электронная
90
печатная A5
293
18+
Невеста

Бесплатный фрагмент - Невеста

Эротика

Объем:
36 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-9778-1
электронная
от 90
печатная A5
от 293

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Андрей Павлович Колясников

Невеста

Вторая половина двадцать первого века разделила оставшихся людей по социальному признаку. Первые были на самом верху общества — пассажирами первого класса, к которым относился и я. Вторые же находились на самом дне. В начале двадцать первого века класс «вторых» еще относился к третьему, даже когда уже прослойка между нашими социальными группами исчезла — когда оставались лишь бедные и богатые. Но к наступлению двадцать второго века, группу бедных людей было решено относить ко второму классу.

Дно социальной обеспеченности лишалось право выбора в политической судьбы планеты — как избираться во власть, так и избирательного голоса. Был единственный шанс выбраться в «высшую лигу» у людей второго класса, это заключить брак с одним из VIP-членов общества.

Обычно люди из моего сословия, не выходят за пределы городов в провинции бедноты, если только не собираются развлечься за кредиты, но есть и такие, как я, что ищут себе невесту, или жениха, в «бедной черте».

С экскурсией по нашей истории я думаю здесь можно кончить, так как вы, жители более позднего периода времени планеты, уже и без меня знаете все о двадцать втором веке, да и это история о другом — я здесь еще затрону наш быт и историю в разговорах с Виолет.

Меня зовут Руслан Дронов. Вот уже пять лет я ищу ту, с кем мог бы разделить свою пастель и судьбу, думая уже, что все усилия мои были напрасны — ни одна из женщин меня не устраивала. Все девушки, которых я привозил, в постели были посредственны, либо я к ним быстро привыкал — не было в девушках какой-то «изюминки».

К примеру, одной из последних до Виолет была, среднего роста брюнетка с третьим размером груди, девушка по имени Николь. Я привез ее из «бедной черты» у города, где одной пятой частью города возглавлял мой друг Илья, у которого я тогда гостил.

Николь, в свои двадцать пять лет, была уже довольно опытной девушкой. Когда привез я Николь в один из моих домов, в принадлежащей мне пятой части города, то сразу же попросил ее раздеться, чтобы выбросить латексную одежду «бедной черты» в отверстие канала переработки мусора. На мою просьбу обнажиться, она ответила легко, согласившись — обычно. Николь оттолкнула меня от себя, и я приземлился на постель. Она провела указательным пальцем от своей шеи, по центру груди, до пупка и ее розовый, с тонкими черными вертикальными линиями, обтягивающий латексный костюм, распахнулся. Брюнетка повернулась ко мне спиной, быстро и незаметно для меня, разделив одежду на две части, верхняя часть комбинезона упала с ее загорелого тела, на пол. Стоя обнаженной спиной ко мне, просунув два больших пальца по бокам под верх «брюк» оставшихся от комбинезона, Николь, наклонившись вперед от меня, потянула пальчиками вниз, медленно, словно под музыку, снимая низ своей латексной одежды.

Совсем близко, менее чем в полуметре от меня, я увидел ее «киску», из которой маленьким уголком виднелся клитор, почувствовав легкий сладко-соленый запах влагалища. Николь повернулась ко мне, и я обратил внимание на приятную необычность ее грудей — они были близки друг к другу. Обнаженная брюнетка положила свои ладони мне на плечи и, наклонившись на меня, заставила мое тело принять положение «лежа». Николь поцеловала мою шею, затем уже обнаженную грудь. Губы и руки ее, скользя вниз, нежно прикасались к моему обнаженному телу, с которого исчезли рубашка и брюки. Я почувствовал губы бедной девушки на ладонь ниже моего пупка, где в юности начинался волосяной покров, до того как я сделал лазерную эпиляцию. Горячей ладонью Николь обнимала мои яички, а через секунду я почувствовал, как ее влажный рот поглотил мой член. Левой рукой она продолжала играть моими яичками, а правой онанировала мой член, у самого его основания. Губы Николь ускоряли темп, но через пять минут, брюнетка остановилась — тремя пальцами раскрыв головку члена, кончиком языка опоясала круг по краю головки, нежно соприкасаясь с его тонкой кожей своим язычком.

Я положил свою широкую ладонь на ее прямые волосы, как бы говоря:

— Продолжай — не надо останавливаться.

И вновь ее прохладный мокрый рот продолжал двигаться по моему члену «вверх-вниз». Вторая часть минета продолжалась еще около десяти минут.

Мне наскучило смотреть, не получая уже удовольствия, в зеркальный потолок на то как брюнетка стоя передо мной на коленях плавно двигает своей прелестной головкой между моих ног. Я встал, обошел девушку со спины и повалил ее тело на кровать, лицам в постель, а колени Николь оставались на полу.

Взяв в правую руку свой член, я вошел им в теплую «киску» Николь — она застонала. Я понимал — Николь симулирует, но мне, как и любому другому мужчине, нравятся стоны от девушки, как издаваемые этой брюнеткой, однако мне все же хотелось слышать ее искренние чувства. Обхватив Николь за бедра, я резким движением вошел своим членом в ее «киску» так, что кожа на моих яичках соприкоснулась с влагалищем брюнетки. Еще одно резкое движение моим тазом, еще, и еще, и еще… и вот Николь прикрикнула, вцепившись пальцами в черные шелковые простыни — это уже были настоящие ее чувства.

Левой ладонью, взяв за шею Николь спереди, я притянул ее изогнутое тело к своей груди. Указательным пальцем правой руки я играл клитором брюнетки. Моя ладонь отпустила ее шею и, грубо взяв за лицо, повернула к моему лицу — наши губы были рядом, но не соприкасались. Левая рука вновь спустилась на ее шею, не давая Николь поцеловать меня, чего так хотела темноволосая девочка.

Руки бедной брюнетки хватались за мои бедра, пытаясь оттолкнуть или остановить меня, но все было тщетно — я все резче и резче, сильнее и сильнее, входил в теплое влагалище Николь. Мои руки скользили по уже влажному телу, к упругой груди девушки. Соски Николь окаменели — еще немного и брюнеточка кончит.

Обхватив руками за талию Николь, я слегка приподнял ее и бросил спиной на кровать. Опьяненная любовными утехами брюнетка теперь была в моей власти — не в силах сопротивляться мне.

Раздвинув стройные ножки девушки, и закинув их к себе на плечи, я засунул свой член во влажный анал Николь. В этот день Николь испытала первый свой настоящий оргазм, но со временем, за договоренную неделю, она привыкла ко мне, а я ко всем ее «штучкам».

Все вновь стало обыденным и скучным.

Через месяц после Николь, я решил в последний раз попытать счастье среди «бедной черты», но далеко искать себе невесту не стал, и обратил свой взор на провинцию у границ моего города.

Неделя поисков и на экране, в моем кабинете, была она — девятнадцатилетняя блондинка Виолет: ростом сто шестьдесят четыре сантиметра, груди второго размера, среднего телосложения. Вначале она даже не хотела общаться со мной, тем более вести переговоры о предварительной встрече в качестве невесты. Но настойчивость, с моей стороны, и подарки для ее старшего брата, сделали свое дело — через полтора месяца Виолет сдалась. Да, я не оговорился — в нашем веке «бедная черта» живет семьями в двухэтажных домах, по пять-шесть человек, или как Виолет — вдвоем.

— Виолет, я не могу понять, — все чувства во мне смешались — я должен был находиться вне себя от того, что девушка из провинции морочит МНЕ голову, но лишь ее тонкие губки изогнулись в милую улыбку, родив на розовых щечках еле заметные ямочки, я был обезоружен перед ней — это сводило меня с ума. — Если вы говорите, что я нравлюсь вам как мужчина, то почему бы нам не испытать наши чувства — мне бы очень хотелось столь же красивого наследника от вас.

— Я согласна, но только на двое суток и за двадцать пять тысяч кредитов. Если не подойду вам, то хоть год смогу не следить за вашими роботами.

— Год?! — Блондинка с волнистыми, чуть ниже плеч, волосами явно преувеличивала свои заработки — любой житель «бедной черты» в год имел не более пяти тысяч кредитов на счет. Это позволяло людям хорошо питаться, строить свои дома, заводить семьи, но было недостаточным для покупки робота — иначе провинциалы будут сдавать их в эксплуатацию, а после, и вовсе, станут нашими соседями в городах. — Ладно — я согласен, но тебе придется прожить со мной трое суток.

— Решено — до завтра.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 293