электронная
324
печатная A5
309
16+
Ночные дни

Бесплатный фрагмент - Ночные дни

Роман

Объем:
118 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-4218-7
электронная
от 324
печатная A5
от 309

Катька

Просторная городская площадь, в центре города. Справа от площади проспект Победы, а слева — улица Мичурина и станция метро. Население города только, что начало отходить от недавно прошедших, здесь, как и в любом многомиллионном городе России, последствий мирового экономического кризиса. Здесь, так же было много безработных и нищих.

Но, и тут город выстоял и поднялся. Снова стала работать промышленность, и начала возрождаться русская культура: преимущественно некоторые элементы советской культуры — по вечерам, проходя по улицам города можно, как и раньше услышать где-то там за углом дома звучание тальянки, и в унисон к нему приятный девичий голос. — Скажете: «XXI век, зачем баян?» — Но, жители этого города ответят сами: «Для того чтобы успокоить и утешить свою душу после всего пережитого, русскому человеку ничего не надо кроме, как верной подруги, баяна или гитары и, душа спокойна — хоть иди война». — Война не война, но в городе всё кажется, хорошо и спокойно. И это главное.

У выхода с площади стоит молодой парнишка, светловолосый, с карими глазами. Его имя кажется, Михаил. Он стоял с закрытыми глазами и, глубоко о чём-то думал. И вот, открыл свои красивые, как говорили многие городские девочки, глаза и увидел перед собой снова этот город и, эту площадь. Он произнёс:

— Чего-то мне вспоминается? Кажется, Сергей вчера мне обещал, что-то вроде знакомства с девочками, которые по его словам, должны мне понравиться. И назначено это на сегодня, у него дома. Ну, что сходим?.. А почему бы и нет! — сказал он последние слова и вышел с площади, в сторону проспекта.

Добираться пришлось долго, на другой конец города. Дома здесь, менее оснащены домофонами чем, например, в том конце города, где проживал Миша. А раз нет, этого оснащения значит, всё гораздо проще и понятнее. Он открывает подъездную дверь, вбегает по ступеням лестницы и стучится в дверь квартиры друга. На пороге его встречает паренёк, примерно тех же лет, брюнет, роста среднего. Он ничего, не говоря, втаскивает друга в квартиру. И лишь, только тогда, когда закрыл за ним входную дверь, объяснил:

— Три девочки, сидят в зале. Скажу коротко, знакомься. А я пока, выйду. Но вернусь быстро.

Сережа, объяснив другу положение дела, куда-то уходит, закрыв за собою дверь.

Квартира вполне обыкновенная, как говориться двухкомнатная. В кабинете брата стоит старенький компьютер, ещё начала первого десятилетия, которым сам брат Константин не пользовался разве, что Сергей что-нибудь печатает или слушает музыку. Что делать? Всё же Мише идти в зал пришлось, его там ждали. Когда он вошёл то, увидел, трёх сидящих на диване по-своему красивых девушек две, из которых похожи друг на друга, как сёстры. Также брюнетки, почти одинакового роста, только разве, что одеты по-разному. Одна из них в платье и на чарующих красотой тонких руках браслеты и перстни, почти на каждом её пальце, а другая — в широкополой юбке и ослепительно белой блузе. А вот, и третья, которая по видимому сразу понравилась Михаилу: белокурая симпатичная девушка, не высокого роста, голубоглазая с румянцем на щеках. Одета она проще остальных, но и эта простота не меньше остального подчёркивала её стройность и красоту. Миша, как и все люди приличного круга, поклонился девочкам и назвал своё имя.

— Полина, — сказала девушка в широкополой юбке, чем-то напоминающая по всему своему виду цыганку.

— Марина.

— Екатерина. Для тебя Миша, пусть будет Катя? — сказал сладкий ангельский голосок белокурой девочки.

— Пусть будет Катя, — согласился Михаил, и добавил в знак культурности, — приятно было познакомиться.

— Мне тоже очень приятно, — ответила Катя.

И остальные проговорили, что-то вроде:

— Взаимно.

Как только Катя с Мишей освоились, и начали дружескую беседу, внезапно во всю эту картину врывается Серёжка. И в руках у него акустическая гитара. Мишка не поняв всего этого, спросил:

— Серёжа, что это?

— Гитара это, — отвечает Сергей, сделав вид, что Михаил мог действительно забыть, как выглядит гитара. Хотя, как он мог это забыть, когда у него самого дома есть гитара, а у Серёжки баян.

— Вижу я, что гитара, — хотел, было возразить Мишка, но не смог — сдался. Взяв в руки гитару, он начинает играть песни Окуджавы, Высоцкого, Розенбаума, и кое-что из своих подборок на песни Андрея Бандеры — одну за другой. Две брюнеточки и глазом не повели, и не сделали виду, что интересно. А вот, Катя вслушивалась в каждое слово, и даже просила, чтобы Мишка спел ещё раз. И он снова, пел.

Часы шли. И когда, стало видно, что Мишка устаёт, Серёга, расчехлив свою трёхрядку, начинает играть сначала русско-народные песни, романсы, а потом и вальсы. Катя смотрит на своего, уставшего друга и кротко улыбается:

— Серёга, сыграй ещё раз «Венский вальс», а мы с Мишей станцуем. Да, ведь Миша? — она ласково спросила, и помогла ему встать. Она его обняла, а Михаил недолго раздумывая, и видя то, как манят её глаза, просто, отдался ей весь. И они танцуют этот вальс раз за разом.

Влюбленная пара танцует уже по третьему кругу, а девочки-завистницы не сводят глаз. Когда и те, и другие устали, все пошли пить чай на кухню. Катя со скромной улыбкой на устах, спрашивает:

— Миша ты проводишь меня домой?

— Конечно, провожу.

Миша сидел за столом рядом со своей избранницей, и так глядел на неё, что хоть сегодня отдавай её в жёны. Чай допит. Михаил жмёт руку друга и говорит слова благодарности, за устроенный и, так интересно проведенный день. Дождавшись, Кати, он выходит из квартиры и идёт за нею вслед.

— Хорошо прошёл день, правда? — спросила она.

— Да, Катя. Мне так хорошо на душе никогда ещё не было. И твой танец, твои руки… Катюш, поцелуй меня, пожалуйста?

Она, не задавая вопроса вновь, обняла его своими красивыми и нежными руками, и поцеловала в губы. Когда же она его отпустила, они ещё несколько минут стоят и смотрят друг на друга. Воздух и всё, что окружало их, в эту минуту было очень тихим и без всякого колыхания. Эту тишину прерывает короткий вопрос:

— А может, пойдём дальше?

Он, не желая прерывать тишину, просто кивает ей, показывая, что согласен. Они идут дальше. Вот, и улица, и знакомый Кате с детства подъезд десятиэтажного дома с хорошим подъездным ламповым освещением. Здесь, днём бывает очень шумно. Но сейчас тихо, потому что уже поздний вечер. Катя доходит до дверей своего подъезда и, обернувшись к Михаилу, спросила:

— Зайдёшь ко мне?

Михаил мотает головой.

— Спасибо, что проводил. До завтра.

— Увидимся.

Мишка, уходя в сторону своего дома, оборачивается назад, чтобы увидеть, не провожает ли его взглядом Катя. И он прав. Она действительно стоит у подъезда и смотрит ему вслед. И лишь потом, когда он скрылся за поворотом, она улыбается и уходит к себе.

Новая встреча

Утро в городе Уральске наполнено всё тем же, чем и в любом другом городе или селе — приветствие встающих, завтрак и уход трудоспособных членов семьи на работу. А тем, кто не работал в семье или был болен, приходилось скучать в четырёх стенах. Вот, и Мише, казалось бы, придётся спасать себя от скуки, играя на гитаре. Он никогда не имел привычки вставать позже остальных, хотя, и был единственным ребёнком в этой семье. Сегодня он встал, как и всегда вместе с родителями. Перед отходом на работу они ему говорят, чтобы не делал глупостей и, всё в том роде. Но, что ему объяснять он уже почти взрослый и всё отлично понимает. Как только родители ушли, внезапно зазвонил телефон.

— Здравствуйте. А Михаила можно?

— Да, это Миша, — сказал он в ответ на вопрос, который задал голос знакомый только со вчерашнего дня и, так до боли милой девушки — Катя, это ты? Привет.

— Привет. Узнал меня сразу.

— Тебя-то не узнать.

— Да, ладно не шути. Приходи ко мне. Чего скучать-то, поодиночке?

— Хорошо. Я приду.

На этом их телефонный разговор оборвался.

Мише на это время было шестнадцать лет. Но, и за эти годы, это у него первое знакомство с девушкой, чтобы она уже на второй день знакомства, пригласила его к себе. Катя оказалась не совсем такой девушкой, как остальные из тех, которых знал Михаил. Она была из интеллигентной семьи, в её словах и действиях не было обмана, всё было чисто и искренне. Он согласен прийти. Он идёт в свою комнату, находит на вешалках в шкафу лучшую рубаху, и к ней строгие брюки. Причистившись, одев всё это, уходит, закрыв за собой квартиру, бросает ключи в почтовый ящик. Идёт к Кате.

Зайдя в подъезд, Миша понял, что здесь, как и в его доме проблем с лифтом не будет. И, правда, с лифтом проблем не было. Он поднялся на нужный этаж и нашёл квартиру с номером 45 — здесь, жила Катя. Стучится. Дверь открыла белокурая девочка, голубоглазая но, на этот раз в платье, которое открывало её плечи. Нет, нет, это именно она, а не какая-то другая. Но, девочка с глазами цвета неба замечает смущение и спрашивает:

— Что не узнал?

— Просто, тебе так, идёт это платье, что здесь, и сказать нечего, кроме как: «Я очарован твоей красотой, Катя. В чём бы, ты не была, всё украшает тебя по-своему», — сказал он прерывисто но, и в то же время, восторгаясь ею, как богиней, как моделью идеала женской красоты.

Она закрывает за ним дверь, на ключ. Когда он прошёл в зал то, увидел висящий над диваном портрет, как видно написанный профессиональным художником. Он заострил внимание на чертах лица изображенной на холсте девушки. У неё были светлые волосы, и глаза цвета неба. Миша спросил:

— Катя, это ты на портрете?

— Да, это я. Как понял это?

— Твоё лицо и, твои глаза, которые я бы ни с чем не спутал. И кстати ты на этом портрете очень хорошо смотришься — прямо как на фотокарточке.

— Спасибо. Мне так, ещё никто не говорил.

Он ещё раз смотрит на этот портрет.

— А может на кухню. Чай, кофе — что предпочитает мой юный кавалер?

— Чай.

— Значит, совпадает твой вкус с моим мнением, — она сказала, улыбаясь.

— А ты как-то по-другому думала? — спросил он, и сделал вид, что обижен.

— Вообще-то нет.

Она налила чаю, размешала сахар и подала на стол. Когда Миша хлебнул чаю, и для шутки сделал злую ухмылку, Катя это не поняла и с волнением в голосе спросила:

— Чего это ты?

— Комплименты в вашу честь Екатерина Ивановна!

— В каком смысле?

— Говорю, что всё очень вкусно.

— Чудак же ты, Миша. Давай, пей чай, а то остынет, — сказала она, смахнув пылинку с лица.

Закончив чаепитие, Михаил с Катей уходят обратно в зал, Катя решила больше узнать о своём новом и настолько загадочном приятеле. Ведь, он мог выделывать такие шутки, что страх бока колет. Она и спросила:

— Миш, а расскажи, что-нибудь о себе?

— Я из трудолюбивой семьи. Родители, уходя на работу, оставляют на меня квартиру. А сам я только перехожу в одиннадцатый класс, и потому с меня работник пока, ещё некудышний. Приходиться целое лето сидеть дома да, учить песни под гитару — сама слышала.

Катя, не зная радоваться или посочувствовать Мише, тихо и горько сказала:

— А мои родители, родом из деревни. А родили меня в этом проклятом городе!

— А там, в деревне у тебя бабушка и дедушка с маминой и папиной стороны. Ты хочешь к ним съездить, но родители тебя не пускают. Так выходит? — спросил он, вникая в суть проблемы.

— Да, так и выходит. А съездить очень хочется — любимые бабушка с дедушкой всё-таки, — сказала она с грустным взглядом, чуть не заплакав и смотря на эти стены квартиры, которые ей так надоели за прожитые здесь, шестнадцать лет. — А ведь, Миша у меня никогда не было ни брата, ни сестры.

— Я тоже так же одинок, — сказал он, и, не много подумав, продолжил, — а если я тебе помогу с решением этой проблемы? И, на всякий случай поеду с тобой?

— Если, ты со мной то, я согласна.

— На кого же я тебя оставлю? Конечно, я с тобой, — сказал он, и поцеловал её в щёчку, на которую только, что капнула слеза. — Я в течение двух дней раздобуду и разузнаю всё, что нужно будет для поездки. И мы обязательно, съездим. Только скажи, как называлась деревня?

— Ураловка. Примерно, в сорока километрах от города.

— Будь уверена. Я всё сделаю.

Она встала с кресла и поманила Михаила к себе. Он подошёл, не зная, она его обнимет или это нужно сделать самому. Она повисла у него на шее и долго не отпускала. А, отпуская, сказала:

— Ах, Михаил, ангел мой!

Она вновь, обняла его, чуть не заплакав, только уже не с горя, а от счастья, что есть рядом один человек, который может её любить по-настоящему. А, он, обнимая её хрупкое девичье тело, не знает о чём и думать. Но, Катя задала вопрос, который помог им понять душевное состояние друг друга.

— Миша, ты меня любишь? Если да, то пообещай, что никогда не оставишь меня одну?

— Никогда. Я обязательно буду всегда рядом с тобою. Перед армией женюсь на тебе. Проживём вместе зиму, а там весной проводы. Но, не думай, я даже там себе не позволю тебя забыть. Я буду тебе писать письма, и верно ждать твоего ответа. А как вернусь, снова, будем вместе.

Протерев слёзы рукой, она спросила:

— Это ты серьезно?

— А это похоже на шутку? Конечно, серьезно.

— Нет, на шутку не похоже.

— А если не похоже значит, я говорю правду. Я сделаю всё, чтобы только быть с тобой, и ты была счастлива, моя ты милая.

Миша, аккуратно сажает её на диван. Достав платочек с брючного кармана, протирает слёзы с лица Кати. Потом, просит:

— Милая, не надо плакать? Просто нет на это причин. Давай, ты сейчас приляжешь, отдохнёшь. А я побуду рядом с тобой, чтобы ты была уверена, что никто тебя не тронет. Где можно достать подушку и покрывало?

— В моей спальной. В шифанере.

— Подожди чуток.

Он идёт в спальную комнату Екатерины, находит в шкафу, как она и сказала, подушку с покрывалом. Всё приносит в зал и, кладёт под голову Кати подушку. Она ложиться. Михаил накрывает её, совсем ещё молодое девичье тело, покрывалом. И садится рядом, на кресло. Она улыбнулась ему в ответ на загадочную улыбку, закрыв глаза тут же, уснула. А он всё ещё был рядом с нею. Ходил по квартире, проверял всё, что могло не так, стоять и даже отключил домашний телефон, чтобы случайный звонок не нарушил сладкий сон его любимой девушки. Так он просидел около двух часов. Перед уходом он, ласково касаясь её губ, поцеловал. Ушёл, тихо захлопнув за собою дверь, чтобы не разбудить своё счастье.

Решение Катькиной проблемы

Утро Михаила началось, как и обычно дома с гитарой в руках. Но, в отличие от тех дней, сейчас он думал, о том, как можно помочь Кате, решить её проблему. К сожалению, ничего придумать конкретного не мог. Тогда решил обратиться к Сергею за подсказкой… Как только, Миша приоткрыл входную дверь Серёжкиной квартиры тот, услышав, что кто-то входит, спросил:

— Михаил, это ты что ли?

— Я. Кстати я по делу.

— Тогда проходи если, по делу.

Миша нашёл друга, в кабинете его старшего брата, чем-то очень занятым на компьютере. Мишка сел на диван и, озадачено взглянул на приятеля. Серега, поймав взгляд, понял, что здесь, что-то серьёзное. И, чтобы ни на что не отвлекаться, выключает компьютер. Переглянувшись, он сказал:

— Ты никогда ко мне не приходил без дела. Ладно, выкладывай, что там у тебя.

— Помоги? Мне нужно узнать всё, как можно добраться до деревни Ураловка.

— Берёшь билет и едешь, куда тебе надо. Я раньше в тебе такого желания не замечал, — сказал Сергей. — Кому-то помочь хочешь?

— Кате. Её родители родом из деревни… и ей очень хочется съездить в гости, в деревню, где уже давно не была. А не была там потому, что родители запретили ей, какие-либо поездки. Вот такая грустная картина.

— Катя, это та девушка, с которой ты в прошлый раз танцевал — помню. Что можно придумать пока, не знаю. Пошли, сядем за кружку чая, а там по ходу дела придумаем.

Серега ставит чайник для разогрева, и начинает размышлять вслух:

— У меня дядька ездит с недели на неделю, в какую-то деревню. Туда везёт товары и продаёт их сельчанам по дешёвке. Собрав не много фруктов, овощей и ягод, везёт это в город на распродажу, так как в одно время сам помнишь, было сложно достать, что-нибудь по слаще потому, что на всё были не ума верные цены. Вот, привык и возит всё, что нужно для села и города. Я сейчас позвоню ему и обо всём расспрошу. А ты пока, разливай чай по чашкам.

Набирая телефонный номер своего дядьки, он кротко посматривает на приятеля. Ждёт. Вот, уже взяли:

— Здравствуйте.

— Здравствуйте, дядя Максим. Это племянник ваш — Сергей. Я хочу поинтересоваться у вас по одному делу.

— Спрашивай, — ответил голос в трубке телефона.

— Дядя Максим, вы, кажется, раньше ездили в какую-то деревню. Расскажите подробнее об этом, пожалуйста?

— Записывай. Езжу, в деревню Ураловка. У меня там с твоим отцом, родители. Помнишь, наверное, бабу Машу с дедушкой Григорием?

— Помню.

— Езжу к ним. Остаюсь у них на пять-шесть дней. Сбываю городской товар, загружаюсь деревенской продукцией и везу всё в город. А зачем тебе? — спросил голос в трубке.

— Надо. Дядя Максим, а вы когда ещё поедите?

— Завтра, ближе к вечеру. Только сначала, загляну к вам.

— Спасибо. Увидимся, договорим, — сказал Сергей в телефонную трубку и сбросил номер.

Пока тот, всё расспрашивал, Мишка налив чаю, жаждал услышать, что скажет ему палочка-выручалочка. И вот, что она сказала с уверенностью, но и имея при этом не большие сомнения:

— Значит, так, я сейчас вспомнил. Я тоже однажды ездил с ним в эту деревню. Но, я хочу сказать не об этом. Дядька действительно туда ездит, и сейчас. Как я и сказал, для купли-продажи и товарообмена городского товара на сельскую продукцию. Может задержаться в Ураловке на несколько дней, смотря на то, как пойдёт дело. И дело таково. Он утром подъедет к нашему дому, а ближе к вечеру будет выезжать из города — это примерно в промежутке пяти-шести часов вечера. Если ты уверен, что надо ехать завтра то, помогай собрать Екатерине вещи и приходите ко мне завтрашним днём. Я попробую договориться с дядей Максимом насчёт вас.

— Ну, ты и даёшь столько информации за пару минут.

— Это ещё не всё. Желательно перед поездкой подкрепиться. Путь всё-таки больше, сорока километров. Хотя возможна одна остановка в пути, на перекус.

— Да, я обязательно прямо сейчас зайду к Кате на квартиру и, всё сообщу. И заранее от меня и от неё спасибо, — поблагодарив друга, Михаил подался к выходу.

— Ладно, тебе. Спеши, спасать свою любимую, — усмехнулся дружески мастер, по всем делам и проблемам, Сергей Круглов.

Миша, выходит с квартиры друга, и идёт более быстрым и широким шагом, чтобы скорее увидеть Катю и всё ей сказать. Наконец он увидел дом, в котором живёт она. Он мерными шагами идёт к лифту, поднявшись на нужный этаж, идёт сразу же к квартире с номером 45. Стучится. Его на пороге встречает Катя. Сегодня на её лице не было грусти, а даже наоборот, когда увидела в дверях Мишу, улыбнулась и пропустила его в квартиру.

— Привет. Как ты со сна?

— Привет. Всё хорошо. За мной так, не ухаживала даже, родная мать. Спасибо, за нежный поцелуй. Я чувствовала твоё присутствие и знаю когда, ты ушёл.

— Я просто тебя успокоил, и больше ничего. Не грусти, — он достаёт свёрнутый втрое листок бумаги, и говорит скороговоркой, чтобы сделать из этого, что-то вроде игры, с неожиданно интересной и загадочной отгадкой для Кати, — угадай, что здесь?

— Не знаю.

— Завтра, мы едем с тобой в деревню Ураловка. Нас повезёт дядька Серёжки. Как новость?

— Мишка, я не могла и думать, что это так быстро. А, что взять с собой? — спросила она.

— Я думаю, сменную одежду и предметы личной гигиены. Можешь, что-нибудь взять для себя, если, желаешь.

— Да, это конечно. Только, как быть с моими родителями?

— Как быть? Ты, я вижу у них дочка послушная. Твой выход из плохого положения — молчание. Перед отъездом когда, я за тобой зайду, напишешь в записке о том, что ты уехала и оставишь на кухонном столе. Я других вариантов не вижу.

— Когда обратно? — спросила Катя тревожно.

— Дорогая, с тебя только участие. Всю вину я беру на себя. А если, приедем в город поздней ночью, то, есть вариант тебе переночевать на квартире моих родителей. Выспишься, там всё и станет понятным. — Потом Миша продолжил свою мысль, вспомнив ещё один пункт проблемы, — у тебя есть, собственный дубликат ключей от этой квартиры?

— Личных нет.

— А есть, где-нибудь запасной комплект ключей?

Она идёт на кухню и начинает немного шуметь, ища на ощупь среди сервизной посуды завалявшуюся связку ключей. Вот, она. Катя снимает с неё один ключ, и даёт его Михаилу. Остальное прячет на старое место.

— Теперь, ты без проблем сможешь навещать своих любимых бабушек и дедушек. Ведь, так? Завтра, я дам тебе, твою собственную связку ключей.

— Гитару, брать с собой или не надо? — спросил Мишка, свою подругу зная, что она очень любит, когда он играет и поёт под гитару.

— Бери, обязательно.

— Значит, жди меня и верь в удачу!

Михаил целует её руки и выходит из квартиры. Он идёт делать дубликат ключей для Кати, а там и домой.

***

На следующее утро Михаил сказал родителям о предстоящей поездке. Что решил помочь девушке в решении проблемы, с поездками в гости. Папа Александр ему и говорит:

— Миша, ты молодец, что с первых дней знакомства обещаешь, а главное всё обещанное делаешь сам. Для неё поверь, эта поездка будет очень дорога. Да, и тебе полезно съездить в деревню. У тебя бабушка с моей стороны тоже, родом из деревни, а вот большую часть своей жизни она прожила в городе.

— А я, её знаю? — поинтересовался Миша у отца.

— Нет, ты её и вряд ли помнишь. Она умерла ещё в 2004 году, до начала всей этой кризисной ситуации. Вот, такая история, мой сын. Тебе надо идти, а я задержал тебя здесь. А помочь в решении проблемы, тем более девушке, это святое дело, — сказал отец, и дружески хлопнул ладонью по плечу сына.

Миша с вечера уложил в свою вещевую сумку всё, что только можно было положить в неё. И обещанная гитара тоже, при себе. Как только он вышел с подъезда, видит, к дому подъезжает такси. Мишка понял, что машину вызвали родители, чтобы ему было удобнее добраться до места. «Что ж, удобства лишними не бывают», — подумал он, и пошёл к стоящему у подъезда автомобилю. Водитель видя, что у парня много вещей, решил помочь ему. Вещевая сумка Михаила уложена в багажник, а гитару он ставит себе в ноги. Он закрывает заднюю дверцу автомобиля и, говорит водителю:

— Можно ехать. Расплата позже.

— Куда едем? — задал вопрос водитель такси.

Миша, объяснил куда везти. Старые «Жигули» седьмой модели тронулись с места. Когда, машина подъехала к дому, в котором жила Катя, Миша попросил остановиться и немного подождать. Надо было забрать Катю с квартиры и, с нею ехать до Серёжки. Он выходит из машины и с надеждою на всё хорошее идёт к Кате. Стучится в дверь. Меньше чем, через минуту раздаются шаги за дверью. Да, он не ошибся, это была именно она.

— Привет, Миша. Ты за мной? — спросила Катя.

— Да, за тобой. А ты, я смотрю, уже готова? — говорит Миша, кинув вопросительный взгляд, на стоящую у стены вещевую сумку, которую приготовила для поездки его подруга. Немного подумав, он сказал, — это хорошо. Вот, ключ, который ты вчера сняла с общей связки. Положи его обратно. А я тебе дам перед самим отъездом твою собственную связку.

Катя берёт ключ. Миша, оставив на пороге обувь, идёт вслед за ней, на кухню, чтобы проследить за тем, с какой аккуратностью Катя всё делает. Он, очень не хотел, чтоб оставались отпечатки грязных рук. Она, аккуратно достаёт и ставит на стол сервизный заварочный чайник. Открывает его крышечку, прицепляет ключ на старую завалявшуюся связку, которую никто и в руках-то не держал до этого, наверное, больше года — это можно было понять по тому, что брелок, висевший на связке, был покрыт слоем пыли. Катя всё возвращает в обратном порядке. Они вместе идут к выходу. Михаил берёт сумку Кати. Она спрашивает у него:

— А, что мне делать с этими ключами?

— Закроешь квартиру и бросишь ключ в почтовый ящик.

Катя, так и сделала. Миша ведёт её к ждущей их, у подъезда машине. Водитель, выйдя из салона авто, спрашивает:

— Эту сумку тоже в багажник?

— Да, — ответил коротко Мишка Светлый.

Вещи уложены. Катя с Мишей садятся на заднее сиденье для того, чтобы во время поездки можно было поговорить. Екатерина сидит, молча и, посматривает на Михаила. Потом, украдкой обнимает его одной рукой, возбуждая его желание ответить на это, положительно. И он улыбается в ответ.

— Миша, ты мне что-то обещал рассказать, когда мы были у меня на квартире? — просит она.

— Ах, да… Милая, извини, задумался, — сказал он, смотря в глаза, даме своих юных лет. — Да, обещал. Если, подумать то, всё идёт, так как мы хотели. Ключей связку для тебя, я ещё вчера сделал, с того образца. Все нужные нам вещи взяты с собой. Что же, остаётся не сделанным? — задал он вопрос, задумчиво, и с особой важностью в голосе.

— Ты говорил, что Сергей советовал нам хорошо подкрепиться перед отъездом, — напомнила Катя.

— Да, точно. Я звонил ему, как раз перед тем, как собрался к тебе. И Сергей сказал, что дядя Максим, прежде чем, ехать в деревню, повезёт нас на подкрепление, в столовую какую-нибудь или кафе. Так, что за это можешь не беспокоиться. И будь уверена, что всё сделано на пять, — пошутил Миша.

— Мне пятёрка ни к чему. Мне бы просто съездить в гости, — ответила она скромно.

Пока, они разговаривали, старый автомобиль «Жигули», уже почти довёз их до нужного места. Остался всего один поворот направо. Водитель, остановив машину, спрашивает:

— Сюда вас надо было привезти?

— Сюда, — ответила коротко Катя

Выходят. Пока, таксист возился, пытаясь найти ключ, которым можно открыть багажник, Миша в это время одевает, на плечи гитарный чехол. Багажник открыт.

— Вот, ваши вещи, в целости и сохранности, — говорит водитель и подаёт сумки.

Михаил, поблагодарив таксиста, передаёт ему в руки купюру достоинством в сто рублей. Машина отъезжает.

— Все трудности позади. Теперь, можно спокойно ехать. Ты рада? — спросил он у Кати, когда та о чём-то задумалась.

— Да, очень рада, — сказала она и ласково улыбнулась. — Мне жаль, что не могу тебя расцеловать… о, эти сумки… ах, ты мой спаситель, — сказала она, бросив взгляд на небо будто бы, благодаря бога и моля его за тот день, за это счастье. И снова, взглянув на Михаила, она говорит ему вопросом, — пойдём дальше?

— Конечно, пойдём. Зачем нам здесь оставаться когда, нас ждёт красивая деревенская природа — речка, поля, лес и горы. А, знаешь, что мой отец сказал насчёт этой нашей поездки? Он, сказал, что это святое дело съездить в деревню, и побыть там некоторое время.

— Твой папа очень хороший человек, — тут же, подчеркнула для себя Катя.

Миша хотел, было, рассказать что-нибудь о своём отце, но увидев выбегающего из подъезда Сергея, заминается и успевает сказать лишь, только то, что он имеет два высших образования. Но, к сожалению даже с такими характеристиками не смог ничего достичь. Зато, в семье как был любимым для всех человеком, так и остаётся. Сергей, подойдя к Михаилу, просит разрешения донести до места погрузки вещевую сумку Екатерины. Та передаёт ему в руки свою сумку. Они идут к «КамАЗу», у которого их ждал дядя Максим. Сам по себе, Максим Григорич человек, высокий, широкий в плечах. А из самой жизни можно подчеркнуть, что когда в середине 90-ых с работой стало трудно, он не сдался, нашёл своё второе дело, а после оно стало и первым — сел за баранку, как говорилось на Руси со времён появления первых такси или автомобилей в целом. Вот они уже подошли. Михаил по-дружески жмёт руку Максима Григорича. И тот ему говорит:

— Молодец Мишка, что решил свозить девчонку в деревню — это правильно!

— Просто решил помочь ей. Там у неё кое-какая история… — оправдывается Мишка.

— Ладно, не договаривай. Сейчас, мы едем до какой-нибудь закусочной. Там мне и расскажите, — сказал он, обходя своего верного железного коня, и открыв дверцу, говорит — садитесь, устраиваетесь удобнее. Места хватит всем.

В кабине грузовика довольно просторно и уютно. Задняя часть кабины состояла из двух отделений: в первом, был расположен диван-кровать, использовавшиеся для возложения на него вещевых сумок или бьющихся предметов, а второе — койка, чтобы в случае усталости в ночное время можно было прилечь и отдохнуть. В самой кабине было два пассажирских и водительское кресло. Миша, пропускает вперёд Катю, и лишь после неё, садится и захлопывает дверь. Максим Григорич севши на своё привычное место, и вздохнув с облегчением, сказал:

— Что? Едем, подкрепляться?

Юные спутники улыбаются в знак согласия. Максим Григорич заводит мотор. Машина тут же, срывается с места и мчится до своей первой остановки, кафе «Доброго пути!»…

***

Сразу, как вышли из кафе, Миша передал Кате, связку ключей, которую он сделал специально для неё. Она берёт, эту связку и, прячет в сумочку. Дядя Максим за один оборот ключа заводит своего верного железного коня, и спрашивает у юных попутчиков:

— Ну, что едем в гости?

— Да, едем, наконец-то, — сказала Катя, со скромной улыбкой на устах.

— И, это правильно! Что смогли всё устроить и не поленились найти меня, — по-дружески улыбаясь, сказал сформировавшиеся водила, путь которого не так велик, но работа, приносит большую пользу обществу.

— Спасибо и Серёге, — напомнил Михаил.

Они так разговаривали около часу. Заметив не большую усталость от бессмысленной болтовни, предпочли ехать, только слушая звук мотора. Постепенно стало темнеть. Фары освещают путь, не достаточно хорошо. Миша пытается вглядываться в то, что остаётся там, позади их. Катя сидит тихо, и лишь редкий раз, вставит в диалог между Максимом Григоричем и Михаилом, пару или несколько слов.

Кинув взгляд на свою верную подругу, Миша разглядел в её лице черты усталости. Он просит дядьку остановиться на не большое время, чтобы провести Катю в заднее отделение кабины и обустроить её сон и отдых. Всё сделано для этого. Она ложиться, и устало закрывает глаза. Вернувшись в пассажирское отделение, он садится на то кресло, на котором сидела Катя, и кладёт её сумочку себе на колени. Прошло сколько-то времени. Катя уснула. Максим Григорич, тихо спрашивает у рядом сидящего юного спутника.

— Мишка, а хочешь, я расскажу тебе о том, как начал всё это дело?

— Хочу.

— Так, вот Мишка слушай, как это было, — начинал свой рассказ дядя, друг и товарищ в одном лице. — Я вначале 90-ых, был простым рабочим, работал на заводе. Да, на заводе, — вздохнул он с какой-то тяжестью о воспоминаниях. — Хотя имел высшее образование. Со мной на курсе учился парнишка интеллектуал — широкоплечий, сероглазый брюнет, отличался грамотностью и хорошими познаниями в области литературы и искусства. А звали его, — пытается вспомнить, — Александр Светлый.

— Так, это выходит, что мой отец! — воскликнул Михаил.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 324
печатная A5
от 309