электронная
180
печатная A5
478
18+
Ниачом и абафсём

Бесплатный фрагмент - Ниачом и абафсём

Сказки без названия


5
Объем:
326 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-7122-6
электронная
от 180
печатная A5
от 478

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Моим котам посвящается

Бабушка Ану и тетушка Дэй

9 эпизодов

1

Бабушка Ану каждый вечер сидела на перекрестке трех дорог, раздавая яблоки. Люди, поначалу смущавшиеся, привыкли. Перестали предлагать монеты, просто брали яблоки из морщинистых когтистых рук бабушки и уходили по своим делам. Бабушка Ану ворчала, яблоко нужно надкусить, чтобы почувствовать счастье. Яблоки были кислые, твердые и зеленые. Никто не осмеливался возражать бабушке Ану. Кусали, украдкой сплевывали и шли дальше.

Однажды бабушка Ану принялась умирать. Она позвала свою подругу тетушку Дэй и приказала ей развеять себя над водоемом. Тетушка Дэй пожала плечами и надкусила яблоко. Они с бабушкой Ану тогда здорово поругались.

А я лежал в кровати и ловил обойных монстров. Они прятались в полосах и цветочных орнаментах.


2

Однажды бабушка Ану и тетушка Дэй решили поменяться местами. Они пекли пирог, спорили, класть в вишни косточки или не класть, а потом решили. Если б ты была на моем месте, ворчала бабушка Ану, ты бы клала. А я бы не клала, отвечала тетушка Дэй. Тебя бы на мое место, старая дура, отвечала бабушка Ану. А тебя бы на мое, не менее ты старая и не более дура, отвечала тетушка Дэй. Давай поменяемся, предложила бабушка Ану. С удовольствием, согласилась тетушка Дэй. И они поменялись. Ну что, голосом тетушки Дэй спросила бабушка Ану. Ничего, голосом бабушки Ану ответила тетушка Дэй. Пойдем, спросим его, предложила бабушка Ану. Чего его спрашивать, хмыкнула тетушка Дэй, ему и так хорошо спится. Вот он с утра удивится.

Я не спал и все слышал. Но с утра удивился. Не хотел их огорчать.


3

Бабушка Ану с тетушкой Дэй грелись глинтвейном из больших кружек и смеялись, можно ли начать жизнь сначала. Бабушка Ану говорила, что можно прыгать из мира в мир, главное, не строить укреплений, а тетушка Дэй утверждала, в укреплениях сила, и они возникают, как только ты в мир пришел. Тогда бабушка Ану сказала, нужно выйти и спросить кого-нибудь. Тетушка Дэй ответила, лучше бы приготовить еще глинтвейна. Бабушка Ану высунула пальцы ног в форточку и согласилась. Тетушка Дэй подумала немного и сказала, что когда у нее был герой, то плевать она хотела на всякие там укрепления. Вот, улыбнулась бабушка Ану и пошла варить глинтвейн. Тетушка Дэй подбросила дров в камин и подмигнула мне.

Я лежал у камина, ощущая пистолет в кармане, меч в ножнах, три ножа за пазухой и чесал кота за ухом. Мне было тепло и неудобно. Я чувствовал себя героем.


4

Однажды я пришел из школы раньше и застал бабушку Ану с тетушкой Дэй за странным занятием. Бабушка Ану плела веревку, а тетушка Дэй точила косу и приговаривала, будь ты, коса, как сестра костра. А мне в школе выдали разноцветную бумажку с информацией, сказали, дома заполнить и принести через пару дней. Бумажку я потерял, пока шел домой. Ты почему такой грустный, спросила бабушка Ану, примеривая веревку к моей шее. Потому что жизнь полна трудностей и потерь, ответила за меня тетушка Дэй. Вот и разберись с ней, приказала бабушка Ану, крутя веревку на манер лассо. Тетушка Дэй взмахнула косой, и веревка осыпалась к ее ногам. Понял, улыбнулась бабушка Ану. Не поручусь, с сомнением покачала головой тетушка Дэй. И мы пошли пить чай. С баранками.


5

Ночью мне приснился бог. Сказал, наблюдает. Я ответил, что теперь стесняюсь ходить в туалет, проснулся, вылез из-под одеяла и пошел искать бабушку Ану и тетушку Дэй. Бабушка Ану ловила тараканов в большую стеклянную банку, а тетушка Дэй вплетала их судьбы в морские узлы. Я рассказал им про свой сон, бога и туалет. Бабушка Ану выпустила тараканов из банки и попросила меня присмотреть за ними до утра. Тетушка Дэй добавила что-то про образ с подобием и стала развязывать узлы. Наблюдать за тараканами было сложно и совсем не весело. Я посадил их обратно в банку, вынес на улицу и выпустил в траву. Там было безопасно, бабушка Ану никому не разрешала эту траву трогать. Она ее курила для собственного удовольствия. Потом я пошел в туалет и зачем-то там уснул.


6

Однажды я решил убежать из дома. Победить встреченных на пути врагов, найти сокровища, сделаться справедливым королем и вернуться озаренным лучами славы. Бабушка Ану достала с чердака большой мешок и сказала, что соберет в дорогу самое необходимое. Она положила туда сухари, мышеловку, бутылку с горючей жидкостью коробок спичек, пластырь, футбольный мяч, веревку, два куска мыла, свежесвязанные носки, зонтик, прадедушкину саблю, подсвечник и подушку-думку. Я взвалил мешок на спину и попытался сохранить равновесие. Бабушка Ану посоветовала постоять у двери и привыкнуть к героической ноше. Я стоял, пока не пришла тетушка Дэй. Она принесла старые карты и сказала, без них в путешествие нельзя, а уж в побег и подавно. Я рухнул и лежал, придавленный мешком, пока друг не пригласил меня на день рождения. Я пошел. Содержимое мешка растерял по дороге. Когда вернулся, тетушка Дэй и бабушка Ану играли в эти самые старинные карты. Тогда я дал себе слово, правда, какое, забыл.


7

Однажды Бабушка Ану и тетушка Дэй пошли на кладбище навестить друзей, а меня не взяли. Мне было скучно и я подумал, неплохо бы умереть. Убрал кровать, взбил подушку, поправил одеяло, чтобы оно ровное было и стал ждать смерти. Вместо нее пришел кот. Он сказал что-то, а я дернул его за хвост. Ему не понравилось, и он спросил, хочешь узнать, что они там делают. Конечно, хочу, ответил я, и мы пошли. На кладбище было сыро, плиты, дождь и много разных покойных лиц. У кота намокли лапы, у меня ботинки. Мы стояли и не знали, куда. Пришлось идти домой. Дома бабушка Ану налила коту молока, а тетушка Дэй чай с медом. Мне дали кота. Погладить. С тех пор я не люблю смерть.


8

Однажды бабушка Ану и тетушка Дэй перестали разговаривать друг с другом. Они заперлись в разных комнатах, а меня оставили на нейтральной территории с котом. На следующий день приехали дальние родственницы. Девица Поц к бабушке Ану, мадемуазель Кац к тетушке Дэй.

Прекратите шуметь, стучала в стену девица Поц, бабушка Ану играет на клавесине! Тетушка Дэй отрабатывает чечеточную партию, отвечала мадемуазель Кац.

Сталкиваясь в отхожем месте с девицей Поц, мадемуазель Кац делала убийственный реверанс. Девица Поц в ответ исполняла тройное сальто.

Вечерами девица Поц и мадемуазель Кац по очереди приходили пожелать мне спокойной ночи. Они жаловались на скверный характер бабушки Ану и тетушки Дэй, просили передать, как они их любят. Потом девица Поц целовала меня в лоб и оставляла мятные конфеты. Мадемуазель Кац жала руку и дарила шоколадку.

Совсем плохая стала, сетовала девица Поц, отправляя на помойку любимый кальян бабушки Ану.

Ей нужная любовь и хороший уход, напевала мадемуазель Кац, лелея в ладони горсть разноцветных таблеток.

Ты должен выбрать, на чьей ты стороне, шептала девица Поц, провожая меня в школу.

Лишь я и тетушка Дэй любим тебя по-настоящему, хищно улыбалась мадумуазель Кац.

Бабушка Ану с тетушкой Дэй так и не разговаривали.

Я хотел спросить у них почему, но стеснялся. Тем более, кот посоветовал молчать.

Как-то очень ранним утром мадемуазель Кац наступила на хвост девице Поц. Началась паника, крики и беготня. Мы с котом спрятались под стол. Оттуда было хорошо видно. На шум вышли бабушка Ану и тетушка Дэй.

Терпеть не могу раннее утро, зевнула бабушка Ану, превращая мадемуазель Кац в вешалку для одежды.

Отвратительно, согласилась тетушка Дэй.

Девица Поц обернулась туалетным ершиком и покатилась под буфет.

Она мне никогда не нравилась, пожала плечами бабушка Ану.

Не помешает сварить глинтвейн, проворчала тетушка Дэй.

Вы снова разговариваете, обрадовался я и вылез из-под стола.

Они сказали, что подслушивать нехорошо и отправили в школу. Кот вышел меня проводить. Теперь ты понял, спросил он. Ага, соврал я. Ведьмы никогда не ссорятся всерьез, это только так кажется. Их слишком мало на свете, объяснил кот. Я сказал, что это хорошо, конечно, но теперь я смотреть не могу на шоколад и мятные конфеты.


9

Однажды я пришел из школы с одноклассницей Лизой. Она до смерти мечтала отведать пирогов тетушки Дэй, погладить котов бабушки Ану, к тому же, учительница попросила ее помочь мне с заданием по математике.

Бабушка Ану с тетушкой Дэй сидели у камина и попивали глинтвейн, вяло переругиваясь. Лиза заметила, какие они милые старушки, присела в реверансе и поинтересовалась начинкой для пирогов. Бабушка Ану ответила, что ее съели коты, а тетушка Дэй посоветовала не расстраиваться по столь ничтожному поводу. Пироги ведь остались и их можно выпить с чаем. А самое вкусное всегда достается кому-то другому.

Лиза обиделась и сказала, что у нее дома самое вкусное всегда достается ей. Потому у вас и нет котов, посочувствовала тетушка Дэй и добавила, что математика сама себя не сделает. Даже не надейтесь. Особенно после того случая. Ты помнишь, Ану? Такое не забудешь, подтвердила бабушка Ану.

Я хотел побыстрее закончить с математикой и пойти на речку. Только Лиза решила следить за бабушкой Ану и тетушкой Дэй, чтобы понять, почему они такие странные. Я сказал, ничего интересного они не делают. Ни дома, ни на кладбище. И попросил ее дать мне списать эту чертову математику.

Лиза стукнула меня учебником по голове, обозвала дураком и убежала домой. Я ничего не понял и пошел просить совета у бабушки Ану и тетушки Дэй.

Когда ничего не понимаешь, найди кота и погладь, сказала бабушка Ану. Обязательно поможет, заверила тетушка Дэй.

Кота я в тот день так и не нашел. Математику тоже не сделал. Я пошел на речку нырять с моста. Лиза зачем-то пряталась в кустах и следила, как я прыгаю. Наверное, хотела извиниться за дурака и дать списать математику, но стеснялась.


О Принцессах и Драконах

24 эпизода

1

Ночь повисла над старым замком, и лишь в башне, на самом верху, горел огонек. Принцесса раздраженно ходила по комнате из угла в угол, нервно шепча:

— Нет, это просто невозможно, невозможно…

Она пнула ногой стоящий у стены кованый сундук с приданым и громко выругалась, отчего у молоденькой фрейлины, подслушивающей за дверьми покоев, покраснели уши, а в палец впилась вышивальная игла. От боли она взвизгнула, в ту же секунду дверь распахнулась, и на пороге появилась Принцесса, злая, как дьявол.

— Какого черта?! Дракон прилетел?! Давно?!

— Прилетел, Ваше Высочество, — залепетала фрейлина, — у замковых ворот с войском беседу проводит.

— Одурела совсем? — накинулась на нее Принцесса. — Какое войско? Ночь уже глубокая.

— Так он, когда летел, заметил, что часовые на посту спят беспробудным сном, — ответила фрейлина, пытаясь без особого успеха избавиться от иглы, — рассердился очень, грозил зажарить заживо. Потом передумал. Стражу дворцовую всю построил в ряды и теперь вот лекцию читает, второй час скоро. А они уже с ног валятся, вы ведь Дракона знаете, он если в монолог вошел, не остановишь. Может, повлияете? А то вдруг уволятся со службы? Все сразу. Останемся мы без защиты, ну и это… — она смутилась, покраснела и прошептала, — без мужиков. Вот.

Принцесса усмехнулась, взяла фрейлину за руку и резко выдернула из пальца иглу. Та благодарно охнула.

— Еще будешь подслушивать, — ласково сказала Принцесса, — мужики больше не понадобятся. Я тебе этой иглой все отверстия зашью. Поняла? Крест на крест.

Фрейлина послушно кивнула.

— Свободна, — махнула рукой Принцесса, и фрейлина потрусила в девичью.


Принцесса вышла из замка и увидела мирно спящего Дракона, перед которым стояли, пошатываясь от усталости и возлияний, дворцовые стражники. Увидав Принцессу, они радостно заулыбались, предчувствуя скорое освобождение. Принцесса, игнорируя умоляющие взгляды, подошла к спящему Дракону и нежно погладила по шипастой голове. Потом достала из кармана вышивальную иглу и вонзила ему в шею.

Дракон взмыл в небо, пугая робкие звезды и изрыгая огненные проклятья. Стражники в ужасе разбегались. Принцесса села на землю и задумчиво скрутила джойнт.

— Между прочим, больно, — проворчал Дракон.

Он приземлился рядом и заглянул ей в глаза.

— Что случилось?

— Да ничего, — ответила Принцесса. — Покурить захотелось, а спичек нет. У тебя огоньку не найдется?

— Шутить изволите, понятно, — Дракон чиркнул когтем, высек огонь и с поклоном поднес Принцессе.

— Благодарю, — она затянулась и выдохнула в ночное небо сладкий дым. — Я три дня жду, почему ты никогда не говоришь точно, когда прилетишь?

— Обманывать не хочу, — ответил Дракон. — Вдруг по дороге где-нибудь застряну, погреба, да по грибы, знаешь мои слабости. Не прибуду вовремя, ты меня на цепь посадишь.

— Могу, — кивнула Принцесса.

— А надо? — спросил Дракон. — Толку от меня на цепи никакого, зачахну. А вы без сказок и душевных разговоров останетесь, ваше высочество.

— Да знаю я, — раздраженно бросила Принцесса.

Она помолчала немного, повернулась к Дракону и прошептала:

— Скучала я, сказку хочу. Со счастливым концом. Волшебную. А ты со стражниками беседы ведешь, змей бесчувственный.

— Это уже претензии к Его Высочеству, — ответил Дракон, — никакого порядка, распустил людей. Он чем занят, вообще?

— Чем принцам и положено, — фыркнула Принцесса. — Охота, балы, рауты светские, возлияния, в промежутках казну пересчитывает. Несметную.

Дракон пробормотал что-то похожее на «мудак», а Принцесса сделала вид, будто не расслышала.

— Ладно, — сказал Дракон, — я тебе такую сказку сейчас расскажу. Сам видел, наблюдал лично. Потому и задержался.

— Давай, — улыбнулась Принцесса. — Ты прости меня, я такая сука бываю.

Она обняла Дракона за шею и приготовилась слушать.

— В заколдованном лесу, на берегу бездонного черного озера жила ведьма. Очень красивая и злая.

— Красивее меня? — перебила Принцесса

— Не могу даже сравнивать, — быстро ответил Дракон, — у вас абсолютно разные типажи.

— Льстец, — улыбнулась Принцесса. — Продолжай.

— Она ненавидела мужчин. Всех без исключения. Потому что давным давно, когда она еще была обычной юной и наивной девушкой, один мужчина жестоко предал ее и разбил ей сердце.

— Вот гад! — воскликнула Принцесса. — На кол таких сажать! Возвратится Его Высочество с оргии, обязательно попрошу указ издать специальный. Чтобы всех, кто наивных девушек обижает, на кол сажать.

— Колов не хватит, — съехидничал Дракон. — Хватит перебивать, а то до утра не закончу. Мне еще в гнездо надо, яйца проверить.

— Какие еще яйца? — удивилась Принцесса.

— Да… — замялся Дракон, — подкинули. Дракониха-кукушка. Пролетала мимо, видит, ухоженное гнездо, жилое, не пропадут. И подкинула. А мне жалко их стало. Взял. Правда, некогда мне, но проверяю регулярно.

— Ты добрый, — вздохнула Принцесса.

— Никому не говори. Хватит, еще раз перебьешь, улечу! — пригрозил Дракон.

Принцесса послушно кивнула.

— Всем известно, что красивые девушки с разбитым сердцем превращаются в ведьм для того, чтобы мстить всем мужчинам на свете, — продолжал Дракон. — Наша ведьма именно так и делала. Лунными ночами она расчесывала свои длинные, черные, как бездонные глубины озера, волосы и пела самую прекрасную песню на свете. Иногда она танцевала при свете звезд, ее совершенное тело…

— Хватит уже! — сердито крикнула Принцесса.

— Без подробностей нельзя, иначе получится краткое содержание. В двух словах. Хочешь? — возмутился Дракон.

— А ты поменьше ТАКИХ подробностей, мне неинтересно, — поджала губы Принцесса. — Я совершенное тело каждый день в зеркало наблюдаю.

— Каким счастливым, однако, должно быть это зеркало, — игриво подмигнул Дракон.

Принцесса коккетливым жестом поправила прическу.

— До утра не закончим, чувствую, — вздохнул Дракон. — Заманивала ведьма мужиков красотой своей колдовской и песнями сладкими. Представь, спит себе человек спокойно или не очень в теплой кровати и сквозь сон песню слышит. И такая на него накатывает тоска, что бежать хочется вон из дома, в леса, поля, куда там еще? За горизонты, в общем. Это ведьма зазывала, заманивала. Вот несется бедолага на зов, дороги не разбирая, деревья его ветками по морде хлещут, репьи в волосы впиваются, колючки в ноги, вдруг, раз! и на поляну вышел. А там лунный свет, туман над озером, а на листе кувшинки распутной ведьма сидит. И выглядит так, что кувшинка институткой кажется. Понятно, у мужика башню сносит напрочь. Смотрит на нее, одурев от счастья, а ведьма улыбается и манит к себе. В глазах ее обещание неземного удовольствия, — он покосился на притихшую Принцессу. — Не буду утомлять ненужными подробностями. Мужик идет, что ему делать то еще? Прямиком в озеро, пешком. Оно не зря бездонным называется. Много их там полегло.

Дракон помолчал немного. Принцесса скрутила еще один джойнт.

— Ну и что дальше? — спросила Принцесса, выдохнув колечко ароматного дыма.

— Врема шло, — отвечал Дракон, — ведьма устала. Она разочаровалась. У нее же было сердце, хоть и разбитое. И в самом его уголке пряталась мечта. От всех пряталась, даже от самой ведьмы.

— Ясно! — не удержалась Принцесса. — Она ведь женщина, хоть и ведьма. У меня тоже была мечта, прекрасного принца на белом коне встретить.

— Так ведь сбылось, — откликнулся Дракон.

— Угу… — нахмурилась принцесса. — Только порой не понятно, где конь, а где принц.

— Ведьма перестала петь свои песни, она даже хотела утопиться в бездонном черном озере, но перспектива гнить вперемешку с останками загубленных ею мужиков не позволила этому свершиться. Теперь она просто сидела на берегу, равнодушно глядя на мертвую озерную гладь. Жители окрестных поселений отныне могли спать спокойно и не ломать голову над причиной стремительного уменьшения мужского поголовья. Прекратилось.

— То есть, она Его так и не встретила? — в глазах Прнцессы стояли слезы. — Не буду я больше слушать твои сказки!

Она вскочила на ноги и в ярости растоптала каблуком недокуренный джойнт.

— Сядь! — проревел Дракон. — Я тебе сейчас рот заклею! Просил же, не перебивай!

Принцесса послушалась.

— Встретила, встретила, — уже мягче сказал Дракон. — Однажды она в гости отправилась на другой конец леса. К знакомым змеям. Поболтать по-женски, посплетничать. Молчи! — не глядя на Принцессу приказал Дракон. — А в это время на берег озера пришел Он.

— Ах… — сказала тихо Принцесса и тут же зажала рот ладонью, невинными глазами взглянув на Дракона.

— Обойдемся без ненужных описаний, они тебе все равно неинтересны.

— Очень даже интересны, — возразила Принцесса с лукавой улыбкой, — расскажи, какой он.

— Какой-какой, — проворчал Дракон, — нормальный, всё при нем.

— Принц? — спросила Принцесса.

— Нет, не принц. Великий воин. Полмира завоевал. Империи в прах повергал. Непобедимые. Самые красивые женщины у его ног мечтали прилечь хотя бы. Враги трусливо дрожали при упоминании одного его имени. Но все золото мира, женщины и власть не приносили ему счастья. Сердце его оставалось холодным.

— Ух ты! — восхитилась Принцесса. — Какой мужчина!

Дракон пропустил ее реплику мимо ушей и продолжал:

— Возвращается ведьма домой и что же видит? Сидит на берегу гость непрошенный, от подвигов отдыхает. Змеи ее ядом угостили, вот она и решила за старое приняться. Волосы распустила, на лист кувшинки села, песню свою запела колдовскую.

— Погубила, — расстроилась Принцесса.

— Нет, — ответил Дракон, — полюбила. Потому что не кинулся он в омуты бездонные, не завыл у ее ног, не умолял и не унижался. Он в глаза ей взглянул и пошел лес валить.

— Зачем?

— Плот делать. А ты что подумала?

— Да так, — отмахнулась Принцесса. — Давай уже, не тяни, что там дальше?

— Ничего, — сказал Дракон. — Взял он ее на руки и увез. Она и не сопротивлялась. Потому что мечтала о нем всегда. Вот о таком.

— Куда увез-то? Говори толком!

— На обратную сторону Луны, — Дракон указал на небо. — Они только вдвоем быть хотели. Никто им не был нужен. Там и живут.

— Хорошо живут? — спросила Принцесса.

— Откуда я знаю? Не спрашивал.

— Так слетай да посмотри, — предложила Принцесса, — интересно ведь.

— Далековато, — прищурился на Луну Дракон, — и неудобно без приглашения. А еще опасно. Для жизни. Я рисковать не могу. Меня яйца в гнезде уже неделю дожидаются.

— Знаешь, — тихо сказала Принцесса, — я ведь не о Принце мечтала.

— Вам по статусу Принц полагается, — утешил ее Дракон, — так что, все правильно.

Он улетел.

Принцесса еще долго курила, задумчиво глядя на Луну.


2

— Пошли вы все! Ненавижу! Задыхаюсь в этом чертовом склепе! — кричала Принцесса, разбивая очередные хрусталя об пол.

— Он опять не прилетел? — поинтересовался Принц, лениво поглаживая фрейлину пониже спины.

— Да что вы вообще знаете?! — Принцесса с размаху стукнула кулаком каменную стену замка. Та застонала, но выдержала.

— Семейные ссоры, — протянул Принц, — ради сладкого примирения делаются.

Он подмигнул зардевшейся фрейлине. Та поспешила спрятать штопальные иглы и вязальные спицы, во избежание.

— Я ухожу, — спокойно сказала Принцесса, дрожащими пальцами скручивая джойнт.

— Надолго? — откликнулся Принц.

— Навсегда.

— Вы, наверное, забыли, Ваше Высочество, — отвесил шутливый поклон Принц, — не все так просто. Вы знаете законы. Если Принцесса уходит от Принца, она становится обычной. Замарашкой, золушкой, посудомойкой, кем угодно. Но Принцессой уже никогда. Готовы?

— Да плевать! — недобро ухмыльнулась Принцесса. — Главное себе не врать.

— Не пойму, отчего вам не живется? — пожал плечами Принц. — Смотрите! — он схватил Принцессу за руку и дернул к окну. — Смотрите! Это все ваше! Ваше! Понимаете?! Что еще нужно?!

— Предел, — вздохнула фрейлина и упала в обморок.

— А она настоящая принцесса, — заметила Принцесса. — В обмороки валится, как по учебнику. Хотите, я ей корону отдам?

— Простолюдинке? — вскинул брови Принц. — С ума не сходите. Уважайте мой статус, пожалуйста. Хотя, свой вы потеряли, увы. Я прощаю, если что. Дверь приоткрытой оставлю.

Он вышел вон, унося на плече сомлевшее фрейлиново тело.

— Дракооооон! — беззвучно завыла Принцесса. — Где ты?!


— Мы не можем, боимся, — пищали недовылупившиеся яйца, — принеси поесть, а? Ты же нас любишь, правда?

— Ребят, — ответил Дракон, — вы уж определитесь. Или вылупляйтесь, или залупляйтесь обратно.

— Кошмар! — заверещали яйца. — Он не любит нас, он ставит нас перед выбором, а оно нам надо?! Нам оно вредно, мы маленькие, беспомощные и вообще! Дай ему волю, омлет справит из наших недовылупившихся телес. Нам нужно время.

— Сколько?

— Вечность, милый, — ухмыльнулись яйца. — Поесть не забудь принести. Пшол! Вернее, мы любим тебя!


— Ваше Высочество, — дворцовый стражник умоляюще заглядывал в глаза Принцессе, — ну куда же вы? Среди ночи, да в леса. Темно, волки, мало ли какие опасности? Разбойники, к примеру, житья нет от них совсем. Пожалуйста, одумайтесь.

Принцесса одарила его тяжелым, словно могильная плита, взглядом.

— Эй, товарищ, проходи, эй, пока не получил, — мрачно проговорила она.

— Ваше Высочество, — шептал, упадая на колени стражник, — не погубите. Меня супруг ваш дражайший на кол посадит, колесует, четвертует, к позорному столбу прикует, а у меня жена, детишки. Не велено отпускать. Проявите сострадание.

— После кола тебе уже все равно будет, — сурово сказала Принцесса, вытаскивая из-за пояса кинжал. — Присягу давал? Что на войне убивают, в курсе?

— Так ведь, — проблеял стражник, — не война.

— Это кому как, — ответила Принцесса. — Жить хочешь? Вот и подумай.

Стражнику понадобилось немного времени, чтобы принять решение. Он позволил Принцессе уйти. А сам бросил пост, ворчливую жену и ушел к разбойникам, с которыми его давно связывали прочные торгово-денежные отношения. Про детишек наврал, кстати.


Дракон возвращался в гнездо, исполненный невеселых дум о родительском долге. В когтях его болталась корова, оглашая окрестности тоскливым мычанием.

— Я плохой отец, — бормотал Дракон в такт унылым взмахам крыльев.

Вдали показалось гнездо. От неожиданности он чуть не уронил корову.

В гнезде резвились толстые гусеницеобразные создания. На спине у них болтались крылышки, бледные, пупырчатые, как у охлажденных бройлеров. Создания так громко и радостно верещали, что Дракон без труда услышал про «без лоха и жизнь плоха».

От драконьего рыка вздрогнули звезды. Странные существа стремительно уменьшились в размерах и забрались в свои скорлупы.

Дракон уложил потерявшую сознание корову на землю и с недоброй улыбкой взглянул на дрожащие в гнезде яйца.

— Драконья пиявка, — вкрадчиво шепнул он, — как я сразу не догадался.

— Тебе показалось, — пискнули яйца, — устал, вот и мерещится. Кушать очень хочется, кстати.

— Молчать! — рявкнул Дракон, листая энциклопедию. — Тут все доходчиво написано, даже нарисовано. Драконья пиявка, класс сосущие, отряд паразиты. Обычно маскируется, выдавая себя за драконье яйцо. Живут колониями, высасывают у Драконов всю любовь к жизни и приключениям. Уничтожению не поддаются.

Дракон захлопнул книгу.

— Знание — сила, все таки.

— Сволочь неблагодарная, — обиделись яйца и заплакали жалобно.

— Прощевайте, — сухо кивнул им Дракон, взмывая в ночное небо.

Вслед ему неслись стоны и слезливые проклятья, но он их не слышал. Он летел на Зов.


— Я тебе другого Принца найду, — шептал Дракон Принцессе. — Ты не расстраивайся только. Подумаешь, с этим не получилось, мало ли их еще землю топчет, Принцев. Построю башню, замок, будешь В Ожидании Принца На Белом Коне, как раньше, только лучше.

— Ты со своими яйцами отупел вконец, — вздохнула Принцесса. — Не хочу я принцев, да и не хотела никогда по-настоящему. Я по-другому хочу.

— Это как же?

— С тобой летать, миры увидеть, какие ты видишь, — Принцесса нежно погладила Дракона, но не сдержалась и уколола. — Если яйца тебя отпустят.

— Не смешно, — фыркнул Дракон. — Ошибся, бывает. Кто бы вообще говорил.

Принцесса курила на Луну и улыбалась счастливым мыслям.

— Ладно, — сказал Дракон, — полетели. Только слушаться. Миры штука опасная.

— Без проблем, — откликнулась Принцесса, выкидывая недокуренный джойнт.


3

Дракон беспокойно ворочался во сне, ругался и тревожился.

— Это невозможно, — Принцесса щелкнула его по носу, — просыпайся, зверь.

— Что? — Дракон открыл глаза и хмуро взглянул на Принцессу.

— Сны у тебя. Опять.

Дракон по-стариковски закряхтел, пытаясь свернуться в клубок.

— Не нравишься ты мне последнее время, — задумчиво погладила драконью голову Принцесса. — Помирать, что ли, собрался?

— Не дождетесь, — буркнул Дракон. — Тут просто… как бы это сказать… дело есть одно. Незаконченное.

— Тогда заканчивай, иначе совсем захиреешь, — посоветовала Принцесса.

— Придется, — вздохнул Дракон.

Он какое-то время собирался с мыслями, бормоча что-то себе под нос, потом потянулся, стряхнул остатки сна и спросил:

— Полетишь со мной?

— Конечно, — улыбнулась Принцесса, — интересно же.


— Дракон! Спасайтесь!

Принц вскочил с кровати и принялся торопливо одеваться.

— Вот оно! — лихорадочно шептал он. — Свершилось.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 478