску и шла делать то самое «что-нибудь» — ставить чайник или мыть голову.

Иногда какие-то события или разговор давали надежду на перемену — разве может вся жизнь продолжаться именно так? Но в глубине души Ленка знала: не только может, но и будет. И тогда, спасаясь от этого знания, погружалась в утешительные мечты. Воображение рисовало ей умного, благородного мужчину с глубоким внутренним миром, совсем не похожего на большинство знакомых, а главное — способного полюбить именно её, Ленку, полюбить и вознести на пьедестал, защищая от несправедливости и недоброго слова.

Конечно, она понимала, что подобные развлечения смешны и глупы. Одна её бывшая одноклассница уже вышла замуж, а другую недавно бросил парень, о чём Ленка который вечер выслушивала длинные монологи по телефону. Но ни одной любовной истории со своим участием, кроме самой же придуманных, девушка рассказать не могла — так уж сложилось. Зато могла поведать множество тех, которыми снабжали её подруги. Ни одна из этих историй, правда, не походила на те замечательные, Ленкины, но зато были совершенно реальными, а это всё-таки неоспоримое преимущество.

Привычную тоску усиливала мама, энергично, словно других шансов уже не осталось, пытаясь познакомить дочь то с инфантильным племянником своей сотрудницы, то с занудливым и непривлекательным зубным техником из клиники, где работала тётка, а то с подслеповатым и несуразным студентом биофака, разговорившимся с мамой на выставке в ЦДХ.

Вот кто умел знакомиться и разговаривать со всеми, так это мама. Ленка же заранее ненавидела всех этих племянников и наотрез отказывалась с кем-то из них встречаться. Мать тогда тяжело вздыхала и высказывалась насчёт характера дочери в таком духе, что хотелось закрыться в своей комнате и никогда больше не выходить. Неужели мама не понимает, что унижает Ленку, считая, что та не сможет обойтись без её протекции? А эти постоянные рассказы о себе в молодости — красивой, общительной, укладывающей в штабеля бесконечных поклонников? Непонятно, как у таких родителей появляются такие дети? Или мамины советы: просто быть повеселее и более открытой, и тогда, может быть, не смотря на…

Ещё у мамы была привычка стесняться Ленки. Когда кто-нибудь приходил в дом — всё равно, кто, мама сразу начинала поправлять на ней блузку или хватала расческу: «Причесалась бы… что ты такая лохматая? Вы знаете, ей так идёт, когда она забирает наверх волосы… Надень что-нибудь другое!» Видимо, мама пыталась привлечь внимание к чепухе, чтобы никто не заметил главного. Но в этот момент девушке казалось, что вся вселенная, а не только этот злосчастный гость, рассматривают её сквозь увеличительное стекло.

Обычно Ленка хамила в ответ при людях, вырывалась из заботливых маминых рук и старалась побыстрее сбежать. Кстати, насчёт этой самой любимой маминой причёски… Одна из преподавательниц в институте, с которой у девушки сложились доверительные отношения, сказала ей как-то: «Постриглась бы ты помоднее, что ли! А то словно из другого века».

Но Ленка и сама боялась стричься — так ей очень идёт, говорила мама, а если пострижёшься — то что это будет? И действительно, зеркало показывало ей премиленькое личико: забранные наверх волосы открывали высокий лоб и длинную шею. Собственно, девушка находила себя достаточно привлекательной, ей даже чудилось, что некоторые ребята в институте или мужчины, сидящие напротив в метро, поглядывают на неё с интересом. Один раз она сидела в сквере на лавочке, поджидая подругу, и вдруг совершенно незнакомый парень, проходя мимо, наклонился и произнёс: «Вы знаете, у вас очень выразительные глаза». Сказал и ушёл. Но никогда и никто не обращался к Ленке с целью знакомства. Все проходили, как мимо этюда в галерее. Наверное, и понравиться она могла бы, если б находилась в такой же неподвижности где-нибудь на выставке…

— Ну, ты где? Собралась?

Девушка отпрянула от стекла.

— Да, иду!

Сказка про Красную Шапочку: надо отвезти продукты бабуле — наполнить холодильник. Наполняй не наполняй… Ленка прекрасно знала, что увидит: экономная бабушка, жертва голодных лет, запихивала свежие продукты в глубину холодильника, поедая испорченные помидоры и просроченный творог. Свежие быстро станут несвежими, тогда она возьмётся за них, но не раньше. Однако, надо ехать. Интересно, встретится ли по дороге волк?

В вагоне девушке удалось занять место, и она успела сочинить романтичную историю про случайную встречу в метро. Сюжет так увлёк Ленку, что она чуть не проехала нужную станцию. А вот в автобусе в очередной раз испортили настроение. Впрочем, не привыкать — отчего же каждый раз так больно, словно впервые?

Потом пришлось выдержать привычную битву — бабуля пыталась запихнуть продукты обратно в сумку: «Ничего не надо, зачем столько привезла, ну возьми хотя бы деньги…» Одержав нелёгкую победу, следующие полчаса Ленка терпеливо выслушивала совсем иную сказку, сочинённую бабушкой — про соседа, укравшего у неё веник. Столкнулась с этим самым соседом, разгуливающим в одних трусах по квартире, прикончила трёх жирных тараканов на кухне и нечаянно разбила тарелку. Пропустила мимо ушей бабулины причитания по этому поводу, попробовала было выбросить осколки, но в результате сдалась — тарелка обязательно будет склеена клеем «Момент». Погладила плюшевого тигрёнка с симпатичными зелёными глазками, сидящего на идеально ровно застеленном диване столько лет, сколько Ленка себя помнила. И покинула коммуналку с полным сознанием выполненного долга, в тайне мечтая «досмотреть» свою любовную историю на обратном пути. И это способствовало хорошему настроению.

А не способствовало то, что до метро предстояло идти целых пятнадцать минут. Автобусы здесь, несмотря на длинный список маршрутов на жёлтой табличке, почти не ходили. Или ходили только тогда, когда Ленка не видела; в ту сторону сегодня, можно сказать, повезло. Обычно она шла пешком, но сегодня сдуру надела новые босоножки (очень модные — соседка принесла, её дочке малы). Мама уговаривала не брать на каблуке — пусть и небольшом, но Ленке так хотелось выглядеть посимпатичнее, что она готова была терпеть.

Итак, правильнее было бы всё-таки подождать транспорта. Однако девушка вспомнила недавний случай в автобусе и решила идти, а зря. Стоило ли прибавлять себе проблем? И без того многострадальные ноги она умудрялась натереть даже самыми мягкими тапочками, а сейчас на косточке появились настоящие волдыри, готовые лопнуть в любой момент. Тогда Ленка спустила у босоножек перепонку и попробовала идти в них, как в шлёпках. Но злосчастный кусок кожзаменителя натирал теперь уже пятку. Не выдержав боли, девушка присела на низкую металлическую оградку у тротуара и скинула обувь.

Через секунду рядом затормозил автомобиль — большой и чёрный. Из него вышли двое мужчин, один из которых казался просто громадным, и — о, ужас! — направились прямо к Ленке. Она знала: если около тебя останавливается машина, надо сразу бежать в противоположную от движения сторону. Но босоножки стояли рядом, а бежать босиком она постеснялась.

— Ну? Вот эта тебе подойдёт? — послышался насмешливый голос.

Кажется, волка сегодня она всё-таки встретила, и не одного. Однако в ситуации было что-то неправильное — никто не хватал и не затаскивал жертву в автомобиль. Двое стояли и рассматривали её с высоты своего роста, и правда, как картину на выставке, словно прикидывая, украсит ли она интерьер у них дома. Один, скуластый, пониже, выглядел злым и недовольным: картина ему не нравилась. Другой, огромный парень с широким лицом и полными губами, насмехался над своим приятелем: мол, долго думаешь, бери что есть.

Ленка не любила абсурда. Она сунула ноги в босоножки, не стала их застёгивать и вскочила с оградки, собираясь покинуть «выставочный зал». Но тот, который выглядел рассерженным, вдруг быстро произнёс:

— Подождите, девушка, не бойтесь. Скажите, у вас есть высшее образование?

***

Стоящая перед ним девчонка выглядела совсем растерянной. Но Мелихов и сам удивился, услышав собственный голос. Ещё несколько минут назад он раздражённо переругивался с Белозерцевым, откинувшись на спинку сидения джипа.

— Отвяжись от меня, Серый. Я тебе чётко сказал, кто мне нужен. А ты мне чего подсовываешь?

— Гоша, я тебе целый кастинг устроил. Не понимаю — какого рожна тебе надо? Та рыженькая вообще супер была.

— Вот именно — кастинг… Я говорю — ты идиот! На кой хрен мне твои секретутки? Или модели. Не знаю, по какому принципу ты их подбирал, но на каждой написано: «Даю через час».

— А чё, Гош, разве это плохо? Не отходя, так сказать, от кассы…

— Тебе негр тот, видать, не только рубильник сломал, но и мозги вышиб, — брезгливо отвернулся Игорь.

— Ну, знаешь! Если я… если ты… — разозлился Серый. — Хорош мне уже этим негром…

— Ладно, ладно, не заводись, — примирительно начал Мелихов. — Зарули куда-нибудь, жрать охота.

— Ну да, мы чемпионы, а все остальные…

— Хорош, говорю! — прикрикнул Игорь. — Я тебе что объяснял? Во-первых, мне не нужна секретарша — врубись, наконец! Мне нужен администратор, человек с головой, умный, исполнительный. Но женского пола. Чтобы была как хозяйка дома, когда приёмы устраиваем, приглашала, рассаживала там… И соображала при этом! Может, и с контрактами помогла — хотя бы на уровне сбегать, отксерить. Переписки бы грамотно вела, в которых мы с тобой утонули.

— Тебе новый менеджер нужен, спец. Чтобы в наших делах разбирался.

— Угу… А ты знаешь, сколько менеджер с лицензией стоит? Спасибо! Тем более сейчас, в последний момент. А тренировочный лагерь оплачивать? Нет уж, или справлюсь сам, или…

— А секретарша тебя не спасёт.

— Администратор, Серый, ад-ми-ни-стра-тор! А ты мне красоток подсовываешь — у них все мозги в ногах. Да я ту рыжую, и правда, буду хотеть через час — а на кой мне это? Только работу портить, расслаблять её. У меня для этого Вика есть — один в один, ты мои принципы знаешь.

— Отлично. В следующий раз соберу тебе уродин. Или старух. И вообще — почему именно девушку, а не мужика? Слушай, а давай в тот клёвый ресторанчик, на углу?

— Давай — лезь тогда в правый ряд. Мужик у меня уже есть — ты! И что толку? Да и не пойдёт мужик на мои деньги. Уродины мне тоже не нужны. И пожилые… скучно, да и непредставительно. Надо, чтобы мне непротивно было, когда она рядом будет весь день.

— Угу, размечтался. Умную и непротивную!

Впереди зажёгся красный свет, и Серый, перестроившись, сбавил скорость.

— Найди мне умную, честную и хотя бы не полного урода. Неужели так сложно? Э, э, э, ты чего? Ресторан дальше…

Серый резко затормозил и припарковался у тротуара.

— Давай, выходи! — услышал Игорь. — Во, погляди сюда. Ну как? Эта тебе подойдёт?

***

— Девушка, вы немая? У вас есть высшее образование? — повторил вопрос тот, что пониже.

— Почти…

Ленка сама не поняла, почему отвечает. Незачем с ними разговаривать, надо быстрей уходить! Какое, в конце концов, этому типу дело, есть ли у неё образование? Мелькнула мысль — да они поспорили на что-то, а теперь проверяют. Может, спрашивают всех встречных девушек?

— И кем вы по специальности будете? — поинтересовался мужчина.

— Юрист… — как под гипнозом продолжала давать ответы Ленка.

Одной рукой она судорожно пыталась застегнуть босоножки, другой прижимала к себе сумку.

Качки переглянулись между собой.

— А что? — попыталась выяснить девушка. — В чём дело?

— Во, видишь, Гош? Я просто в точку попал. Ты, главное, скажи, остальное тебя устраивает? — продолжал усмехаться второй, здоровенный.

— Вполне, — пожал плечами первый.

Из кармана у него послышалась забойная мелодия.

— Поговори с девушкой, всё объясни, — скомандовал он приятелю, достал мобильник и отошёл от них на несколько метров.

Ленка твёрдо решила уйти, она мужественно сделала шаг и даже не застонала. Но рослый парень преградил ей дорогу. По идее, пора было испугаться — ростом он был выше на три головы, нос сломан, стрижка под ноль — вылитый бандит. А Ленка даже убежать не могла.

— Стойте, девушка. Я — Сергей Белозерцев. Слыхали, нет? А шефа моего узнали?

Она отрицательно покачала головой и сделала попытку двинуться дальше.

— Простите, я спешу.

— Да стой, тебе говорят. Тебе ж повезло! Будешь работать на самого Игоря Мелихова, по кличке Silver Dragon. Если он не передумает, конечно.

— Я на бандитов не работаю, — отрезала Ленка.

— Дура! Он не бандит, а боксёр. Совсем, что ль, неграмотная? Чемпиона мира по версии «ОДжиЭн» не знаешь?

— Сам дурак! — огрызнулась она. — Не знаю я никаких чемпионов. И бокс ваш терпеть не могу.

Ленка беспомощно рассматривала препятствие — оно было неодолимо.

— Тоже мне, спорт! Не кто сильней или быстрей, а кто кого покалечит. Тупость… — высказалась она зачем-то.

Девушка и не заметила, как чемпион появился за её спиной. Он выглядел сухим и очень крепким, хотя и был значительно ниже и тоньше своего приятеля.

— Бокс — интеллектуальный спорт. Не проще шахмат, — нахмурился Серебряный Дракон. — Не говорите, если не понимаете.

— Вот и замечательно… Вы только уезжайте, пожалуйста, — взмолилась Ленка. — Вы же видите, сама я от вас уйти не могу!

И она бессильно опустилась обратно.

Прищурившись, тот несколько секунд разглядывал её.

— Ноги натёрли? Давайте, мы вас подвезём, — неожиданно предложил он, — заодно и поговорим. Отказаться всегда успеете.

Ленка изумлённо подняла глаза — неужели этот тип думает, что она полезет к нему в машину? Девушка быстро, со всей силой замотала головой.

— Блин… — теряя терпение, сплюнул верзила, назвавшийся Белозерцевым. — К тебе серьёзный разговор, такое предложение выгодное, а ты дурака валяешь! Ты чё думаешь, мы себе девочек найти не можем? Да к Мелихову сейчас очередь выстроится — но только не таких цыплят, как ты. А метр восемьдесят и вот с такими глазищами.

Вместо глазищ амбал изобразил солидный объём груди.

— Отлично! — от презрения Ленка даже забыла опаску. — Вот теперь я верю, что бокс — интеллектуальный спорт. Поскольку мой интеллект до такого… — девушка повторила жест качка, — не дотягивает, надеюсь, вы отвяжетесь, наконец. Интересно, из трёх извилин у тебя хотя бы две работают? — добавила она едко.

Это уже было слишком. Парень открыл от возмущения рот, но чемпион усмехнулся и отстранил приятеля:

— Заткнись, наконец, Серый! Не видишь, с кем разговариваешь? Простите, у него, действительно… туго с мозгами. Вы где живёте?

— В Выхино… Другой конец Москвы, — буркнула Ленка.

— Позвоните родителям, назовите номер машины, если боитесь.

«Вот ещё не хватало, — подумала девушка, — чтобы мама сразу милицию вызвала?» Однако, странное дело, ощущение опасности так и не пришло. Игорь производил неплохое впечатление. А этому Серому, как его метко зовёт Мелихов, нельзя отказать в логике — аргумент про «девочек» вполне справедлив.

— И кто же вам для работы нужен? Почему вы на улице сотрудников ищете? — Ленка даже позволила себе любопытство.

— Ну… — пожал плечами Игорь. — Просто мы только что с неудачного кастинга. Мне нужен личный администратор, помощник, если хотите. А у вас вид подходящий.

— В каком смысле? — поинтересовалась девушка.

Мужчины снова переглянулись.

— Да на лбу написано, что ты — отличница! — заявил громила. — В твоём деле главное что? Правильно — скромность! Скромность украшает работника, но портит хорошую девочку… Так ты говорил, да, Гош?

Вот и дождалась, «на лбу написано!» А ведь старается выглядеть, как другие, одевается по моде, ну, насколько позволяют скромные родительские возможности, в фирменных магазинчиках… когда распродажа. Вот только причёска. Да, да, наверняка дело в причёске. А впрочем, какая разница, это ничего не меняет…

Чемпион покачал головой:

— Ну, не идиот ли ты, Серый? Образованность, порядочность и работоспособность — вот мои критерии. Уверен, что вы им отвечаете.

Приятель с тоскою посмотрел на часы:

— Жрать охота, Гош…. Не хочет, не надо. Ещё везти её в Выхино… Оставь визитку, надумает, перезвонит. Чё мы, правда, в неё вцепились?

Но Игорь поморщился:

— Не-а, не перезвонит, не видишь разве? Садитесь в машину, девушка. Вас как зовут?

— Лена… — снова неизвестно зачем ответила она.

— Лена, мы вас в любом случае подвезём, раз уж обещали. А вы пока думайте. Две штуки вас устроят?

— Две чего? — не поняла Ленка.

— Две тысячи баксов, — раздельно произнёс Белозерцев. — Слушай, какой из неё администратор? Она даже деньги считать не умеет.

Девушка вздохнула — сказки про белого бычка… Жаль, что так просто не отделаешься. Придётся объяснять, смотреть на вытянувшиеся физиономии и… Она поднялась.

— Я — хромая, — спокойно сообщила она. — Вопросы есть?

Два недоуменных лица. Наверно, и правда, извилин не хватает.

— Да я понял, что ногу натёрли. Сказал — подвезём, — проговорил Игорь.

— Нет, дело не в этом. Хромая с детства. Калека, — произнесла Ленка ненавистное слово. — Такой помощник вам не нужен.

— Это… ну… ты же шла, без костылей? — всё ещё не понимал Серый.

— Ну, шла, — устало ответила она. — Я могу очень быстро ходить. Но хромаю, ясно?

— А почему? — продолжал тупить Белозерцев. — Ну-ка, пройдись!

— Я тебе что, на подиуме? Езжайте, давайте. Обойдётесь без цирка.

— Блин! — искренне обиделся парень. — А чё тогда мозги пудрила? Сказала бы сразу!

— Не хотела, представь себе, сразу, — Ленка не знала, смеяться ей или плакать. — Охота, думаешь, на твою брезгливую морду глазеть?

Игорь молчал, наверно, был лучше воспитан. Ленка на него не смотрела — пусть он и не хам, как Серый, но в жалости и снисходительности тоже приятного мало. Хотелось плакать. А ведь она и не подумала реветь сегодня, когда услышала в автобусе: «Эй ты, хромоножка, ковыляй быстрей, людям тоже надо войти!»

Ленка отвернулась и медленно пошла прочь, стараясь не хромать слишком сильно. Если бы не проклятые босоножки! Обычно у неё хорошо получалось держаться несколько минут, идти, почти как нормальный человек, правда, при этом она испытывала едва выносимую боль в икре. Но сейчас, на дурацких каблуках, с натёртыми ногами… Тоже мне, модница! Теперь смеху не оберёшься.

— Стой! — послышалось сзади.

Она удивлённо обернулась. Белозерцев уже садился в машину, на лице у него было написано что-то среднее между смущением и досадой. Но Мелихов всё ещё стоял на прежнем месте.

— Серый, подъезжай ближе, — скомандовал он.

А сам не спеша подошёл к девушке:

— Английский знаете?

— К чему это? Ну, окончила английскую школу. И немецкий немного. Дальше-то что?

— Гош, ты скоро? — почти завыл Белозерцев.

Но Игорь не обратил на его стон никакого внимания.

— Короче, Лена, как я уже сказал, вы мне подходите. Садитесь, наконец, обсудим всё по дороге.

Он уже аккуратно подталкивал её к машине. Ленка была так поражена, что сама не заметила, как оказалась внутри.

— Вы не поняли, что ли? — попробовала ещё раз объясниться она.

— Я всё понял, — ровно ответил Мелихов, залезая на переднее сиденье. — Рули в Выхино, Серый.

Ленка помолчала немного и… сбросила с ног босоножки. Белозерцев был удивлён не меньше, но, видимо, лучше знал характер приятеля.

— Пообедали, — только обречённо вздохнул он, открыл бардачок, достал чипсы и запихнул в рот целую горсть. — Вот, блин, дёрнул же меня чёрт…

— Инициатива дрючит инициатора, — «успокоил» его Мелихов.

Они поехали. За окном уже начинало темнеть, и вот тут Ленка, наконец, почувствовала тревогу, плавно переходящую в панику. И как она попалась на этот крючок? Отвезут сейчас в какой-нибудь бордель для любителей экзотики или на органы продадут. Что она знает про этих двоих? Что они боксёры? Так они сами же это и сказали.

— А можно, я у метро выйду? — попробовала ускользнуть она.

— Нет, — отрезал Серый. — Мы на МКАДе, какое ещё метро?

— Послушайте, Лена, — Игорь старался быть терпеливым. — Я не мастер уговоров. Бояться нечего — особых знаний от вас не потребуется. Но если получится с контрактами разобраться — только рад буду. А вам — практика. Вообще-то, мне больше нужен человек, который организует жизнь у меня в доме. Распишет встречи, распланирует тренировки, проследит за меню, как тренер рекомендует. А то у нас каждый во что горазд. Ну, и на подхвате всегда, ясно? Помощник, но поумней, чем некоторые…

— Камень в мой огород, да? — нахмурился Серый.

— В твой, в твой, — раздражённо ответил Мелихов. — Ко мне едет представитель спарринг-партнера, с документами, а ты — вдрызг пьяный с какой-то бабой заваливаешься… Вот и полагайся на тебя. Так как, Лена, справитесь?

Она не знала, что и сказать. Всё это было настолько неожиданно и совершенно некстати. Конечно, она собиралась искать работу, но… не такую странную. В идеале Ленка видела себя юристом в небольшой конторе. Неужели чемпиону безразлично, как будет выглядеть его помощница? Названные деньги выходили за пределы её мечтаний, для начала девушка надеялась устроиться хотя бы долларов на пятьсот. Ясное дело, нигде в мире ей столько, сколько сейчас, не предложат.

— Но я на дневном учусь, — начала сдаваться она. — Правда, лекций больше не будет, но мне ещё диплом писать — осенью защита.

— Да пишите, кто вам мешает, — пожал плечами Игорь, — свободного времени навалом останется. Жить будете в отдельной комнате, хоть обложитесь там своими книжками. В институт, если надо, Серый вот подвезёт. Главное, моих дел не упускайте.

— То есть как это — жить? — обалдела Ленка.

— Ну, как? Так. Как горничная или няня. Что же получится — вы мне нужны вдруг, а я буду ждать, пока вы из Выхино в Жаворонки доберётесь?

— В Жаворонки? — Ленка даже засмеялась. — С ума сошли? Исключено! Вы моих родителей не знаете. Они только услышат, такой скандал устроят!

— А мы сейчас поговорим с родителями, — спокойно ответил боксёр. — Всё равно ведь к вам едем.

Девушка испуганно замолчала. Ей казалось, что она находится в каком-то бреду. Нет, такого сюжета она никогда бы не придумала. Какой-то бессмысленный, чудной поворот в её однообразной жизни. Да и чем это может кончиться? Достаточно только представить лицо мамы, когда она увидит Ленку с этими субъектами на пороге, чтобы понять: происходящее — просто сон, причём сон малоприятный. И как она в это ввязалась? Посмотреть со стороны — едет с двумя мужиками бандитского вида неизвестно куда, в темноте дороги не видно… Вот он снова — реальный момент существования! Какой, однако, странный момент. И всё-таки — интересно. Будет что вспомнить… если, конечно, доедет.

Мелихов, разговаривая, ни разу не повернулся. Девушка невольно рассматривала его коротко стриженый затылок. Сидел чемпион очень прямо, в его позе не было расслабленности, казалось, уговаривая Ленку, он сосредоточенно думал о чём-то своём, не имеющем к ней никакого отношения.

— Не-ет… — протянула она робко. — Нет… Вы мне лучше визитку оставьте. А я позвоню, обязательно.

— Так я и поверил.

Девушка помолчала немного и высказала довольно трезвую мысль.

— Мне одно непонятно. Вот товарищ за рулём тут верно сказал: чего вы в меня-то вцепились? В любом кадровом агентстве вам за минуту сотню специалистов найдут, с образованием по профилю и…

Ленка хотела добавить «без физических недостатков». Но вовремя остановилась: никто не собирался её жалеть, вот и нечего прибедняться. Речь идёт о работе! «Больше никаких разговоров о хромоте», — твёрдо решила она и сказала вместо этого:

— Спасибо, конечно, что подвезли. Но сами же понимаете, что я не пойду к вам. Не по мне это, да и деньги большие так просто не платят.

— Пойдёте, — коротко ответил Игорь. — А деньги дадутся не так уж легко. Оторвётесь от дома, придётся разруливать чужие проблемы, вам это игрушками кажется?

Чемпион впервые обернулся и внимательно посмотрел на неё. Девушка, в свою очередь, попыталась обнаружить в его глазах разгадку столь своеобразного поведения. Главная странность заключалась в том, что он так ни разу и не обмолвился относительно Ленкиной проблемы, словно ничего и не слышал.

Ленка давно обнаружила, что люди, с которыми ей приходилось общаться, по-разному относились к её «дефекту». Кто-то сторонился, брезгливо избегая её, словно не желая видеть ничего неприятного. Кто-то мучил своей жалостливостью, проявлял ненавистную сердобольность. И только немногие делали вид, что ничего не замечают. Однако Ленка никак не ожидала обнаружить такую тактичность в качке-боксёре.

— Лучше, конечно, чтобы вы дали ответ сегодня. Всё равно согласитесь, а меня время поджимает, — добавил Мелихов.

— Откуда такая уверенность? — пожала плечами Ленка.

За окном совсем стемнело, и она подумала, что с решительным отказом следует повременить, а то ещё выкинут прямо на МКАДе.

— Даже не сопротивляйся, — заявил Белозерцев. — Ты Дракона не знаешь. Если он идёт первым номером, сбить невозможно.

— Вы мне очень подходите, я сразу понял, — с опозданием объяснил чемпион. — Редкое сочетание качеств. Мы только что человек десять посмотрели. Как раз из кадрового агентства, как вы говорите.

— И никто не устроил? — удивилась она.

— Никто, — ровно ответил боксёр.

Серый при этом демонстративно вздохнул.

«Зато вы мне — ну никак не подходите… И когда это ты успел мои качества разглядеть?» — подумала Ленка.

Забавно, но ни малейшей скованности с этими двумя она не ощущала. Ни один из них ни капли не напоминал романтического героя, даже при её развитом воображении. Эх… вот остановился бы около неё такой, как сегодня в метро привиделся. И работу предложил. Ну, фигура-то ладно, пусть будет как у Мелихова, спортивная. Но чтобы в глазах интеллект. И тонкость, и способность разгадать Ленкину душу. А эти два хмыря… Ну совсем из другой песни. То есть абсолютно из другой, даже не из параллельной жизни, а из иного измерения. Можно поспорить, что на любой вопрос — к примеру, о Ленкином любимом Пастернаке, ответят: «А кто это?»

Но… Две с половины тысячи! Таких денег не зарабатывал никто из знакомых. Недавно сократили маму, и она тщетно пыталась найти новую работу. Ну ладно, мама, многие и после окончания института никуда не могут устроиться. Опять же, хромота… Везде любят здоровых и успешных. И что тогда делать — у мамы с папой на шее сидеть? А тут ещё и уговаривают почему-то… Если бы это место предложили Юльке — она бы визжала от радости.

Ленка попыталась представить себя в роли помощницы Мелихова. Да нет, полный бред! Как чемпион собирается договариваться с её родителями? И вообще — стоит ли вести незнакомцев к себе домой, не опасно ли это? Вот только каким, интересно, образом можно их не пустить?

Девушка указала нужный подъезд. Она вылезла из автомобиля, поздно заметив руку, поданную «будущим шефом». Сначала она выставила на тротуар босоножки, потом со вздохом засунула в них ноги. Серый уже переминался у дверей. Шпана, шумно тусовавшаяся около дома, как по команде замолчала. Зрелище, и правда, было невиданное — Ленка вылезает из джипа в компании двух качков.

Она боялась, что Мелихов предложит дополнительную помощь, но он спокойно ждал. Девушка помедлила возле него и сказала негромко:

— Если хотите, чтобы мои родители вас выслушали… приятелю вашему лучше остаться.

Игорь усмехнулся.

— Серый, — в его голосе послышались весёлые нотки, — посиди в машине, о, кей?

— Твою мать! — откликнулся тот. — Я надеялся, хоть кофе нальют.

— Ничего, потерпишь, — Дракон уверенно распахнул дверь.

Свет в подъезде не горел, но это было к лучшему. Ленка не знала, что за квартира там у них в Жаворонках, но наверняка на стенах никто не пишет. Игорь очень вежливо придержал девушку под руку на лестнице.

— А вы давно спортом занимаетесь? — поинтересовалась Ленка.

— С детства. Какой этаж?

— Тринадцатый.

Лифт тоже был весь исписан, но боксёр отнёсся к этому без интереса. «В сущности, — продолжала рассуждать Ленка, — он наверняка вылез из обычного микрорайона…»

— Спортшкола, наверное? — продолжала расспрашивать она.

— Да. Сначала в Иркутске, потом тренер в Москву забрал, в двенадцать лет.

— А жили где?

— В специнтернате.

— Тяжело, наверное…

— Втянулся. Сбежал один раз домой, правда. Думал всё, не могу. Приехал, посмотрел… и обратно подался. Тоска дома-то, у всех пацанов одна мечта — в столицу вырваться. Такой для всех огромный… странноприимный дом. Ну, вам-то не понять. Сразу видно — коренная москвичка.

Ленка даже открыла рот от удивления. Странная у этого боксёра лексика. Ей показалось, или он, и правда, почти процитировал Цветаеву? Скорее всего, услышал где-то фразочку и запомнил. Мелихов не выглядит слишком простым или ограниченным, как его приятель, но… Какое может быть образование у спортсмена?

— Значит, учиться некогда было? — уточнила она.

— Почему некогда? На заочном отучился. Тридцать два года исполнилось, для спортсмена — возраст. Надо что-то за плечами иметь.

— А… вы действительно чемпион этого… по версии? Забыла…

Он усмехнулся.

— По двум версиям — действующий чемпион. Во втором среднем весе.

Игорь замолчал, а она не стала больше расспрашивать. Собственно, говорить было не о чем, Ленка действительно ничего не понимала не только в боксе, но в и любом другом виде спорта. Отношения с физкультурой заканчивались для неё лыжами зимой и велосипедом на даче — врачи объявили эти занятия полезными для ноги, но никакой пользы, кроме удовольствия быстро передвигаться, не принесли.

Чемпион, оказавшийся простым провинциалом, уставился куда-то в стенку, что позволило девушке рассмотреть его повнимательнее — на улице она слишком растерялась, а в машине почти всю дорогу видела только его затылок. Нос и у этого был какой-то проваленный, черты лица неправильные, но, как говорят, волевые, чуть выпуклый лоб, небольшие тёмные глаза. Ничего отталкивающего или устрашающего, соответствующего кличке, то есть прозвищу, в его лице Ленка не находила.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 514