электронная
72
печатная A5
396
16+
Невероятные приключения Пино Дино

Бесплатный фрагмент - Невероятные приключения Пино Дино

Ироническая сказка не только для детей

Объем:
178 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-9131-0
электронная
от 72
печатная A5
от 396

Даже в сказочной стране могут происходить совсем не сказочные вещи.

Ироническая сказка-пародия. Новый взгляд автора на всем известную историю. Приключения и борьба с произволом, испытание дружбы и, конечно же — исполнение желаний!

1 глава. Деревянный мальчик

Жил был мальчик, которого вырезали из дерева, Вы думаете это Буратино? Не совсем. Его звали по-другому — Пино Дино.

Мальчик жил много лет назад в старой заброшенной деревне, воспитываемый матерью и отцом-алкоголиком. В один прекрасный день мать спрятала мальчика в дупле дерева, приносила еду и строго-настрого запретила покидать место укрытия. Один раз она не пришла, мальчик ждал долго, а потом его матерью стал старый тополь, любивший по вечерам рассказывать сказки. Там наш герой и коротал день за днем, слушая колыбельную шепота листьев.

Кора дерева и ветви проросли сквозь ребёнка давая пищу, (сок дерева) и тепло земли. Скажете, так не бывает. Все возможно, если по ошибке засунуть ребёнка не в то дерево. А потом придумывать сказки о деревянном мальчике. Пино Дино долго скрывал своё настоящее происхождение, а когда волшебное дерево умерло, столяр Карлос нашёл деревянного мальчика, а дальше вы все узнаете. Только по порядку, да и не было полено говорящим. А то придумали сказки о волшебном полене, которое еще и говорить умеет.

2 глава. Учиться или жениться?

Папа Карлос жил бедно, несмотря на то, что «руки у него росли из плеч». Когда он приютил деревянного мальчика, то заметил одну особенность, Пино Дино врал до бесстыдства часто. Он врал, что хочет есть, врал, что уже наелся. Ведь надо быть идиотом, чтобы заставить есть манную кашу дерево. Время от времени Пино Дино приходилось поливать: именно тогда его нос и вырастал, а на кончике распускались листья.

Папа Карлос и пилил нос, и шлифовал, понимая, что нос не поддается, приметив со временем, что это случается от вранья, о чем все время говорил сорванцу, называя Пино Дино Нос.

— Папа Карлос, — как-то спросил Пино Дино, — а где моя мама?

Карлосу так и хотелось ответить, что твоей мамы больше нет, но вместо этого, потерев свой нос, он солгал. Нос тер по привычке, боясь, вдруг тоже вырастет.

Кстати, отсюда и повелось, если человек чешет нос, значит, он не совсем честен, когда говорит с вами.

— Мама, дорогой Пино Дино, уехала в большой город, нужна же тебе одежда к школе. Но как уехала, так и не вернулась.

— Это грустно, что мама куда-то пропала. Но не думаешь ли ты, папа Карлос, что я пойду в эту богадельню? — дерзко спросил Пино Дино, — тем более сомневаюсь, что всем понравится деревяшка вроде меня. И ненадолго на мне продержится курточка из бархатной бумаги, а штаны из картона — это же полный отстой! Взгляни на этот колпак — « им только лягушек ловить», уверен, так мне и скажут в школе. Вообще, если посмотреть со стороны, я страшен и похож на куклу — маньяка из фильма ужасов.

— Да, Пино Дино, я и не подумал об этом, — вздохнул папа Карлос, — но учиться необходимо. Я позвоню знакомой гримерше — визажистке Мирелле, она поможет нам…

— Папа Карлос, и хоть ты и пытаешься сделать из меня сына, какая может быть школа для дуба в двадцать лет?

— Ты несправедлив к себе, Пино Дино, и три класса церковно-приходской школы не сделают из тебя менеджера.

Пино Дино задумался, стать менеджером среднего звена в перспективе ему явно не улыбалось, но познакомиться с Миреллой было бы интересно.

Добавлю одно уточнение: дубу, который мы все знаем как волшебное дерево, и вправду было двадцать лет, а сорванцу Пино Дино исполнилось четырнадцать, поэтому он путался в датах — сколько ему четырнадцать или двадцать лет.

3 глава. Мирелла

Мирелла не заставила себя долго ждать.

Папа Карлос сказал — папа Карлос сделал, позвонив своей давней знакомой — гримерше Мирелле.

Когда она вошла, Пино Дино открыл свой рот так, что даже деревянная челюсть скрипнула, да так громко, что Мирелла хихикнула. Она была немногим старше его и просто очаровательна. Короткое, даже слишком платьице синего цвета, из-под которого выглядывали резинки от чулок, казалось волшебным. Оно было таким, точно она его приобрела на распродаже ярмарки волшебников. На ногах лакированные лабутены фиолетового цвета, в тон, видимо, помады на пухлых губах. Мирелла встряхнула голубыми кудряшками, оглядывая Пино Дино, и нежным голосом проворковала:

— Начнем, малыш?

Пино Дино никогда не видел женщин, ну кроме своей давно почившей матушки. От Миреллы приятно пахло, в отличие от ее пса, которого она называла Пармезан.

Большой пудель черной масти с выбритой спиной, на которой красовалась гламурная татуировка Миреллы, неотрывно следил за каждым движением деревянного мальчика. Пес принес в зубах сумку хозяйки и бесцеремонно уселся на диван папы Карлоса. Тот, впрочем, не возражал, отправившись варить кофе. Сегодня у него отличный день, он продал парочку табуретов и смог, наконец, купить продуктов после недели на «бич-пакетах».

— Так-так, — Мирелла придирчиво осмотрела лицо Пино Дино, — Карлос не говорил, что ты из дерева.

— Это что-то меняет? — ответил ей в тон деревянный.

— Ну, в общем-то, нет, — она смерила его с ног до головы взглядом, — но в какую школу тебя отправит Карлос, ума не приложу. Детям тебя показывать небезопасно. Ну, что говорить, приступим.

Красотуля раскрыла сумку с инструментами и начала выкладывать на стол всякие банки и склянки, напевая под нос. Пино Дино не сводил глаз с глубокого выреза ее синего платья и думал, почему он не ожерелье. Мирелла ловко орудовала шлиф-машинкой, средством от жучка-короеда и морилкой, добавила шпатлевки под левым глазом Пино Дино, он помнил, как однажды довел папу Карлоса, который запустил в него табуреткой. Пино Дино кинул в ответ стамеску, и Карлос еле увернулся, посмотрев, не повредился ли холст, на котором нарисован очаг.

— Мне кажется, или ты засыпаешь? — сварливо спросила Мирелла, — и куда ты все время опускаешь глаза?

— Я…

— Не болтай, а то неровно получится. Пармезан, парик для господина Пино Дино.

Она поставила перед ним зеркало, и Пино Дино чуть было не свалился со стула. Из отражения на него смотрел приятный молодой человек, по которому в жизни не скажешь, что он сделан из дерева.

— Ты, добрая фея? — спросил он, и если умел бы плакать, точно разревелся. — Я считал себя таким уродом!

— А ты и не урод, ты это брось, разводить карасей в болоте, — она вытащила из сумочки трубку и зажигалку. — В руках мастера любое страшилище станет красавцем. А ты очень милый!

Пино Дино принюхался и понял, что Мирелла курит табак папы Карлоса, которым старик отплатил ей за работу. В этот момент деревянный поймал себя на мысли, что ему очень не хочется, чтобы Мирелла уходила. — Даже, не думай, — остановила она его порывы, потому как по глазам читала не хуже цыганской гадалки, — мой бойфренд Пьетро будет не доволен, если мы с тобой, ну ты понимаешь. Могу помочь тебе со школой для таких людей, как мы есть подобная. Надо же сделать из тебя человека.

— Школа для таких, как мы? — он непонимающе посмотрел на нее.

— Не понял? Я так и думала. Знаешь, есть один человек, который изготавливает живых кукол, руки у него гораздо искуснее, чем у папы Карлоса, хоть характер прескверный. Так вот у него есть школа для таких неудачников, как мы…

— Ты тоже дубовая? — спросил Пино Дино, надеясь, что теперь-то нашел правильный вектор пути к сердцу прекрасной Миреллы.

— Не вздумай кому-то сказать подобное. Это ты дубовый, а я из бука, как и Пьетро, Фабано из красного дерева, а мой верный Пармезан из черного. Хотя нет! — Рассмеявшись она махнула рукой. — Он настоящая собака!

— Офигеть, и вы все деревянные куклы? — Пино Дино не верил своему счастью и то, что он не один такой.

— Где твои манеры, малыш, — она ущипнула его за нос, — мы почти, как люди. Приходи в школу, я тебе напишу адрес. Только папа Карлос не должен знать об этом, для него ты пойдешь в обычную. И смени эти картонные штаны на что-нибудь более человеческое.

— Я тебя понял. — Пино Дино показалось, что на его деревянных щечках выступил румянец. Что там она говорила о Пьетро, что это за червь? Мирелла рождена для приключений! Хотя ей Пино Дино ничего подобного не сказал, а лишь «спасибо» за проделанную работу.

— Да, — добавила Мирелла на прощание, — не разговаривай с животными по дороге в школу, особенно с теми, кто пригласит тебя в страну Дурачков и расскажет о том, что если положить деньги в землю и полить их, а потом произнести заклинание, вырастет денежное дерево.

— А что так бывает? — Пино Дино так хотелось, чтобы Мирелла не шутила, ведь если такое дерево существует, можно столько купить в дом. Он прям замечтался.

— Нет, — рявкнул все время молчавший Пармезан, — не будь дур-р-раком и не позволь себя одур-р-рачить!

— Говорящая собака! — воскликнул Пино Дино. — Столько потрясений в один день!

Он снова посмотрел на себя в зеркало. Рыжие волосы ему шли, где бы только раздобыть человеческую одежду, подумал он, разглядывая хорошенькую Миреллу.

— Давай, малыш, целую в щечки! — Мирелла повернулась на каблуках и направилась к выходу.

«Ее платье такое красивое, — подумал Пино Дино, — наверное, такое же надо подыскать и для себя, но что сказать Карлосу?»

4 глава. Здравствуй, школа

— О-ля-ля! — воскликнул Пино Дино, рассматривая себя в зеркало. — Нет, платье точно не для меня, пусть сейчас мода немного другая, но все же. Он посмотрел на свои тощие деревянные ноги и подумал, что лучше их прикрыть пусть даже и картонными штанами.

Вернувшийся папа Карлос не сразу признал в рыжем красавчике Пино Дино, добавив при этом, что никогда не ошибался в Мирелле.

— А еще посмотри, Пино Дино, я принес тебе чудесную азбуку, — Карлос начал разворачивать большой сверток. — Правда, пришлось продать стереосистему, но не беда, она и так не особо радовала меня. То ли дело старая шарманка, но ее я не собираюсь продавать ни за что!

— Азбука, значит, — Пино Дино повесил нос, потрогав его кончик, придумывая, что рассказать о школе, чтобы не соврать и не выдать себя растущим носом, — а как же школьная форма, папа Карлос? Картонные штаны и курточка из бархатной бумаги не по дресс-коду.

— Что это за новомодные словечки? Видимо, Мирелла так сказала. Да? — Карлос вздохнул, понимая, что придется и шарманку продавать, надо ведь как-то приличнее одеть Пино Дино к школе.

В итоге все опять сошлось к Мирелле и Пармезану, без них Карлос не представлял, как справиться с подобной задачей.

Сама школа оказалась в ночном клубе на окраине города, занятия начинались в восемь вечера. Пино Дино пришлось наплести, что он будет учиться во вторую смену. А потом спрятать, начавший расти, кончик носа, сбежав в туалет.

— Странно, — Карлос почесал лысую макушку, — в мое время в восемь вечера ложились уже спать.

— Так это школа не для маленьких, — пытался выкрутиться Пино Дино, а потом втихаря подпилил выросший нос. В итоге вечером он отправился на другой конец города, используя компас, так как GPS навигатора у него, как, собственно, и телефона не имелось. Поэтому школу оказалось так сложно найти.

На перекладных Пино Дино все-таки добрался до школы. Опоздал, правда, на первый урок, который вела учительница по имени Маркиза Беатрисса.

«Интересно, — подумал деревянный. — Имя у нее какое-то странное, и на лису эта рыжая тетка похожа и даже очень».

— Проходите, молодой человек, — Маркиза Беатрисса поманила его пальцем. На руках у нее бархатные перчатки, у которых обрезаны пальцы. На макушке, где рыжие волосы стояли торчком, была нахлобучена громадная красная шляпа с широкими полями.

Бежевое платье, в мохрах, до пола, волочилось точно хвост. Лицо густо напудрено. Точно нарисованные с длиннющими ресницами зеленые глаза, а около накрашенных ярко-красной помадой губ красовалась похожая на бородавку родинка.

— Итак, класс, на чем мы остановились? — спросила Маркиза Беатрисса.

Пино Дино разглядывал разномастных учеников, ища глазами Миреллу, которой тут не было.

— Страна Дурачков расположена, — пропищал человечек в ярком костюмчике, — на севере нашей префектуры. Там много свалок и всякого дерьма. Полиция хватает всех приехавших с деньгами, чтобы выпихнуть под зад обратно в Город Мечты.

Вот оно как, — улыбнулся про себя Пино Дино, узнав, как называется его родной город.

— Что можете добавить вы, новенький, как зовут вас? — спросила Маркиза Беатрисса.

— Это вы про меня? — спросил Пино Дино, поднимаясь с места. Все окинули его взглядом, и на этом интерес к дрожащей персоне пропал, пока Пино Дино не заговорил о золотых, которые можно посадить на пустоши в Стране Дурачков и, если знать заклинание, то на следующий день обязательно вырастет денежное дерево.

На мгновение Маркиза Беатрисса сохраняла гробовое молчание, пока класс не взорвался безудержным хохотом.

— Не тот ли ты Пино Дино, о котором рассказывала мне наша общая знакомая? — лукаво спросила Маркиза Беатрисса.

— Наверное, — уныло пожал плечами Пино Дино, ему стало стыдно и неуютно от своей речи о стране Дурачков. Однако класс перестал смеяться, все вытащили тетради и ручки, принявшись писать. А Маркиза Беатрисса попросила Пино Дино последовать за ней, чтобы директор Леопольдо Барабасович мог поближе познакомиться с этаким неучем.

Пино Дино начал сомневаться, а нужна ли ему вообще эта школа, пока не столкнулся в дверях с высоким пучеглазым человеком неопределенного возраста. Длинные волосы бурого цвета стянуты в хвост на затылке, а ухоженная борода тянулась до самого пола.

— Вот это борода! — не удержался Пино Дино, восхитившись такой необычностью, — ее так здорово можно использовать вместо пакли, если трубы внезапно начнут течь, а под рукой ничего!

— Пино Дино! — рявкнула Маркиза Беатрисса, влепив ему подзатыльник, — простите, господин Леопольдо Барабасович.

Она расплылась в лисьей улыбке, склонившись в глубоком реверансе.

— Ко мне в кабинет! — прорычал директор, и Пино Дино почувствовал, как у него затряслись колени от этого голоса, — мне как раз нужно сухое полено для растопки камина!

Пино Дино напрягся, а Барабасович хорошенько хлопнул его по деревянному плечу, сообщив, что это шутка, но шутить по поводу своей бороды он не позволяет никому.

5 глава. Бизнес Леопольдо Барабасовича

— Ну-ну, молодой человек, — Барабасович вальяжно обходил Пино Дино, изучал, выпученными глазищами, поверх круглых очков, словно инфузорию-туфельку под микроскопом.

Теребил длинную бороду, словно пытаясь отыскать в ней несметные сокровища, чем воздействовал на бедолагу самым неприятным образом. «Еще немного и меня стошнит», — сморщился Пино Дино. «Неужели у него еще ноги не стали заплетаться от ходьбы, может он на свою бородищу наступит»?

— Мирелла рассказала, что ты новый человек в нашем городе, а хорошо знаешь лишь про Страну Дурачков?

— Про нее мне как раз Мирелла и рассказала, Леопольдо Барбадосович…

— Барабасович! — негромко поправил Леопольдо Барабасович.

— Хорошо, Багдасарович, ой Барбарисович, ай, простите Леопольдо Барабан…

— Барабан Барабанович, так меня кличут детишки, — рассмеялся директор, — ну так оружие, наркотики, деньги, наконец, имеются у тебя?

Такого поворота Пино Дино никак не ожидал и ничего лучше не придумал, как ответить:

— Вы взрослый человек, пора иметь свои. Я даже не курю, в моем-то возрасте…

— Ну, ты и фрукт, Пино Дино!!! — загоготал Барабасович, и его огромный живот подпрыгивал так, словно внутри находился аквариум с лягушками, — люблю таких парней, главное — прямых и непосредственных. Ты из какого дерева вырезан, из дуба, наверное?

— А почему вы спрашиваете, Мирелла рассказала?

— Нет, — Леопольдо Барабасович смеялся и уже начал плакать, вытирая слезы кончиком бороды, — у тебя это на лице написано.

— Нет, это всего лишь грим, — Пино Дино не понимал причины истерического хохота директора и пока размышлял над этим, тот ржал точно конь.

В дверь постучали. Леопольдо Барабасович перестав смеяться, направился к столу и, усевшись на высоком стуле, рявкнул:

— Кого еще черт принес!!! Входи!

«Ничего себе», — рискнул подумать про себя Пино Дино: «Тут, конечно, весело».

А тем временем в кабинет вошел маленький сухопарый человечек в камуфляжной форме зеленого цвета, в руках у него была большая банка со странными красными червяками. Пино Дино посмотрел в лицо незнакомца, угадав сходство с этими самыми красными существами в стеклянной посудине. У него было такое же красное лицо и нос, похожий на перезрелую сливу.

— Заходи, Дурьюмар, — махнул лапищей Леопольдо, — вот с учеником воспитательную беседу провожу.

— Я слышал за дверью ваш смех, — Дурьюмар захихикал.

— Как дурь? — спросил Леопольдо.

— Дуреет, — прогнусавил человечек в зеленом, — я вам пиявки принес, так сказать проценты по вкладу.

— Это хорошо, сейчас мне их вон этот парень и поставит, а пока поговорим о делах. Пино Дино начинай.

Пино Дино с непониманием посмотрел сначала на Леопольдо, потом на Дурьюмара, а потом на банку с пиявками, которые, казалось так и ждут, как бы вцепиться в пальцы несчастного деревянного сиротки. Леопольдо Барабасович откинул бороду за плечо, расстегнул рубашку. Теперь Пино Дино увидел, почему живот директора так булькал и хлюпал.

Это был какой-то странный резервуар, наполненный прозрачной жидкостью. На дне его лежали прозрачные кристаллы, а над поверхностью плавали дохлые пиявки.

— Свое добро надо охранять! — рассмеялся Барабасович, подмигивая Пино Дино.

Бедняге пришлось опустить руку в банку с тварями, которые облепили его деревянные пальчики, а потом опустить в аквариум на животе директора.

— Что это за хренота?! — не выдержал Пино Дино, понимая, что впервые в жизни ему так мерзко и даже немного страшно.

— Хренота-хренота, — рассмеялся Дурьюмар, — это просто наркота, наркота, которая легализована в стенах нашей школы.

«О, дорогой папочка Карлос», — мысленно взмолился Пино Дино: «И зачем я пошел учиться, от ученья только зло: пиявки, наркотики, да еще и Миреллы нет здесь».

— О чем ты подумал, малыш? — Леопольдо удивленно приподнял кустистые брови, и его выпученные глаза стали еще более выпученными. — Наркотой называют у нас кристаллы знаний, которые покупают школьники для улучшения работы головного мозга. Не секрет, что дерево более сложно обучить, чем человека. А это же школа для деревянных кукол, актеров моего театра! Ты хочешь играть в театре?

— Пожалуй, нет, — Пино Дино хотел одного: Поскорее выбраться отсюда.

— Тогда мне нужен дилер, не хочешь заработать, Пино Дино? — Леопольдо подмигнул ему и в расщелине, между бородой и усами, блеснули золотые зубы.

Пино Дино очень нужны были деньги. Бедный папа Карлос продал все, что было ему дорого. Если не надо будет трогать этих мерзких пиявок, ну, только изредка, ну через день, ну…

— Только без пиявок, — изрек Пино Дино, — эти красные твари чуть не вывернули мой желудок наизнанку.

— Постой, но у тебя же нет желудка? — Дурьюмар округлил маленькие свинячьи глазки.

— Отстой, — протянул Пино Дино, — я ж образно.

— А еще в театре играть не хочет, — растекся в улыбке Леопольдо.

— А Мирелла выступает в театре?

— Она гример, — сухо бросил Леопольдо.

— А можно я буду с ней работать?

— Нет. Пока мне нужен дилер, поэтому забирай первую партию наркоты и вперед к знаниям!

Леопольдо бросил на стол чемоданчик.

— Главное, вернись с золотыми и не вздумай обмануть меня.

— Или отправишься в Страну Дурачков… — начал было Дурьюмар.

— Знаю, знаю, — мотнул головой Пино Дино и почувствовал, что еще чуть-чуть и с него свалится рыжий парик, — где толкать наркоту-то?

— Где-где, на перемене, — в один голос пропели Леопольдо Барабасович и Дурьюмар.

А Пино Дино, взяв чемоданчик, даже и не подозревал, в какую историю впутывается, и как не долог век наркодилера. Но его можно простить, скажете, он же не знал. Однако, как гласит Уголовный Кодекс, «Незнание не освобождает от ответственности»!

6 глава. Волшебный ключик

Пино Дино чувствовал себя не в своей тарелке. Мысли о том, что он поступает неправильно, буравили деревянную голову, словно жучки — короеды.

Дурь уходила на ура. Особенно ею интересовались отличники. Один из них подошел последним. На парне висел мятый белый костюм, как на вешалке, а бледное лицо, в тон одежды, контрастировало с длинными темными волосами. Он грустил, и Пино Дино был готов не брать с него денег.

— Моя постыдная проблема,

Что скажет милая Мирелла, — пробормотал бледнолицый отличник-наркоман.

— Бесплатным будет только сыр

Возьми наличность, гражданин.

— Да ты поэт, — протянул Пино Дино, склонив деревянную голову.

— Да, я поэт, — он прижал руки к груди и назвался Пьетро:

— Наркотики сгубили жизнь мою,

поэтому я так их много пью.

— А как Мирелла относится к этому? — продолжил Пино Дино.

— Ах, Мирелла, — вздохнул Пьетро, — бежать тебе надо, как там тебя?

— Пино Дино, — представился длинноносый, — и некуда бежать я не собираюсь, мне вон еще продать все надо, а уж потом, — он понизил голос до шепота, — потом и линять можно!

— Дурак ты, Пино Дино, — Пьетро махнул рукой, — если заберешь деньги Барабаскина, не видать тебе больше белого света, распилят тебя, как пить дать, на табуретки.

Прозвенел звонок, и Пьетро стремительно понесся в сторону класса. Пино Дино считал деньги. Дурь уходила неплохо и, когда под вечер остался один кристалл, а чемоданчик стал тяжелым от золотых монет, деревянный человечек, направился в кабинет директора. Не мог же он сразу сваливать. Хотя мысль эта прочно засела в голове. Леопольдо Барабасович спал, тихо посапывая, его усы напоминавшие тараканьи, торчали в стороны и шевелились в такт дыхания. Пино Дино не стал будить его, а положил чемоданчик с деньгами на стол.

Разглядывая небольшую комнату, он словно перечитывал историю школы и тех, кто был раньше в стенах кабинета Леопольдо Барабасовича.

Шкатулки, сундуки, огромный глобус. Засунув туда длинный нос, Пино Дино увидел, там лежит что-то блестящее. «Но что это»? Этот вопрос не давал покоя. Глобус на самом деле оказался большим сейфом, который не так было просто вскрыть, но длинный нос Пино Дино, который за последний день вырос снова, так как по мелочи его хозяин все-таки любил приврать, застрял в замке. Пока Пино Дино пытался вытащить кончик носа, сработал механизм, щелкнул, и в глаза незадачливого воришки бросилось неожиданное содержимое — волшебный ключик.

— О-оо! — протянул Пино Дино, беря в руки волшебный ключик, и разглядывая усыпанную разноцветными камнями ручку, — какой красивый!

Внезапно в дверь постучали, и Пино Дино инстинктивно спрятался за портьерой, видя, что Леопольдо просыпается.

«Ему точно не понравится, что я сую нос в его дела», — подумал Пино Дино. А Леопольдо Барабасович спросонья и не заметил, что сейф-глобус открыт, запнулся, наступив на бороду, выругался и, чуть было не свалившись, уперся рукой в глобус, закрыв крышку.

Незваным гостем оказался Дурьюмар, пришедший за частью выручки.

— Задремал немного, — Леопольдо Барабасович зевнул во всю глотку, Дурьюмар сжался, ощущая себя кроликом в клетке со львом. Леопольдо щелкнул зубами и потянулся. — Интересно, Пино Дино приходил…

Он открыл чемоданчик, довольно крякнув, и отсчитал долю Дурьюмара.

— Ну, что там насчет очага? — спросил Леопольдо Барабаса его товарищ, — вы нашли, где это?

— Пока еще нет, — Леопольдо налил себе выпить, — но Тортиллия долго сопротивлялась, пока у нее ключик волшебный забирали. Видимо, там сокровища несметные.

— Не знаю, дорогой Леопольдо, она сообщила, что эти сокровища не для нас и отказалась говорить правду.

— Вы попробовали наши методы? Заложники, пытки, шантаж?

— В заложники если брать саму старуху, боли она не чувствует, так как живет в болоте уже триста лет, а шантажировать ее нечем. У нее слишком безупречная репутация, да и родственников уже не осталось.

— Плохо, очень плохо, — Леопольдо открыл сейф со словами: — Где ж ты, моя прелесть…

Но прелесть покоилась в деревянной ладошке Пино Дино, который притаился за портьерой, обдумывая план бегства.

— Не-е-ет!!! — прорычал Леопольдо Барабасович, опрокидывая сейф-глобус, который упав, придавил Дурьюмара, и тот истошно завопил. В комнату вбежала Маркиза Беатрисса и Василий. Василий работал вместе с женой и занимался охраной школы. Он напоминал кота: седые всклоченные волосы, торчащие по бокам макушки, как уши, топорщащиеся усы и круглые зеркальные очки. От него разило пивом. В одной руке он держал недоеденную воблу, в другой жену, которая сопротивлялась, не желая приходить на крики в кабинете директора.

— Василий, перекрой выходы и вызови Добермана. Я знал, что это Пино Дино, я чувствовал это даже во сне. Поэтому я убью этого деревянного предпринимателя, воришку моих ценностей!!!

Пино Дино, недолго думая, выпрыгнул в окно, благо, оно оказалось приоткрытым.

Однако деревянные конечности выдали его грохотом на пожарной лестнице, куда он приземлился.

— Держи вора! — орал взбешенный Леопольдо, его длинная борода развевалась на ветру, и в свете фонаря Пино Дино видел, как бабочки, комары и мухи врезаются в нее, запутываясь точно в мохнатом капкане.

«Наверное, эта борода самое ужасное, что я видел в жизни», — прошептал Пино Дино, прыгая в кусты за забором. Ему не было страшно, и, сжимая волшебный ключик, он не знал, что делать дальше. Идти в ломбард или искать какой-то очаг. И что за двери открывает этот ключ. Любопытство раздирало. Домой возвращаться опасно. Но как сообщить папе Карлосу, что этой ночью Пино Дино не придет домой. Он бежал вперед что есть сил, не заметив тропинки, ведущей в Страну Дурачков.

7 глава. По дороге в Страну Дурачков

Пино Дино летел со всех ног. Спотыкаясь, вспоминая папу Карлоса и то, как он обещал уменьшить деревянному сынишке огромные стопы сорок шестого размера. «С такими ногами можно и лыжи не покупать», — как-то заметил друг Папы Карлоса Фабри. С тех пор эти ножищи не давали Пино Дино спокойно жить, он все время думал, что все смотрят на них, вспоминая горнолыжные курорты.

А в это время мистер Доберман шел по следу. Это был здоровенный пес черной масти с серебряным ошейником и злющими красными глазками. Он чувствовал запах страха, то и дело спотыкался о те же колдобины, что и Пино Дино, наступая на щепки, падающие с больших башмаков деревянного человечка.

На мгновение Пино Дино остановился, чтобы перевести дух, и услышал злобное рычание в кустах. И тогда припустил еще стремительнее, благо не так быстро уставал. А потом бежал и бежал, пока не выбрался на дорогу, по которой проезжали машины.

В свете фар не так страшно. И от быстрого бега поднималась придорожная пыль, пока в свете одинокого фонаря Пино Дино не увидел вывеску «Харчевня трех…», остальные буквы были кем-то зверски оторваны, поэтому истинное название харчевни осталось тайной для Пино Дино

Юркнув в узкий проход, он не сразу понял, что очутился на кухне. По своему обыкновению, Пино Дино сунул длинный нос в очаг  проверить, что ж там готовится и чуть не подпалил его.

— Чудовище! — закричала толстая повариха, показывая пальцем на Пино Дино, который, ничего не понимая, развел руки в стороны, сообщив, что он обычный деревянный парень и нуждается в ночлеге и теплой постели. Хотя не чувствовал ни холода, ни голода. Ему стоило бояться лишь воды в больших количествах и огня.

— Простите, разрешите мне переждать дождь, — вежливо попросил он ту самую толстуху, но она, попятившись назад, плюхнулась в кастрюлю с мочеными яблоками, там и застряла. Только уже не орала благим матом, а икала.

Пино Дино вспомнил, что папа Карлос всегда учил его быть вежливым и поэтому, приложив руки к груди, извинился и пошел дальше. Бросив короткий взгляд в зеркало, он увидел, что лесная пробежка весьма подпортила его внешний вид. Вместо парика — отполированная лысая голова, покрытая кусками мха и грязи. Репей и колючки на куртке, штаны изодраны, откуда выглядывали деревянные коленки.

«Ну что ж», — вздохнул Пино Дино, выходя в зал, где сидело несколько человек: «Это еще не самое страшное в жизни, жаль шарманку папы Карлоса, он все деньги потратил на новый костюм к школе».

Народ шарахнулся от Пино Дино, похожего на работника свалки Страны Дурачков. Официант в белом так и спросил его об этом:

— Не думаете ли вы, что приезжая в нашу харчевню, надо пренебрегать законами хорошего тона?

— Нет, — улыбнулся Пино Дино во весь рот, показывая острые зубы, — просто прогулка через лес немного испортила мой костюм. Там собака, она немного напугала меня.

— И в правду, — кивнул официант, — за дверью здоровенная псина, причем говорящая, что у нее есть ордер на некоего Пино Дино. Не вы ли это? По фото трудно разобрать.

— Нет, — помотал головой Пино Дино, — у этого парня прикид лучше, да и с волосами все в порядке.

Он потер отполированную лысину и, сославшись на дела, попросил вызвать такси до ближайшего города.

Официант, благо, не стал вдаваться в подробности, а у Пино Дино все-таки завалялся один волшебный, которым он оплатил его молчание.

Доберман долго сидел под дверью в ожидании, когда подадут Пино Дино тепленьким. При всём том официант сообщил, что подобный господин не посещал местное заведение.

Страна Дураков оказалась рядом, немного веселой музыки в машине и вот, Пино Дино очутился на обочине жизни, в стране, название которой нет ни на одной карте мира.

Что представляло собой это странное государство, Пино Дино понял не сразу, но тьма под луной, неосвещенные улицы и грязь под ногами создавали неприятное впечатление.

Потом, визжа колодками, проехал автомобиль, остановившийся прямо на дороге. Дверь распахнулась, выплюнув из салона автомобиля маленького пузатого человечка в мятом костюме. Хотя было темно и этого не было видно.

— Добро пожаловать в Страну Дурачков! — толстопузый поприветствовал Пино Дино, — позвольте представиться, мэр Дураков Иван. Можно просто Ваня, ну это как-то неофициально, лучше Иван, господин мэр или господин Дураков.

— Хорошо, — Пино Дино не знал, куда деться, — а что темно так? Так можно и провалиться куда-нибудь ненароком!

— Конечно можно! Я сам сюда еле доехал, чуть машину не убил. Но пробрался и это хорошо, ни одной запчасти не потерял.

— Так, а что света нет, грязь кругом, так вы встречаете гостей?

— Жители не хотят платить новые налоги, а их всего сорок семь с половиной!

— Всего?! — глаза Пино Дино чуть не вылезли на лоб.

— Последний налог на тунеядство, для тех, кто не хочет работать.

— А чем они будут платить этот налог?

— Это уже не моя забота, главное — поступления в кар… то есть, в казну. Никто не хочет работать на фабрике кристаллов знаний, боятся не успеть вырастить своих детей и умереть, но это ведь ложь. Новые фильтры позволяют очищать воздух и воду, — мэр Дураков, красочно взмахнул рукой.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 396