электронная
180
печатная A5
356
18+
НЕТЛЕНКИ

Бесплатный фрагмент - НЕТЛЕНКИ

КНИГА ШЕСТАЯ

Объем:
116 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-8394-6
электронная
от 180
печатная A5
от 356

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ПОЦЕЛУИ

Я целовал тебя не в те места,

В которые ты целовать просила:

Ведь я считал, что это некрасиво

Лобзать куда-то, кроме как в уста.

Но ты опять мне намекала томно

На те и эти органы свои,

Мол-де, в анналах страсти и любви

Прописаны лобзания потомно,

Куда и как, с каким напором губ,

И для чего язык при этом нужен…

Но я был так услышанным сконфужен,

Что повредил себе передний зуб.

И что-то целовать мне расхотелось

И в щеки, и в уста, и в те места,

В которых ты не очень-то чиста,

Хотя и так, и этак ты вертелась.

И под конец не выдержала ты

И понесла свои места другому,

А я был благодарен Всеблагому,

Что спас меня от этой срамоты.

ИОГАННУ СЕБАСТЬЯНУ БАХУ

Иоганн, Иоганн, ты мой Себастьян,

Фугами твоими я, твой тезка, пьян.

Закатил мне в сердце ты свои токкаты,

Обесценив этим древние дукаты.

Зря ты рано помер, зря ушел туда,

Где никто не слышит песен никогда.

Каждому расплата — вышка или плаха.

Напиши оттуда реквием для Баха.

АРАЛ

Любимая, забыл тебе сказать,

Я был вчера на берегу Арала.

Но там теперь совсем не благодать —

Земля под солью все там потеряла.

Там виден явно рукотворный ад,

Как будто кто-то опрокинул чашу —

На донышке лишь капельки грустят,

Оплакивая здешнюю пропажу.

Злорадствует колючий саксаул:

Арал погиб, последствия ужасны,

Что восклицает даже Вельзевул:

Где человек — там страшно и опасно!

Я это все к тому, что нам с тобой

Ждать не резон от мира благостыни,

Но мы обязаны свою любовь

Не превратить в аральскую пустыню.

СЕЛЬВИНЬЯ — 9

Дождись меня, любимая, дождись.

Я не по собственной скитаюсь воле,

Подобно ветру, брошенному в поле,

Которому сопутствуют дожди.

Дождись меня, не вечен этот жребий —

И я вернусь, преграды одолев,

И мы с тобой затянем наш напев,

Подаренный нам звездами и небом.

Дождись меня, любимая, и верь,

У нас еще в запасе много весен,

И наша лодка с крыльями из весел

Причалит там, где нет былых потерь.

Дождись меня у рощи заповедной,

У той развилки незаросших троп,

Где солнце было красным, как пироп,

Где мы в объятьях были исповедны.

Дождись меня, любимая, дождись,

Иначе я не выживу в скитаньях.

Но умоляю, в долгих ожиданьях,

У рощи стоя, ты не простудись.

ПРО ЭТО

Я заглянул тебе под одеяло —

И все дела оставил на потом.

Как здорово природа изваяла

Твои вот эти, эту и вон то.

И я был создан, милая, не йети.

И хоть душа за этим не видна,

Я удивлю тебя сейчас вот этим:

Ведь это дело слаще, чем война.

Как хорошо с тобой и так, и этак.

А если ты нависнешь надо мной

Всей прелестью твоих больших «субреток»,

Я распрощаюсь с миром и страной.

Моя Вселенная в моей постели!

Ах, у тебя еще и это с этим есть! —

Как много тайн в твоем упругом теле!

Такое разве может надоесть?!

Люблю с твоими этими и теми

Общаться близко сутки напролет.

Молю Творца, чтоб был все время в теме

С тобой мой этот, а не чей-то тот.

ОБЛОМ

Я был с тобой на «вы», когда мы повстречались,

И перешел на «ты», когда расстались мы,

А звезды в небесах невольно выключались,

Когда твой образ мне мерещился из тьмы.

Я помню встречи день: ты Пушкина читала

На реечной скамье в укромном уголке,

Мизинцем зацепив потертый край каптала,

А я стоял вдали в зеленом ивняке

И наблюдал за тем, как ты письмо Татьяны,

Губами шевеля, шептала про себя,

Сжимая все сильней обложку из сафьяна

И тонким каблуком брусчатку теребя.

Я подошел к тебе, ты напряглась сначала,

Но, видимо, была в моих глазах любовь,

И ты на мой вопрос: «Не помешал случайно?», —

Кивнула, мол-де, нет, приподнимая бровь.

И снова я спросил: «Ну, как там сноб Онегин,

Все так же погружен в свою любовь к себе?».

«Любовь, мой дорогой, не альфа и омега, —

Сказала ты, — ее не вычислить судьбе».

Я был сражен твоей иронией добротной

И пригласил тебя в ближайшее кафе,

И был уже влюблен почти бесповоротно,

И был готов писать «любовь» в эпистрофе.

И вот вошла в кафе ты ангельской походкой,

Уже официант на стол нам подавал,

Вдруг заказала ты мороженое с водкой,

И вмиг разрушен был мой новый идеал.

Я робко вопросил: «А разве совместимы

Мороженый десерт с дурманящей водой?», —

На что ты изрекла: «Все в мире допустимо.

Я водочку всегда глушу перед едой».

«О Боже мой! за что такой облом сегодня?», —

Подумал я, но вслух печально произнес:

«Конечно же, да-да, Вы пейте, что угодно,

Но у меня возник еще один вопрос:

Наш Пушкин говорил, что гений и злодейство

В одной душе никак ужиться не должны…».

«Я поняла намек, но это фарисейство:

Поэт на то поэт — ему слова нужны.

И чем красивей слог, тем больше загогулин,

За внешней красотой нет смысла иногда;

А этот силлогизм неверен и огулен —

Добро и зло в душе едины навсегда, —

Сказала ты, смеясь, — и маловероятно,

Что нежный аромат испустит рокамболь».

Я возражать не стал. Мне было неприятно

Общаться с красотой, лакавшей алкоголь.

Я встал из-за стола и, заплатив по счету

И бросив на ходу: «Простите, мне пора», —

Доверился сполна души автопилоту,

А после много дней во мне жила хандра.

Скажу тебе одно, заблудшая молодка:

Несовершенны все, и мне чужда фелонь,

Ты можешь и коньяк закусывать селедкой

И на ушах плясать, но Пушкина не тронь!

ПРЕДСМЕРТНОЕ ЖЕЛАНИЕ

Когда придется мне скончаться

По воле горестных причин,

Ты обещай со мной встречаться

В стране заоблачных кручин.

Не бойся и не брезгуй трупом —

Я и теперь едва живой, —

Но разгляди во мне под лупой

Рубец от раны ножевой.

Он служит мне напоминаньем

О том, что ты сказала «Нет»,

Когда тебе любви признаньем

Принес я ландышей букет.

Еще сказала ты: «Свой веник

Преподнеси кому-нибудь,

Кто не касается евгеник,

А про меня, дружок, забудь».

Себя сочла чистопородной

Ты почему-то, не поняв,

Что одинаково природны

И антилопа, и удав.

Ты вспомни, как в былом дворяне

Хвалились тем, что их-де мир

Лишен в крови плебейской дряни,

А позже чистили сортир.

Я понимаю, ты не можешь

Меня при жизни полюбить.

Но, может, все-таки стреножишь

Гордыню там, где можно жить,

Не озираясь на породу,

На сонм условностей пустых,

И примешь искренне свободу

Людей счастливых и простых?

Мы зря пытаемся отбиться

От смерти горестных причин.

Так обещай в меня влюбиться

В стране заоблачных кручин.

ЗВЕНЬ -2

Стояла звень. Звенело все —

В ушах, в траве, в стволах деревьев;

Летел орел и звоном перьев

Вращал на небе колесо.

И слышен был колоколов

Немолчный звук из поднебесья,

И был, казалось, в звоне весь я

Во мне беснующихся слов.

Откуда это все взялось,

Не понимал я, изумленный:

Ведь не был я тогда влюбленным

В летучий блеск твоих волос.

А может быть, в те дни весны

Мое предчувствие звенело

Так высоко-осатанело,

Иль это были только сны?

Но благодарен я за день,

В который встретился с тобою,

Когда я понял, что судьбою

По всей земле стояла звень.

ВЕРБАЛЬНАЯ ПРЕЛЮДИЯ

Ты не бойся, я умею

Обнимать красоток нежно.

Я тебя душой согрею,

Если вдруг на сердце снежно.

Ну, расслабься и почувствуй,

Как бегут по телу волны;

Моего в любви искусства

Ты отведаешь по полной.

Не смущайся и последуй

За своим желаньем тайным,

Всю себя мне исповедай

Вожделением спонтанным.

И не думай о грядущем —

Эта ночь сегодня наша.

Ведь нектар любви не пьющим

Не дается страсти чаша.

Ни о чем сейчас не думай,

Лишь на лучшее надейся

И не будь такой угрюмой —

Улыбнись мне и разденься.

СЕЛЬВИНЬЯ — 10

Ты не пришла вчера и не придешь сегодня,

И вряд ли завтра ты проведаешь меня:

Поникшая любовь теперь уже не сводня…

Я сам к тебе приду в конце восьмого дня.

То будет месяц март, в котором мы когда-то

В цветочном бутике столкнулись у гвоздик,

В календаре была волнительная дата,

И я застыл тогда, твой созерцая лик.

Ты, мельком бросив взгляд на то, как я, застывший,

Стоял и от тебя не отрывал свой взор,

Прошла с букетом роз на выход, пробудивший

Меня, когда тебя мой потерял обзор.

И побежал я вслед за ароматом тонким

Французских ли духов, дыханья ль твоего, —

Наверно был смешон я в этой детской гонке,

Когда, догнав тебя, не помнил ничего,

А лишь застыл опять перед тобой болваном

И на тебя смотрел, и тяжело дышал,

Но ты сказала вдруг: «Зачем же истуканом

Вы встали предо мной?», — но я не оплошал

И выпалил как есть: «Я, кажется, влюбился».

«Что ж, поздравляю Вас», — сказала ты в ответ.

«Но я влюбился в Вас!», — миг, словно вечность, длился,

А после слышу: «Вы случайно не поэт?».

«Поэт, поэт, поэт», — я закивал усердно,

Но, охладив мой пыл, сказала ты: «Мой друг,

Смеяться над больным совсем не милосердно,

И все ж проверьте Вы себя на ультразвук».

«Проверьте Вы меня на что хотите здесь же,

Вот прямо здесь, сейчас!», — не унимался я.

«За что попался мне романтик непроезжий?!», —

Ты улыбнулась — и была уже моя!

С тех пор мы провели бог весть как много весен

В обители любви вдали от суеты,

Где мы гуляли всласть в тени высоких сосен,

Где из людей живых лишь только я и ты.

И все бы хорошо, но в день один прекрасный

Ты заскучала, нет, не в обществе моем,

А по своим родным, по будням разномастным,

По сутолоке тел, жилплощади внаём.

Сказала ты: «Любовь — не есть замена жизни.

Поэзия, увы, — всего лишь сладкий бред.

Но я хочу людей, пусть все они и слизни

И пусть от них всегда я получаю вред,

Но именно такой нам путь отмечен небом,

И в этом наша суть, и в этом наш удел.

Ты от меня, поэт, иной судьбы не требуй:

Ведь ты еще умом своим не оскудел».

Я возражать не стал, и мы вернулись в город,

И научились жить вновь, как и раньше, врозь.

Но каждый день меня душевный гложет голод,

Как будто жизнь моя пошла и вкривь, и вкось.

Она теперь пуста и Богу не угодна,

Но ежедневно в грусть твержу, под нос бубня:

Ты не пришла вчера, и не придешь сегодня,

И вряд ли завтра ты проведаешь меня,

Но я не буду ждать твоих шагов у двери,

Я сам к тебе приду с букетом алых роз

И прошепчу в слезах: «Нам не нужны потери,

И вовсе не для нас существованье врозь».

И верить не хочу, и думать не рискую,

Что я уже не вхож в мечтания твои,

Что я уже вовек тебя не поцелую

В тоскующей по нам обители любви.

ИРИНЕ

Не жди меня в своей постели,

Не провоцируй негой грех —

Твои калужские метели

Не гарантируют успех.

Не соблазнюсь я будуаром,

Где в роковых полутонах

Своим прозрачным пеньюаром

Ты обратишь меня во прах.

Я устою пред искушеньем

И не паду к твоим стопам,

Чтоб не терзаться пресыщеньем,

Подобно вымершим столпам.

Но я скажу, что ты прекрасна,

И в этой прелести своей

Ты для судьбы моей опасна,

Как сотни тысяч скользких змей.

Еще скажу, что если роком

Мне предначертана не ты,

Я все равно войду пророком

В твои фривольные мечты

И, стоек будучи в заклятьях,

Застигнув блажь твою врасплох,

В твоих обманчивых объятьях

Произведу последний вздох.

«ПИРОЖКИ» на тему «Финансы»

1

вчера меня опустошили

теперь у них гора проблем

украв мои деривативы

они у кризиса в плену

2

я был богат но не рублями

а дружбой с множеством людей

но потерял друзей в итоге

я деньги им давал взаймы


3


в товарно-денежные сети

мы попадаем с первых дней

но чем адам наш расплатился

с красоткой евой за любовь


4


олигархические страсти

ввергают страны в нищету

но все же мы имеем счастье

бесплатно воздухом дышать


5


все продается за финансы

все покупается в миру

как хорошо что звезды в небе

так от земли удалены


6


не будьте бедными народы

я бросил в массы громкий клич

и мне в ответ прислали просьбы

немного денег одолжить


7


финансы спели мне романсы

и вот сижу я без гроша

но не жалею об исходе

романсы были хороши


8


конца не видно у баталий

во имя денег льется кровь

но разве мы на свет явились

чтобы погибнуть за металл


9


храни нас бог от идиотов

от лжедрузей от псевдочувств

от изобилия богатства

и от отсутствия рублей


10


мы можем ссуду взять у банка

чтоб продержаться на плаву

но жизнь продлить бессильны ибо

нам вечность не дадут в кредит


11


ты заработал миллиарды

и не заметил жизнь прошла

и что ты будешь делать с ними

они в аду ведь ни к чему


12


любовь не требует финансов

когда душа живет душой

но если доллар правит балом

то это вовсе не любовь


13


травинка мне дороже злата

алмазам звезды предпочту

и все богатства мира блеклы

пред взором избранной моей


14


когда-нибудь поймут народы

что деньги худшее средь зол

что есть природа и созвездья

что благо высшее любовь


15


возьмите дом мой и машину

и заблокируйте счета

отдам последнюю рубашку

но не давите муравья


16


у денег есть свое начало

но есть у них и свой конец

соедини конец с началом

и вскоре ты миллиардер


17


блуждая в джунглях ипотеки

деривативы наплодив

найдем ли мы тропу спасенья

покуда алчность поводырь


18


нам говорят делиться надо

мы поделились бы но чем

а те кто мог бы поделиться

между собою делят власть


19


ко мне пришли купюры в гости

но почему-то на часок

когда ушли я им вдогонку

ну посидели бы еще


20


мы выживаем как умеем

а голос неба нам твердит

не финансируйте разлуку

и не давайте льгот вражде


21


он закопал монеты в поле

и ждал явления чудес

а мы смеемся вот же дурень

но есть надежда у него


22


на тротуаре под ногами

лежат сто долларов но я

их не беру пускай другому

сегодня малость повезет


23


есть и такие кто мечтает

вот если клена листья вдруг

все превратились бы в купюры

но мне желаннее сердца


24


мы все в грязи но лезем в князи

и душу бесу продаем

не понимая что в итоге

вернемся в ту же грязь лицом


25


пройдут печали и тревоги

и под конец судьбы своей

нам вспоминаются не деньги

а дни прошедшие в любви


26


я б упразднил на свете бедность

на сверхбогатство ввел запрет

но как достигнуть этой цели

когда людей не я творил


27


когда в своих делах сердечных

он дебет с кредитом не свел

то постучался в дверь к амуру

но тот сказал я ни при чем


28


я не швырял на ветер деньги

и крылья к ним не прикреплял

но кто-то их учил полетам

увы не знал об этом я


29


явилась девушка с ногами

мгновеньем чудным обуян

растаял парень и не понял

как оскудело портмоне


30


пошли нам господи финансов

того и этого сполна

чтоб жизнь была сытна и в радость

и он послал но далеко


31


нам не дано предвидеть сколько

у нас товарищи займут

но быть не требуется вангой

чтоб невозврат их предсказать


32


я не хотел но деньги сами

пустили по миру меня

и не поняв моей печали

смеялся надо мною мир

Я ПОТЕРЯЛ, ТЫ НЕ НАШЛАСЬ

Я потерял, ты не нашлась;

Дышалось горестью в озоне,

Затих и ветер на газоне,

И где-то в теле тлела страсть.

Чернела туча вдалеке

И намекала на ненастье,

А я искал глазами счастье

В непроходимом тупике.

Я был один, а город — слеп,

А город — глух, а люди — тролли;

Я ощущал в душе не боли,

Я сознавал, исход мой — склеп.

Глядели крысы из канав

На мой удел и были рады,

Что я не стою той награды,

В которой нет любви отрав.

Мне было некуда упасть

И прислониться не хотелось,

И за душой исчезло тело…

Я потерял, ты не нашлась.

Отвергнут я, как тот коралл,

Что не нашел спасенья в рифах.

Мой жребий скорбен — плачу в рифмах:

Ты не нашлась, я потерял.

ИРИНЕ ПЕХТЕРЕВОЙ

Уговори меня прийти

К твоим божественным коленям

И от чужого вожделенья

Твою нетронутость спасти.

Уговори меня припасть

К твоей невыдуманной страсти

И испытать хмельное счастье,

И насладиться смертью всласть.

Уговори меня восстать

И вновь упасть в твои объятья,

Чтоб не могла надеть ты платья

На свежей плоти благодать.

Уговори себя открыть

Навстречу мне свои печали.

Пускай нас в церкви не венчали,

Но у любви шальная прыть.

Уговори на компромисс

Свою лирическую душу,

А я в ответ обет нарушу

На перекрестке биссектрис.

Уговори себя на слом

Пустого здания морали:

Мы репутаций не марали,

Не наполняли души злом.

Уговори меня собой

На героический поступок,

Чтоб никаких вовек уступок

Не делал я, вступивший в бой.

При свете утренней зари

Своей немыслимой мольбою,

Вся переполнена любовью,

Меня на все уговори.

НОЧНОЙ СЕРИАЛ

Ирине Пехтеревой

Отшумели полночные страсти,

Мы лежим и глядим в потолок,

Вспоминая минутное счастье,

Предвкушая повторный приток.

Ты такая уютная рядом,

Просветленная сладким лучом,

Как у Евы, в миражном наряде

И ко мне прикоснулась плечом.

Твои губы слегка приоткрыты,

И ты дышишь ровней и ровней…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 356